home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 5

На улице было совсем темно, но это нисколько не смущало Роз. Она быстро миновала владения своего отца и по извилистой, топкой, замшелой тропинке направилась к морю. Девушка прошла через поле, заросшее папоротником, спустилась с обрыва и наконец почувствовала под ногами прибрежный песок Лалуортской бухты. Ей сразу стало как-то легче. Шуршание песка, плеск поды — все это успокаивало и помогало собраться с мыслями. Здесь, в спокойной обстановке, можно как следует продумать все неожиданные события минувшего дня: сначала этот ящик с поврежденными кружевами, потом тяжелый разговор с отцом, и в результате решение выйти замуж за Тренчарда. Однако Роз никак не могла сосредоточиться. Она как бы наблюдала все это со стороны, не имея возможности что-то изменить. Никогда прежде Роз не чувствовала себя так беспомощно Для нее всегда было законом слово отца, который во всех своих действиях руководствовался только благополучием семьи. Он совершенно прав. Ей, наверное, пора уже выходить замуж, и Тренчард — вполне подходящая партия. Но было в Тренчарде что-то отталкивающее, чему противилась вся ее натура. Это чувство усилилось после разговора с братом, обычно безразличным к семейным делам. Он был так резко настроен против Джорджа и, по существу, противоречил воле отца. Нужно было бы осадить мальчишку! Но Роз не сделала этого. Более того, в душе она была согласна с ним. Это означает, что она сомневается в правильности решения отца. От этой мысли девушку пробрала дрожь.

Она попыталась переключиться на что-нибудь более приятное и вдруг вспомнила утреннего покупателя, который оказался Кристофером Говардом, новым графом Уинфордом. Почему этот человек не выходил у нее из головы? Его слова, манера говорить, поступки — все было таким волнующим! Никогда до этого подобные чувства не овладевали ею. Внезапно она услышала звук шагов и, повернувшись, увидела мужскую фигуру в темном, развевающемся на ветру плаще. Он уверенно направлялся прямо к тому месту, где стояла она. Роз молниеносно юркнула за уступ скалы и притаилась. Однако было поздно: незнакомец уже заметил ее. Он порывисто схватил ее за руку, пытаясь вытянуть из-за скалы.

— Кто вы такая и что здесь делаете? — властным тоном спросил он.

— Немедленно отпустите меня! — крикнула девушка, стараясь вырваться. — Эта бухта не ваша собственность. Она принадлежит всем горожанам, и я могу здесь находиться, когда захочу.

В это время луна показалась из-за темного ночного облака и осветила незнакомца. В свете луны она увидела маску на его лице, и странная мысль пронзила девушку в это мгновение. Продолжая вырываться из сильных рук мужчины, она тем не менее внимательно вглядывалась в него. Неужели она права? Эти руки были ей уже знакомы, и, несмотря на черные кожаные перчатки и маску, несмотря на гнев и холодность этого человека, она узнала его. Это был граф Уинфорд.

— Девушкам не следует гулять по ночам, тем более в этой бухте, — жестко сказал он, внимательно изучая ее. — По крайней мере если они не ожидают встречи с любовником или не хотят, чтобы кто-нибудь невзначай перерезал им горло. Я еще раз спрашиваю: что вы здесь делаете? Быстро отвечайте, и покончим с этим.

— Мне просто захотелось побыть одной, сказала она, не обращая внимания на его командный тон, даже сквозь кожаные перчатки ощущая жар его рук, который против воли будил неведомые до сих пор чувства.

— Совсем одной? — с подозрением спросил он. — Но такая ночь не время для прогулок.

Роз едва справилась с охватившим ее волнением.

— Все очень просто. Сегодня вечером у нас был прием. Все радовались и веселились, кроме меня. Вот я и сбежала оттуда, чтобы побыть одной. Вы бы на моем месте поступили точно так же, милорд.

Он склонил голову набок и усмехнулся:

— Как я понимаю, вы намекаете на то, что знаете меня. — Он сдернул перчатки и сжал ее плечи тонкими пальцами, в темноте казавшимися светлыми ручейками, стекающими с плеч девушки. — Итак, вы меня узнали, моя прекрасная, моя несравненная Роз. Это несмотря на то, что я так хорошо замаскировался. Даже мои собственные матросы не узнают меня в таком виде. Как же так? Может быть, вы волшебница или колдунья?

— Чепуха, — выпалила Розалинда.

Сердце ее бешено колотилось, словно хотело выпрыгнуть наружу. Наверное, она просто заболела. Ей было так жарко, будто она стояла под палящим летним солнцем. Но это не болезнь. Все дело заключалось в этом человеке, властно сжимавшем ее плечи. Она не могла оторвать глаз от его чувственных губ, не прикрытых черным бархатом маски. А глаза, блестевшие сквозь прорези маски, буквально пронзали ее насквозь.

— Вы хотели, чтобы я узнала вас, — прошептала девушка. — Иначе не подошли бы так близко.

— Боюсь, что вы правы, моя милая Роз. Мне следует соблюдать осторожность. — Его голос стал глухим, и он крепко сжал ее плечи. — Но раз уж так случилось и мы оказались рядом, давайте радоваться этому. Успокойтесь, Роз, со мной вы в безопасности.

Однако она имела все основания сомневаться в этом. Утром граф признался, что хотел бы поцеловать се. А сегодня вечером она невольно услышала от леди Говард о его фривольных отношениях с женщинами. Внутренний голос предостерегал Роз от возможных последствий этой странной встречи. Но впервые в жизни она не смогла (или не захотела?) прислушаться к голосу разума. В воздухе витал знакомый уже аромат гвоздики и мускуса, смешанный с запахом моря. Этот удивительный запах совершенно сводил ее с ума. Не отдавая себе отчета, Роз вдруг протянула руку и нежным движением убрала прядь полос с его лба. Как бы в ответ на этот жест Кристофер наклонился и припал к ее губам.

у Роз закружилась голова. Многие мужчины хотели добиться права поцеловать ее. Но все сначала пытались ухаживать за ней и были так предсказуемы, что Роз всегда могла дать им достойный отпор. Этот же поцеловал ее так внезапно… А его губы… Неожиданно нежные и одновременно властные. Роз попыталась вырваться из его объятий. Однако чувства, захлестнувшие ее, вновь взяли верх над разумом. Она закрыла глаза, и ее руки беспомощно упали вниз. Кристофер уже обнимал Роз за талию и осыпал ее лицо жаркими поцелуями. Как прекрасны и сладостны были его прикосновения! Неведомое до сих пор желание пробудилось в ней и разлилось по всему телу.

Роз сама не заметила, как одна ее рука оказалась у него на плече, а вторая — на широкой сильной груди. Она ощущала его сильное тело, так тесно прижавшееся к ней. Однако ей хотелось большей близости и она просунула руку под плащ.

Забыв обо всем на свете, Роз была полностью во власти своих новых ощущений.

Внезапно он изо всех сил прижал ее к себе. Гибкое тело послушно подалось навстречу, и желание с новой силой захлестнуло ее. Сердце бешено колотилось и, казалось, было готово выпрыгнуть наружу. Кристофер с новой силой припал к ее губам, и они слились в страстном поцелуе.

Внезапно все оборвалось… Усилием воли, даже несколько грубо, он отстранился от девушки и отступил назад.

— Вы слишком стремительная молодая особа, — прошептал он, не отрывая от нее взгляда. — Вообще я порой плохо себя контролирую, и это не секрет для многих, — добавил он, все еще не отпуская ее.

Розалинда вспыхнула от гнева, сообразив наконец, что он имеет в виду.

— Да как вы смеете даже предполагать такое… вы просто грубиян! — Она отпрянула от графа. — Почему вы все время нарочно злите меня? Прошу вас, уходите немедленно.

— Сегодня утром я был лишь невежливым, а сейчас уже превратился в грубияна. — И Кристофер вызывающе усмехнулся.

— Вы сами виноваты, — сказала Розалинда, поправляя прическу. — Всякий раз, когда мы встречаемся, вы делаете или говорите что-нибудь неприличное. Вы просто наглец.

Он пожал плечами как ни в чем не бывало.

— Вы должны мне дать возможность искупить спою вину. Не отказывайтесь, вы же умеете сострадать. Давайте мирно прогуляемся вдоль берега. — И добавил, увидев, как она отпрянула назад: — Не бойтесь, я больше не буду вас целовать.

Роз колебалась: очень хотелось сказать «да», хотя она и понимала, что должна отказаться. Ей следовало бы вернуться домой, помочь привести все в порядок, побыть с родителями. Это человек из высшего общества, граф. А дома ее наверняка дожидается Тренчард, чтобы обсудить помолвку. Одна эта мысль заставила откинуть прочь все сомнения.

— Хорошо, — ответила Роз, едва коснувшись его локтя кончиками пальцев и готовая в любой момент отдернуть руку.

Они не спеша пошли вдоль берега по гальке. Роз твердо решила больше не смотреть в глаза Кристоферу, или просто Киту. Это было слишком опасно. Поэтому она молча уставилась куда-то поверх его головы.

— Мне кажется, что этот прием доставил вам мало удовольствия, более того, полагаю, он в чем-то очень разочаровал вас, — начал он. — А утром, когда я впервые увидел вас, вы были расстроены. В чем дело?

— Нет, все в порядке, — ответила Роз, игнорируя его последние слова. — Бал прошел хорошо, как обычно.

— Вы чем-то очень обеспокоены, — настаивал Кит. — Это видно даже в темноте. Кто так расстроил вас, Роз?

Она остановилась и внимательно посмотрела на спутника. Затем отдернула руку и встряхнула головой. При этом одна коса упала ей на плечо.

— Не стоит об этом вспоминать.

Кристофер загородил дорогу.

— Скажите же мне, что так беспокоит вас? — спросил он настойчиво. — Клянусь, я не отпущу вас до тех пор, пока не узнаю, в чем дело.

Роз попыталась вырваться, испугавшись его тона.

— Кто вы такой, чтобы я вам рассказывала о своих заботах? И почему они вас так беспокоят?

В ответ он улыбнулся своей магической улыбкой и притянул ее к себе. У Роз не было сил, и ей совсем не хотелось вырываться из этих железных тисков.

— Меня всегда беспокоит, если человек попадает в беду, — он убрал прядь волос с ее лица. — И если кто-нибудь досаждает вам, я буду рад избавить нас от этого человека.

— А если от него не так просто избавиться и он будет отстаивать свои интересы шпагой?

Граф вновь ухмыльнулся.

— Если бы этот человек был не способен бороться, он бы с самого начала не стал намеренно доставлять другим неприятности. Все в этом мире связано.

— Вы всегда смеетесь в лицо опасности?

— Это гораздо лучше, чем поддаваться ей, уверяю вас, — сказал он тихо. Его руки нежно гладили ее щеки, волосы, шею. Он словно не мог оторваться от этого прелестного существа, оказавшегося в его объятиях. — Ну не бойтесь, расскажите же мне, — прошептал он. — Кто эта загадочная личность, которая способна привести в негодность целый ящик тончайших кружев?

Роз задумалась. При этом лицо ее приняло тревожное выражение.

— Мы пока еще сами не знаем, то ли все подстроено специально, то ли это цепь случайных совпадений, — неожиданно для себя поддержала этот разговор Роз. — А еще… — Она вдруг прервалась на полуслове.

— Что еще?

— А еще… еще я очень благодарна вам за ваше предложение помочь, — бодро ответила Роз, передумав говорить о своих подозрениях относительно капитана. — И если найду виновника всех этих неприятностей и захочу избавиться от него, я обязательно подумаю о вас.

Кристофер смотрел на нее в упор. Лицо его было серьезным и даже жестким. Однако, услышав последнюю фразу, он снова ухмыльнулся.

— Вы хотите сказать, что вспомните обо мне, лишь, когда найдете виновника всех ваших бед? Неужели вы не вспомните о том, как я… — он на секунду замялся, подбирая слова, — как я замечательно повеселил вас сегодня?

— Вы совсем не такой уж весельчак, каким хотите казаться, — мгновенно нахмурилась она.

— Неправда, вы находите меня достаточно веселым, выражаясь вашими словами, — настаивал он. — Ну что же, хватит, не имею ни малейшего желания спорить с вами. Я предпочел бы быть вам полезным. Когда я повезу груз в Голландию или во Францию, то, возможно, смогу что-нибудь узнать об импорте.

— У вас есть собственные корабли? А чем вы торгуете и что у вас за корабль? Мы обычно нанимаем корабли, когда нам нужно, но мне так хотелось бы иметь свой собственный! Я часто прошу отца об этом, но он ни за что не соглашается. Говорит, их слишком дорого содержать. Интересно, — продолжала она без всякого перерыва, — сколько времени вы плывете до Антверпена и где обучался ваш штурман? И потом, где была изготовлена его астролябия?

— Прервитесь на секунду, — Кит со смехом поднял руки. — Я не могу сразу ответить на все паши вопросы. Давайте начнем все по порядку. Итак, что может девушка знать об астролябиях?

— Поверьте мне, гораздо больше, чем большинство мужчин, — с горячностью ответила она. — Я беседовала со многими капитанами и научилась определять широту и прокладывать курс и, между прочим, делаю это не хуже других. Сорок раз я плавала в Амстердам, а во Францию и того больше, — гордо закончила она.

— Надеюсь, это было не в последнее время, — Кит посмотрел на нее с нескрываемым интересом. — Ведь моря сейчас далеко не безопасны.

— К сожалению, я уже не плавала два года. У меня тяжело болен отец. Но мы отправляем шерсть и хлопок в Голландию и на обратном пути закупаем итальянский шелк. Думаю, что как-нибудь в ближайшее время я все же проделаю этот путь.

Кит посмотрел на нее внимательно.

— Так, значит, вы учились пользоваться астролябией. Ну а как же ваш отец? Одобрял он это увлечение? Ведь с помощью астролябии проводят измерения по звездам, которые, как известно, видны лишь на ночном небе.

— Не могу сказать, чтобы он всегда был от этого в восторге, — неохотно ответила девушка.

— Ну, в таких случаях вы его просто не ставили в известность, не так ли? Вылезали через окно и все равно продолжали свои занятия по мореходству.

— Что-то в этом роде, — покорно согласилась Роз. — Особенно когда мама бывала в таком раздраженном состоянии, что мне было совершенно необходимо уйти из дома. Однако уверяю вас, это было совсем не опасно. Господин Дженкннс всегда потом провожал меня прямо до дома.

— Готов поклясться, что он делал это с превеликим удовольствием, — без тени иронии произнес Кит. — И тем не менее я не понимаю, что толку во всем этом? Уверяю вас, это совсем неподходящее занятие для девушки.

— Вы просто ничего не понимаете, — с горячностью ответила Роз. — Это как раз очень подходящее занятие, особенно если вы раздражены чем-то, — она нетерпеливо перекинула косу через плечо. — Вот, например, если мой брат очень досаждает мне, я стараюсь заняться расчетами: беру морские карты, инструменты. Там по крайней мере все надежно и недвусмысленно. Меня это очень успокаивает.

Услышав такой довод, Кристофер громко расхохотался. Однако, увидев реакцию девушки, мгновенно оборвал смех.

— Простите меня, пожалуйста. Торговля и все, что с ней связано, безусловно, очень серьезное занятие.

Он попытался вновь завязать разговор, но девушка не желала больше говорить на эту тему. Кит спокойно наблюдал за ней. Роз взобралась на камень с острой вершиной и собиралась перепрыгнуть на другой. Она с трудом удерживалась на месте, расставив руки в стороны для равновесия. Роскошные волосы девушки сияли и переливались в лунном свете, а развевающийся на ветру плащ казался гигантскими крыльями. Кит с восторгом любовался этим сказочным видением. Однако сердце его сжималось от боли и жалости. Уж он-то знал, что может твориться на душе, если дела идут наперекосяк.

Розалинда тем временем перепрыгивала с камня на на камень. Кит наблюдал за ее грациозными движениями. Один раз она чуть было не оступилась. Пожалуй, эта девушка была слишком уж нетерпелива и отчаянна. Да, если она не будет осторожнее, это может закончиться… Едва он так подумал, как Роз, в очередной раз прыгнув на камень, так что Кит еле успел подскочить, буквально рухнула на него. Несмотря на то, что Кит был ростом не менее шести футов, удар был неожиданно сильным. Просто непонятно, как он удержался на ногах.

Однако вместо того чтобы поблагодарить его, она вдруг громко закричала:

— Пустите меня, сэр!

Он попытался высвободить руку, но запутался в плаще и коснулся ребер девушки.

— Немедленно прекратите это! — срывающимся голосом закричала Роз. — Вы… ваша рука… — Она согнулась, не в силах больше промолвить ни слова.

Кит наконец понял, что ей просто щекотно.

— Ну что, пощекотать еще немного? — улыбнулся он.

— Ой, не надо! — Она извивалась в его руках; Роз с детства совершенно не переносила щекотки. — Немедленно прекратите, вы делаете это нарочно.

Однако Кит оставлял ее просьбы без внимания и только вызывающе ухмылялся.

— Я сказал, что заставлю вас смеяться, вот я и сдержал свое слово, хотя это, конечно, не самый лучший способ. Вам следует почаще смеяться, моя милая Роз. У вас такой замечательный смех.

— Ой, я не могу… вы… — кричала Роз, закатываясь в смехе. — Прекратите сейчас же… ой, я нас умоляю. — Она вся содрогнулась от нового нарыва смеха, схватившись за живот. — Отпустите меня, пожалуйста, я сделаю все, что пожелаете.

— Все, что я пожелаю? Буквально все? Вы не шутите?

— Ой, честное слово, — с трудом вымолвила Роз.

— Ну что ж, я вам верю, — сказал он и прекратил щекотать, но крепко обнимал ее за талию.

Роз перевела дух. Конечно, следовало бы оттолкнуть его, но у нее просто не было сил. К тому же было удивительно приятно ощущать тесное кольцо этих сильных рук. Наверное, сейчас он потребует еще одного поцелуя: ведь она обещала сделать все, что он скажет. Ну что ж, обещание есть обещание.

— Ваш плащ падает, — подхватил он соскальзывающий с плеч плащ.

— Кто же в этом виноват? — сказала она и вновь натянула плащ на плечи. — Я просто удивлена. Неужели вы не могли придумать что-нибудь получше, чтобы заставить меня рассмеяться? Например, сказать что-то остроумное.

— Я хотел действовать наверняка, а потому применил надежный способ.

— А щекотка — надежный способ?

— Что касается вас, то да. У вас слишком аналитический склад ума, чтобы смеяться простым шуткам. Что же касается физического превосходства, то здесь у меня явное преимущество.

— Думаю, что как раз в этом все дело. Ну ладно, говорите скорее, что вы хотите, и покончим с этим.

— Что я хочу? — удивленно переспросил он. — А что вы имеете в виду?

— Вы прекрасно знаете, что имею в виду. Я дала обещание исполнить ваше желание. Я думаю, что поцелуй или что-нибудь в этом роде вполне удовлетворит вас. Во всяком случае, это самое большее, на что вы можете рассчитывать.

Кит разразился громким смехом. Едва успокоившись, он шепнул ей на ухо:

— Вы можете оставить при себе все свои поцелуи. Я хочу совсем другого. И коли вы обещали исполнить любую мою просьбу, то должны держать слово.

— Я не отказываюсь от своего обещания, — сказала Роз с некоторой опаской. — Конечно, при условии, что это не принесет мне вреда.

— Тогда обещайте, что вы будете смеяться каждый день или хотя бы улыбаться. Это пойдет вам на пользу, Роз. Смех — лучшее лекарство для души.

Она обескураженно посмотрела на Кристофера, понимая, что он совершенно прав. Этот человек абсолютно непредсказуем. Никогда нельзя предвидеть, что он сделает или скажет в следующий момент. Она стояла в замешательстве, не зная, что сказать.

— Обещайте же, Роз, — настаивал он. — Дайте мне слово, что вы будете смеяться. Или по крайней мере вспоминать обо мне и улыбаться. Это все, о чем я вас прошу.

Роз внезапно почувствовала сильную усталость, и ей вдруг безумно захотелось спать.

— У вас весьма странная манера вести беседу, — пробормотала она. — Вы иногда говорите такие непонятные и бессмысленные вещи…

— Неужели? — Он погладил ее по волосам. — Это, наверное, когда я сказал, что вы цветок, прекрасный и ароматный.

Роз опустила глаза и утвердительно кивнула, боясь встретиться с ним взглядом.

— А может быть, когда я сказал, что ваши губы подобны лепесткам розы?

— Именно так, — ответила девушка, не в силах совладать с желанием смотреть в лицо этому человеку. — В общем, когда вы говорите всю эту чепуху…

— Почему же это чепуха, Роз? Я не понимаю.

— Ну потому, что… Потому, что это напрасная трата времени, — неуверенно произнесла она, пытаясь собраться с мыслями. — Мы абсолютно ничего не значим друг для друга. К чему же тогда говорить такие слова? В этом нет никакого смысла. Мы бы могли поговорить о каких-нибудь более полезных вещах.

Он приподнял ее лицо за подбородок и серьезно заглянул в глаза.

— Что касается меня, то это отнюдь не пустая трата времени. Созерцать прекрасное — кто осмелится назвать это пустой тратой времени? А вы, милая Роз, безусловно, прекрасны, хотя постоянно отрицаете это. Я не понимаю, почему?

— Что в этом толку? — Роз была настроена скептически. — Моя красота бесполезна: она не кормит мою семью, не может защитить от болезни, не помогает в деле…

— Зато она доставляет радость другим людям, — он ласково погладил ее по щеке.

— Кому же? — Роз с трудом выдержала его взгляд.

Удивительно, но больше всего она почему-то опасалась не его ответа, а своей собственной необъяснимой реакции на слова и поступки этого человека.

— Мне, — просто ответил он и обнял ее за талию.

Она заглянула в его глаза, темно-синие и глубокие, как воды Дорсетского залива, столь милого ее сердцу. Необъяснимая благодать разлилась по ее телу.

Вдруг раздался пронзительный крик чайки. Странно, ведь эти птицы редко кричат по ночам. В это же мгновение Кит отпустил ее и резко повернулся к морю. Глядя на его спину. Роз почувствовала какую-то опустошенность.

— Похоже, мне пора идти, Роз. Меня ждут неотложные дела. Вы же, дорогая, должны поскорее вернуться домой.

— И не подумаю, — резко ответила Розалинда. Гнев внезапно захлестнул ее. Как смеет он так себя вести? Сначала поцеловал ее, а теперь отсылает прочь. — Я, между прочим, пришла сюда, чтобы побыть одной. Вы, сэр, просто помешали мне.

— Виноват, простите. — Он быстро обернулся и вдруг встал перед ней на колени. — Умоляю вас, простите меня.

— Вам действительно следует вымаливать моего прощения, — сказала она с дрожью в голосе, осознавая, что больше не может сердиться на него. — Вы дерзко вели себя по отношению ко мне. А я этого не люблю.

Кит испытующе посмотрел на нее в ответ.

— Возможно, мне больше не следует беспокоить вас такими встречами. Поверьте, я не буду вам досаждать, если вы действительно этого не хотите. Но прошу вас, подумайте как следует, прежде чем ответить. Ведь все зависит только от вашего решения.

— Мне этого не нужно, — твердо сказала она, хотя все ее существо бунтовало против такого ответа. — Мне не нужны лишние переживания. У меня и без того их более чем достаточно.

— В таком случае я больше не буду беспокоить вас, — он быстро поднялся с колен, внезапно вновь обретая облик таинственности. — Но прежде чем я уйду, хочу, чтобы вы дали мне слово никому не рассказывать о том, что видели меня здесь. Ведь это моя тайна. Уверен, что вы и так никому ничего не скажете, но мне хотелось бы услышать это из ваших уст.

— Тайна? — рассеянно переспросила Роз, думая лишь о том, как ей не хочется с ним расставаться. — Будьте уверены, я ни при каких обстоятельствах не выдам вашу тайну.

Кит очень внимательно посмотрел на нее. Затем указал на маску, которую держал в руке, и сказал:

— Поверьте, весь этот маскарад отнюдь не прихоть. Это мой долг. Ни одна душа в Западном Лалуорте не знает об этом. Так что вручаю вам свою тайну.

Роз жадно ловила каждое его слово. Очевидно, все это было чрезвычайно важно для него, иначе зачем бы он взял с нее обещание. Никто не должен знать, что он был здесь, на берегу, в ночное время в этой странной черной маске, ожидая какой-то таинственной встречи. Роз была переполнена чувством гордости. Никогда прежде она не ощущала такого радостного прилива чувств.

— Ни одна душа не узнает от меня об этом, — прошептала она и, не отдавая себе отчета, нежно погладила его скулы кончиками пальцев. — И если вам понадобится когда-нибудь моя помощь, я сделаю все, что в моих силах.

— Не думаю, что дело дойдет до этого, но в любом случае я вам очень благодарен.

Он накрыл ладонью ее пальцы и слегка коснулся их губами. Затем резко повернулся и быстро зашагал вдоль берега.

Розалинда села на камень и как завороженная смотрела на его удаляющуюся фигуру. Туман сгущался, и теперь были слышны только всплески воды от весел, но вскоре и они утихли.


Глава 4 | Роза пирата | Глава 6