home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 21

Я уже в сотый раз собираю свои вещи и укладываю их в чемоданы и в сотый раз начинаю снова. А если честно, то все, что мне нужно взять с собой, — это портрет Генри. Кроме этого, ты — все, что мне еще нужно.


Проснувшись на следующее утро, Лия обнаружила, что Себастьян уже ушел. Усевшись посреди постели и подтянув колени к груди, она положила на них голову. Разочарование охватило ее. Она помнила, как просыпалась посреди ночи несколько раз, а он лежал рядом с ней. Покой и тепло от его рук развевали ее страхи и сомнения. Он дал ей возможность чуть больше поверить в себя. Он не использовал ее, а подарил ей удовольствие, не получив ничего взамен. Он предложил ей комфорт, хотя самому пришлось лежать рядом с ней, изнемогая от неутоленного желания.

Себастьян.

Лия снова улеглась на постель, повернув голову к лучам солнца, просачивающимся через занавески. И улыбнулась.

Послышался стук в дверь, и Лия быстро натянула одело до подбородка.

— Войдите.

Вошла горничная, поднос с завтраком балансировал на ее бедре.

— Доброе утро, миледи. Его светлость распорядился, чтобы вам принесли завтрак, так как он уже поел. — Девушка ждала, пока Лия сядет, затем поставила перед ней поднос. — И еще я должна передать вам это, — сказала она и протянула Лие записку.

— Спасибо, — машинально произнесла Лия, затем подождала, пока девушка уйдет, и раскрыла конверт.

«Я взял Генри с собой в деревню. Отдохни, пока нас нет, он уже порывался увидеть тебя утром. Мы будем скучать по тебе. С.».

Лия положила записку перед собой и перечитывала ее, пока ела. Она пыталась вспомнить, что интересного рассказывал Себастьян об этой ближайшей деревне и почему взял Генри с собой. И подумала: интересно, задумывался ли Себастьян над каждым словом, так как она, стараясь расшифровать то, что скрыто между строк? Например: «…Мы будем скучать по тебе». Неужели Генри сказал Себастьяну, что он будет скучать по ней? Или Себастьян просто включил и его, потому что не хотел, чтобы она подумала, что мальчик не будет скучать по ней? Это «мы» делало понятие более общим, хотя невозможно, что они могут скучать по ней одинаково.

Ее муж и ее сын.

От этой мысли сердце сжалось в груди, и она тут же захотела, чтобы они скорее вернулись домой.

Лия старалась отдохнуть в это утро, но безуспешно: она невольно напрягала слух, надеясь услышать звуки кареты. Ни одна из книг, которую она выбрала в библиотеке, не могла удержать ее внимание. Она дважды меняла платье в это утро, представляя, как Себастьян будет смотреть на нее, когда они вернутся. За это время многое изменилось между ними, но она все еще не знала точно, чего он ждет от нее.

Когда они не вернулись к ленчу, Лия начала всерьез беспокоиться. Хотя понимала, что тревожится напрасно — до деревни час езды, и она не такая уж маленькая. Чем они там занимаются, что задержались так надолго?

Стараясь не волноваться, особенно когда увидела, как тучи заволокли небо, Лия подошла к своему письменному столу в спальне и, выдвинув ящик, вытащила связку писем Анджелы. Прошло время с тех пор, как она в последний раз читала эти письма. По крайней мере, еще до свадьбы, и, если честно, она не хотела читать, потому что не желала вспоминать об Анджеле, когда смотрела на Себастьяна. Но сейчас это была единственная вещь, которая могла отвлечь ее от беспокойных мыслей. Усевшись около окна, она развязала ленту, позволяя письмам упасть на колени, пока сама смотрела в окно. Нет, кареты не было видно.

Вздохнув, Лия взяла первое письмо из рассыпавшейся пачки, она так и не сложила их по порядку. И ей пришлось просматривать одно письмо за другим, прежде чем найти то, которое она еще не читала. Вскоре на ее коленях лежало только оно.

Она взяла его и открыла.

«Мой дорогой, я все организовала, как мы договаривались. Я не могла спать из-за страха, что проснусь и пойму, что проспала. Два дня! Два дня — и мы вместе! Два дня, и больше никогда не будем разлучаться. Ты знаешь, как часто я мечтала просыпаться рядом с тобой? Скоро это случится.

Я знаю, когда-нибудь я снова увижу Генри, и я люблю тебя еще больше за понимание моих страхов.

Как бы я хотела, чтобы он был твоим сыном, хотела сначала встретить тебя, чтобы он мог быть нашим ребенком. Но я знаю, что Себастьян не станет преследовать нас, если я оставлю Генри ему… моего дорогого, любимого мальчика. Я молюсь, чтобы могла скорее дать тебе сына. И тогда ты тоже узнаешь, какую радость я ношу в глубине сердца. Я пошлю тебе еще одно письмо, когда буду знать точное время, и тогда мы будем вместе навсегда.

Люблю тебя, Анджела».

Пальцы Лии дрожали, пока она складывала письмо, затем убрала его в общую пачку и перевязала розовой лентой.

«О, Себастьян. Возвращайся скорее ко мне». Вопрос, является ли он отцом Генри, отпал раз и навсегда.


Они вернулись только к началу вечера. Себастьян нес на руках промокшего, уставшего мальчика, отдав его няне, повернулся уже в дверях.

— Мы зайдем, чтобы пожелать тебе спокойной ночи, — сказал он Генри.

— Я пошлю вам ужин прямо сейчас, милорд, — проговорила служанка.

Себастьян кивнул, затем отправился на поиски жены. Он переходил из комнаты в комнату на первом и втором этажах, затем наконец подошел к ее спальне и нахмурился. Она не могла лечь спать так рано. Прошлой ночью Лия была вполне здорова, не было никаких признаков для беспокойства. Может быть, она последовала его совету и отдыхала весь день, хотя он сомневался в этом, когда писал ей утром.

Он тихонько постучал и, не получив ответа, открыл дверь в ее спальню.

Сладкая боль наполнила его грудь, когда он увидел ее. Она спала на кушетке у окна, подперев щеку маленьким кулачком. Себастьян подошел и убрал с ее лица упавшую прядь волос. Лия потянулась от этого прикосновения.

— Шшш… — прошептал он, наклоняясь вперед, чтобы прижать ее к своей груди.

Подхватив ее на руки, пошел к постели, и когда положил ее, глаза Лии расширились и сфокусировались на нем.

— Себастьян?

Он улыбнулся и провел пальцами по ее щеке, просто потому, что хотел прикоснуться к ней.

— Я вижу, ты прислушалась к моим пожеланиям.

Она заморгала, затем приподнялась, опираясь на одну руку.

— Где вы были? Все хорошо? Вас не было так долго.

— Ты соскучилась по мне, да?

Сон ушел из ее глаз.

— Ну, разумеется, я скучала по Генри, — пошутила она, затем встала на колени и быстро поцеловала его.

Себастьян хотел продолжить поцелуй, но она сползла с постели и расправила юбки.

— Я тоже соскучился по тебе, — сказал он, взял ее за руку и повел из спальни. — Генри почти спит. Я сказал ему, что ты зайдешь пожелать ему спокойной ночи.

— Я волновалась за вас.

Себастьян снова посмотрел на нее и покрепче сжал ее руку.

— Прости. Мы бы вернулись раньше, но одно колесо застряло в грязи на обратном пути.

— Но Генри не пострадал? — спросила она, пока они поднимались по лестнице.

— Нет, все хорошо, не волнуйся. Просто устал. Я взял его с собой навестить всех землевладельцев, и это вышло дольше, чем я ожидал, потому что он играл со всеми детьми, с которыми успел познакомиться.

— О, конечно, ему этого не хватает.

Она преодолела оставшиеся ступеньки молча, и Себастьян решил, что она думает, что могла бы дать Генри сестру или брата, с которыми он мог бы играть.

— Лия…

Она оглянулась через плечо и улыбнулась:

— Я хочу кое-что сказать тебе…

Она кивнула и ждала, стоя на верхней площадке, затем они вместе пошли в детскую.

— Я могу предложить обмен на твои секреты? — спросил он, готовясь к радостному волнению, когда она подала ему руку. — Поцелуй за каждое слово, идет?

Она загадочно улыбнулась ему, затем приложила палец к его губам и остановилась у двери детской.

— Скоро, — пообещала она и открыла дверь детской.

Генри сидел за детским столиком и ужинал. Когда он увидел Лию, то вскочил и побежал к ней. Лия подхватила его и поцеловала в щеку, затем взъерошила его волосы.

— Привет, мой милый мальчик, — сказала она. — Я так скучала по тебе сегодня.

— Я тоже скучал, — сказал он, обвивая ее рукой свою шею.

Затем заметил Себастьяна и протянул к нему руки. Себастьян, извиняясь, взглянул на Лию и тихонько толкнул Генри в грудь.

— Все хорошо, — сказала она, поглаживая волосы Генри, когда он склонил голову на плечо Себастьяна.

Она улыбалась, и в этот момент Себастьяна снова захлестнула любовь к ней. Сколько раз он предпочитал проводить время с Генри, хотя мог быть с Анджелой? Сейчас все так, как должно быть, когда ему не нужно выбирать между женой и сыном.

— Генри? — спросил он. — Ты готов лечь в постель?

— Думаю, что давно готов, — сказала миссис Фаулер.

Себастьян подошел к кроватке мальчика и осторожно опустил его. Лия наклонилась, поправила одеяло и поцеловала мальчика в лоб. Себастьян потрепал его по головке и вышел вместе с Лией из детской. Закрыв дверь, он привлек ее к себе и поцеловал в шею.

— Спасибо, — раздался его глухой шепот.

Она подняла руки, положила ему на плечи.

— За что?

— За любовь к нему.

Она улыбнулась и отклонилась назад.

— А как я могу не любить? — спросила она. — Я же уже говорила тебе, что вы так похожи…

Она не договорила и оглянулась.

— Лия?

— Ты помнишь, что я должна кое-что сказать тебе? — Она снова посмотрела на него. — Я нашла одно письмо среди писем Анджелы. Последнее.

Себастьян напрягся, ее руки опустились.

— И?

Лия улыбнулась ему и зажала его лицо в своих ладонях.

— Генри — твой сын, Себастьян. Она пишет об этом в письме. Даже если ты не думаешь, что он похож на тебя, там есть доказательство. Он твой сын.

Горло Себастьяна перехватило. Он смотрел на нее.

— Ты уверена?

Она кивнула, взяв его руку.

— Пойдем. Я покажу тебе. Хочешь прочитать сам?

Он слепо следовал за ней вниз по лестнице, стараясь отказаться от желания вернуться в детскую и посмотреть на спящего Генри.

— Я об одном жалею, что нашла это письмо только сейчас, надо было бы прочитать его раньше, — говорила Лия, пока они входили в ее спальню.

Она подошла к кушетке у окна и взяла пачку писем, лежавшую между подушками и окном и перевязанную розовой лентой. Себастьян вспомнил, что уже видел эту пачку. Она потянула ленту за один конец и достала письмо, что лежало сверху.

— Вот. Это…

Себастьян смотрел какой-то момент, затем дрожащими пальцами развернул письмо. Не сразу ему удалось прочитать написанное, и он небрежно пробежал по словам глазами, пока его внимание не привлекло имя Генри.

Смех родился в его груди, затем стал громче, и Себастьян, повернувшись к Лие, обнял ее. Что это было: смех или слезы или… черт побери, и то и другое.

Он поцеловал ее, вкладывая всю свою любовь, радость и благодарность в этот поцелуй.

— Спасибо, что не прислушалась ко мне и не сожгла письма. Спасибо, — повторил он. — Я лю…

Он спохватился и отпрянул назад, но она тоже и плакала, и смеялась. Она даже не заметила, что он хотел что-то сказать.

Это было удивительно, как быстро его сердце перевернулось в груди от понимания, что он все же должен бояться ее ухода, если скажет ей правду. Себастьян сконцентрировался на этой задаче, держа письмо. Его пальцы сжали его.

— Спасибо, — снова сказал он, затем потянулся и поцеловал ее мокрую от слез щеку. — Спокойной ночи.

— Подожди, — сказала она, когда он повернулся к двери.

Он закрыл глаза, затем оглянулся в попытке улыбнуться. Он боялся, что пропал.

— Ты не… ты не собираешься остаться со мной? Мы могли бы поужинать здесь, и…

Себастьян покачал головой:

— Не сегодня. Прости.

Он замолчал, надеясь стереть эту печаль из ее глаз, но не был уверен, что он тот, кто способен сделать это.

— Спасибо, — снова сказал он.

И, держа письмо в руке, вышел из комнаты и аккуратно прикрыл за собой дверь.


Выйдя в коридор, он прислонился к стене рядом с ее спальней. В прошлую ночь он старался показать ей, что он чувствует, своими ласками, движениями своей руки и прикосновениями губ. Тот факт, что она пригласила его в свою постель, можно было расценить как победу. Но он не мог забыть ее слова, когда она приняла его предложение.

«Я решила выйти за вас замуж, милорд, потому что я тоже не люблю вас».

Себастьян уронил подбородок на грудь и закрыл глаза. Как долго он пребывал в ловушке этих слов, боясь навсегда обидеть ее. Как долго он надеялся, что она наконец-то забудет Йена и обратит внимание на него. Когда они сидели на дереве, она рассказала ему о своих отношениях с Йеном. И это было первым шагом в ее желании позволить ему доставить ей иное удовольствие, но этого было недостаточно. Он хотел всего ее доверия, ее радости, ее сердца, ее ранимости.

Если он продолжит ждать, есть ли уверенность, что она в конце концов полюбит его? Пройдет еще месяц, год? В его воображении сразу же возникла соответствующая картина: они делят одну постель, ведут себя как счастливая семья, рядом Генри и, возможно, еще один их общий ребенок, почему нет? Но этого может никогда не случиться, если они останутся чужими из-за ее страхов и неуверенности.

Нет, он не может ждать. Даже если это означает, что она полностью оставит его, он должен сказать ей, что любит ее. Она всегда говорила, что больше всего ценит собственную независимость, тогда он должен позволить ей решить, как много это значит для нее.

Себастьян оттолкнулся от стены.

Если она не станет поддерживать его, тогда он поддержит ее.


Глава 20 | Неотразимая графиня | Глава 22