home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 22

Я заметила, что твои поцелуи стали продолжительнее и слаще в последнее время. Это потому, что мы оба знаем, что скоро мы каждую минуту сможем быть вместе, что теперь ни к чему торопить момент.


Три часа спустя, когда Лия готовилась лечь спать, раздался стук в дверь. Накинув халат поверх ночной сорочки, она прошла к двери и открыла ее.

Себастьян стоял в коридоре в черном плаще. Он протянул руку, повернув ладонью вверх. На ладони лежала маленькая коробочка, завернутая в простую коричневую бумагу.

— Подарок для тебя, — пояснил он. — Я совсем забыл рассказать тебе, что вдобавок к посещению землевладельцев в деревне мы купили тебе кое-что в подарок.

— Мы? — переспросила она, улыбаясь.

Она хотела спросить его, почему он ушел раньше, но этот момент уже прошел. Все было опять хорошо между ними. Себастьян здесь, на его губах очаровательная улыбка, и ее сердце опять учащенно забилось. Да, все было так, как и должно быть.

Он пожал плечами:

— Генри выбрал подарок и заплатил за него. Но вообще-то да, мы выбирали его вместе.

Лия взяла пакет из его рук, взглянув на него из-под опущенных ресниц, и развернула бумагу. Внутри была серебряная коробочка. Она потрясла ее.

— Может быть, она пустая? Генри обожает коробочки.

Она приподняла бровь.

— О, возможно. Какая красивая коробочка, — сказала она, поворачивая ее, чтобы рассмотреть получше.

Себастьян улыбнулся и подошел ближе, взял ее руки в свои.

— Тем не менее, я обещаю тебе, что внутри что-то есть.

Лия задохнулась от его близости, чувствуя кожей его прикосновение.

— Открой ее, — сказал он. — Ведь из-за этого мы задержались.

— Из-за этого?

Лия подняла крышку и заглянула внутрь, сознавая, что рука Себастьяна прикасается к ее груди, когда она поднесла коробку ближе. Внутри лежала голубая лента, ее атласные концы были отделаны кружевом.

— Генри хотел купить тебе ленту для волос, — объяснил Себастьян. — Мы целый час искали подходящий подарок, и этот он выбрал сам. Хотя… — Он сделал паузу, целуя Лию в щеку. — Я должен заметить, что когда я увидел эту ленту, то подумал о других вещах, а не о твоих волосах.

Лия подняла голову. Он снова поцеловал ее.

— Ты должен был позволить ему самому вручить мне подарок.

— Возможно, но мне нужна была причина, чтобы снова прийти к тебе.

Ее сердце совершило крутой вираж. Лия закрыла коробку и, повернувшись к нему, подставила губы для поцелуя.

— Теперь, когда я снова здесь, — сказал он, — я прошу тебя пойти со мной.

— И куда же мы пойдем, милорд?

Она хотела подойти ближе к нему, но он повернулся, направляясь к дверям.

— Я приглашаю вас на тайную прогулку, миледи, — сказал он, приподнимая брови. — Можно сказать, что это приключение.

Взгляд Лии перешел от его плаща к плечам, к широкой груди, к талии и длинным ногам. Конечно, она пойдет с ним. Он мог бы попросить ее отправиться с ним во Францию по бурному морю, пусть даже на каноэ, и она ответила бы согласием.

— Одну минутку, — сказала она. — Я должна…

— Шш… — Она вопросительно взглянула на него, ее брови вытянулись в тонкую ниточку. Себастьян улыбнулся и подмигнул ей. — Мы должны говорить шепотом, иначе нас схватят.

Не в состоянии удержаться от улыбки, она отступила от двери и закрыла ее. Надев простое платье и плащ, вышла к нему в коридор.

— Ну вот, я готова, милорд.

— Чудесно, — сказал он и внезапно подхватил ее и взвалил на плечо.

— Себастьян!

Она взвизгнула, тщетно брыкаясь, когда его рука обхватила ее зад. Капюшон плаща упал ей на лицо, закрывая обзор. Она ухватилась за его плащ, стараясь удержаться, когда он начал спускаться по лестнице.

— Я же просил вас не шуметь, миледи! — устыдил он ее.

Пока он продолжал идти, ее капюшон сполз в сторону с лица, и Лия уголком глаз увидела двух слуг, когда они выходили через парадную дверь.

Себастьян похлопал ее по заду, как если бы она нуждалась в утешении. Затем, когда они вышли из дома и миновали круг света от фонаря, его движения превратились в ласковые поглаживания ее ягодиц.

— Себастьян, — одернула его Лия, разрываясь между желанием рассмеяться и немедленной вспышкой вожделения.

— Прежде чем мы поженились, ты говорила, что хотела бы какого-нибудь приключения. Так?

— Да. Я также говорила, что хочу независимости. Когда граф несет меня на плече, увы, он лишает меня этого чувства.

— Моя бедная, дорогая жена. Согласись, мы не можем иметь все, что хотим, правда?

Одна рука прижимала ее к груди, но другая рука медленно поднималась по ее икре.

Лия захватила в кулак его плащ и потянула назад, стараясь отвести его руку прочь.

— Не делай этого, — прошипела она.

— О, это?

Как если бы ее рука была не что иное, как дуновение ветерка, его пальцы продолжали свое движение, скользя по внутренней части ее колен и подбираясь к бедрам.

Лия ахнула:

— Себастьян!

— Мы пришли, — объявил он и опустил ее на землю, так что ее тело скользило, по нему, а он придерживал ее бедра, пока ее ноги не нащупали землю.

Она была настолько занята тем, как он притащил ее сюда, что даже не обратила внимания, где они оказались.

Ночной воздух холодил ее пылающие щеки, но все остальные части ее тела пылали, и все из-за него. Он приподнял ее подбородок пальцем, наклонился и нежно поцеловал ее в губы.

Лия закрыла глаза, наслаждаясь его прикосновением и тем, как ей легко с ним. Она никогда не думала, что можно так наслаждаться поцелуем. Но когда его руки двинулись от ее талии к груди, она невольно напряглась и тут же возненавидела себя за это. Его руки упали, наградив ее быстрым поцелуем, он отошел от нее.

Лия повернулась, чувствуя пустоту его отсутствия, как будто у нее отняли дорогой подарок. У нее не было причин не доверять ему, как и не было причин не отдать ему все. Прошло время, и он доказал, что не имеет ничего общего с Йеном.

Она хотела извиниться, но прежде чем открыла рот, ее взгляд скользнул следом за Себастьяном. Она увидела маленькую лодку, качавшуюся у кромки воды. Он привел ее к озеру в поместье Райтсли. Не было фонарей, только призрачный свет луны и звезд над головой, да и тот заслоняли облака… Водная гладь, наполовину скрытая в темноте, наполовину посеребренная луной. Череда деревьев окружала озеро, отсюда казалось, что они были единственные, кто существует и защищает их от всего остального мира.

Лия снова взглянула на Себастьяна. Он стоял у лодки, довольная улыбка играла на его губах.

— Все потому, что я когда-то не дал тебе покататься на лодке днем, — сказал он и протянул к ней руки.

Она шагнула к нему.

— Не слишком ли холодно? — Она почувствовала его тепло, когда он взял ее руку. — И слишком темно. Что, если мы перевернемся и упадем в воду? Или ударимся?

Его глаза были совсем темные, когда он, придерживая лодку одной рукой, помогал ей занять место на корме.

— Я не дам ей перевернуться.

Усевшись на корме, Лия откинула голову и посмотрела на небо:

— Тучи такие, что может пойти дождь.

— Лия. — Его голос заставил ее посмотреть на него, когда он толкнул лодку, затем перепрыгнул через борт. — Это приключение. Если случится что-то непредвиденное, то это тоже часть приключения.

— Значит, ты предполагаешь, что может произойти что-то ужасное?

Он рассмеялся и оттолкнулся от берега веслами, посылая лодку дальше в озеро.

Не в состоянии сдержать улыбку, она наблюдала в свете луны движения его груди и плеч, игру мускулов, видных в разрезе плаща. Обхватив плечи руками, она покрепче закуталась в плащ, стараясь не думать ни о чем, кроме того удовольствия, которое может дать ему и которое он может дать ей.

Через несколько минут Себастьян вынул весла из воды и вставил их в уключины. Он смотрел на нее, пока лодка скользила по глади воды, легкий бриз шевелил кончики ее волос.

Лия одарила его сердечной улыбкой, думая, что они будут делать дальше. Но он не улыбнулся в ответ.

— Ты помнишь ту последнюю вечеринку в Линли-Парке, когда я поцеловал тебя, а ты убежала?

— Конечно, помню, — сказала она.

Тогда он впервые прикоснулся к ней. Даже сейчас она ощутила, как мурашки побежали по ее спине при этом воспоминании.

— Я не знаю, может быть, ты и сейчас убежишь? — мягко спросил он.

Лия напряглась в ответ на эту тихую, едва слышную угрозу.

— Себастьян?

— Есть много способов, о которых я думал рассказать тебе…

И снова перед ее мысленным взором возник Йен, склонившийся к груди Анджелы. Лия ухватилась за скамейку с обеих сторон, не зная, что он скажет, но потрясенная, какой сильной была боль на этот раз.

— …много раз, но не чувствовал, что это было нужное время. — Он опустил глаза на воду, провел рукой по своей щеке. — По правде сказать, я не думаю, что когда-нибудь почувствую, что это нужное время.

— Ты не хочешь меня больше.

Это было очевидное заключение, довольно простое, потому что он не остался в ее спальне.

Его рука упала. И он посмотрел на нее.

— Я люблю тебя, Лия.

Даже при слабом свете луны на его лице была написана мука.

— Я… я…

Она запнулась, и внезапно ее накрыл жар, а потом прошиб озноб. И затем, хотя она старалась забыть о своем прошлом, но вежливость стала ее второй натурой, она сказала:

— Спасибо.

— Спасибо? — Он рассмеялся, и это был невероятный звук. — Спасибо?

— Я не знаю, что сказать, — произнесла она, опуская глаза.

Себастьян не говорил ничего. Лия тоже молчала, опустив глаза. И когда взглянула на него спустя довольно большое время, то увидела, что он изучает ее. Один уголок его рта дрогнул в печальной улыбке.

— Я сделал ошибку, не так ли? Я был прав вначале — я никогда не должен был просить тебя выйти за меня замуж.

Сжав руки, она спрятала их в складках плаща.

— Я счастлива быть твоей женой, Себастьян. Это правда. И я обожаю Генри…

Он прервал ее, сердито полоснув по воздуху рукой:

— Генри? Но не о нем речь. Речь обо мне и о тебе и о том, что ты никогда не простишь меня.

— Мне не за что прощать…

— Ты никогда не простишь Йена…

— Но я уже простила его! — вскричала Лия.

Лодка качнулась, и вода чуть-чуть плеснула через борт. Несмотря на пылающие щеки, Лие внезапно стало холодно от возникшего молчания, и она еще крепче завернулась в плащ.

— Я простила, — повторила она. Затем, чувствуя необходимость защитить себя, пояснила: — Дело не в Йене… по крайней мере, не только в нем.

Она смотрела на свои руки, сжатые на коленях так крепко, что побелели костяшки. Глубоко вздохнула, затем выдохнула. И, подняв глаза, встретила его взгляд и отвернулась, глядя на отражение луны на воде.

— Дело в том, что я все время чувствую присутствие Анджелы.

Легкая рябь прошлась по воде. Она подумала, что это рыба, но затем новая рябь появилась на поверхности, и она почувствовала, как первые капли упали ей на щеку.

— Анджела? — спросил он, и хотя не повысил голос, она могла услышать нотку нетерпения.

Лия взглянула на небо. Еще одна капля, потом еще, они падали ей на щеки, приземляясь как раз под глазами.

— Дождь, — сказала она, глядя на Себастьяна. — Мы должны вернуться.

— Нет. Это всего лишь изморось. На этот раз тебе не сбежать и…

Прежде чем он закончил предложение, раздался сильный раскат грома, небеса разверзлись и дождь хлынул как из ведра.

— Прекрасно! — воскликнул Себастьян, стараясь перекричать дождь. Он посмотрел на нее так, как будто это она начала этот дождь. — Я поверну назад, но мы не договорили.

Она кивнула, чувствуя облегчение от временной отсрочки.

— Что ты имеешь в виду, сказав «Анджела»?

Видимо, он не собирался ждать, когда они вернутся домой.

Она подумала: не притвориться ли, что она не слышит его? Но он повторил свой вопрос громче:

— Лия? Что ты думаешь…

— Ничего. Мне не стоило говорить это.

Она тоже повысила голос, стараясь перекричать дождь, который не собирался униматься.

— Что ж, тогда закончим это.

Он взглянул через плечо, выбирая направление. Его плащ раскрылся, открывая перёд его рубашки, уже успевшей промокнуть насквозь и прилипнуть к телу.

— Просто я не она, Себастьян.

Он быстро огляделся кругом, задержавшись на ней. Он открыл было рот, чтобы что-то сказать, но в этот момент лодка уткнулась в берег, по инерции толкая Лию вперед. Ветер подгонял дождь, и он проникал внутрь ее капюшона, обдувал ее щеки и забирался под воротник платья. Себастьян вылез, вытащил лодку дальше на берег, затем вошел в воду. Лия встала и протянула руки. Но он подхватил ее за талию и вынес на берег. Как только она почувствовала под ногами твердую почву, тихо потребовала:

— Отпусти меня.

На этот раз он не отказался, но удержал ее за запястье, когда она захотела вырваться.

— Я знаю, что ты не Анджела, — крикнул он, пытаясь перекричать ветер.

Она покачала головой:

— С самого начала ты сравнивал меня с ней. Я пахла не так, как она. И вела себя не так, как она.

Он привлек ее ближе, казалось, не замечая ее сопротивления.

— Я извиняюсь…

— Да, извиняешься. Но как ты можешь не видеть? Ты любил ее! Йен любил ее. Она само совершенство, а я нет.

Он старался привлечь ее к своей груди, накрыть ее плащом, но она не поддавалась, ее капюшон снова упал.

— Прости, но я не гожусь на роль жены, которая тебе нужна.

Она повернулась и побежала, поскользнувшись на песке, который успел превратиться в грязь.

— Меня не волнует то, что ты не похожа на Анджелу, — крикнул он ей. — Как раз наоборот, мне нравится, что ты другая.

Теперь слезы заливали ее лицо, смешиваясь с дождем, а она все бежала вперед.

— Мне все равно! Она всегда будет здесь. Между нами. Как была с Йеном. Ты можешь не думать об этом сейчас, но вскоре сам поймешь… Ты будешь просыпаться по утрам и скучать по ней. Хотеть, чтобы вместо меня была она. Ты будешь…

Его рука опустилась на плечо Лии, поворачивая ее. Она вскрикнула, потеряв равновесие, но Себастьян удержал ее.

— Черт побери, женщина! — крикнул он, стараясь перекричать ветер и дождь. — Слушай меня! Это всегда будешь ты. — Гром послышался снова. Он крепко держал ее за плечи. — Ты, Лия! — От плеч перешел к шее, зажал ее голову между ладонями. — Ты!

Он поцеловал ее. Крепко. Лия впилась ногтями в его запястья, пытаясь сдержать атаку его рта. Он обезумел от страсти, желая доставить ей совершенное удовольствие, как муж, который всю ночь держал ее в своих объятиях. Он требовал, она давала. Он с силой прижался к ее губам, и она открыла их, приглашая его. Его страсть как волна обрушилась на нее, увлекая ее вместе с прибоем.

Лия не могла думать. Волосы, мокрые от дождя, прилипли к голове, потоки воды заставили ее закрыть глаза и просто отдаться чувству. Тепло его рук, крепко державших ее голову для его нападения, жар его тела, когда она шагнула вперед и зарылась в нем, не в состоянии быть ближе. Атака его рта, когда он кусал ее губы, и она отвечала тем же.

Она потянулась к его плащу, его рубашке, ухватилась за промокшую ткань, сопротивлявшуюся ее попыткам стянуть все это прочь. Ее пальцы нащупали его талию, и он застонал около ее губ. Она сдалась и гладила его через ткань брюк, вбирая в ладонь горячую мощь его возбуждения.

Он убрал руки с ее шеи, но его губы остались там. Он продолжал целовать ее. Его язык переплетался с ее языком, когда он касался ее груди, ее живота, потянул вверх ее юбки сначала к коленям, затем к бедрам.

Лия прервала его поцелуи, вздыхая:

— Себастьян…

Он снова пленил ее губы, тем временем его палец проник внутрь ее, и она зашлась от удовольствия. Она легла на спину, увлекая его за собой, приподняла бедра, когда к одному пальцу присоединился второй. Снова и снова. Она откинула голову и обхватила руками его талию, заставляя его лечь на нее. Она преуспела, расстегивая его брюки, и взяла его божественный жезл в руку, горячий и тяжелый на ощупь. Он прервал поцелуи, его пальцы остановили свое скольжение внутри ее.

Лия открыла глаза. Он был над ней, смотрел вниз на нее, вода стекала с его лица. Поймав его взгляд, Лия убрала его руку и раздвинула ноги, предлагая ему себя. Не бездушное предложение мужчине, который не хотел ее, но желанная жертва мужчине, который жаждал. Она приподняла бедра, чувствуя, как горячие слезы стекают из уголков ее глаз.

— Я тоже люблю тебя, — сказала она, затем прикоснулась губами к его губам.

Он не двигался. Не двигался, когда она повторила признание около его губ и притянула его к себе, и затем он вошел в нее, ударил тяжело и сильно. Ее руки быстро поглаживали его спину, поощряя и подгоняя. Она спустила с него брюки, обхватила его ягодицы, заставляя его двигаться быстрее.

Его губы спустились к ее шее, обжигая ее жаром страсти. Она откинула голову назад, заходясь в экстазе, пока ее бедра приподнимались снова и снова, чтобы встретить его удары. Она видела, как молния прорезала ночное небо, почувствовала, как он приподнялся над ней. Она старалась вновь притянуть его к себе, но он положил между ними руку, лаская ее плоть. Лия стонала, обхватив его ногами. И за ее криками последовал его стон, когда он обрел освобождение, и его руки сжали ее талию, когда он двинулся в последний раз.

Она обнимала его. Его голова нашла убежище в изгибе ее шеи, ее рука закрывала его глаза от капель дождя. Глубоко вздохнув, она наполнила воздухом легкие, что позволило ей еще ближе прижаться к нему, и не было больше вопросов, да, они одно существо, и их сердца бьются в унисон.

Себастьян поднял голову и посмотрел вниз, на нее. Внезапно затихнув, Лия старалась отвести взгляд, но он взял ее за подбородок и заставил встретиться с ним глазами. И улыбнулся самой обаятельной, неотразимой улыбкой, какую она когда-либо видела.

Молнии освещали темное небо, делая весь мир призрачно белым. И тут же послышались раскаты грома. И тогда Себастьян снова поцеловал ее.


Глава 21 | Неотразимая графиня | Глава 23