home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава двадцать пятая

ПОД ПРИЦЕЛОМ

Видео из потайной комнаты Темпебраско все же возымело эффект, и перепуганные родители добились своей цели. Школу закрыли. Детей возвращали домой.

Заламывая руки от волнения, которое никак не удавалось подавить, Десс сновала по дому в ожидании того часа, когда в дверь постучится Блэки.

И этот час настал.

Стоя в душевой кабинке, с пеной, покрывшей все тело эфемерным нарядом, Десс услышала возбужденный голос отца – что для него было несвойственно. Мгновенно все поняла. Сильной струей наспех смыла с себя пену, обернувшись полотенцем, ринулась вниз. Плевать на приличия. Ее сестра вернулась.

Та застыла у порога, неловко обнимая отца. Отстранилась, взглянула на Десс, на ее волосы, с которых капало на пол. Улыбнулась – несмело, одними уголками губ, как улыбалась только она.

«Это и в самом деле Блэки», – с невыразимым облегчением выдохнула Десс.

Но когда она бросилась обнимать сестру, со смехом уворачивающуюся от ее мокрых прядей, голову пронзило это проклятое «Или..?».

Сглотнув, Десс отступила на шаг. Присмотрелась к большим глазам, выглядывающим из-под густой челки, милому юному личику. Ей казалось или Блэки как-то неуловимо изменилась? Казалось, или куда-то исчез взгляд грустного щеночка?

«Боже, Десс, ты – проклятый параноик!»

Она натянуто улыбнулась младшей сестре.

– Я так переживала, Блэки! Это правда, что некоторых учеников держали как заложников? – выпалив, вперилась в нее, пристально следя за выражением лица.

Девочка устало вздохнула.

– Ох, это так тяжело было слышать. Я не знаю, правда не знаю. Для меня вообще последние полтора месяца как в тумане…

– Они что-то сделали с тобой? – всполошилась Десс.

Почему нет? Что мешало корпорации привлечь Реконструкторов и подправить кое-какие воспоминания в головах пленников, перед тем как выпустить их на свободу?

– Я не знаю, правда. Пожалуйста, не мучай меня вопросами, – взмолилась Блэки. Взгляд грустного щеночка – тут как тут. – Все, чего я сейчас хочу – оказаться в своей спальне перед видеовизором с большой банкой «Блисса». Все, что угодно, только не думать сейчас о Темпебраско.

– Правда, Десс, не донимай сестру, – проявил неожиданную заботу отец.

Закусив губу, она провожала взглядом удаляющуюся сестру. Поднялась в свою комнату, неторопливо оделась, поглощенная мыслями о Блэки. Когда рукав домашней блузки скользнул по запястью, внезапно почувствовала – что-то не так.

Браслет!

Лихорадочно поразмыслив, Десс поняла, что оставила его в ванной. А ведь он мог оказаться ценным помощником в ее мучительных мысленных метаниях. Невыносимое это чувство, когда не знаешь, кто перед тобой – собственная сестра или ее синтетическая копия.

Она бросилась в ванную и после нескольких минут отчаянных поисков вынуждена была констатировать: браслет с чипом, распознающим синтетиков, пропал.

Десс подошла к комнате Блэки. Занесла кулак в воздухе и, помедлив несколько секунд, постучалась. Приоткрыв дверь, заглянула внутрь. Сестра с удобством устроилась на покрытой тигровым пледом кровати, обложившись подушками. Закрытые глаза распахнулись. Сонно поморгав, Блэки сказала с виноватой улыбкой:

– Решила пораньше лечь. Нас продержали у маршалов три часа, все допрашивали о корпорации.

– Блэки, ты не видела мой браслет? – медленно спросила Десс. – Я оставила его в ванной, а сейчас не могу найти.

Сестра помотала головой.

– Может, куда-то упал? – без тени интереса отозвалась она. Зевнула, как показалось Десс, нарочито. – Я так вымоталась. Я посплю, ладно?

Десс кивнула, пожелав спокойной ночи, закрыла дверь. Вернулась к себе и еще долго лежала в постели, прислушиваясь к каждому шороху, пока сон не сморил.

На следующее утро за завтраком отец протянул ей браслет:

– Не твое?

– Где ты его нашел? – воскликнула Десс, выхватывая из его рук пропажу.

– За роботом-уборщиком в ванной. Включил его и, когда он отъехал, заметил на полу браслет. Я его раньше у тебя не видел.

Десс ответила уклончиво, вспоминая тщательный обыск в ванной. Могла ли она не заметить браслет или же его туда подложили? Например, ночью, пока она сладко спала?

Со вздохом отодвинула от себя нетронутую тарелку хлопьев.

– Ты ничего не съела, – приподняв бровь, заметил отец.

– Что-то нет аппетита, – призналась Десс.

Она вернулась в комнату и уселась за интерактивный стол. Открыв почту, прочитала очередное поручение от Вандри, которое, как и все в последнее время, особым разнообразием не отличалось. Съездить по такому-то адресу, поговорить с людьми и проверить их показания против соседей – очередных претендентов на звание Свободных. Доносов не убывало, наоборот – с каждым днем становилось все больше.

Система умела внушать людям страх, теперь Десс это понимала. Вполне возможно, Блэки – если она была не человеком, а искусной подделкой под ее сестру, в чем Десс до сих пор не могла определиться, – приставлена Системой для наблюдения за ней.

Она поймала себя на том, что озирается по сторонам в попытках понять, не изменилось ли расположение вещей за время ее отсутствия в спальне. Нервно передернула плечами – от этих навязчивых мыслей становилось не по себе.

Визор утратил прозрачность. На экране появилось лицо Оливии – мелькнуло и тут же исчезло. Десс стремительно опустила прячущуюся за ухом дужку микрофона вниз. Зашептала:

– Оливия, с тобой все в порядке? – Бросила косой взгляд на запертую дверь, но все же решила соблюдать предельную осторожность.

– Относительно, – устало выговорила Свободная. – Этот канал защищен от прослушки, но долго разговаривать я не могу. Нам надо увидеться. Есть новый план… точнее, улучшенный старый.

Десс пораженно уставилась в пустоту – Оливия по-прежнему не рисковала показывать свое лицо, чтобы не оставить следа в архиве данных ее визора.

– После всего этого ты хочешь…

– У меня нет выбора. Надо довести до конца то, что мы начали. Мои родители у Реконструкторов, и я сделаю все возможное, чтобы вытащить их. Если ты откажешься мне помогать – я пойму. Серьезно. Но… лишняя помощь мне бы не помешала.

– Конечно, – мгновенно отреагировала Десс. При упоминании о родителях Ливи ее сердце мучительно сжалось.

Во время всего разговора перед ее глазами всплывала одна и та же картина: опустевший лагерь, рыдающая в голос Оливия. А в голове, заглушая все прочие слова, звучала одна и та же фраза, как осточертевшая песня, которую жаждешь забыть. Как вечное напоминание. «Это я виновата, это я виновата, это я…»

Если бы Десс знала тогда, что задумали Свободные, она бы попыталась их отговорить. Потянуть время, может, вывести Вандри на ложный след. Убедить ребят перебраться в другое место.

Если бы она знала тогда истинный лик Системы, которой была так предана…

Но не было смысла рассуждать о том, чего уже нельзя изменить. Единственное, что оставалось Десс – сделать все возможное, чтобы исправить свою ошибку и помочь Оливии вызволить родителей и друзей.

Совладав с эмоциями, она хрипло спросила:

– Где мы встретимся?

– Я скину адрес. И тут же сотру. Проследи, чтобы тебя не заметили. Эта мера, может, и излишняя – если бы Система знала, что ты Свободная, ты бы со мной уже не разговаривала, но…

– Не волнуйся. Я буду осторожна, – заверила ее Десс.

Она хотела о многом спросить, многое рассказать, но понимала, что сейчас не то время – даже несмотря на заверения Оливии о защищенности канала.

Завершила звонок, дождалась сообщения, несколькими мгновениями спустя исчезнувшего. Так и не рискнув записать адрес в электронном блокноте, посидела с закрытыми глазами, запечатлевая его в памяти. Стерла данные о звонке из архива и, подойдя к двери комнаты, распахнула ее.

На пороге стояла Блэки.

Сердце Десс скакнуло к горлу, замерло на секунду и ухнуло вниз, не прекращая биться словно в агонии.

– Напугала? – невинно улыбнулась сестра.

А Десс, пытаясь выдавить из себя жалкую улыбку, лихорадочно соображала: как долго Блэки стояла под дверью ее комнаты и успела ли услышать их с Ливи разговор?

Непроницаемое выражение лица сестры не позволяло ничего понять.

– Куда-то идешь? – поинтересовалась Блэки.

– Да. Вандри дала очередное задание. Нужно съездить по одному адресу, – как можно небрежнее произнесла Десс.

– Ясно, – протянула сестра. – А я думала, мы сходим с тобой в торговый центр…

Это была неплохая возможность расспросить Блэки о последних днях в Темпебраско, но встреча с Оливией сейчас намного важнее.

– Завтра, ладно? – мимолетно улыбнувшись, сказала Десс.

Блэки выглядела разочарованной. Неохотно кивнула и скрылась в своей спальне.

Десс быстро спустилась вниз. Покинула дом, запрыгнула в серебристый аэромобиль. Перед тем, как взлететь, удостоверилась, что Блэки не подглядывает за ней из окна спальни.

Черт возьми, она и впрямь стала настоящим параноиком! И все же лучше быть сумасшедшей, но живой, чем нормальной и мертвой.

Десс кружила по кварталу, постоянно поглядывая на экран заднего вида – не было ли за ней «хвоста». И только окончательно убедившись в его отсутствии, полетела в Лобраго. Приземлилась на парковке одной из кафешек. Ее немало удивил выбор места Оливии – фактически центр Бене-Исс, оживленная улица, кафе, куда всегда заглядывало немало народа. И только войдя внутрь, поняла: в толпе затеряться куда проще, чем в пустом переулке.

Оливию она увидела не сразу. Все искала глазами фиолетовую шевелюру, пока не дошло, что для осторожной и предусмотрительной девушки оставлять привлекающие внимание волосы на виду – явная глупость. Наконец наткнулась взглядом на столик, за которым над хрустальной вазочкой с пирожным склонилась одинокая посетительница. Метнулась туда.

– Блэки вернулась, – только усевшись, сообщила Десс.

Оливия вытаращила и без того немаленькие глаза и чуть не подавилась йогуртом. Лицо и волосы она прятала под широким капюшоном, а на ее лбу, скулах и подбородке Десс заметила странные светящиеся полосы.

– Преломление света, – заметив ее взгляд, туманно объяснила Оливия. – Так наблюдателям и синтам сложнее распознать мое лицо. – Перебив саму себя, выпалила: – Ты ведь понимаешь, что это не может быть твоя настоящая сестра?

Десс промолчала, заслужив тяжкий вздох Свободной.

– Десс, я знаю: тебе хочется верить, что Блэки – цела и невредима. Но нужно смотреть фактам в лицо.

– Я пытаюсь, – с усилием выговорила девушка. – Меня и саму многое настораживает: например, ее слова о том, что она мало что помнит, не в состоянии описать, что делала и где была в тот день, когда мы с тобой проникли в школу, а еще месяц назад вполне ясно и подробно рассказывала о своей жизни в Темпебраско. Но, может, с ней поработали Реконструкторы?

– Десс, ты же знаешь, что Измененные, прошедшие даже минимальную переделку, ведут себя совершенно иначе, чем обычные люди.

– Но… прогресс ведь не стоит на месте, верно? Может, Реконструкторы научились действовать более… аккуратно.

Хакерша молчала.

– Ох, Оливия, не смотри на меня так! – взмолилась Десс. – Я знаю, что цепляюсь за соломинку. Просто не могу допустить даже мысли, что с Блэки случилось что-то… по-настоящему плохое! Ведь если так, то в этом буду виновата я одна. Возможно, из-за наших с ней… сложных отношений сестра и решилась стать затворницей в той проклятой школе. Я ведь даже не навещала ее все это время…

– Десс, ты все равно ничем бы не смогла ей помочь, – мягко сказала Оливия. – Не кляни себя, от этого никому не станет лучше. Ты сама говорила, как была счастлива Блэки от перспективы стать визуальщицей. Корпорация просто заманила ее в ловушку – как и многих других. Теперь наша задача – найти ее. Харта я уже нашла и сделаю все возможное, чтобы отыскать и Блэки.

– Но ведь ее не было с ними, – прошептала Десс. – Вот что меня пугает.

– У меня есть одна идея, как найти Блэки. Не знаю, сработает или нет, но попытаться стоит. Назови мне места в Сомнируме, где она бывала чаще всего.

Десс вскинула голову.

– Ханайа – зеленый край с озерами и горами. Ммм… пожалуй, еще Флиа – маленькая деревушка в лесу. Но больше всего она бредила Алтрапес. Каждый раз, когда мы выбирали место для отдыха, она всегда первым делом называла его. А потом мы спорили до хрипоты. – Десс улыбнулась воспоминаниям. Подняла на Оливию взгляд. – Надеюсь, это тебе как-то поможет.

Они помолчали. Вынув из внутреннего карманакуртки планшет, фиолетоволосая сделала пометки.

– Какой у тебя план? – осведомилась Десс. – Насчет Системы и… прочего.

– Я придерживаюсь прежней тактики. Знаешь ли ты об этом или нет, но Свободные жили не только в нашем лагере.

– Догадывалась, – кивнула Десс. – Там жили только те, у кого не было дома.

– Верно. Так вот… Задачей остальных было распространение слухов о лагере, чем они занимаются и сейчас. Так я нашла поддержку в лице нескольких маршалов, разочаровавшихся в своих прежних идеалах. Осознавших, кем на самом деле являются Создатели и их пресловутая Система. – Оливия замолчала, переводя дух. – Среди маршалов назревает бунт. Несогласные должны были помочь мне подобраться к Создателям, но теперь, когда их заменили боевые синты… с этим придется повременить. Пока по Бене-Исс распространяются слухи о Свободных – благодаря видео на этот раз это происходит куда быстрее, – я продолжаю работу над вирусом. Все идет… не слишком гладко, но первые сдвиги уже есть. Я уже рассказывала Харту однажды. Я пытаюсь увеличить время, необходимое для того, чтобы вирус вызвал сбой и перегрев системы у синтетиков. Создать скрытый вирус, который активируется не через несколько секунд после обмена данными, а хотя бы через несколько минут. Тогда велик шанс запустить целую цепную реакцию – заразить одного синта, чтобы он, в свою очередь, заразил с десяток других. Пока это только в теории. На практике же… – Она помрачнела. – Мириам сгорела в одном таком неудачном эксперименте. Понимаю, глупо жалеть синтетика, но… она и впрямь не раз меня выручала.

Десс понимающе кивнула.

– Так что ты хочешь, чтобы я сделала? – спросила она.

– Твоя задача, как одной из несогласных, не попавшей под подозрение Системы, – распространять слухи через знакомых. Я дам тебе адрес нового убежища для Свободных. Если ты будешь уверена в комто, приводи его ко мне. Знаю, это риск, но иначе никак. Нам нужны люди – без них носителей вируса не запустить. А я не собираюсь прятаться всю жизнь, пока сознание моих родителей переделывают эти черные твари.

– Люди с похожими историями охотно пойдут за тобой, – медленно проговорила Десс. В памяти всплыло лицо матери. Лицо, которое она вспоминала непозволительно редко. Отец убедил ее, что так будет лучше для всех. Говорил, что переделка сильно затронула ее разум, и она даже не помнит о том, что где-то у нее есть дочери и муж. Десс верила ему – как прежде верила бестелесному гласу Создателей. Но время показало, как сильно она ошибалась в отношении Системы. Так может, и отец говорил ей не всю правду?

Тряхнув головой, Десс отогнала мрачные мысли. Сейчас нужно сконцентрироваться на том, чтобы искупить свою вину перед Свободными и найти Блэки. А потом, когда все будет кончено… она подумает обо всем остальном.

– Ладно. У меня не так много ненавидящих Систему знакомых… – Еще бы, она ведь маршал! – Но я постараюсь ненавязчиво рассказать им о Свободных. А теперь, извини, мне нужно… – Десс чуть было не ляпнула «на задание», но вовремя спохватилась, – … домой.

– Да, конечно, – Оливия поднялась вместе с ней, но направилась к бару, чтобы расплатиться.

Десс вышла на улицу. Послеполуденное солнце ослепило ее, привыкшую к полумраку кафе. Вместо того чтобы отправиться на задание, она полетела домой. Ей просто необходимо было окончательно во всем разобраться. Если Оливия сумела найти в Сомнируме Харта, то и ее сестру могла отыскать, но для этого Десс необходимо удостовериться, что их сомнения насчет Блэки не напрасны.

Открыв входную дверь, Десс поразилась царившей в квартире тишине. Ее нарушил голос Атри – искусственного интеллекта их дома, привычно поприветствовавшей свою хозяйку. Вздрогнув от неожиданности, Десс чертыхнулась. Она хотела застать Блэки врасплох – вдруг обнаружила бы сестру, предположим, обыскивающей ее комнату?

– Ты рано, – заметила Блэки.

Она стояла на кухне, равнодушно наблюдая за работой робота-уборщика. Набравшись решимости, Десс подошла к сестре вплотную. Заглянула в такие знакомые голубые глаза.

– Блэки, что с тобой происходило последний месяц?

– Почему ты спрашиваешь? – нахмурившись, спросила она.

– Просто хочу понять. Я волнуюсь за тебя.

– Я же говорила – все как обычно. Учеба, Сомнирум.

– Ты знаешь девушку по имени Малена? – Ставки повышались. Как внедренный в лагерь Свободных маршал, Десс вполне могла слышать историю Малены, поэтому решила рискнуть.

Блэки напряженно сморщила лоб.

– Не припоминаю. А что?

– Малена рассказывала, что ты помогла ей сбежать из Темпебраско.

– Сбежать? – рассмеялась Блэки. – Зачем оттуда сбегать? Ворота всегда открыты.

Десс отступила на шаг. Сестра вела себя вполне естественно, а Реконструкторы вполне могли изъять воспоминание о побеге Малены из памяти Блэки. Но Десс всегда доверяла своим инстинктам. А они сейчас настойчиво говорили ей – что-то здесь не так.

Она развернулась к подставке с ножами. Выхватила один из них. Перед тем, как острое лезвие опустилось на запястье Блэки, на какой-то страшный миг время словно остановилась. Столько мыслей промелькнуло, сменяя одна другую. «Что, если я ошиблась?». «Боже мой». «Блэки, прости».

Лезвие черкнуло по белой коже. Сердце Десс остановилось и забилось лишь тогда, когда вместо крови она увидела проводящую жидкость. Невероятное облегчение нахлынуло на нее, и только мгновением спустя пришел страх. Оливия оказалась права. А это означало только одно – настоящая Блэки в беде.

Десс ждала, что синтетик бросится на нее, поэтому машинально поудобнее ухватилась за рукоять ножа. Вспомнив, с кем имеет дело, отшвырнула нож в сторону и потянулась к висящему на поясе боевому бластеру. Если пробить корпус или голову, синт выйдет из строя.

Но синтетик, притворяющаяся ее сестрой, не стала ни нападать, ни защищаться. Метнулась к входной двери… и скрылась за ней. Десс оторопело смотрела ей вслед. Не этого она ожидала от слуги Системы.

Вместе с тем пришло понимание: разумеется, Системе невыгодно, чтобы кто-то, помимо Десс, узнал об обмане. Вот она и приказала провалившему миссию синту скрыться.

Вот только гордиться разоблачением «Блэки» Десс предстояло совсем недолго. Не прошло и пятнадцати минут, в течение которых она безуспешно пыталась связаться с Оливией и рассказать ей о случившемся, как в дом ворвался отец. Услышав его крики, она выглянула из гостиной.

– Что… Что ты наделала? – лицо отца побагровело, исказилось яростью и… ужасом? Он задыхался, с трудом выговаривая слова.

Десс стояла, ничего не понимая. Да, она «ранила» синтетика, но отчего такая бурная реакция?

И вообще, как он узнал? И не прошло и пары секунд, как она ответила самой себе: – Атри! Посчитав произошедшее противоестественным, та отправила видео с камер наблюдения главному хозяину дома.

Так и оказалось – отец сдернул с лица визор, протянул его Десс дрогнувшей рукой. Она хотела было остановить видео и все объяснить, но увиденное заставило ее остолбенеть.

Странно было смотреть на себя со стороны: как она говорила, как разворачивалась и вынимала из подставки нож, как проводила лезвием по коже лже-Блэки. Но еще более странным, жутким и невозможным был следующий кадр, когда по руке «Блэки» потекла алая кровь.

Растерянно моргая, Десс наблюдала, как «Блэки» убегает из дома. Отец вырвал визор из ее рук, и к ней наконец вернулся дар речи.

– Папа… Боже мой, ты же не думаешь, что я ранила собственную сестру!

– Но именно это я и вижу, – процедил он.

Десс облегченно вздохнула: какое счастье, что на кухне остались неоспоримые доказательства ее правоты и обмана подчиненного Системе синтетика.

– Пойдем, я покажу тебе, что произошло на самом деле.

Помедлив, отец все же подчинился. Видимо, ему самому было тяжело поверить в увиденное на экране визора.

Она зашла на кухню, бросила торжествующий взгляд… на безукоризненно чистый пол, где всего несколько минут назад находилась лужица проводящей жидкости. Робота-уборщика нигде не было видно… как и ножа, на котором остались следы синтетической «крови».

Ее доказательства исчезли, запись с камеры подменили. Скоро за ней придут: или, как истинный маршал, о происшествии сообщит отец, выполняя свой долг перед Системой, или Атри пошлет запрос о совершенном преступлении – если не сделала этого до сих пор. Отец будет искать бедняжку Блэки, сбежавшую из дома от сумасшедшей сестры… вот только совсем не там. А Десс отправят к Реконструкторам, где ей предстоит повторить печальную участь матери.

Она отступила на шаг. Еще и еще.

– Папа… Я этого не делала. Это Система.

Десс говорила и видела, что отец не верит ей. Тогда она развернулась и бросилась бежать.

Отец кинулся следом – она и не питала надежд, что он позволит ей так просто уйти. Скрывшись за дверью, придержала ее и, когда отец приблизился, с силой толкнула вперед. Нос хрустнул, потекла кровь. Отец зарычал сквозь стиснутые от боли зубы. Выхватив из кобуры парализующий бластер, Десс пронзила его в бок зарядом. Бросилась прочь и, запрыгнув в аэромобиль, взлетела. Руки дрожали, на них алыми бисеринами сверкали капли брызнувшей из носа отца крови, а в голове билась одна-единственная мысль, отдающая безумием.

Хорошо, что на сей раз это была кровь.


Глава двадцать четвертая ВСПЫШКА | Сомнирум | Глава двадцать шестая КОНЕЦ ИЛЛЮЗИЙ