home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава шестая

ТЕМПЕБРАСКО

Блэки оторвала взгляд от тетради, исписанной ее мелким почерком. Мысли путались, не желая выстраиваться в стройные логические цепочки.

Перечитав все, что написала, Блэки решительно перечеркнула строки. Все не так. Нервничая, она исчеркала поля абстрактными рисунками.

Сложно сосредоточиться, когда сидишь перед кабинетом школьного психолога. Зачем ее вызвали?

Долго гадать не пришлось. Дверь распахнулась, из комнаты донеслось:

– Блэки!

Она вскочила. Привычным жестом прижала к груди тетрадь и поспешила на зов. Войдя, осторожно прикрыла за собой дверь. Калира Мев – молодая привлекательная брюнетка – улыбнулась ей и рукой указала на стул.

– Что-то не так? – едва усевшись, с тревогой спросила Блэки. И, не дождавшись ответа, быстро проговорила: – Это из-за того, что я мало общаюсь с ребятами из класса?

Уголки губ Калиры дрогнули.

– Конечно, я замечала, что ты сторонишься других, но… вызвала тебя не поэтому. Но раз ты заговорила об этом сама, скажи: тебе не нравится здесь?

Блэки бросила на психолога испуганный взгляд.

– Что вы, школа чудесная! Просто…

– Просто что? – мягко спросила та.

Блэки помолчала. Пожала плечами.

– Меня многие считают странной. Наверное, это оправданно. Я… не знаю, о чем с ними говорить. Не умею притворяться дружелюбной, если мне кто-то не нравится.

Калира, слушая ее, рассеянно кивала. Блэки поняла, что заданный вопрос был чисто формальным и на самом деле психолога интересовал мало. Это сбило ее с толку – зачем тогда она здесь?

– Я знаю, что ты мечтаешь написать книгу, – сказала Калира, как только девочка договорила. – О чем она будет?

Блэки окончательно стушевалась.

– О многом. Обо всем, – нехотя ответила она. Рассказывать о книге до того, как она написана – как обнажать кусочек своей души. Поведать личное, сокровенное. То, чего не должны касаться чужие грубые взгляды.

Калира Мев с пониманием кивнула, приняв ее нежелание рассказывать. Снова улыбнувшись уголками губ, положила узкие кисти на стол.

– Я просмотрела последние пройденные тобой тесты. Они выявили интересную деталь: тебе не слишком даются точные науки, но в литературе, пении и живописи твои баллы – одни из самых высоких в школе. Я прочитала твою конкурсную работу и считаю, что жюри недооценило ее потенциал. Блэки, у тебя потрясающе живое воображение!

Блэки молчала, глядя на психолога из-под нахмуренных бровей. Не для того же ее позвали, чтобы хвалить? Она все пыталась понять, что кроется за словами Калиры Мев, но пока не слишком получалось.

– Блэки, скажи мне, тебе доводилось входить в Сомнирум?

Вопрос поставил ее в тупик. Некоторое время она просто смотрела на Калиру, не зная, что сказать. Потом все же неуверенно произнесла:

– Эмм… да, несколько раз. Мы даже отправлялись туда вдвоем с Десс, без папы – у него постоянно не хватает на это времени. – Только договорив, Блэки поняла, что в ее словах прозвучало чуть больше горечи, чем ей бы хотелось. Она попыталась смягчить свой тон улыбкой и, пока психолог не надумала заниматься своими непосредственными обязанностями – копаться в ее прошлом и настоящем, вместо того, чтобы вести светскую беседу, торопливо добавила: – Конечно, мне безумно нравится Бене-Исс, но Сомнирум… это что-то совсем иное. Жаль, что нельзя находиться там постоянно.

Блэки вспоминала этот благоговейный трепет и жгущее кончики пальцев нетерпение, когда она держала в руках буклет «Сомнирума», листала видеографии, демонстрирующие бескрайние пустыни с золотистыми песками и дикими, но прирученными животными со светлыми, словно выжженными солнцем шкурами; океаном, бросающим пенистую волну на усеянный галькой берег; тропический рай с пальмами, увешанными гроздьями желтых фруктов, которые Блэки никогда не доводилось пробовать. Десс подпрыгивала рядом в ожидании, когда буклет – и возможность выбора – перейдет к ней. Папа благодушно посмеивался, зная, насколько манил его дочерей другой, почти неизведанный мир.

Сомнирум был соткан из отголосков прошлого их планеты. Прекрасного и манящего. Казавшегося таким настоящим. Ощущения, запахи, звуки – неподдельны. Ни разу за все время посещения Сомнирума Блэки не почувствовала фальшь в окружающем ее мире, хотя – парадокс – понимала, что это искусственно созданное.

Находясь в Сомнируме, она знала, что ест ненастоящую еду, облачается в ненастоящую одежду, в то время как там, в реальном мире, она заперта в капсуле, питающей и поддерживающей ее тело во время этого своеобразного сна. Но как поверить в это, если платье шелковой волной струится по ногам, а мороженое с корицей имеет необычайный сладко-пряный вкус. Блэки знала и то, что программа виртуального мира активирует рецепторы, чтобы она чувствовала то, что хотела. Но почему-то проще было поверить то, что Сомнирум – реален.

Корпорация «Сомнирум» предлагала и по-настоящему уникальные услуги. Путешествие не просто в отличные от Бене-Исс места, а в другое время. Век железа и пара, век балов и корсетов, век камня – любые эпохи, на самый взыскательный и изощренный вкус. Стоило это баснословно дорого, но на рабочем экране интерактивного стола у Блэки вот уже несколько лет стояла одна и та же видеография. На ней молодой мужчина с длинными волосами, стоя на коленях, целовал руку потрясающе красивой леди в бальном платье и с роскошным веером в руках.

– И в каких местах вы бывали? – прервав ее воспоминания, полюбопытствовала Калира.

– У Десс любимое место – Глайя. Джунгли. – Блэки скривилась. – Не знаю, что особенного она в них находит, но ей нравится размахивать мачете направо и налево, прорубая себе путь вперед. Там еще змеи. Конечно, я знаю, что в Сомнируме они не опасны, но… – она передернула плечами, заслужив добродушную усмешку Калиры, – … не люблю я их в общем. Они меня пугают. Мне больше нравится Алтрапес. Это такой райский островок посреди океана. Десс там скучно. Ей приключения подавай. А мне просто нравится бывать там. Слушать звуки, которые издает остров, сидеть на валуне, наблюдая за океаном. Встречать закаты и рассветы. Я даже как-то пробовала там писать. Здорово было.

Она мечтательно вздохнула. Калира подалась вперед и, загадочно прищурив глаза, задала неожиданный вопрос:

– А ты знаешь, кто создает Сомнирум? Благодаря кому мы видим этот мир именно таким?

Блэки подняла на нее недоуменный взгляд. Она-то думала, что это просто светская болтовня, но последние слова психолога были больше похожи на некую проверку.

– Конечно. Визуальщики, Творцы.

– Я предлагаю тебе стать одним из них, – кивнув, ошарашила ее Калира.

Блэки от удивления открыла рот. Не найдя, что сказать, захлопнула его и растерянно поморгала.

– Я? Визуальщицей?

– Почему нет? Ты обладаешь прекрасным воображением, умна и рассудительна, а потому учеба дастся тебе легко. Темпебраско – школа визуальщиков – раскроет твои таланты, превратив неограненный камешек в изумительной чистоты бриллиант. Я более чем уверена, что из тебя выйдет отличная визуальщица.

– Никогда не думала, что мне когда-нибудь предложат подобное, – призналась Блэки. – Я даже мечтать об этом не смела! Но… я слышала… учеба там очень долгая.

– Долгая, – не стала спорить Калира. – Но это стоит того, разве нет? Только представь: ты будешь участвовать в построении целого виртуального мира!

От подобных перспектив просто захватывало дух. Блэки вообще едва могла поверить в то, что только что услышала. Ей предлагают стать Творцом Сомнирума!

Калира наблюдала за выражением ее лица. Она не могла не понимать, что сейчас чувствует Блэки.

– Скажу тебе откровенно: времени для размышлений у тебя немного. Темпебраско принимает учеников до семнадцати лет… за очень редким исключением. Они считают, что разум юношей и девушек гораздо гибче, нежели взрослых, отсюда и возрастной ценз.

Блэки приложила ладони к разгоряченным щекам. У нее в запасе около года, но… она не хотела ждать столько. Она хотела отправиться в школу немедленно. Вот только…

Отец и Десс. Как быть с ними?

– И еще одно. Это заведение закрытого типа, с интенсивным обучением. Видеться с родными ты будешь очень редко – и лишь на территории школы. Каникулы не предусмотрены, только выходные, во время которых покидать Темпебраско ты не сможешь. Понимаю, кажется, что правила неоправданно строги, но весь смысл в том, чтобы максимально раскрыть потенциал будущего Творца. Преподаватели считают, что чем больше сосредоточенность на занятиях, чем меньше отвлекающих факторов – тем лучше результат.

Блэки протяжно выдохнула. Покидать семью, разменивая стабильность на пугающую неизвестность… С другой стороны, какой это материал для книги – увидеть Сомнирум изнутри, воочию наблюдать, как он создается, познакомиться с теми, кто сотворил огромный, потрясающе яркий и многоплановый мир.

– Я поговорю с папой.

Калира кивнула. Вынула из ящика стола формуляр.

– Твоему отцу нужно поставить свою подпись. Как только вернешься с разрешением – тут же займусь твоим зачислением.

Блэки сжала формуляр в руках и с улыбкой на губах покинула кабинет Калиры Мев. Пешком добралась до знакомой с детства улицы. Странное дело – чем меньше шагов оставалось до крыльца ее дома, тем больше таяла вера в успех. Блэки не могла предугадать реакцию отца. Но она так хотела стать кем-то значимым, стать кем-то другим, а не просто странноватой девочкой, мечтающей написать книгу! Ей представилась возможность если не изменить реальный мир, то сотворить вокруг себя мир виртуальный.

Сейчас, когда бумажные книги давно канули в лету, а электронные все больше вырождались, на смену им пришли бесконечные развлекательные шоу, программы синтов, способные «закачать» сюжет приглянувшейся книги в мозг, не тратя драгоценное время на чтение, трехмерные игровые фильмы, в которых каждый желающий мог почувствовать себя главным героем… и, конечно же, Сомнирум.

Кому нужны книги, когда есть бесконечный непознанный мир, который, при всем желании, нельзя было освоить за всю свою жизнь? Каждый день, благодаря визуальщикам, в нем появлялись новые укромные уголки, манящие искателей приключений и новых впечатлений.

И сама Блэки, какой бы ярой почитательницей книг ни была, не могла не поддаться соблазну исследовать виртуальную реальность Сомнирума. Каждый раз, используя для входа капсулу в Лобраго – развлекательном квартале в центре Бене-Исс, она мечтала однажды установить такую капсулу дома. Стоила та безумно дорого, но… это стоило того.

Замерев перед входом, Блэки глубоко вздохнула. Набравшись решимости, отворила дверь.

– Папа?

Он стоял на кухне, наблюдал за действиями робота-помощника, готовившего курицу.

– Привет, – рассеяно отозвался он.

Блэки подошла и протянула ему формуляр. Взгляд отца скользнул по строчкам на сенсорном экране, брови удивленно взлетели вверх.

– Темпебраско? – распознать интонацию его голоса сегодня было трудно как никогда.

– Пап, это мой шанс… – робко проговорила Блэки.

– Знаю, но… – губы отца шевелились, словно он проговаривал про себя пункты договора. – Никаких каникул вне школы? Встречи с родными не чаще раза в две недели? Что это за правила такие?

Блэки повторила отцу слова Калиры о концентрации и необходимости постоянно пребывать в создаваемом мире. С другой стороны – в академии Десс правила были… мягко говоря, построже.

Словно подслушав ее мысли, со второго этажа неторопливо спустилась сестра. Костюм облегал ее словно вторая кожа, походка была неторопливой и вальяжной – Десс всегда знала, как обратить на себя внимание и выгодно подчеркнуть все свои достоинства. В отличие от Блэки, вечно чувствующей себя неуютно рядом с эффектной сестрой.

Взгляд Десс скользнул по формуляру. Подойдя к барной стойке, она умыкнула из-под носа робота-помощника кусочек сладкого перца и захрустела, не обращая на его недовольное жужжание никакого внимания.

– Что это? – чуть нахмурившись, спросила она, кивнув на формуляр в руках отца.

– Заявление на поступление в Темпебраско.

– Ого, – рука Десс, метнувшаяся, чтобы схватить очередной кусочек перца, застыла на полпути. – Темпебраско? Школа… визуальщиков?

Блэки кивнула, из-под густой челки наблюдая за выражением лица сестры. И оно было… не слишком довольным. Но решение принимала не Десс – это успокаивало. Оставалось надеяться, что отец поймет, какие возможности перед Блэки открывает предложение психолога, которая, по всей видимости, наблюдает за школьниками и отбирает будущих учеников Темпебраско.

Визуальщик – престижная и хорошо оплачиваемая Системой профессия. Многие после окончания Темпебраско оставались работать в корпорации «Сомнирум» и о смене деятельности даже и не помышляли. Еще бы. Работа мечты: придумываешь другой мир, который впоследствии станет частью Сомнирума, да еще и получаешь за это немалые деньги.

– Пожалуйста, пап, – тихо попросила Блэки, умоляюще глядя на отца.

Десс закатила глаза и покачала головой – решительно и осуждающе. Не дожидаясь ее возражений, Блэки поднялась на второй этаж. Негромко хлопнула дверью комнаты, но осталась стоять в коридоре.

– Пап, это же безумие! – воскликнула Десс.

Настала очередь Блэки закатывать глаза. Что и требовалось доказать – ее сестра в своем репертуаре.

Ответа отца она не расслышала – он вообще редко повышал голос, предпочитая компенсировать громкость холодностью тона. Они спорили несколько минут, прежде чем Блэки, навострив уши, смогла различить слова отца, прозвучавшие немного резко:

– Десс, твоя сестра намного сильнее, чем ты привыкла думать. И… она моя дочь. Она справится.

Услышав это, Блэки улыбнулась. Билет в Темпебраско в ее кармане.

Ночью ей не спалось. Она сбила одеяло в комок, беспрестанно ворочаясь в такт беспокойным мыслям. Волнение, предвкушение, боязливое ожидание неизвестного – все сплелось воедино, заставив сон отступить.

Утром, взъерошенная и хмурая, она спустилась вниз. Отца не было, робот-помощник его голосом оповестил Блэки о срочном вызове на работу. Но на столе, рядом с тарелкой с горкой теплых гренок, лежал формуляр. С видеоподписью отца.

Блэки завизжала от восторга. Ей всего шестнадцать, а ее уже выпускают из-под родительского крыла в закрытую школу, где ей предстоит стать визуальщицей. Творцом виртуального мира.

За пять минут расправившись с гренками, Блэки позвала сестру. Та зашла на кухню и выглядела не слишком довольной. Промелькнула мысль: что, если Десс волновалась за Блэки? Что, если, несмотря на их многочисленные ссоры и вечное непонимание, все-таки искренне любила ее?

Десс завтракать не стала, с немыслимой скоростью домчала Блэки до школы. Буркнув на прощание «пока», взмыла в воздух, сверкнув на солнце глянцевым крылом аэромобиля.

Блэки покачала головой. Но ничто сегодня не могло испортить ее чудесного настроения. Зажав в руках стопку книг, которую венчал заветный формуляр, Блэки поспешила к Калире Мев.

– Отлично! – воскликнула психолог, едва увидев видеоподпись отца Блэки. – Я подготовила все необходимые документы, одобрение с их стороны уже получено. Так что… Через пару дней ты станешь полноправной ученицей Темпебраско.

– Через пару дней? – расстроенно протянула Блэки. – Я думала, что сегодня уже буду там.

– Такая спешка совершенно не обязательна. Ты можешь спокойно собрать вещи, попрощаться с друзьями… – Калира умолкла, заметив, как Блэки многозначительно подняла бровь. – Или же можешь поехать в Темпебраско сегодня вечером. Маглев отправляется в девять.

Мысленно Блэки танцевала, в реальности же ограничилась широкой улыбкой. Она тут же поблекла, стоило лишь подумать: почему она так торопится покинуть родной дом, даже зная, что вернуться туда сможет очень нескоро?

Калира прервала ее размышления.

– Жаль, конечно, что ты покидаешь нашу школу. Но я верю, что тебя ждет большое будущее, и Темпебраско тебе в этом поможет.

– Спасибо, – искренне ответила Блэки. Собралась уйти, но неожиданная мысль заставила ее развернуться. – А что насчет оценок за предметы и результатов тестирования? Вы передали их декану Темпебраско?

– Да, конечно, об этом можешь не волноваться, – махнула рукой Калира.

Блэки удивленно вздернула брови: когда психолог успела это сделать, если только вчера днем озвучила ей предложение о переводе и лишь несколько минут назад увидела видеоподпись отца? Впрочем, это не ее дело. Главное, что уже сегодня вечером она будет на территории Темпебраско.

От учебы Блэки, естественно, освободили, поэтому ей ничего не оставалось делать, как вернуться домой и в звенящей тишине пустующей квартиры приняться собирать вещи.

Отец вернулся спустя несколько часов, когда чемодан, битком набитый книгами и вещами, стоял у порога. Сама Блэки, сидя за барной стойкой, жмурясь от удовольствия, попивала шоколадный «Блисс» со взбитыми сливками.

– Уже собралась? – удивленно спросил он. Подойдя к дочери, взъерошил ей челку, чего не делал, кажется, целую вечность. Поморщившись, она поспешно привела волосы в порядок. Но на душе потеплело.

По случаю отъезда Блэки отец заказал праздничный обед. Более того – предложил именно ей выбрать основное блюдо. Робот-помощник тут же отправился готовить мясо с сырной корочкой. Вернулась уставшая Десс – в ее академии проходили Испытания, и сестра разве что не ночевала там.

Они ужинали, беседуя по большей части о Темпебраско. Десс отмалчивалась, что было вполне ожидаемо, зато отец был непривычно разговорчив. Настоятельно просил, чтобы Блэки постоянно поддерживала связь и рассказывала ему обо всем происходящем. Мысленно вздохнув – трудно было ждать от папы, что его мания контролировать жизни дочерей куда-то исчезнет, – Блэки пообещала.

Прощание на станции получилось торопливым, скомканным и каким-то неловким. Запрыгнув, наконец, в маглев, Блэки даже вздохнула с облегчением. Нет, она уже тосковала по отцу и даже немного по Десс, но… в ней бурлило желание поскорее оказаться в Темпебраско. Увидеть, как живут будущие демиурги Сомнирума.

Теперь Блэки поняла, отчего так рвалась туда. Дело было даже не в возможности принять участие в создании виртуального мира… а в том, что ей выпал шанс очутиться в родной стихии. Всю жизнь ощущая себя белой вороной, в школе визуальщиков – выдумщиков и фантазеров – она могла почувствовать себя среди своих.

Занятая размышлениями, Блэки не заметила, как маглев домчал ее до Темпебраско. Кроме нее, на этой станции не вышел никто. Однако ее встречали. Молодая ухоженная блондинка в светлом платье – Блэки мысленно «окрасила» ее в платиновый оттенок с золотистыми искорками – приветливо ей улыбнулась.

– Ага, ты, должно быть, Блэки! – воскликнула она. – Я – Ана Грески, куратор новичков. Можешь обращаться ко мне по любому вопросу.

Ана трещала без умолку, не давая Блэки и слова вставить. За несколько минут, что они добирались от станции до территории школы, девочка уже узнала о ней все. Ана – бывшая ученица Темпебраско, недавно обручилась со своим электом, у нее две кошки, одна из них – робот. Вместо того чтобы работать на корпорацию, создавая новые уголки бесконечного Сомнирума, Ана поняла, что ее призвание – помогать другим, передавая свой опыт и знания. Так она и стала куратором, и вот уже шесть лет обучала других созданию виртуального мира.

– Вот и пришли, – перебив собственный монолог, радостно известила Ана.

Блэки удивленно застыла перед высоченными – в два человеческих роста – воротами. Ана что-то проговорила в микрофон визора, и ворота послушно распахнулись.

Вымощенные камнями дорожки вели к исполинскому зданию. Фасад школы казался отлитым из темного стекла, на поверхности которого мелькали трехмерные видеографии, уже знакомые Блэки по буклетам. Они изображали различные уголки Сомнирума.

Похожий дизайн был и у филиала корпорации «Сомнирум», расположенного в центре Бене-Исс. Правда, там небоскреб уходил, казалось, в самое небо. Здание школы было более низким, что вполне подходило для учебного заведения.

Ана Грески обернулась к ней и, театрально разведя руками, торжественно произнесла:

– Ну что, Блэки, добро пожаловать в Темпебраско!


Глава пятая ВЫБОР | Сомнирум | Глава седьмая ЗАКЛЮЧЕННЫЙ