home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава первая

Этот ужасный день наступил…

А ведь еще совсем недавно все казалось необыкновенным приключением, о котором она и мечтать не смела. Не часто обыкновенной девушке, вроде нее, выпадает возможность совершить морское путешествие, и вдобавок бесплатно. Это, конечно, не кругосветное путешествие, в которое обычно отправляются богатые аристократы, но для Эми поездка из родной Шотландии в далекую Ирландию была пределом мечтаний. Но мечта сбылась, и благодарить за это она должна свою работодательницу — леди Беллингем.

Однако в данный момент глаза Эми, стоявшей у борта парохода среди других пассажиров, были затуманены. Люди вокруг радовались, что утомительное путешествие подходит к концу, что вдали уже различимы очертания берегов Ирландии. Но для Эми прибытие в Дублин обернулось горем. Пожилая пара из Шотландии, с которой она подружилась в последние дни путешествия, увидев поникшие плечи девушки, принялась ее утешать.

— Вас будут встречать какие-нибудь родственники?

Эми проглотила комок в горле. Какие могут быть родственники у бедной двадцатилетней компаньонки в таком большом городе?

— Нет, мэм, — пробормотала Эми, — но леди Беллингем должен был встречать ее племянник. Увы, вместо радостного воссоединения спустя столько лет его ожидает печальная весть о ее смерти.

— Как это ужасно! А у них были доверительные отношения?

На какую-то долю секунды Эми почувствовала желание рассмеяться, но вовремя спохватилась. Как можно смеяться, если тело бедной леди уже стало добычей рыб в бурных водах Атлантического океана?

Никогда в жизни Эми не забудет, как рассердилась леди Беллингем, прочитав последнее письмо своего племянника. Она вообще была остра на язык и частенько называла племянника маленьким негодником, забывая, что тот уже давно вышел из детского возраста.

* * *


— Меня всегда поражала любовь этого негодника к риску, — возмущалась леди Беллингем. — Но на сей раз он зашел слишком далеко!

Эми молчала, выжидая, пока старая леди не выложит все подробности письма. Она до такой степени доверяла Эми, что та иногда чувствовала себя даже неловко и старалась не злоупотреблять ее доверием. Эми была платной компаньонкой леди Беллингем уже два года и потому хорошо знала по письмам обо всех приключениях ее племянника Маркуса.

— Чем он вам досадил на этот раз? — поинтересовалась Эми, так как была уверена, что старая леди жаждет поделиться с ней новостями о племяннике.

— У него и прежде были сумасшедшие планы, но сейчас он твердо порешил выбросить деньги на ветер. Взял себе в партнеры какого-то бездельника и предполагает разбогатеть на добыче золота, которое якобы имеется в горах Уиклоу. Маркус со своим обычным легкомыслием полагает, что это золото только его и ждет.

На взгляд Эми, которая не была нигде дальше своего родного Инвернесса, все это звучало очень романтично.

— А вдруг они все-таки найдут золото?

— Не будьте наивны, деточка. Все кончится тем, что Маркус попросит у меня свою долю наследства, чтобы расплатиться с долгами за прежние неудачные проекты, а может быть, и вообще чтобы спастись от разорения. Слишком хорошо я его знаю!

— Вообще-то я не помню, чтобы он когда-либо просил у вас денег. Сейчас просит? — спросила Эми, зная, что хозяйка любит смелые вопросы.

— Не просит. Но я совершенно уверена, что именно на это он намекает. Однако я не собираюсь вот так просто давать деньги на столь безрассудное дело. — Старая дама помолчала. — Во всяком случае, до тех пор, пока не удостоверюсь, что глупый мальчишка не ввязался в авантюру.

У Эми перехватило дыхание. Неужели заботливая тетушка Маркуса действительно собирается сделать то, о чем говорит? Ведь она такая домоседка и всегда отказывается от дальних поездок, не говоря уже о путешествиях по свету. Что же она имела в виду?

— Итак… — Леди Беллингем смерила свою компаньонку внимательным взглядом. — Как вы смотрите на то, деточка, чтобы совершить путешествие в южную Ирландию и на месте взвесить все «за» и «против» странного проекта моего племянника?

— Мне бы это понравилось, миледи. От одной мысли у меня дух захватывает.

Эми читала все письма незнакомого ей Маркуса, потому что ей приходилось писать на них ответы под диктовку старушки, пальцы которой были скрючены ревматизмом. Эми знала, что этот Маркус всегда с головой бросается в разные сомнительные предприятия. Она даже немного завидовала его авантюризму. Жаль, что она не мужчина! Ведь жизнь молодых девушек первой четверти девятнадцатого века ограничена таким количеством условностей!

Правда, она будет путешествовать лишь в качестве компаньонки, но все равно, когда приключение закончится и она вернется на Скай, ей будет о чем порассказать. И воспоминания останутся при ней.

— Я вижу, вы разволновались. Это вам идет, вы стали просто-таки хорошенькая, — сухо заметила старушка. — А то вы всегда такая зажатая.

— Просто я серьезно отношусь к своим обязанностям, — возразила Эми под одобрительный смех хозяйки.

— Надеюсь, на пароходе вы расслабитесь по-настоящему, Эми. Я даже на этом настаиваю.

— Значит, вы и вправду решили навестить племянника?

— Конечно. Вы сегодня же займетесь билетами, и как только все устроится, мы ему об этом сообщим.

Оказывается, не только Маркус пускается во всякого рода сомнительные предприятия, подумала Эми. Просто его тетке понадобилось восемьдесят лет, чтобы обнаружить в себе тот же дух авантюризма.

Но как печально все кончилось…


— Дорогая мисс Финч, — услышала Эми голос участливой спутницы, — а леди Беллингем договорилась с племянником, где он будет ее встречать? Если вам нужна помощь, мы с мужем готовы ее оказать.

— Да, все было обговорено. Мистер Беллингем должен встретить нас у причала и отвезти в отель, где мы предполагали переночевать, прежде чем отправиться из Дублина в городок Кэлланби в горах Уиклоу.

Теперь планы придется изменить. Она сообщит Маркусу Беллингему страшное известие, а что будет дальше, даже представить трудно. У Маркуса не было никаких причин помогать ей. А леди Беллингем не стала заказывать обратные билеты, потому что не знала, сколько ей потребуется времени на улаживание дел племянника. У Эми же в кармане не было ни пенни.

Так что единственный выход — спрятать в карман свою гордость и сдаться на милость мистера Беллингема.

Тут она вспомнила небольшой отрывок из его письма, свидетельствующий, что Маркусу не чужды родственные чувства.

«Вам бы понравился Кэлланби, тетя Мод, — говорилось в письме. — Он расположен в зеленой долине, окруженной горами, и очень напоминает Ваш городок на Скае. Помнится, Вам с дядюшкой всегда нравились горы».

Вероятно, он человек не злой и способен войти в положение другого. Впрочем, это не было похоже на приглашение навестить его в зеленой ирландской долине…

— Мистер Беллингем будет потрясен известием. Если у вас возникнут затруднения, мы с мужем постараемся вам помочь. Мы остановимся в отеле «Континенталь».

Эми поблагодарила, хотя знала, что никто ей не поможет. Все, что ей могут предложить, так это снова пойти в услужение. Но она твердо решила, что больше не станет ничьей компаньонкой.

Пароход тем временем уже приближался к причалу. Тщетно всматривалась девушка в лица встречавших, пытаясь увидеть кого-нибудь, похожего на Маркуса Беллингема, знакомого ей по портрету, висевшему на почетном месте над камином в гостиной его тетушки.

Портрет был написан незадолго до того, как Маркус Беллингем отправился в дальние края. Эми считала, что черными волосами и дерзким взглядом Маркус напоминает пиратов старых времен, бороздивших моря в поисках своей судьбы.

Он наверняка изменился, ведь прошло более десяти лет, и ему сейчас тридцать два, хотя тетушка все еще считала его своенравным мальчишкой.

Эми не раз удивлялась тому, как много она знает о Маркусе и по его письмам, и по воспоминаниям старой леди. А ведь они ни разу друг друга не видели и вот теперь вынуждены встретиться при весьма трагических обстоятельствах, о которых Маркус пока не догадывается. Нежное сердечко Эми сжималось при мысли, что ей придется сообщить ему о смерти тетки, но она полагала, что Маркусу легче будет воспринять новость из уст человека, знавшего и искренне любившего старушку, а не от капитана или судового врача.

— Какой-то джентльмен спрашивает леди Беллингем, мисс. Я не знал, что ему ответить… — почтительно обратился к Эми подошедший к ней матрос.

— Вы ему не сказали? — испугалась Эми.

— Нет, мисс. Я только сообщил ему, что сейчас с парохода сойдет компаньонка леди. Джентльмен ждет вас у пристани.

Девушка посмотрела в направлении, указанном матросом. Солнце было у Маркуса Беллингема за спиной, но Эми сразу узнала гордую посадку головы, точно такую же, как у его тетки. И хотя он стал старше, сходство с портретом было несомненным. Темные волосы, намного длиннее, чем требовала мода, ниспадали до плеч, а костюм свидетельствовал о том, что этому человеку чужды условности.

Опершись на руку матроса, Эми спустилась по трапу и направилась туда, где стоял Маркус Беллингем. Как сказать человеку, что его единственная родственница, которую он встречает, умерла во время путешествия?

Маркус не обратил внимания на приближавшуюся к нему девушку, разве что отметил про себя ее ладную фигурку и миловидное личико. Его взгляд все еще выискивал среди сходящих с парохода пассажиров ту, которую он встречал. Сердце Эми снова сжалось, но она собралась с духом и обратилась к незнакомцу:

— Вы мистер Маркус Беллингем, я не ошиблась? — Голос ее немного дрожал.

— Да, мэм, ваше предположение верно…

— Мисс… — пробормотала она, — мисс Эми Финч.

Маркус оглядел Эми с насмешливой улыбкой, но его рукопожатие было теплым.

— Значит, вы та самая неуловимая мисс Финч, которая писала мне такие ругательные письма? Я почему-то представлял вас старше…

— Я писала под диктовку вашей тетушки, сэр, — возразила Эми, оставив без внимания замечание Маркуса.

— Подозреваю, что не все. Я обнаруживал в них отступления, сделанные явно более терпимым человеком, и вижу, что не ошибался. Рад с вами познакомиться, мисс Финч.

Комплимент застал ее врасплох. Как ему сказать?..

Но пока она собиралась с духом, ситуация вдруг резко изменилась. С парохода сошли капитан и судовой врач и направились в их сторону. Подойдя, врач протянул Маркусу руку и сказал:

— Дорогой сэр, позвольте выразить вам наше глубочайшее соболезнование. Мисс Финч уже, несомненно, сообщила вам о несчастном случае, происшедшем на борту. Увы, я ничем не смог помочь бедной леди. По просьбе капитана подтверждаю, что последний ритуал был совершен с надлежащими почестями.

— О чем вы, черт возьми, толкуете? — встревоженно спросил Маркус.

Эми закрыла глаза, мысленно пожелав доктору провалиться в тартарары. Ведь она просила предоставить ей сообщить Маркусу печальную весть… Но видимо, врач решил, что она уже это сделала…

Маркус в недоумении посмотрел на девушку, и она кивнула.

— Простите меня, сэр. Мне не следовало… было бы лучше, если бы печальную весть сообщила вам мисс Финч, — запинаясь, проговорил врач.

— Думаю, мисс Финч следует незамедлительно это сделать, — прервал врача Маркус, обернувшись к Эми и довольно грубо схватив ее за руку.

— Я… я не знала, как вам сказать. Все было так ужасно и произошло так быстро…

— Значит, моя тетя умерла? — Он произнес это спокойно, почти бесстрастно.

— Да, — еле слышно прошептала Эми. — Мне так жаль… У нее была лихорадка…

— Понимаю, — после паузы сказал Маркус. — Она очень страдала?

— Видимо, не очень. Сначала она потеряла сознание, а потом… потом просто угасла…

Может быть, на некоторых людей шок действует именно таким образом, подумала Эми, глядя на окаменевшее лицо Маркуса. Его письма тетке бывали иногда непочтительными, временами они страшно ссорились, но Эми никогда не сомневалась в том, что Маркус любит свою единственную родственницу. Однако сейчас она уже не была в этом уверена.

Эми судорожно подыскивала нужные слова утешения.

— У меня письмо капитана, в котором он объясняет случившееся, а также свидетельство о смерти. Я распорядилась, чтобы сундуки с вещами леди Беллингем отправили в отель, о котором вы упомянули в своем письме…

— Зачем мне ее сундуки? — огрызнулся Маркус тоном, показавшимся Эми до чрезвычайности бессердечным. — Вещи будут отправлены в богадельню, хотя, вероятно, их следует до этого просмотреть. Вам лучше известно, какие вещи были ей дороги.

Сомнительно, чтобы он любил свою тетку, подумала Эми.

— Неужели вам все равно?! — взорвалась она, не веря, что можно быть таким жестоким. — Она так ждала этой поездки!

— Надеялась отговорить меня от моих дел. Не сомневаюсь, что она потратила бы все время своего пребывания здесь на то, чтобы раскритиковать мой проект. Что касается того, все ли мне равно… Мы с вами, наверно, по-разному представляем себе, что значит любить. Я никогда не считал нужным выставлять напоказ свои чувства, к тому же мужчине не пристало рыдать и причитать, чтобы выразить свое горе. Пускай этим занимаются женщины.

Замечание Маркуса разозлило Эми.

— Вы несправедливы к женщинам, сэр, хотя признаюсь, я плакала, узнав о смерти вашей тети, как это сделал бы любой нормальный человек.

— Значит, я ненормальный?

Он посмотрел на нее так, словно видел в первый раз, а Эми почувствовала, что ей вдруг стало жарко.

Как он красив, но как самонадеян! Если бы не резкость манер, он был бы неотразим, невольно отметила Эми и тут же себя одернула: нашла время думать о таких вещах!

— Я уверена, что вы абсолютно нормальны во многих отношениях, мистер Беллингем, но я нахожу вашу реакцию на смерть тети обескураживающей.

Маркус схватил ее за локоть и повел прочь от пристани, прежде чем она успела еще что-нибудь сказать. Эми и не заметила, что они уже довольно долго стоят у причала и почти все пассажиры парохода разошлись, а капитан и врач давно откланялись.

На какую-то долю секунды она вообразила себе, что ее похищают, и стала озираться в поисках знакомого лица, но никого не увидела. Даже ее попутчики, видимо, уже уехали в свой отель.

— Отпустите меня, сэр, я могу идти сама. Вы, по всей видимости, слишком долго жили среди дикарей и забыли, как следует обращаться с леди.

Он остановился, не выпуская Эми из рук, так что и ей пришлось остановиться. Мало того что она перенесла ужасное путешествие, теперь еще этот сухарь, которому плевать на смерть тетки, обращается с ней как со служанкой.

Впрочем, она служанка и есть. Почти служанка.

— Прошу прощения, мисс Финч. Вы абсолютно правы, я жил не в том окружении, какого желала бы для меня моя тетушка. Вы ведь все обо мне знаете, не так ли?

— В этом нет моей вины, — вспыхнула Эми. — В последние годы ваша тетушка не могла сама писать, и я, помимо прочего, исполняла обязанности секретаря, — стала оправдываться Эми, вспоминая, сколько раз она пыталась уклониться от участия в родственной переписке.

— Не сомневаюсь, — сказал Маркус с едва уловимой насмешкой, — что тетя зря денег не платила. А теперь я должен решать, что же с вами делать.

— Я не хочу быть для вас обузой, и вы вовсе не обязаны… — начала Эми.

— Не глупите. Конечно же, я обязан помочь вам. Допускаю, что вы сейчас расстроены, несмотря на то, что с тетушкой вам приходилось нелегко, учитывая ее взбалмошный характер. Со мной можно не притворяться. Мы оба отлично знаем, какой злой язычок был у моей тетушки.

— Вы что же, совсем ее не любили? — возмущенно спросила Эми.

— Конечно, любил — ребенком. Когда был жив мой дядя, тетушка отличалась весьма приятным нравом. Но после смерти дяди она очень изменилась, стала замкнутой, не давала воли эмоциям и меня учила тому же. Так что прошу меня извинить, если я не выставляю свои чувства напоказ.

В душе Эми все же сомневалась, что они у него имеются… Стало быть, она знала о нем не все. Но зачем ему демонстрировать свои чувства перед служанкой? Это словечко почему-то не выходило у нее из головы.

— Нас ждет экипаж, пора ехать в гостиницу. Разве у вас нет своего багажа?

Впервые он, кажется, заметил, что она человек, а не просто невесть откуда свалившаяся на него обуза.

— Я отправила его вместе с вещами леди Беллингем в отель. Надеюсь, я не позволила себе ничего лишнего?

Их взгляды встретились. Глаза Маркуса были непроницаемы. Но Эми почудилось, что в нем она встретила родственную душу, хотя сама эта мысль показалась ей дикой. Пожалуй, не стоит с ним пикироваться. Даст Бог, они расстанутся мирно, если он оплатит ей обратный билет.

Последняя мысль заставила Эми сдержать свой темперамент, напомнив о полной зависимости от Маркуса. Без всякого кокетства она сказала, дотронувшись до его руки:

— Я очень сожалею о смерти вашей тетушки. Для вас это, должно быть, просто шок.

Маркус кивнул и глянул на руку Эми, лежавшую у него на рукаве. Смутившись, она отдернула руку. Компаньонке не полагается утешать джентльмена подобным образом. Странно, ведь для дам его круга было естественным такое проявление сочувствия. «Дамам» низших классов разрешалось утешать джентльменов совсем другим способом, а она была где-то посередине…

— У вас очень выразительное лицо, мисс Финч, — заметил Маркус, и она вздрогнула от неожиданности. — Я понимаю, почему тетушке нравилось ваше общество. Она терпеть не могла бессмысленные лица.

Комплимент был неожиданным и несколько смущающим. Самой Эми вовсе не нравилось, что по выражению ее лица можно было догадаться о ее чувствах.

— Сюда, пожалуйста, — сказал Маркус, указывая на стоявший поодаль экипаж. Кучер помог девушке сесть, а поскольку другого места не было, Маркус расположился рядом с нею.

Они ехали молча, и Эми любовалась красивыми зданиями и большими парками.

— Вы сможете осмотреть город завтра и в последующие дни, — прервал молчание Маркус.

— В последующие дни? Но я… — Эми не знала, что сказать. Чтобы он незамедлительно купил ей обратный билет? Просить унизительно, а требовать… какое у нее право?

— Я зарезервировал для тетушки и для вас номера в отеле «Лондон» на три дня, потому что намеревался показать ей Дублин. Так что воспользуемся этим, прежде чем решать, что же делать дальше.

— Благодарю вас, — чуть слышно прошептала Эми. Перспектива провести три дня в обществе этого человека не показалась ей привлекательной.


После того как Маркус прошел регистрацию у портье, их проводили в смежные номера на втором этаже. Почти одновременно с этим прибыли сундуки леди Беллингем и скромный багаж Эми. Она стояла посреди сундуков, прижав руки к горлу, когда в комнату постучали. Это был Маркус.

— Вы пока устраивайтесь, а я пойду по делам. Дайте мне, пожалуйста, письмо капитана и свидетельство о смерти.

— Да, конечно.

Ей следовало отдать эти бумаги раньше, но она совсем забыла о них. Порывшись в своем ридикюле, она достала два конверта и без слов протянула их Маркусу. Ему, наверно, хочется взглянуть на бумаги без посторонних, чтобы осмыслить происшедшее, а может, и всплакнуть, как все нормальные люди.

— Буду вам признателен, если вы просмотрите вещи тетушки, а завтра мы прикинем, куда их деть. А мне надо срочно передать эти документы моему адвокату, так что встретимся за обедом в семь часов. До свидания.

Маркус вышел, оставив Эми в состоянии страшного гнева. Что за невозможный человек! Только одно на уме — мчаться к адвокату, дабы удостовериться, что он единственный наследник богатой тетушки. Кроме ее богатства, ему ничего не нужно. И если Эми и испытывала к Маркусу симпатию, то теперь она улетучилась как дым.


Салли Блейк Только по любви | Только по любви | Глава вторая







Loading...