home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава четвертая

Какие еще планы бродят в голове Маркуса Беллингема? — думала Эми.

Разве она не знала, что его настроения могут меняться с молниеносной быстротой? Разве не восхищалась его письмами? Хотя леди Беллингем осуждала его, не все его предприятия кончались крахом. Конечно, заветным желанием тетушки было возвращение племянника в родные пенаты, но Маркусу такая жизнь вряд ли бы подошла.

Она знала также, что благодаря своему острому уму Маркус всегда просчитывал множество вариантов там, где другой просто не видел бы даже возможности. Так чему же сейчас удивляться?

Да тому, что Эми Финч никогда не принимала участия в его рискованных предприятиях. А сейчас, что бы он ни замышлял, ей придется принять в этом участие. От всех этих мыслей у Эми разболелась голова. Лучше всего лечь спать, решила она и, надев ночную рубашку и халат, легла поверх одеяла.

Ей хотелось расслабиться, но, как только она закрывала глаза, перед ней всплывало лицо Маркуса, слышался его голос и особенно одна фраза, которая запала ей в душу: «брак, полный любви».

Лишь на несколько секунд она позволила себе помечтать: Маркус берет ее на руки, нежно целует, а она с готовностью отвечает на поцелуй и отдается ему со страстью… Страсть ее невинному сердцу незнакома, но вкус его губ был настолько реальным, что она почти поверила в то, что это случилось на самом деле.

В испуге Эми открыла глаза. Куда завели ее грешные мысли? Мужчины, как физические существа, были ей неведомы, и способы обольщения также. В ее окружении в последние годы было мало мужчин, и до поцелуев дело никогда не доходило. Так что леди Беллингем, назвавшая ее девушкой порядочной и рассудительной, была более чем права.

А что, если она согласится на безумное предложение Маркуса? Каким будет тогда ее будущее? На мгновение она вообразила себя женой Маркуса — и так разволновалась, что сон решительно покинул ее. Но, должно быть, она все же уснула, потому что вдруг пробудилась от резкого запаха. Горящее масло. Забыла прикрутить лампу, и она потухла!

Эми соскочила с кровати. Подбежав босиком к окну и быстро отдернув занавески, распахнула его настежь, чтобы проветрить комнату.

Ночь за окном была такая великолепная, что у нее перехватило дыхание. Остров Скай был по-своему прекрасен, но здесь, в большом городе, красота тихой лунной ночи была особенной.

Эми вышла на небольшой балкон, вдыхая свежий аромат цветов и листвы. Глухо прокричала ночная птица, и девушка повернула голову туда, откуда доносился звук. Тут она заметила огонек сигары на соседнем балконе, и сердце ее екнуло.

— Не бойтесь, — тихо сказал Маркус. — Похоже, нам обоим не спится.

— Вы меня напугали, — призналась Эми. — К тому же неприлично выходить на балкон в халате.

Эми не видела выражения лица Маркуса, но в его ответе ей послышалась насмешка:

— Вряд ли этот огромный халат является угрозой вашей чести.

Эми опустила глаза, чтобы взглянуть на себя. Длинный халат с пышными рукавами и высоким воротником был действительно мало похож на соблазнительное одеяние. От этой мысли ей стало жарко.

— Все равно неприлично стоять вот так и разговаривать, — упрямо заявила она, отступая на шаг.

— Разве? А мне кажется это довольно романтичным.

Маркус придвинулся ближе к перилам, разделявшим их балконы. Не отягощенному условностями человеку ничего не стоило бы перемахнуть через них…

— У меня нет желания быть скомпрометированной, — возразила Эми, стараясь придать голосу суровость, дабы не выдать своих истинных чувств. Она думала о Ромео и Джульетте, о том, как это, должно быть, прекрасно и дерзко — быть наедине с тем, кого любишь, пока весь мир спит.

— Я бы никогда не позволил себе скомпрометировать вас, мисс Финч. Думаю, любое поползновение в этом направлении встретило бы отпор.

Эми посмотрела на него внимательно. Лунный свет не попадал на его лицо, оно оставалось в тени, но глаза девушки уже привыкли к темноте, так что она разглядела, как блестят его глаза, а по голосу поняла, что он попросту дразнит ее. Ее взяло любопытство, и она решила продолжить затеянную им игру.

— Право, не понимаю, о чем это вы.

Эми отметила про себя, что они переговариваются вполголоса, чтобы никто их не услышал. Но это лишь придавало ситуации сугубую интимность. Она испугалась и отступила еще на шаг, но пространство между ними все-таки оставалось рискованным.

— Вы слишком долго жили с моей тетушкой и слегка прониклись ее пуританскими взглядами. Но я более чем уверен, что в вас кроется мятежный дух, который при малейшей возможности вырвется наружу и сметет все условности. Скажите, что я не прав, если, конечно, осмелитесь.

Во рту у нее пересохло. Он выразил словами то, что считалось невозможным для женщины, но о чем она втайне мечтала. Быть такой же свободной, как он, поехать туда, куда ее позовет сердце, осуществить свою мечту…

Она постаралась взять себя в руки.

— Вы забываетесь, сэр. На ваш вкус, я слишком ограниченная — это вы имели в виду. Но я хотела бы напомнить вам, что скорблю о кончине вашей тетушки, которая была добра ко мне и ожидала того же от ее единственного племянника.

Эми повернулась, чтобы уйти, но Маркус схватил ее за руку. Наверно, она зашла слишком далеко, мелькнуло у нее в голове. Но он заговорил, тихо и с расстановкой, и она не могла не поверить в искренность его слов.

— Я всегда придерживался того мнения, что оставшиеся в живых должны вспоминать об умерших с любовью и радоваться тому, что они когда-то были с ними, а не предаваться бесполезной скорби. У нас у всех есть свои воспоминания, Эми, и я не такой уж бесчувственный.

— Очень рада это слышать, — приглушенным тоном ответила она. — А теперь, пожалуйста, отпустите меня.

Ей показалось, что Маркус хочет возразить, но он перегнулся через перила и коснулся губами ее щеки.

— Желаю вам спокойной ночи, мисс Финч.

В его голосе было столько нежности, что Эми вздрогнула. Она поспешно скрылась в своей комнате и плотно закрыла окно. Дрожа от предутреннего холодка, она легла в постель прямо в халате и накрылась одеялом. Она хотела спастись не только от холода, но и от непрошеных опасных мыслей о человеке, которого, как ей казалось, она хорошо знает, но который не переставал ее удивлять, задевая в ее душе романтические струны.

Не позволяя себе думать о Маркусе, она представила, что погружается в мягкий черный бархат — так учила ее бабушка, когда Эми была ребенком. Но светлые сны детства не имели ничего общего с кошмарами, которые терзают взрослых.


— У меня есть предложение, Эми, — деловым тоном заявил Маркус на следующее утро. Он вел себя так, будто вчерашнего разговора на балконе не было.

Эми вздохнула с облегчением. Ей вовсе не хотелось вспоминать ни то, какую радость ей доставила эта тайная встреча, ни то, как этой встречей, даже такой невинной, было бы шокировано приличное общество. Впрочем, окончилась она не так уж невинно, напомнила себе Эми, хотя, возможно, она делает из мухи слона. Более искушенная женщина, по всей вероятности, просто позабавилась бы тем, что произошло.

— Какое?

Они уже позавтракали и сидели в небольшой гостиной. Эми почувствовала в его словах подвох и решила быть настороже. Категорически не соглашаться на предложение выйти замуж, напомнила она себе, но ее сердце тревожно забилось.

— Совершенно естественно, что мы с вами отреагировали одинаково на достаточно оскорбительное условие тетушки. Ничего другого я от вас и не ожидал.

Ее поразил выбор слов, и она начала понемногу закипать. Женитьба на ней — оскорбительное условие!

— Благодарю, — как можно суровее ответила она.

— Полагаю, что ни при каких обстоятельствах вы не согласитесь на брак с человеком, которого выбрали не вы сами. — Не дожидаясь ответа, он продолжил: — Но вам уже известно, что я крайне нуждаюсь в этом наследстве, принадлежащем, впрочем, мне по праву. Прошлой ночью я долго думал, как разрешить проблему.

Так вот почему он стоял на балконе!

— Я не вижу способа обойти условие леди Беллингем. То, которое выдвинула она, мы оба отметаем.

— Выслушайте меня, пожалуйста. Молю Бога, чтобы вы согласились с тем, что я вам сейчас скажу. По-моему, я уже рассказывал о том, что мой партнер проиграл много денег на скачках и нас одолевают кредиторы. Когда я купил дом и прилегающий к нему большой участок земли вдоль реки, я тоже, признаюсь, рассчитывал расплатиться за счет выигрышей на скачках. — По его лицу Эми поняла, как трудно ему признаваться в своих неудачах. — Короче, если кредиторы поверят, что я получу наследство, они отступят.

— Продолжайте.

— Хорошо. Не буду кривить душой. Все, о чем я вас прошу, — это согласиться на фиктивное обручение, а затем, в течение шести месяцев, как того требует завещание, и на такой же брак. Чем скорее это произойдет, тем скорее можно будет расторгнуть брак. Вы получите приличную сумму денег и сможете вернуться на Скай или поехать в какое-нибудь другое место, если захотите.

Сердце Эми так стучало в груди, что она не могла говорить. Уж если считать условие леди Беллингем оскорбительным, то как назвать то, что предлагает он? Верхом лжи и обмана… Но тут она невольно подумала, что единственное место, где бы ей хотелось бы быть, — это рядом с ним.

От этой мысли Эми страшно покраснела, а Маркус, решив, что зашел слишком далеко и тем вызвал смущение девушки, поспешил закончить:

— Если бы вы могли доказать, что уже обручены с другим человеком, этот пункт завещания утратил бы законную силу. Но мы оба знаем, что у вас никого нет.

Конечно, нет. Если бы она была с кем-либо обручена, его тетке пришлось бы вычеркнуть из завещания свое невероятное условие. На какое-то мгновение ей захотелось поддаться искушению и сказать, что он ошибается. Хотя бы для того, чтобы доказать, что мисс Эми Финч не игрушка для Беллингемов, а самостоятельная молодая женщина, пользующаяся успехом.

— Если уж вы готовы уладить обманным путем свои дела, почему бы вам не притвориться, что я обручена с неким мифическим женихом? Тогда мистеру Варли придется признать условие леди Беллингем невыполнимым.

— Ах, Эми, — неожиданно рассмеялся Маркус. — Думаю, тому, кто завоюет ваше сердце, придется быть начеку. У вас есть сила воли. Вы не похожи на тех плаксивых барышень, которые все свои надежды возлагают на брак.

— Полагаю, это следует считать комплиментом, — отозвалась она. — Но в вашем определении я больше смахиваю на лихую амазонку.

— Так что же нам делать, Эми?

— По-моему, я выразилась достаточно ясно.

— А вам и вправду хочется, чтобы я все потерял? Вы достаточно хорошо узнали меня по письмам и в курсе всех моих проектов. Неужели вы откажетесь помочь мне осуществить мечту, хотя бы в память о моей тетушке?

Ход был нечестный, и они оба это почувствовали. Но перемена тактики — призыв к ее доброте, упоминание об условии, поставленном теткой в завещании, — возымела на Эми нежелательное воздействие. Не успела она подобрать подходящий ответ, как он взял ее за руку и посмотрел на нее проникновенным взглядом.

— Эми, прошу вас, выслушайте меня. Неужели так трудно хотя бы ненадолго разыграть привязанность друг к другу? Мне всего-то и нужно что обручение и тихая свадьба, чтобы выполнить желание тети Мод. После этого все будет так, как я уже сказал, а вы будете свободны и обеспечены.

— Прошу вас, не надо оскорблять меня и дальше. Я не охочусь за вашим богатством.

— Не охотитесь, — отрезал он. — Но не тяните с ответом. Вы знаете, что я нетерпелив и весьма склонен к необдуманным поступкам.

— Вот именно. — Эми не могла удержаться от сарказма. — Эта черта вашего характера особенно не нравилась леди Беллингем. Если бы вы были более разумны, то не оказались бы теперь в безвыходном положении.

Эми выдернула руку, понимая, что не совсем справедлива к Маркусу. Втайне она сочувствовала ему всей душой. А что, если она влюбится в него?

— Пока что я совершенно точно знаю, чего хочу, и буду с нетерпением ждать вашего ответа.

Ей никогда в жизни не приходилось рисковать, но есть ли у нее выбор? Даже после того, как она продаст украшения, ей придется как-то устраивать свою жизнь. Если она согласится на этот фарс — обручение и свадьбу, — у нее по крайней мере будет приличный капитал, чтобы начать новую жизнь.

А обручение совсем не обязательно должно кончиться свадьбой. Если ситуация станет невыносимой, все можно будет переиграть.

Эми сделала глубокий вдох и…

— Я согласна.

На долю секунды оба застыли, а потом лицо Маркуса расплылось в улыбке. Он сжал обе ее руки, а Эми сразу обмякла от своего отчаянного поступка.

— Моя дорогая девочка, обещаю, что вы никогда об этом не пожалеете. Мы сообщим о нашем решении адвокату, а потом я договорюсь с издателем местной газеты, чтобы он прислал в гостиницу репортера взять у нас интервью…

— Это еще зачем? — ужаснулась Эми.

— Для того чтобы все выглядело правдоподобно. Хочу попросить вас еще об одном. Вы видели среди драгоценностей моей тетушки красивое кольцо с сапфиром, подаренное ей дядей в день их обручения? Мне бы очень хотелось, чтобы вы его надели.

Первым поползновением было сказать «нет». Она видела это кольцо, но была удивлена тем, что Маркус его запомнил. Может, в его душе все-таки есть капелька романтизма? К тому же ей не придется идти с ним к ювелиру и притворяться, будто она выбирает кольцо.

— Хорошо, — согласилась она.

— Наденьте его сегодня, когда мы пойдем к мистеру Варли. Он должен поверить, что это наше добровольное и обоюдное решение. Вы понимаете?

— Понимаю.

Он поднес ее руку к губам, и взор Эми затуманился. Не такой она себе представляла свою помолвку!

— И вот еще что. Я никогда не задумывался о женитьбе. Но если бы мне пришлось выбирать невесту, я бы не смог сделать лучшего выбора.

Эти слова привели девушку в смятение.

Неужели она такая же глупая и безрассудная, каким всегда считала Маркуса его тетка?


Днем они встретились в вестибюле гостиницы, чтобы отправиться в контору мистера Варли. Эми надела кольцо с сапфиром, как и полагалось — на средний палец правой руки. Маркус сразу же его увидел и, поднеся ее руку к губам, поцеловал.

— Спасибо, — просто сказал он. — Придет день — и я куплю вам другое.

— В этом не будет необходимости. Мне кажется, вы забываетесь, Маркус. Ведь обручение фиктивное, значит, и настоящего брака не предвидится. Мы ведь на этом сошлись, не так ли?

Он пригласил ее побыть его женой именно на этих условиях, а она уже была уверена, что не сможет жить рядом с человеком, энергией и умом которого давно восторгалась, и не влюбиться в него. Больше чем уверена.

— Да, так оно и будет. Я всего лишь хотел выразить вам свое восхищение. Кстати, прошу вас не показывать свое неудовольствие по поводу моей галантности в присутствии посторонних. Люди должны видеть, что мы привязаны друг к другу. Ну что это за жених, который не умирает от любви к своей прекрасной невесте?

Как это у него гладко получается! И довольно логично. Если они намерены разыгрывать этот фарс перед адвокатом и обществом, им придется притворяться, что они влюблены друг в друга. Впрочем, ей это особого труда не составит.

— Вы готовы войти в логово зверя?

— Готова.

— Тогда вперед. А когда вернемся от мистера Варли, посидим за чаем с джентльменом из газеты.

Уже в карете Эми спросила:

— Я все же не понимаю, зачем нам встречаться с репортером? Кому интересно читать про нас…

— Людям всегда интересно узнать про человека, неожиданно получившего наследство, особенно если это произошло при столь трагических обстоятельствах. История смерти леди Беллингем уже попала в газеты. Мы же удовлетворим всеобщее любопытство, рассказав свою.

Эми пришлось довольствоваться таким объяснением. Вопреки здравому смыслу и своим принципам она дала Маркусу слово, и отступать уже было некуда.


Томас Варли прямо-таки просверлил девушку взглядом, когда мистер Беллингем объявил, что они обручены и поженятся через два месяца.

Как бы желая подтвердить свое заявление, Маркус взял руку Эми, чтобы продемонстрировать кольцо.

— Это и ваше желание, мисс Финч? — осведомился адвокат. — На вас не было оказано давление со стороны мистера Маркуса Беллингема? Советую вам хорошенько подумать, юная леди, прежде чем ответить. Мне показалось вчера, что ваша реакция была обратной.

Маркус начал было говорить, но адвокат поднял руку и продолжал пристально смотреть на девушку. Однако, пока он произносил свою цветистую речь, Эми взяла себя в руки.

— Вчера и меня, и мистера Беллингема несколько удивило неожиданное условие завещания, но у нас было время подумать. Мистер Беллингем сделал мне официальное предложение, и я его приняла.

Эми не смела поднять глаза на Маркуса. Кажется, она неплохо разыграла роль романтичной наивной девушки и адвокат ей поверил. Неужели в ней проснулась актриса? Что, если после этого Маркус заподозрит, что она может и не согласиться на развод, когда истечет срок их соглашения?

— В таком случае разрешите поздравить вас обоих с успешным завершением столь необычного дела, — коротко заключил Варли.

— Благодарю вас, — ответил Маркус. — При иных обстоятельствах я не женился бы так скоро после смерти тетушки, но она сама поставила мне такое условие.

— Именно. — Адвокату ничего не оставалось, как согласиться.

— Я буду вам признателен, если вы немедленно переведете на мое имя часть наследства. Мне предстоят большие расходы в связи с моим новым проектом. Дополнительных расходов потребует и свадьба. Мне бы не хотелось оскорбить память леди Беллингем убогой свадебной церемонией.

Эми пришла в ужас от такой наглости. Видимо, он на все готов, только бы завладеть деньгами, даже если они принадлежат ему по праву. Адвокат же явно пытался как можно дольше их не отдавать. Но, понимая, что потерпел поражение, сказал:

— Хорошо. Я позабочусь о том, чтобы часть денег, находящихся в дублинском банке, была переведена вам до конца недели.

* * *


Когда они вышли из конторы адвоката, Маркус предложил девушке пройтись по парку, чтобы немного успокоиться. Только сейчас Эми осознала, с какой легкостью она солгала Варли. Необходимость говорить неправду была оскорбительна для ее врожденной честности.

— Спасибо, Эми.

— Мне не оставалось ничего другого, как подтвердить наше решение. Но мне было противно лгать.

Маркус молча посмотрел на нее, и она поняла, что ее слова прозвучали слишком резко.

— Я сделаю все, чтобы доставить вам как можно меньше хлопот. А перед посторонними мы будем смотреться самой лучшей, самой любящей парой на свете.

Ей был ненавистен весь этот обман. Но, Господи, пусть его слова будут правдой!


Глава третья | Только по любви | Глава пятая







Loading...