home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 14

Через некоторое время они вышли к Королевской дороге, окруженной шелестевшим на ветру тростником, и тут же, растянувшись на животах, стали всматриваться в залитую лужами и усыпанную камнями едва различимую тропу, являвшуюся главной дорогой к Дублину.

— Великолепие Королевской дороги весьма преувеличено, — пробормотала Сенна.

— Как и большая часть всего, что говорят и делают англичане. — Финниан на локтях подвинулся вперед. — Путь свободен. Уходим.

Все так же низко пригибаясь, они быстро пересекли дорогу; ее ширина, возможно, была достаточной для проезда только двух карет, но дорога казалась прямой, как стрела, и им было бы нетрудно заметить чье-либо приближение. Но к сожалению, и их могли бы без труда заметить; к тому же с одной стороны дороги тянулся еще и гребень горы, на котором их могли поджидать с луками и стрелами. Однако выбора не было, так что им пришлось рискнуть и пересечь дорогу.

— А зачем?.. — спросила Сенна, когда они уже зашагали вверх по крутой и узкой, почти незаметной тропинке. — Зачем мы перешли дорогу? Разве нельзя было идти вдоль нее? Эта же дорога ведет в Дублин, верно?

Финниан промолчал, и Сенна решила, что не стоит его расспрашивать — подъем на склон горы был слишком крутым и требовал серьезных усилий.

Они поднимались, то и дело ныряя под склонившиеся над ними ветви вековых деревьев. Пахло свежестью, и в серебристом свете луны казалось, что все вокруг озарялось зеленоватым сиянием.

Наконец они достигли вершины холма, и Сенна, тяжело дыша, остановилась, чтобы немного передохнуть. Шедший позади нее Финниан тоже остановился, но казалось, что он совсем не устал, — может быть, чуть-чуть.

Сенна оглянулась. В ярком потоке лунного света его фигура была словно высеченной из камня, и он представлялся силуэтом какого-то сверхъестественного существа. Когда же он заправил за уши свои спадавшие до плеч черные волосы, стати видны очертания его скул и волевого подбородка, покрытых щетиной. И еще Сенна разглядела массивную рукоять меча, торчавшую из-за его левого плеча.

— Готовы, Сенна? — спросил Финниан.

Она выпрямилась и кивнула, хотя еще час отдыха был бы нелишним.

— Тогда вперед, мой ангел. Нам предстоит долгий путь.

— До Дублина? — спросила девушка. — Мы ведь идем в Дублин? Знаете, я могу ошибаться в своих расчетах, но кажется, мы направляемся на запад, а не на юг.

— Бейл Ата Клайт.

— Куда? Что?..

— Бейл Ата Клайт. Идите же, не останавливайтесь.

— Что вы сказали? Что означают ваши слова? — спросила Сенна. Впрочем, она поняла, что Финниан заговорил по-ирландски. Причем эти слова прозвучали как колдовское заклинание.

— Так когда-то назывался Дублин, — пояснил ирландец.

— Белли Кле, Кле… — Сенна с раздражением взглянула на своего спутника. — Почему бы не назвать город так, как его называют все?

— Все?.. Дублин — так город обычно называли жители Северной Европы. А теперь и саксонские галлы так говорят. Но настоящее название Дублина — Бейл Ата Клайт. Потому что его основали вовсе не викинги и не английские иноземцы, а ирландцы.

Сенна снова оглянулась. Финниан, казалось, не сердился на нее, однако же чуть нахмурился. Какое-то время они шли молча, потом ирландец, по-прежнему шагавший следом за девушкой, вдруг отчетливо произнес:

— Но нет, не в Дублин.

Сенна опять обернулась.

— Что?.. О чем вы?

— Мы идем не в Дублин.

Девушка вздрогнула и пробормотала:

— Но вы же обещали отвести меня в Дублин…

— Милая, я никогда не обещал вам такого.

— Нет, обещали! Обещали! — закричала Сенна; ей вдруг захотелось ударить ирландца.

— Милая, успокойтесь, — пробормотал Финниан.

Но она в негодовании закричала:

— Я успокоюсь, когда вы…

Вытянув руку, Финниан прикрыл ей рот ладонью, заставив замолчать. Потом тихо сказал:

— На дороге появились всадники.

Но для Сенны вдруг все изменилось; она больше не думала о своем отчаянном положении, не чувствовала усталости, не испытывала страха и даже не осознавала, насколько опасны всадники внизу на дороге, — сейчас она ощущала только одно: теплые пальцы ирландца осторожно прижимались к ее губам, а другая его рука обнимала ее за плечи.

Стараясь прийти в себя, она вдохнула запах его ладони и пробормотала:

— Но, Финниан…

— Вы хоть секунду можете не болтать? — прошептал он ей в ухо.

И тут Сенна услышала голоса людей, доносившиеся со стороны дороги, и топот копыт.

«Всадники?.. — подумала она. — Ну и пусть. Зато меня сейчас обнимает этот замечательный мужчина».

Сенна вздрогнула от этой мысли — и еще от силы своего безумного желания. О Господи, что же с ней такое?! Неужели греховное наследие матери, годами удерживаемое под контролем, теперь наконец вырвалось на свободу? Она была поражена безудержной силой своего желания и еще сильнее задрожала, но совсем не от страха.

Финниан, должно быть, почувствовал ее дрожь, потому что рука, закрывавшая ей рот, сдвинулась ближе к щеке, и он большим пальцем провел по ее подбородку, а другой рукой погладил по спине.

— Бояться нечего, милая, — шепнул Финниан. — Это просто курьер и его слуга. Они не ищут нас. Они сейчас проедут. Так что успокойтесь, пожалуйста. Не волнуйтесь.

— Прекратите гладить меня, — взмолилась Сенна, отвернувшись.

— Что? — Он чуть отстранился и замер.

— Поцелуйте меня, — неожиданно сказала девушка, и сердце ее гулко застучало.

— Что вы сказали? — послышался рокочущий голос ирландца.

Сенна промолчала. И вдруг подумала: «Уж если мне суждено умереть, то я должна хотя бы сейчас узнать ласки этого мужчины».

Она взяла его за руку, придвинула ее обратно к своим губам и, закрыв глаза, провела по ладони Финниана кончиком языка.

По его телу пробежала легкая дрожь — словно ветер пронесся над водой. А потом послышался хрипловатый голос ирландца:

— Вы попросили, чтобы я поцеловал вас?

— Да, Финниан, — ответила Сенна дрожащим шепотом.

— Почему?

— Потому что, если мне предстоит умереть, не должно остаться ничего такого, чего мне сейчас не хватает.

— Значит, вам не хватает поцелуя? — спросил он после паузы.

Она кивнула и замерла в ожидании. И вдруг почувствовала, как от волнения у нее закружилась голова.

Финниан же осторожно развернул ее лицом к себе и внимательно посмотрел ей в глаза. Потом наклонился к ней, и Сенна почувствовала на щеке его теплое дыхание, а затем легкие дразнящие поцелуи запрыгали по ее щекам и по векам. Она тихонько вздохнула, а Финниан, прижав ладонь к затылку девушки, покрепче обнял ее другой рукой, и тут его губы наконец прижались к ее губам. В тот же миг губы девушки приоткрылись, и Финниан впился в них поцелуем. Сенна затрепетала и постаралась еще крепче к нему прижаться. Но он вдруг чуть отстранился и прошептал ей в волосы:

— Это то, чего вы хотели?

Всадники внизу на дороге уже проехали, но Финниан ничего об этом не сказал, а Сенна вообще про них забыла. Приподнявшись на цыпочки, она припала губами к теплым губам ирландца, а затем провела по ним кончиком языка.

Финниан вздрогнул и застонал. В следующее мгновение губы их снова слились в поцелуе, и на сей раз поцелуй был весьма продолжительным. Когда же он наконец прервался, Сенна, с трудом переводя дыхание, прошептала:

— О, Финниан…

А он вдруг поежился, почувствовав, что все сильнее возбуждается. Разумеется, он не собирался соблазнять эту девушку — у него были совсем другие планы, — но в этот момент Финниан ничего не мог с собой поделать: внезапно оказалось, что он был не способен контролировать происходящее.

Пытаясь взять себя в руки, он пробормотал:

— Всадники уже проехали…

Финниан ожидал, что после этих его слов девушка отодвинется, но она не отодвинулась, а осталась стоять, едва не касаясь грудью его груди. Прошло какое-то время, и Сенна наконец прошептала:

— Проехали, да?

Положив ладони ей на бедра, Финниан спросил:

— Вы ведь получили свой поцелуй, верно, Сенна?

— А вы? — Она взглянула на него вопросительно.

Финниан шумно выдохнул, сейчас ему казалось, что он-то не получил «своего» поцелуя.

Он медленно провел ладонями по бедрам девушки, затем положил руки ей на плечи и лизнул кончиком языка мочку ее уха. Вздрогнув, Сенна несмело обняла его за шею. «О, святые небеса!» — мысленно воскликнул Финниан. Коснувшись косы на затылке девушки, он несколькими быстрыми движениями распустил ее, и прекрасные волосы Сенны рассыпались по его пальцам и запястьям. Сделав глубокий вдох, Финниан зарылся в них лицом, бормоча нежные восторженные слова. И снова привлек Сенну к себе, и ее груди прижались к его груди. А потом губы их снова встретились. Но этот их поцелуй был более страстным и продолжительным, чем предыдущие. Не в силах сдержать себя, Финниан резким движением опустил руки и, прижав ладони к ягодицам девушки, чуть приподнял ее.

— О-о… — прошептала Сенна, не отрываясь от его губ.

А Финниан, немного сдвинув одну руку, заставил девушку чуть поднять ногу, согнув ее в колене, так что теперь его возбужденное мужское естество оказалось у нее между ног. Сдерживая крик, Сенна запрокинула голову назад, что означало полное подчинение — уж Финниан-то это знал.

Да, он чувствовал, что она готова ему отдаться, однако же…

Преодолев рев похоти, наполнявшей его кровь, ирландец отстранился и опустил Сенну на землю. Она абсолютно не знала своего тела — это было так же неоспоримо, как тот неоспоримый факт, что если уж солнце восходит, то непременно потом и заходит. Да, было ясно: до этой ночи Сенна де Валери ничего не знала о бросающих в дрожь наслаждениях, для которых создано ее тело. Она только что пробудилась и не разбиралась ни в чем по-настоящему, совершенно ничего не знала об интимных отношениях мужчины и женщины. Потому он, Финниан, и заставил себя сдержаться.

Сенна же медленно попятилась; ее щеки пылали, а сверкавшие в лунном свете волосы разметались по плечам. И казалось, что она очень чему-то удивлялась, возможно — только что происходившему.

Глядя в землю, Финниан пробормотал:

— Больше такого у нас не будет.

— Да, конечно… — задыхаясь, кивнула Сенна. — Конечно, не будет.

Тут он наконец поднял голову и взглянул на нее. Она сейчас стояла под густыми ветвями, но даже в темноте были видны ее чуть припухшие от поцелуев губы; грудь же Сенны бурно вздымалась и опускалась.

— Что ж, пойдемте, — сказал Финниан.

— А как же Дубл… Бэти Клии? — прошептала она, стараясь выговорить ирландские слова.

— Куда бы мы ни направлялись, милая, — в Дублин или в ад, — сначала нам нужно подняться вон туда. — Финниан кивком указал на ближайший холм. — Двигаться рядом с дорогой небезопасно, ясно?

Сенна молча кивнула и тут же спросила:

— А целоваться разрешается?

— Не знаю, милая. Это вам решать. Так как же, разрешается?..

Не дожидаясь ответа, Финниан двинулся дальше, в самую глубину ирландского леса.


Глава 13 | Ирландский воин | Глава 15







Loading...