home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 26

Он еще шире улыбнулся и переспросил:

— Кинжалом, говорите?

В его голосе прозвучало недоверие? Что ж, это лучше, чем жалость, и она, Сенна, безусловно, была рада возможности продемонстрировать свое искусство. Взглянув на ирландца, она проговорила:

— Вы, похоже, сомневаетесь, да?.. Не верите, что я прекрасно владею кинжалом?

Финниан с улыбкой пожал плечами:

— Ну, ведь немногие умеют бросать кинжал…

— Тогда смотрите на меня, — заявила девушка.

Он снова улыбнулся:

— Милая, я смотрю на вас во все глаза.

Щеки Сенны вспыхнули, и она, отвернувшись, сказала:

— Вон там, впереди, поляна, и на ней должно быть много…

— Кроликов, — подхватил ирландец.

— Что ж, тогда пойдемте.

Держась под деревьями, они двинулись к краю небольшой поляны. Удивительно, но посередине поляны несколько кроликов щипали траву и беззаботно прыгали в золотистых лучах заходящего солнца.

Пригнувшись, Сенна осторожно обошла ствол дерева, а потом, став на колени и скрывшись в высокой густой траве, вытащила из своего мешка длинный кожаный чехол. А где-то неподалеку Финниан налаживал свой лук. Интересно, кто первый добудет ужин?

Чувствуя на щеке легкий ветерок, Сенна подняла голову, достала из ножен кинжал и, сжимая пальцами рукоятку, стала вспоминать уроки, полученные в юности. После проведенного Финнианом лечения ее рука быстро заживала и теперь почти не причиняла ей беспокойства.

Поудобнее перехватив кривую рукоятку кинжала, Сенна медленно встала, согнула локоть и подняла руку так, что клинок оказался возле ее уха. В тот же момент один из кроликов остановился и, приподняв свой черный носик, стал настороженно принюхиваться, — очевидно, почувствовал опасность.

Прищурившись, Сенна сосредоточила все свое внимание на маленьком сером комочке и мысленно провела линию между клинком и своей жертвой. «Только бы не промахнуться», — подумала она и тут же выбросила вперед руку, метнув кинжал. Клинок со свистом пронесся через поляну, отбрасывая оранжевые вспышки заходящего солнца, и кролик, не издав ни единого звука, упал на землю.

Сенна же запрыгала и завизжала от радости, так что остальные кролики бросились врассыпную, как стая рыбешек в реке. А Сенна со смехом продолжала восторженно приплясывать, высоко вскидывая ноги. После многих лет почти полного отсутствия практики, после всех неприятностей последних недель она все же смогла сама о себе позаботиться и обеспечить себя всем необходимым.

Радостная и гордая, Сенна пошла обратно к лесу, держа кролика за уши и то и дело поднимая его перед собой, чтобы лишний раз полюбоваться своей добычей. Финниан же, наблюдавший за ней из-под деревьев на противоположной стороне поляны, бесшумно направился к девушке. Когда же он с луком в руке вышел ей навстречу, Сенна расплылась в широкой улыбке.

— Замечательно! — воскликнул ирландец.

— Я знаю, — кивнула девушка.

— Да-да, у вас замечательно все получилось, — продолжал Финниан и тут же подумал: «Она прекрасная, удивительная, восхитительная!..»

Ему хотелось привлечь ее к себе, крепко обнять — и снова разжечь в ней огонь страсти, но вместо этого он повторил:

— Замечательно, Сенна!

Она усмехнулась, а он вдруг сказал:

— Только в следующий раз постарайтесь не предупреждать солдат о нашем приближении.

Протягивая ему кролика, Сенна пробормотала:

— Я вела себя ужасно глупо. — Она покраснела, но при этом продолжала улыбаться. — Да, я слишком шумела. Но я чувствовала себя такой… такой…

— Вот именно — такой. — Финниан рассмеялся и, взяв кролика, заявил: — Уж если вы его добыли, то я его приготовлю.

Какое-то время Сенна молча смотрела на него, а потом, тоже засмеявшись, воскликнула:

— Пожалуй, вы правы, ирландец!

— Как и всегда, — сказал он, зашагав обратно к их стоянке.

Помыв кролика и содрав с него шкуру, Финниан насадил его на вертел и начал зажаривать над маленьким костром. Наблюдая за его действиями, Сенна наклонилась вперед и буквально улеглась ему на колени, но он не попросил ее отодвинуться.

— М-м-м… — Она потянула носом воздух. — Пахнет вкусно… — Подвинув поближе мешок и порывшись в нем, Сенна достала небольшой мешочек. — А тут травы, — сказала она.

— Травы? У вас с собой травы? — Финниан попытался заглянуть в темный кожаный мешочек, но Сенна с лукавой улыбкой прижала мешочек к груди, словно старалась скрыть его содержимое. — Милая, а что еще у вас есть? Я мог бы воспользоваться котелком, чтобы вскипятить воду.

— В следующий раз узнаете. — Сенна снова улыбнулась. — А сейчас вам придется удовлетвориться этим.

«И тобой, милая?» — подумал он. Ему вдруг пришло в голову, что его общение с Сенной уже вышло за рамки легкого флирта и продвигалось к вполне определенной цели. Но стремился ли он к такой цели? На этот вопрос Финниан не мог ответить, и это все сильнее его смущало, временами даже раздражало, — и тогда он злился и на Сенну, и на себя самого.

Сделав несколько крестообразных разрезов на тушке кролика, Финниан бросил в них пригоршню травяной смеси, затем размазал ладонью травы по всей тушке и перевернул ее над огнем. Немного жира капнуло в костер, огонь зашипел и на мгновение ярко вспыхнул. Сенна, не удержавшись, облизнулась, а Финниан, взглянув на нее, вдруг сказал:

— По-моему, вы не испугались, когда появились английские солдаты.

Она рассмеялась:

— «Испугалась» — не то слово. Я пришла в ужас.

— Но теперь, — он улыбнулся, — теперь, когда вы увидели, как я убивал их, вы ведь уже не боитесь… вернее, не волнуетесь?

Она пожала плечами и, избегая смотреть на собеседника, проговорила:

— Я ведь охотилась на кроликов, и я развожу овец. Так что я не раз видела, как умирают.

— Солдаты — это не кролики.

— Я училась метать кинжал не для того, чтобы убивать кроликов, — ответила Сенна, выразительно взглянув на ирландца, — но они хорошая цель для практики.

— Вы убили человека? — спросил он как бы между прочим, как мог бы, наверное, спросить, сняла ли она белье с веревки.

— Однажды я сделала… все, — ответила девушка после долгого молчания.

Однажды?.. Все?.. Господи, как это понимать?

Финниан молча перевернул над огнем кролика; больше он не задавал вопросов.

Вскоре он положил кролика на один из камней, огораживавших костер; когда же мясо остыло, они с удовольствием поели, облизывая пальцы, а потом некоторое время сидели в благодушном молчании под темнеющими деревьями и отливающим сталью небом.

Скоро придет время покинуть поляну для еще нескольких часов пути, но сейчас они наслаждались отдыхом. Внезапно Сенна проговорила:

— Ох, Финниан, кролик был замечательный. Никогда ничего подобного не ела. — Она сладко зевнула, потом вздохнула и машинально провела ладонью по своему бедру — провела исключительно чувственным движением.

Финниан тут же отвел взгляд и тоже вздохнул. Было бы чрезвычайно легко воспользоваться ситуацией, но он не мог дать волю своим побуждениям. А если он сделает это, то, вероятно, лишится разума — как его отец. Да-да, жизнь отца — прекрасный для него урок, и больше никаких уроков ему не нужно.


Глава 25 | Ирландский воин | Глава 27







Loading...