home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 27

Они по-прежнему оставались в своем лагере — Сенна сидела, обхватив руками колени, а Финниан лежал на траве, и сумерки почти скрывали его могучую фигуру.

Небосвод над ними переливался всеми оттенками перламутрово-серого и бледно-голубого, но под сенью деревьев было темно. Птицы уже перестали щебетать, и было только слышно, как где-то вдали лягушка искала себе пару.

Низко над их поляной, высматривая добычу, пролетела сова с большими круглыми глазами, в которых отражался лунный свет, а затем у них над головой с тревожным писком пронеслась крошечная летучая мышь.

— А что вас заставило приехать в Эйре? — спросил вдруг Финниан, нарушив молчание.

Сенна вздрогнула при звуке его голоса; он говорил довольно тихо, но этот низкий вибрирующий тембр, казалось, проникал прямо ей в душу.

Пожав плечами, она ответила:

— Дела… Это был деловой визит.

Финниан помолчал, потом задал очередной вопрос:

— Вы имеете в виду деньги? Вы приехали ради денег?

— А ради чего еще можно такое сделать? — Сенна тщательно скрывала свои эмоции.

— Да, действительно, ради чего?..

— Ах, вы не понимаете! — рассердилась Сенна.

Финниан невольно улыбнулся:

— Трудно понять такой глупый поступок.

— Да-да, вы ничего не понимаете! — Сенна саркастически усмехнулась. — Вообще-то моя семья славится глупыми поступками. Нам следует поместить на свой герб шутовской колпак.

Финниан приподнялся и сел. Внимательно посмотрев на девушку, он спросил:

— Вы что же, никогда прежде не слышали о Рэрдове и о его жестокости?

Сенна фыркнула и пробурчала:

— Кое-что слышала, конечно, но не столько, чтобы знать… чем все это кончится.

И действительно, разве можно знать все? Ведь иной раз не знаешь, что ожидает тебя за ближайшей дверью… Теперь-то она, конечно, горько сожалела, что решилась на такой шаг, но это теперь.

Впрочем, в данный момент она горевала главным образом из-за того, что Финниан смотрит на нее с каким-то странным выражением, похожим на разочарование.

— Вы ничего не понимаете, — повторила она, расправив плечи.

Он покачал головой и возразил:

— Нет, милая, я все прекрасно понимаю. Моей маме пришлось когда-то сделать такой же выбор.

Сенна взглянула на него с удивлением:

— Какой выбор?

— Тот, который всегда приходится делать женщинам. — Финниан уставился в догорающий костер. — Любовь или деньги. Понимаете?

И тут глаза Сенны начали неожиданно наполняться слезами, сквозь которые она едва могла видеть землю и деревья вокруг. Что он мог знать о том, какой выбор приходится делать женщине в одиночку, когда перед ней лежат векселя и никто не говорит ни слова, но при этом всех интересуют последующие результаты?

— Вашей матери повезло, — отрывисто проговорила Сенна, уже не контролируя свои эмоции. — У нее-то был выбор. Но многие женщины лишены возможности выбирать. И скажите: выходя замуж за вашего отца, она сделала это по любви или ради денег?

— Она не вышла замуж за моего отца, — ответил ирландец ледяным голосом, и Сенна словно окаменела.

Финниан же закрыл глаза и стиснул зубы. Господи, зачем он в этом признался? Его признание только вызовет любопытство, потом — вопросы и, возможно, сочувствие…

— Полагаю, у нее были на то свои причины, — тихо сказала Сенна.

Эти ее слова оказались для Финниана совершенно неожиданными, но он нисколько не успокоился.

— Да уж, конечно, — с усмешкой кивнул Финниан. — У нее были свои причины, причем весьма возвышенные: прекрасный огромный замок, изысканный английский лорд и сундуки, полные монет и драгоценных камней.

Он рывком встал на ноги и с удивлением почувствовал, что у него немного закружилась голова. «Слишком быстро встал, слишком долго пробыл в тюрьме — вот и все. Скоро я снова буду в порядке», — решил он.

— И хватит об этом, — заявил ирландец.

С трудом проглотив комок в горле, Сенна проговорила:

— Думаю, она сделала то, что считала нужным. К тому же… — Сенна помолчала. — Надо иметь в виду следующее: кто-то отступает перед обстоятельствами, а кто-то управляет ими.

— Вот как? — Финниан с любопытством посмотрел на девушку. — Вы называете ее поступок «управлением»?

— Совершенно верно.

В ее голосе прозвучала печаль, которую Финниан в другой ситуации уловил бы, но сейчас он был слишком раздражен, пожалуй, даже зол.

— Скажите мне, Сенна, а что вы думаете о своем мастерстве управлять теперь, когда сидите здесь, на ирландской границе? — спросил он безжалостно.

— Это была ошибка, — сказала она, едва шевеля губами. — Да, это ужасная ошибка.

Тут Финниан наконец успокоился и тихо проговорил:

— Простите, Сенна, я был не прав.

— Нет, вы правы. Абсолютно правы. — Она улыбнулась и тут же со вздохом продолжала: — Ведь у нас у обоих были матери, которые от нас ушли. Это удивительно — и очень печально… И то, что я сказала о вашей матери, в такой же степени относится и к моей. У них были свои причины… Правда, ваша мать ушла из-за денег, а моя — из-за страсти, но все же это — причины. Сколько лет вам было, когда ушла ваша мать? Мне — пять, а моему брату Уиллу не было и года. И он… — Она горестно усмехнулась. — Он был ужасно тяжелым. Для меня, во всяком случае. Но мы с ним справлялись. Хотя… — Она взглянула на ирландца и снова вздохнула. — Хотя вы как-то раз заметили, что не слишком успешно.

— Я не хотел вас обидеть, — произнес Финниан, с трудом узнав собственный голос.

— Но ведь каждый делает что может, — добавила Сенна.

— Я не думал… — Он в смущении умолк.

— Ваша мать так и не вернулась? Моя — нет.

— Сенна, я…

— Она вернулась или нет?

Присев перед девушкой на корточки, Финниан взял ее за подбородок и заглянул в ее прекрасные ясные глаза.

— Милая, послушайте меня. Я не думаю…

— Так она вернулась? — настойчиво спрашивала Сенна. — Ваша мать когда-нибудь вернулась?

— Да, — ответил он почти шепотом. — Она вернулась и покончила с собой. Я нашел ее висящей на дубе.

На несколько секунд воцарилось молчание.

— О, какой этот мир отвратительный, — прошептала Сенна. Она обняла Финниана за плечи, а он опустился рядом с ней на колени. — Она не должна была этого делать, — добавила Сенна.

— Да, вы правы. И мне говорят, что теперь она за это расплачивается.

— Финниан, не говорите так. Это неправда.

— Выдумаете?..

— Я уверена. — Сенна прижалась лбом к его лбу. — Во время своих поездок я встречала многих священников. У некоторых были добрые души, у других — жестокие до такой степени, что даже не верилось. Иногда у меня возникало подозрение, что они, должно быть, молятся разным богам, потому что они говорили мне совершенно разные вещи.

Финниан едва заметно улыбнулся. У его спутницы, похоже, было свое собственное мнение о порочности.

— А мне все говорили одно и то же. Значит, они ошибались?

— Я думаю, — медленно заговорила Сенна, — что если в раю существует место для каждого из священников, то там наверняка есть место и для всех остальных.

— Да?.. — только и смог выговорить Финниан.

— Ну конечно! — закивала Сенна. — Неужели не понимаете?

— Кажется, понимаю. — Он взял ее изящную руку и поднес ее к губам. Потом вдруг резко поднялся на ноги.

— Финниан, вы куда?

— Готовы, Сенна?

Она собиралась еще что-то сказать, но тут же, передумав, тоже встала.

— Да, я готова.

— Будем идти еще час-другой, не дольше, — сказал Финниан.

Повернувшись, он пошел по тропе, ведущей в лес, и Сенна, закинув свой мешок за плечи, последовала за ним. Больше они не говорили о своих матерях — в этом не было необходимости.


Глава 26 | Ирландский воин | Глава 28







Loading...