home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 38

Уильям де Валери прибыл к замку Рэрдов, когда утренняя заря еще не поднялась над зубчатыми стенами.

Его провели в зал, и он попросил встречи с Сенной. Когда ее не пригласили немедленно, Уилл громко заявил, что хочет видеть лорда Рэрдова. Слуги разбежались врассыпную, словно торопились исполнить его требование, но и через три четверти часа никто в зале не появился. К тому времени рыцари де Валери уже хмурились и, положив руки на рукояти мечей, о чем-то переговаривались.


Слуга просунул голову в спальню барона, предварительно прикрыв лоб, чтобы защититься от тех предметов, которые могли в него полететь, если хозяин был в дурном настроении.

— Милорд…

— Что еще?! — заорал барон.

— К вам прибыл сэр Уильям де Валери, милорд.

Рэрдов открыл глаза и пробурчал:

— Кто прибыл, говоришь?

— Сэр Уильям де Валери в зале, милорд. Он немного сердится, что ему приходится ждать.

Рэрдов резко приподнялся и сел.

— Де Валери? Ждет? Чего он ждет? Зачем он здесь?

— Он хочет видеть свою сестру, сэр, — откашлявшись, ответил слуга.

Спустя пять минут Рэрдов вошел в главный зал и сразу же увидел группу из шести или семи рыцарей. Окинув их быстрым взглядом, он тотчас определил того, кто более всех походил на Сенну.

Этот светловолосый молодой рыцарь держал в руке отстегнутые латные рукавицы, шлем он тоже снял и прижимал к себе согнутой рукой; а его доходящие до колена кожаные сапоги были покрыты грязью и толстым слоем навоза. Остальные в группе были в таком же виде — словно они быстро и долго скакали без передышки.

Отдыхали они или нет, но светловолосый рыцарь повернулся при первых же звуках зашелестевших по тростнику шагов. Глядя с тревогой и подозрительностью, он широкими шагами пересек зал, приблизился к хозяину замка и проворчал:

— Милорд, наконец-то…

— Сэр Уильям, не так ли? — спросил Рэрдов и улыбнулся.

Но юнец, по-видимому, не был расположен к светским беседам. Не ответив на улыбку, он спросил:

— Где моя сестра?

— A-а, Сенна?.. — Рэрдов повернулся и подал знак слуге, чтобы принесли прохладительное. — Значит, Сенна, да?

— Ее не проводили ко мне, — заявил рыцарь.

— Существует небольшая… проблема, — со вздохом ответил Рэрдов.

— Проблема?

— Видите ли, Сенны здесь нет.

— Что?.. — Де Валери пришел в замешательство, и его карие глаза вспыхнули.

— Ее похитил ирландец, — пояснил барон.

— Похитил? — недоверчиво переспросил Уилл.

— Да, именно так. Ирландия — дикая страна, и…

— Что за болтовня?! — возмутился Уильям, сжимая рукоять меча.

Рэрдов вздохнул, изобразив печаль, и проговорил:

— Неделю назад, когда я больной лежал в постели, ирландский арестант, которого я держал в камере, сбежал. И забрал с собой вашу сестру.

— Забрал с собой Сенну? — переспросил де Валери в растерянности.

Барон снова вздохнул и кивнул:

— Да-да, схватил и увел с собой.

— Но зачем?

— Это… непостижимо. — Рэрдов развел руками.

— Куда он ее увел?

— Финниан О’Мэлглин — советник клана О’Фейла, поэтому мы полагаем, что они направились туда. Наши люди ищут их, но замок короля… неприступен.

— Финниан О’Мэлглин? — переспросил де Валери, внимательно глядя на барона. — Я кое-что слышал об этом человеке.

— Да, он… — Рэрдов поморщился. — Этот человек имеет… вполне определенную репутацию. Но ирландцы — испорченный народ, так что всем им не стоит доверять. Когда-то я пытался заключить с ними союз, но они его отвергли. Впрочем, я не огорчен. В эти неспокойные времена нельзя слишком полагаться на союзы.

— Да, милорд, нельзя, — согласился Уильям.

Они посмотрели друг другу в глаза, потом Рэрдов отвернулся и протянул руку к подносу с кружками, который слуга только что поставил на стол.

— Вы мало знаете эту страну, сэр Уильям, — не оборачиваясь, сказал барон. — Вам, возможно, трудно представить себе, что можно с презрением относиться к друзьям. Но тут именно такие люди.

— Буду помнить об этом.

— Постарайтесь. — Бульканье вина, которое барон наливал из графина себе в кружку, казалось очень громким в тишине зала. — А что касается вашей сестры, то позвольте мне заверить вас: я делаю все возможное, чтобы найти ее.

Ответ де Валери, чрезвычайно тихий и жесткий, был слышен только барону.

— Позвольте мне заверить вас, Рэрдов, — проговорил молодой рыцарь, — что я позабочусь, чтобы мне заплатили кровью, если что-то случится с Сенной.

Опустив кружку, барон нарочито неторопливо поставил ее на стол.

— К сожалению, вашей слишком уж сговорчивой сестры в данное время нет в моем замке, поэтому я мало что могу сейчас сказать о ее судьбе.

Слово «сговорчивая» Рэрдов протянул по слогам, и де Валери, сжав челюсти, взглянул на своих рыцарей, внимательно наблюдавших за ним. Снова повернувшись к барону, он спросил:

— Но почему же ирландец ее похитил?

— Они одержимые, — сказал Рэрдов с презрительной гримасой. Взглянув на графин с вином, он предложил: — Может, выпьете? — Де Валери не ответил. — А быть может, ваши люди? — Барон поднял графин повыше, чтобы все рыцари могли его видеть, но ни один из них не произнес ни слова, и Рэрдов, кашлянув, поставил графин на стол.

— Объясните мне, почему О’Мэлглину захотелось похитить мою сестру? — упорствовал де Валери.

— Потому что они грубые дикари, — проворчал Рэрдов. — Я ведь уже вам объяснял… Между прочим, у меня в тюрьме было несколько ирландцев. Что же касается О’Мэлглина… Полагаю, он решил взять Сенну с собой, чтобы досадить мне.

— Да? — Де Валери пристально посмотрел на хозяина замка. — Надеюсь, что именно так и было.

От таких слов Рэрдова бросило в жар, но, взглянув на вооруженных мечами рыцарей, он тотчас успокоился и доверительно проговорил:

— Горе вам, юноша, если вы станете объектом их вражды, как стал я. Вы ничего не знаете об этой стране, и, возможно, ваша заносчивость будет мучить вас так же сильно, как ирландцы.

— Возможно, она будет больше мучить вас, если Сенна не вернется живой и невредимой.

Рэрдов со вздохом пробормотал:

— Вот мы и добрались до сути дела. Ирландцы — переменчивый и ненадежный народ. С ними не стоит договариваться.

— Каков же ваш план? — Де Валери стиснул зубы.

— План может быть только один: я объявил сбор всем своим вассалам. Прибывает и верховный судья Уоган. Эдуард — тоже.

— Король Англии едет сюда, чтобы спасти Сенну? — Уилл в изумлении уставился на барона.

— Король Англии старается подавить бунт в Шотландии, а теперь едет сюда, чтобы предотвратить мятеж на своей ирландской границе.

— Мятеж? И Сенна — там, у них?

— Да, к сожалению. Но мы выступим против ирландцев в ближайшие три дня.

Де Валери довольно долго молчал, а Рэрдов внимательно за ним наблюдал. «Если Уильям де Валери — такой же, как его сестра, он скорее всего не примет благоразумное политическое решение…», — думал барон.

— Запомните следующее, Рэрдов… — проговорил наконец молодой человек. — Если с моей сестрой что-либо случится, я тотчас явлюсь за вашими костями.

Нет, совсем не политическое решение! Барон стиснул зубы. Конечно, если бы захотел, он мог сразить юнца несколькими словами, предложив, например, кое-что из воспоминаний о его матери — ведь та здесь, в этом замке, подчинилась ему, Рэрдову. Но сейчас о таких вещах следовало молчать. Де Валери не обрадуется, узнав, что его мать была здесь и погибла, пытаясь сбежать. И вообще лучше уж иметь де Валери союзником, а не врагом. Во всяком случае — сейчас.

Уильям подал знак своим рыцарям, и те покинули зал. Когда же отряд вооруженных мужчин стал спускаться по лестнице, зал наполнился громким стуком сапог по каменному полу.

— Могу я рассчитывать на ваше присутствие на сборе?! — прокричал Рэрдов им вдогонку.

Де Валери замер на верхней ступеньке и, бросив взгляд через плечо, проговорил:

— Думаю, милорд, вы знаете, на что можете рассчитывать с моей стороны.

— Двадцать четыре рыцаря и их сопровождающие, — улыбнувшись, ответил Рэрдов.

— Я буду! — не оборачиваясь, отозвался Уилл. В следующее мгновение дверь распахнулась, и покрытые пылью и грязью рыцари исчезли в полосках золотистого солнечного света.

Лошади де Валери ждали у лестницы, ведущей в башню. И Уилл, натянув на голову капюшон из металлической сетки, тотчас же вскочил в седло, надел шлем и, подняв защитный козырек с прорезями для глаз, открыл лицо. Его люди молча наблюдали за ним. Когда же он коротко кивнул, все поскакали через внутренний двор. Они проехали под ржавыми зубьями подъемной решетки на воротах, подвешенной так низко, что Уилл остался бы без уха, если бы поднялся в стременах. Минуту спустя старые лебедки со скрежетом подняли разводной мост.

Уилл держался прямо и хранил молчание; он казался совершенно бесстрастным. Да, в нем ничто не выдавало гнева, но на самом деле он был вне себя, на грани свирепой ярости, которую нужно было как-то обуздать, чтобы она пошла на пользу.

Боже милостивый! Сенна похищена ирландцем! Именно Сенна! Она приехала, чтобы заключить деловое соглашение, и оказалась втянутой в коварный заговор, который будет еще очень долго сотрясать эту раздираемую войной землю — даже и при жизни следующего поколения.

И при этом земле, которую он, Уилл, добыл ценой пролитой крови, грозила опасность. Да, он часто говорил, что его не интересует земля, — но это просто потому, что у него не было земли, о которой он мог бы заботиться. Поместье, конечно, перейдет к нему, но он никогда не заберет его у Сенны.

Нет-нет, об этом не могло быть и речи. Все хозяйство принадлежало ей еще с тех пор, когда она оплатила отцовские долги своим собственным приданым после того, как ее муж умер — с кинжалом в сердце.

«Убийцы, грабители», — сказала она, подняв шум и крик. Но убийцу так и не нашли.

Уилл с удовольствием убил бы негодяя сам, если бы это не сделала Сенна. Того, как выглядело ее лицо после первой и единственной брачной ночи, было вполне достаточно, чтобы любому в голову пришла мысль об убийстве. И этого было более чем достаточно, чтобы побудить Уилла обучать сестру искусству обращения с кинжалом и луком — оружие имелось у него в большом количестве.

Но теперь-то, когда Уилл владел землей, он относился к ней неравнодушно, хотя и уверял всех в обратном.

Он полностью отдавал себе отчет в том, что знал об Ирландии очень немного — явно недостаточно для того, чтобы разобраться, правду ли говорит Рэрдов об ирландцах и об отсутствии у них порядочности. Но это совершенно ничего не значило. Они захватили Сенну, и он проткнет мечом всех — каждого из них! — чтобы вернуть ее.

Пришпорив коня, Уильям пустил его легким галопом, и все рыцари последовали его примеру — они помчались к замку де Валери.


Глава 37 | Ирландский воин | Глава 39







Loading...