home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 42

— Не переживай, я позабочусь о тебе. — Финниан обнял ее за талию, как бы заявляя на нее свои права. Он надеялся, что сможет избавить Сенну от всех неприятностей. Но с другой стороны, на носу была война, а в такие времена женщины всегда создавали всевозможные сложности.

Когда они с Сенной поднимались по лестнице в башню, Финниан по-прежнему обнимал ее за талию, и он чувствовал, как она то и дело вздрагивала.

Через несколько минут он с улыбкой проговорил:

— Знаешь, где в этом зале находилось мое любимое место, когда я был юношей и воспитывался здесь?

— Где? — спросила Сенна едва слышным шепотом.

Финниан снова улыбнулся:

— А вот посмотрим, сумеешь ли ты догадаться.

Они остановились в арочном проеме его прежнего жилища, и Сенна осмотрелась. Главный зал, в который спускались три ступени, был просторным, чистым и светлым, и освещался он вечерним светом, заполнявшим высокие окна, а также светом свечей, горевших в железных канделябрах. В огромной же нише у дальней стены гудел камин, а пол покрывал свежий тростник, так что в зале было сухо и уютно от запаха сухих трав.

И тут повсюду были люди; они беседовали, ели и смеялись, а в дальнем углу пара влюбленных выясняла отношения — об их размолвке свидетельствовали полные слез девичьи глаза.

А юноши, собравшиеся за одним из столов, играли в какую-то игру, и кто-то из парней внезапно свалился со скамьи, а остальные громко расхохотались.

Две собаки, уютно растянувшиеся у гудящего камина, грызли кости, а кот неподалеку от них устремил взгляд своих ярко-зеленых глаз на подстилку из тростника, вероятно, выслеживая какого-то грызуна.

Несколько юношей еще не воинов, но уже не мальчиков — вертелись рядом с группой мужчин; правда, они смотрели не на старших, которые в тот момент были для них самыми скучными созданиями на свете, а на стайку девушек, весело болтавших за соседним столом. Девушки же, прикрыв губки изящными ручками, взглянули на своих обожателей, затем захихикали и отвернулись.

— Так как, догадалась? — спросил Финниан.

— Во главе того стола, где сидят девушки? — Сенна улыбнулась и пристально взглянула на своего спутника.

— Нет. Попробуй еще раз, — со смехом ответил Финниан.

— Ну… тогда в центре стола на помосте. Ведь ты всегда стремишься командовать.

— Нет. — Он покачал головой.

— Так скажи сам.

— Нет, ты должна догадаться.

— Хорошо! Догадаюсь! — Сенна приняла вызов, и глаза ее сверкнули.

— Конечно, милая. Ты ведь очень сообразительная. А если не сумеешь догадаться сама, то тебе всего лишь нужно воспользоваться своей очаровательной улыбкой и выпытать правду у какого-нибудь ничего не подозревающего простака.

Улыбка, озарявшая теперь лицо Сенны, действительно была очаровательной, и Финниан, проводя ее по залу, твердо решил, что будет всеми силами оберегать эту удивительную женщину. Однако сейчас, накануне войны, нельзя было допустить, чтобы Сенна отвлекала его от важных дел.

В этот момент О’Фейл поднял голову и наконец-то увидел Финниана. Король замер на мгновение, затем медленно встал на ноги, и Финниан тотчас же шагнул к своему приемному отцу, к единственному человеку, когда-то поверившему в него, хотя все другие от него отвернулись. Для всех остальных он был сыном женщины, которая совершила грех самоубийства и сейчас горела в аду. Отец же его исчез сразу после того, как это случилось.

А О’Фейл приютил его, воспитал, называл сыном и сделал своим советником и другом. Финниан нисколько не преувеличивал, когда говорил, что обязан О’Фейлу не только жизнью, но и желанием жить.

Поклонившись, он потянулся к руке своего приемного отца.

— Господи Иисусе, Финниан… — тихо сказал король. — А я-то думал, что ты… — И тут О’Фейл, один из самых великих королей Ирландии со времен Брайана Борума, шагнул вперед и сжал приемного сына в крепких объятиях. И было совершенно очевидно: король любил Финниана как родного сына, вернее — считал его таковым.

Наконец отстранившись, О’Фейл с улыбкой проговорил:

— Значит, решил нанести мне визит, да?

Финниан тоже улыбнулся:

— По правде говоря, милорд, мне больше нечем заняться этим вечером.

Король добродушно рассмеялся и окинул взглядом зал. Почти все, не отрываясь, смотрели на них, но поблизости не было никого, кроме Сенны. О’Фейл внимательно посмотрел на нее, затем снова обратился к приемному сыну:

— Как твоя миссия?

— Выполнена. И с избытком, — тихо ответил Финниан.

— Вот и хорошо. — Король опять перевел взгляд на Сенну. — А кто твоя изумительная спутница?

— Сенна де Валери, милорд.

И в тот же миг Сенне почудилось, что пронзительные глаза короля видят ее насквозь. Но тут он вдруг улыбнулся и жестом пригласил ее сесть рядом с ним. Она села, в смущении потупившись.

— Милая, не нужно так опускать голову, — сказал король. — Это не позволяет видеть ваши прелестные глаза.

Финниан невольно усмехнулся, а Сенна с невинной улыбкой проговорила:

— Значит, вы все так ведете себя?

О’Фейл изобразил удивление и, почесав в затылке, спросил:

— И как же мы ведем себя, милая?

— Стараетесь очаровать. Вы очаровываете нас, женщин.

— Да, верно, — кивнул О’Фейл. — Нам нравится думать, что мы играем свою роль, а вы, женщины, играете роль прекрасных леди.

Сенна лукаво улыбнулась и заявила:

— Я не думаю, что когда-либо заставляла лорда Финниана краснеть, милорд. И очень сомневаюсь, что могла бы заставить покраснеть вас.

Тут Финниан скрестил руки на груди, а король, широко улыбнувшись ему, снова повернулся к Сенне.

— Милая, вы никогда не узнаете, сможете ли довести меня до такого, из-за этой моей шерсти. — О’Фейл с усмешкой погладил свою пышную бороду и доверительно добавил: — Но с Финнианом, милая, вы, вероятно, могли бы попробовать.

О’Фейл вдруг рассмеялся, а Финниан, нахмурившись, заявил:

— Все, достаточно! — Он сделал шаг к Сенне и поднял ее со скамьи. — Короля ожидает совет, а вам, миледи, необходимо поесть.

Но Сенна, чуть оттолкнув Финниана, повернулась к королю и с поклоном проговорила:

— Сир, я не привыкла оставаться в долгу, поэтому знайте: я безмерно благодарна вам за гостеприимство. И клянусь, я заплачу свой долг.

О’Фейл с минуту пристально смотрел на нее, затем молча кивнул. И в тот же миг Финниан увел Сенну и усадил за стол в другом конце зала. Почувствовав, что король все еще наблюдает за ним, он быстро вернулся к нему, и они вместе вышли из главного зала.

— Она полна огня, — заметил О’Фейл, когда они шли по коридору.

— Вы даже не представляете насколько, милорд.

Когда они вошли в зал заседаний, там уже собрались все остальные мужчины — и молодые, и пожилые. На это заседание никому не требовалось специального приглашения — приглашением служило само прибытие Финниана.

— Сын мой, я должен сказать это вслух? — О’Фейл пристально посмотрел на Финниана.

— Милорд, что именно?

— Она должна вернуться обратно, — тихо сказал король.


Глава 41 | Ирландский воин | Глава 43







Loading...