home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 43

Вокруг стола сели О’Фейл, его советники, священник, а также группа ирландских дворян. Финниан неторопливо опустился на скамью рядом с Аланом и осмотрелся, — казалось, все ждали, когда слуги подадут еду и питье.

Когда же угощение было подано, никто, кроме Финниана, ни к чему не притронулся; и все ждали, когда он выпьет кружку эля и заговорит.

Через несколько минут, снова окинув взглядом зал, Финниан со вздохом сообщил:

— Рэрдов собирает армию. Он хочет войны, и я полагаю, он ее получит.

Все разразились криками и проклятиями в адрес барона.

— Существует и кое-что еще, — продолжал Финниан, и все тотчас затихли. — Рэрдов знает о красках.

На сей раз все промолчали, и лишь король тихо спросил:

— Как много он знает?

— Он знает, что они взрываются.

Тут снова раздались проклятия, но Финниан, перекрывая шум, громко сказал:

— Зато в нашем распоряжении кое-что есть.

Кто-то фыркнул, а король спросил:

— Что именно?

— Вот. — Финниан достал из своего мешка руководство по приготовлению красок.

И все тотчас же уставились на него так, словно он держал в руке огонь.

— Господь всемогущий… — пробормотал наконец король. — Да ведь это руководство… Чтобы отыскать и вернуть его, и был послан Терлоу.

— Да, — кивнул Финниан. — Но в плену у Рэрдова я получил известие о судьбе Терлоу.

— И поэтому сам отправился на встречу, — не скрывая улыбки, проговорил король. — Хорошо сработано, мой мальчик. — Он помолчал. — Ты, к сожалению, пропустил поминки. Но поверь, они были достойными.

Финниан кивнул и пробормотал:

— Бедняга Терлоу… Жаль, что меня здесь не было.

— Да, понимаю, — отозвался О’Фейл.

Финниан же вернулся к настоящему; сейчас было не время горевать о прошлых потерях — ведь в ближайшее время потерь станет еще больше.

— Так вот, без этого, — он указал на руководство, — Рэрдов не сможет приготовить краски. Если только у него нет владычицы красок. А ее у него нет.

Финниан не счел нужным добавить, что привез не только руководство по приготовлению красок, но и саму владычицу красок. И все же он почувствовал себя предателем.

— Прошли сотни лет, — благоговейным шепотом произнес король, — и вот уишминский рецепт снова у нас. — Он приоткрыл руководство и коснулся надорванного края первой страницы. — О, Финниан, ведь это великое дело. Но что еще сказал Ред?

— Не много. Он умер у меня на руках.

Все в зале вздохнули и, перекрестившись, принялись бормотать молитвы. А затем последовали изощренные ругательства, которые, казалось бы, должны были свести на нет всю силу молитв.

Наконец король проговорил:

— Теперь-то ясно, что Рэрдов узнал об этом рецепте и пытался им завладеть. Более того, он устроил настоящую охоту за легендарными уишминскими красками. — О’Фейл обвел взглядом своих подданных и добавил: — Так вот, если мы вернем барону… причину войны, то выиграем крайне необходимое нам время.

— Что вы имеете в виду под «причиной войны»? — Финниан пристально посмотрел на короля.

— Я имею в виду Сенну де Валери.

— Ни за что! — заявил Финниан. — Даже если моя голова окажется на плахе.

— Придется вернуть, мой мальчик.

— Тогда отрубите ее! — Финниан не сводил взгляда с короля.

О’Фейл промолчал, а кто-то из рыцарей сказал:

— Черт побери, О’Мэлглин, чего ты от нас хочешь? У нас мало людей, а наши замки обветшали. Ты сам ведь сказал, что Рэрдов собирает войска. Но у нас нет возможности дать им отпор. Нам нужно выиграть время.

— Время — на что? — спросил Финниан.

— О Господи, да на все! Требуется время, чтобы собрать союзников и чтобы…

— Да, на это у нас нет времени, — перебил Финниан. — И что же?

Несколько минут все молчали, а потом король тихо произнес:

— Время будет, если ты отправишь обратно эту женщину.

Финниан молча прислонился спиной к стене — при этом свет свечей сверкнул на рукояти его меча, — потом, вытянув ноги, скрестил их в лодыжках.

— Чего ты ожидаешь от нас, О’Мэлглин? — спросил кто-то из присутствующих. — Чтобы мы все рисковали жизнью ради спасения англичанки?

— Нет, ради спасения самих себя, — ответил Финниан.

— Для нас будет немногим легче, если придется воевать не ради нее, — проворчал воин по имени Брайан.

И тут вдруг Алан заявил:

— Ирландия уже давно выбирается наверх из очень глубокого потока, и совершенно ясно, что не эта девушка создала волны, разбивающиеся о наши берега. — Алан вздохнул и, сокрушенно покачав головой, добавил: — Отправив ее обратно, вы сделаете ее похожей на кролика в полынье — она мгновенно будет мертва.

— А мы все будем мертвы, если Рэрдов соберет хотя бы половину своих вассалов! — выкрикнул кто-то.

Алан пожал плечами и заметил:

— Но он ведь именно это и сделает. Он хочет войны, и мы его не остановим.

— Он хочет войны, потому что хочет вернуть эту…

— Нет! Потому что он хочет получить наши земли! — прокричал Финниан.

Все снова надолго замолчали, потом Брайан наконец проговорил:

— Я думаю, ты все-таки должен вернуть ее.

— А я думаю, Брайан, ты должен проткнуть себя клинком за то, что предлагаешь такое! — заявил Финниан. — Ты что, ничего не слышал из того, что я сказал? Война не имеет никакого отношения к ней. Вот уже двадцать лет Рэрдов ищет повод выступить против нас.

— И ты даешь ему великолепную возможность для этого, — заметил рыцарь по имени Фелим.

Финниан повернул голову и в ярости закричал:

— А если бы Сенна не дала ему такую «великолепную возможность», Фелим, я был бы мертв! — Эти слова заставили всех замолчать, а Финниан добавил: — Только благодаря ей я жив. Она смелая и…

— И красивая, — с улыбкой вставил Алан.

Финниан невольно нахмурился, но тут же вновь заговорил:

— Выпивка повредила твои мозги, Фелим, так что лучше помолчи. А Сенна… Было бы несправедливо возвращать ее к барону. Он ужасно с ней обращался.

— Да-да, конечно! — Несколько сидевших за столом кивнули, и среди них был Алан.

Но Брайан, поднявшись на ноги, заорал:

— Будь ты проклят, О’Мэлглин, если все у нас пойдет скверно!

— Нет, будь проклят ты! — прорычал Финниан, тоже вставая. — Будь ты проклят, если способен отправить девушку на съедение Рэрдову! Она одинокая и храбрая, и без нее меня не было бы в живых. Возможно, она — искра этой войны, но Рэрдов уже давно готовил поджог.

С силой ударив кулаком по столу, Финниан продолжал:

— По-твоему, Брайан, я, не подумав, подвергаю опасности чью-то жизнь? — При этих словах он окинул взглядом всех присутствовавших. — Но разве ты забыл, что барон бросил в тюрьму меня и моих людей? И он убил их, моих людей. Да, все они, кроме меня, погибли. Некоторых повесили, и это была самая милосердная смерть… — Тут голос Финниана дрогнул, но затем снова окреп. — И даже расправ, на которые меня не заставляли смотреть, я не мог не слышать. И их смерть будет на моей совести еще очень долго после того, как я отправлюсь в свой последний путь, понял, выродок?!

Все молча переглядывались. Зал наполнился звенящей тишиной. А Финниан, в ярости сверкнув глазами, заявил:

— Но я доберусь до барона. Непременно доберусь.

— Мы вовсе не забываем о твоем пленении, — пробормотал Фелим. — И ты правильно сделал, что напомнил нам о страданиях тех, кто погиб. Мы не скоро забудем об этом.

Финниан, вскинув подбородок, в очередной раз обвел взглядом зал. Желающих возразить не нашлось, и после минутной тишины — за это время в зал на цыпочках вошли пажи, наполнили кружки и снова удалились — заговорил воин по имени О’Хэнлон:

— Я согласен с О’Мэлглином. Рэрдов охотится за красками, и его следует уничтожить. Так что может быть лучше, чем ответить войной на войну, с которой он пошел на нас?

— Ты говоришь дело. Лучше всего разделаться с мерзавцем на наших собственных условиях. — Подняв кружку, Финниан запрокинул голову и сделал глоток эля. Потом передал кружку Алану.

— Ты говоришь о Рэрдове так, будто способен в одиночку одолеть все его войско, — вполголоса проворчал Брайан. Все тотчас же посмотрели в его сторону, а он, нахмурившись, добавил: — Так вот, мне кажется, О’Мэлглин, что я знаю, почему ты делаешь то, что делаешь. И мне очень не нравится мысль, что мою голову преподнесут какому-то саксонскому королю, потому что у тебя кое-где чешется.

Рука Финниана метнулась к горлу Брайана, но он мгновенно опустил ее, когда Алан толкнул его локтем под ребра.

— Ты, Брайан, не слушал меня. Дело не в ней. Она ничего не значит в этом деле.

Тут король кашлянул, и все головы повернулись в его сторону. О’Фейл же тихо спросил:

— Тогда почему ты не доставил девушку в дом ее брата, а подвергаешь опасности здесь?

— Там никого не было, — ответил Финниан, хотя причина была вовсе не в этом.

— Мне кажется, сейчас там очень много людей, — возразил король.

— А я не заметил там никаких признаков жизни, — заявил Финниан.

— Вот как? А мы заметили дым. Еще три часа назад наши дозорные сообщили, что над замком де Валери поднимается дым.

— Ну и что из того? Возможно, это его управляющий.

— А неподалеку бродит целый табун лошадей. Боевых лошадей. И кто-то громко отдает приказы.

— Но я никого там не видел, — пробормотал Финниан. Внезапно почувствовав жажду, он схватил со стола кувшин с элем, с громким бульканьем наполнил свою кружку и осушил ее в несколько глотков.

Брайан же с усмешкой проговорил:

— Итак, теперь мы имеем тут еще и де Валери с его рыцарями. Похоже, он объединился с толпой мерзких саксонцев, жаждущих уничтожить нас. Прекрасно сделано, О’Мэлглин. Ты создаешь нам врагов почти так же хорошо, как обычно находил друзей.

— А ты создаешь угрозу своей жизни, Брайан, — ответил Финниан со зловещим спокойствием в голосе.

Тут Алан поднялся со скамьи и, став рядом с Финнианом, посмотрел на Брайана и тихо проговорил:

— Закрой рот, щенок.

— Я не допущу подобного, так и знай, Брайан О’Коналай, — сказал О’Фейл. — Лорд Финниан заслуживает большего уважения. А если у тебя есть что сказать, то скажи. Я обдумаю твои слова, прежде чем принять решение. Когда же я его приму, мы будем его выполнять, ясно?

В зале воцарилась тишина. Все смотрели на короля, король смотрел на Финниана, а тот смотрел в стену.

Но краем глаза Финниан видел, что король за ним наблюдает. О’Фейл обычно так посматривал на него после того, как он совершал что-то особенно рискованное и безрассудное, например, удовлетворял свое желание нырнуть со скалы в море или посетить могилу, которую выкопал для матери, когда священник отказался похоронить ее в церковном дворе.

Взглянув наконец на приемного отца, Финниан заявил:

— Я знаю, что делаю.

— Так скажи, что именно, — сказал король. — Пусть и все остальные это узнают.

«Все остальные» означало он, О’Фейл, человек, который когда-то спас его, сделал своим сыном, а сейчас смотрел на него с глубоким разочарованием, возможно, даже с недоверием.

Тут король поднялся на ноги, и все в зале затаили дыхание; было ясно, что сейчас прозвучит окончательное решение.

— Это будет твое сражение, О’Мэлглин, — объявил король. Он обвел взглядом зал, а потом снова посмотрел на Финниана. — Ты поведешь людей, и это именно то, к чему тебя готовили. От тебя зависит, победить или проиграть. Я отдаю все в твои руки.

Финниан медлил с ответом. Ох, сколько лет он шел к этому! И вот теперь этот момент настал! Ведь слова короля могли означать только одно: именно его, Финниана, он назначал своим преемником, причем О’Фейл сказал об этом прилюдно. Впрочем, так случалось всегда: если очередной король сам назначал командующего сражением, то этот человек со временем занимал его место.

И Финниан, конечно же, не мог не оценить доверие короля. Начав с самых низов, он поднялся так высоко — блистательный успех!

Судорожно сглотнув, Финниан сжал руку короля и проговорил:

— Onoirduit[5], милорд.

— Нет, Финниан. Окажи нам честь. Выиграй эту войну.

Они, не откладывая, изложили свои планы, и быстрые бегуньи — ирландки-курьеры, которые могли передвигаться по горам так, что даже дикие животные не чувствовали их присутствия, — уже помчались с королевским распоряжением ко всем подданным О’Фейла. А вскоре нестройные ирландские отряды отправятся к своему традиционному месту сбора — к выжженному монастырю на холме над замком Рэрдов.

После обсуждения планов зал на время погрузился в тишину. Каждый из воинов, глядя в темноту, размышлял о том, увидит ли он снова свою семью и друзей и будет ли жив, чтобы встретить следующее лето и собрать урожай следующей осенью.

А затем все направились к двери, негромко обсуждая на ходу все то же — предстоящее сражение. И только один Финниан все еще сидел за столом, склонив голову и опустив плечи под тяжестью мыслей о будущем.

Сенна… Он пойдет к ней. Всего на мгновение.


Глава 42 | Ирландский воин | Глава 44







Loading...