home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 47

— Куда ты собралась, Сенна?

Она отскочила от него, но Финниан успел взять ее за локоть и остановить. И он хмурился: блестящие черные волосы свободно падали ему на плечи, а одна небольшая прядь покачивалась у глаз. Он по-прежнему был в темно-красных одеждах, а его мускулистые ноги обтягивали высокие кожаные сапоги. Накидка же была перепоясана на талий, и на ремне висел клинок.

— Я ведь велел тебе оставаться в комнате. Здесь небезопасно.

— Да, верно. — Она вызывающе усмехнулась. — Совсем небезопасно.

Сенна постаралась высвободить руку, но Финниан держал ее очень крепко. Более того, он подтащил ее еще ближе к себе.

И тут Сенна, словно обезумев, инстинктивно протянула другую руку к закрепленному у нее на талии кинжалу. Однако Финниан уже хорошо ее знал. Сумев опередить любовницу, он вывернул ей руку таким образом, что она оказалась спиной к нему. Затем, крепко держа ее, он проговорил ей прямо в ухо:

— Сенна, что происходит? Что с тобой?

Она фыркнула и пробурчала:

— У меня к тебе тот же самый вопрос. Ты ничего мне не сказал о том, что готовится. Ты привел меня сюда, в этот замок. Но с какой целью? Ведь я этого не знаю. Зато знаю, что мне здесь совсем не рады. И еще знаю, что назревает война, но могу только гадать о причинах, так как ты приказал мне оставаться в комнате. И швырнул на кровать! — Финниан молчал, и она продолжала: — А потом я услышала разговор мужчин о том, что именно я принесла эту войну на их берега. Но разве я это сделала? Ты говоришь, что все это не имеет ко мне никакого отношения, — но нет, имеет! И мне интересно узнать, почему производство шерсти так много значит? — Она почувствовала, как Финниан вздрогнул, и вновь заговорила: — Ведь на самом деле шерсть не представляет особого интереса. Сама по себе она ничего не значит ни для Рэрдова, ни для ирландцев. Очевидно, дело, как всегда, в уишминских красках. Так скажи мне, Финниан, что такого в этом моллюске? Почему из-за него начинаются войны? — Он по-прежнему молчал, и Сенна выпалила: — Так вот, я не знаю, как и что, но точно знаю: война уничтожит уишминские краски, а значит — и меня! Неужели ты этого не понимаешь? И вообще от меня одни неприятности! Поэтому я ухожу отсюда.

— Нет.

— Но почему?

— Потому что все зашло слишком далеко, Сенна.

— Позволь мне уйти! — Она снова попыталась высвободиться.

И тут Финниан разжал пальцы. Освободившись, Сенна тотчас же повернулась к нему. И только сейчас она заметила, что Финниан снова побрился — теперь у него на скулах был только темный налет.

— Они сказали, что идут ко мне, чтобы преподать мне урок, так как именно я развязала эту войну, — ровным голосом проговорила Сенна. — И я знаю, что они собираются сделать. Мой муж хорошо научил меня этому. — Она вскинула подбородок. — Оказалось, что мужчины Ирландии и Англии очень похожи. А ведь я уже начала думать иначе.

И тут Финниан крепко схватил ее за плечи и прорычал:

— Кто пытался обидеть тебя?! — Сейчас в его голосе не было ничего, кроме холодной ярости.

Сенна внимательно посмотрела на него и, покачав головой, ответила:

— Я не знаю. Они меня не интересуют. — Она не сказала: «Меня интересуешь только ты», но это и без слов было понятно. — Финниан, я не останусь здесь, чтобы дожидаться… этого.

Но догадался ли он, чего она не хотела дожидаться? Догадался ли, что она никогда больше не хотела ждать, что ее опять бросят, что каждый восход солнца будет подтверждением того, что ее постоянно бросают?

Нет, больше никогда! Она не допустит, чтобы ее снова бросили. То, что она познала с Финнианом, было единственной настоящей ценностью в ее жизни. И если она позволит ему бросить ее, то все в ее жизни будет разбито, а из осколков не может получиться ничего хорошего. Тогда уж лучше она умрет.

Но Сенна вовсе не собиралась умирать. Она собиралась заняться своим хозяйством, если ей удастся вернуться в Англию. Она знала шерстяное производство и знала, как выжить одной, без чьей-либо помощи.

Однако Финниан, разумеется, понял скрытый смысл ее слов — она догадалась об этом по боли, промелькнувшей в его глазах.

— Объясни мне, что происходит, Финниан. Или я уйду.

Он медленно покачал головой и тихо произнес:

— Я тебе не позволю.

— Но тебя же не будет здесь, чтобы остановить меня, разве не так? — Сенна с горечью улыбнулась.

— Я приставлю к тебе стражника.

— А я метну в него кинжал.

Он в раздражении проворчал:

— Пойми, Сенна, все это дело — просто грязная вода. Не прыгай в нее.

— Меня окунули в нее в тот день, когда я родилась, Финниан. И не думай, что можешь спасти меня. А вот я могу тебе помочь. Да-да, я могу оказаться единственным человеком, кому это по силам. Скажи мне, в чем дело? Рэрдову нужны краски, и ирландцам они тоже нужны. Неужели краски так много значат? Хорошо, пусть будет так. Тогда я приготовлю их. — Она сказала все это очень быстро, чтобы не передумать.

Финниан же уставился на нее в изумлении, потом взял ее лицо в ладони и проговорил:

— Ты действительно хочешь это сделать?

— Да, хочу. И сделаю. Во всяком случае, постараюсь.

— Почему?

— А ты не знаешь? — Она грустно улыбнулась.

Их лица сейчас находились в нескольких дюймах одно от другого, и Сенна видела, как глаза Финниана наполняла страсть.

— О-о, милая, неужели ты так сильно нуждаешься во мне? — пробормотал он низким голосом. А потом вдруг впился в ее губы страстным обжигающим поцелуем. Внезапно прервав поцелуй, он с усмешкой добавил: — Я уже, кажется, говорил тебе, Сенна, что все мужчины — дураки. Да-да, все без исключения.

— Но я не думала, что ты говорил о себе…

Финниан снова усмехнулся:

— О-о, да я самый глупый из всех, ruin. Я только выгляжу сообразительным.

И тут вдруг он отстранился от нее и, помрачнев, проговорил:

— Пришло время, Сенна.

— Время — для чего?

Он долго медлил с ответом. Наконец тихо сказал:

— Пришло время ответить на твои вопросы и встретиться с королем.

— С королем?.. Зачем?..

— Поговорить об уишминских красках, — ответил Финниан. При этом глаза его совершенно ничего не выражали — казалось, они были загадочными и далекими, как горные вершины.

— Ты рассказал ему? Ты не дождался моего согласия?

Финниан пожал плечами.

— Или так — или он отправил бы тебя обратно к Рэрдову.

Сенна целую минуту смотрела на него, чувствуя, как у нее холодеют кончики пальцев.

— Значит, ты знал, что я соглашусь, да? — с тоской в голосе спросила она. — Ты знал, что в конце концов я приготовлю для тебя уишминские краски?

— Ничего я не знал. — Он отвернулся.

— Не знал? Что ж, теперь знаешь.


Глава 46 | Ирландский воин | Глава 48







Loading...