home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Окончание войны

При том, что Кутузов особенно не обременял Наполеона интенсивностью военных действий (достаточно сказать, что за всё время центральная группировка Кутузова ни разу (!) не вступила в бой с наполеоновской) в период отступления французов он умудрился привести к границе России только 27 тыс. чел. из 130 000 бывших в его армии в Тарутино. Оказалось, что не только французы так плохо переносят тридцатиградусный мороз без соответствующего обмундирования и пищи, но и русские: занятый интригами, главнокомандующий совсем позабыл об обеспечении своей армии необходимым. (Там же).

Горячий поклонник Кутузова Сергей Иванович Маевский рассказывал, что «получив на подпись 20 бумаг, фельдмаршал утомился на десяти подписях». Другие очевидцы поведения 65 летнего фельдмаршала, как генерал Николай Николаевич Муравьев возмущались: «Кутузов мало показывался, много спал и ничем не занимался». (Там же).

28 ноября гвардейский офицер А.В. Чичерин записал в дневнике: «Сейчас меня очень тревожит тяжёлое положение нашей армии: гвардия уже двенадцать дней, а вся армия целый месяц не получает хлеба. Тогда как дороги забиты обозами с провиантом и мы захватываем у неприятеля склады, полные сухарями».

Генерал Николай Николаевич Муравьев свидетельствует: «Ноги мои болели ужасным образом, у сапог отваливались подошвы, одежда моя состояла из каких-то синих шаровар и мундирного сюртука, коего пуговицы были отпороты и пришиты к нижнему белью; жилета не было и всё это прикрывалось солдатской шинелью с выгоревшими на биваке полами, подпоясался же я французскою широкою кирасирскою портупею, поднятою мною на дороге с палашом, которым я заменил мою французскую саблю…». (Васильев И.Н. Указ. соч., с. 217).

Тот же Вильсон продолжает: «Армия была весь нынешний день без пищи, и я боюсь, что то же случится и завтра, потому что фуры с провизией оставлены весьма в дальнем расстоянии; но войска переносят всякую нужду с удивительным мужеством. Как жалко, что они имеют такого начальника, — что они должны лишиться того награждения, которого достойны по своей храбрости, что их страдания должны умножиться без всякой нужды и что столь много крови должно быть ещё пролито для одержания частных успехов, когда вся и полная добыча в руках их уже находилась. Теперь-то фельдмаршал пожалеет о потерянных им случаях; теперь-то венцы совершенной победы, упущенные при Малоярославце, при Вязьме и при Красном, будут мелькать в глазах людей, ослепленных невежеством.

Когда-то фортуне угодно будет доставить нам новый случай совершить без опасности или без потери в один день всё то, что стоило стольких слез, стольких сокровищ и жизни столь многих храбрых воинов?

…И если бы только Светлейший пробудился ото сна, могли бы захватить Ренье и его 11 000, которые ещё не дошли до Варшавы; однако он не способен на это, и мы, скорее всего, опять увеличим список чудесных избавлений неприятеля. Это злая платовская шутка. Было бы недурно для исторической правды изобразить Светлейшего глубоко спящим в своих дрожках, которые гонятся за Бонапартом!

Погода всё ещё страшно холодная -25° мороза. От русской армии почти ничего не осталось; я уверен, в строю сейчас не более 60 000 (учитывая фланговые корпуса — прим. Е.П.). В одном гвардейском батальоне всего 200 солдат. Мои драгуны, казаки и адъютанты все поголовно больны. Один из драгунов остался без ноги». (Роберт-Томас Вильсон. Дневник и письма 1812 — 1813. СПб., 1995, с.244).

Надо заметить, что свидетельствам Вильсона нет основания не доверять: современникам и историкам войны он был известен не только как умный и наблюдательный офицер, автор нескольких книг по военной теории и русской армии, но и как честный и принципиальный человек: к примеру, в 1815 г. он принял деятельное участие в заговоре с целью освобождения из тюрьмы приговоренного вернувшимися к власти Бурбонами к смерти наполеоновского маршала Мишеля Нея. Вильсон был всего лишь наблюдателем при штабе Кутузова и никаких личных отношений ни до, ни после войны у них не было. Кроме того, приведенные документы были написаны непосредственно в ходе военных действий.

Ситуация усугублялась ещё и тем, что Кутузов был вынужден то и дело отсылать отряды на подавление крестьянских восстаний. Так было потоплено в крови выступление трёх полков (7200 чел.) Пензенского ополчения, которые восстали против насилия, произвола и бесчеловечных наказаний со стороны офицеров. Всего, таким образом, по России была убита не одна тысяча ратников ополчения и крестьян. Сегодняшнее забвение этих ужасающих фактов вполне может объяснить одна характерная формула тов. Сталина: «Смерть одного человека — это трагедия, многих — статистика».

После окончания войны Кутузов сказал Ермолову, что «плюнул бы в рожу» тому, кто два-три года назад предсказал бы ему славу победителя Наполеона. (Троицкий, 2002, с. 7).

Современникам событий «заслуги» фельдмаршала были известны. К примеру, когда после смерти Кутузова, его дочери, оказавшись в тяжёлом материальном положении, обратились к правительству за помощью, знаменитый создатель «военных поселений» Алексей Андреевич Аракчеев поставил на их прошении резолюцию: «Оставить без ответа». (Кутузов, 1989, с. 563).

Кутузов не хотел преследовать Наполеона в Европе, где ему предстояло бы сражаться с великим полководцем в отсутствии «благоприятствующих» российских условий (морозов, бездорожья, отсутствия баз фуража, точных картографических сведений и данных разведки), но, чувствуя за спиной горящего нетерпением Александра, фельдмаршал-«кофейник» приказывает перейти границу.

В последующие три месяца Кутузов также мало занимался собственно военными операциями: он засыпал территории Восточной Германии кипами воодушевляющих прокламаций, которые должны были поднять народ «на борьбу с иноземцами». Реальное руководство походом велось на уровне корпусных командиров. Мало уделяя времени военными вопросами, Кутузов, по воспоминаниям обожавшего его адъютанта Михайловского-Данилевского пытался приударить за 16-летней полькой Маячевской. (Троицкий, 2002, с. 332). По ходу дела, «светлейший князь» «удовлетворил» просьбу Чичагова об отставке, с формулировкой «по случаю болезни». В апреле Кутузов заболел и 28 числа скончался в г. Бунцлау.

Вследствие непродуманной диспозиции, обладающие численным превосходством, но разобщенные войска русских и их союзников были наголову разбиты Наполеоном в течение последующих нескольких дней в боях под Люценом и Бауценом. Весенняя кампания закончилась поражением и отступлением союзников. (Понасенков Е. Указ. соч., с. 64).

В этой главе я не ставил задачи как-то «разоблачить» Кутузова, но, пользуясь широкой базой первоисточников, пролить свет на ранее неизвестные стороны его деятельности и просто очеловечить «легендарного полководца». Я совершенно не виноват в том, что в случае с «товарищем» Кутузовым в очередной раз подтвердилась мысль гениального Иосифа Бродского о том, что человек бывает «страшнее своего скелета».

Приведенные мною многочисленные свидетельства и факты рисуют столь полную и объективную картину жизни и деятельности Кутузова, что не нуждаются ни в каких моих заключительных обобщениях и выводах: всё и так ясно.


Низкая месть: Кутузов — спаситель Наполеона | Правда о войне 1812 года | Континентальная система Наполеона