home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 17






Голова Алли покоилась на груди Хадсона, его сердце билось прямо под ее ухом, пока они оба пытались восстановить дыхание.

- Что у тебя за любовь к полу?

Низкий смешок сотряс его грудь.

- Просто пользуюсь большим количеством свободной площади.

- Я собираюсь попытаться приготовить завтрак. Снова, - она села и бросила на него предостерегающий взгляд, прежде чем натянуть его футболку через голову. - И в этот раз веди себя прилично.

- Я не слышал никаких жалоб насчет моего поведения.

Она скользнула глазами по его телу, развалившемуся на кухонном полу во всей красе. Хмм, определенно, никаких жалоб.

Хадсон поднял бедра, натягивая штаны обратно и прерывая ее бесстыдное любование. Как будто у них был шанс спокойно позавтракать. Он слегка наклонился вперед, чтобы завязать шнурок на брюках, и его пресс сложился в идеальные шесть кубиков. Алли сопротивлялась острому желанию протянуть руку и коснуться контуров его обнаженной груди, по которым блуждал ее восхищенный взгляд. Надо. Готовить. Завтрак. Она оторвалась от его тела, переводя взгляд на его по-мужски красивое лицо, и с губ сорвался невольный смешок.

- Что такого смешного? - спросил он.

- Ты. Твои волосы.

Хадсон пробежался рукой по своей неуправляемой шевелюре.

- С утра и так растрепанные, плюс чьи-то влюбленные пальцы. То еще сочетание, - он сверкнул широкой улыбкой, вставая и за руку поднимая Алли с пола. - Кажется, мне обещали бекон и яйца?

- Ой, бекон! - она резко развернулась и открыла духовку. - Надеюсь, тебе нравится сильно хрустящий.

- Идеально. Я нагулял аппетит.

Краем глаза она заметила, как Хадсон вытащил из шкафчика вишневого дерева простенькую кофеварку.

- Ты пользуешься ей вместо Jura? - спросила она, кивнув на последнюю модель для приготовления эспрессо, которая стоила больше трех тысяч.

- У нее есть кнопочка вкл-выкл. Заливаешь воду, на выходе получаешь черный кофе. Что еще надо?

Прислонившись к стойке, Алли наблюдала, как он включил Мистера Кофе и наполнил графин водой.

- Ты не знаешь, как пользоваться той, другой, да? - спросила она, изо всех сил стараясь скрыть улыбку.

Хадсон невозмутимо уставился на нее.

- Поскольку она все равно не делает твой "капучино с двойной пенкой, не добавляйте мускатный орех", - сказал он, радостно улыбаясь, - я предпочитаю придерживаться простоты.

Пока варился кофе, Хадсон приготовил им по бокалу свежевыжатого апельсинового сока.

- Чем еще могу помочь?

- Может, закинешь туда еще пару кусочков хлеба? - она кивнула на тостер. - Если, конечно, тебя не вся бытовая техника пугает так, как кофеварка.

- Очень смешно, мисс Синклер.

Они работали бок о бок. Алли взбивала яйца, Хадсон жарил тосты. Алли переворачивала бекон, Хадсон раскладывал столовые приборы. Алли спокойно ела завтрак, Хадсон сметал все с тарелки.

- Было вкусно, Алли. Спасибо, - он проглотил последний кусочек и вытер рот салфеткой. - Мне нужно сделать один звонок и ... - он глянул на часы. - Черт, времени как раз на быстрый душ, - он быстро вскочил, звякнув приборами о тарелку. - Но ты не торопись, доедай.

- Я закончила, - Алли соскользнула со своего барного стула, взяла тарелку Хадсона и поставила поверх своей. - Иди, я тут приберу.

- Я извиняюсь. Постараюсь недолго. Не стесняйся, иди в душ, - он взял Алли за подбородок, приподнимая ее лицо и нежно целуя в губы. - Извини, что не смогу присоединиться. В другой раз?

- Хадсон, мне правда надо домой. У меня нет одежды.

- Ты выглядишь просто охренительно в моей рубашке, которых у меня, по счастливой случайности, целый шкаф, - он игриво шлепнул ее по попке, прежде чем вальяжной походкой удалиться из комнаты. - Кроме того, - крикнул он через плечо, - я не планирую позволять тебе долго оставаться одетой.

Прибравшись на кухне, Алли нашла дорогу в хозяйскую ванную. Темные шкафы из вишневого дерева тянулись по всей длине комнаты, тогда как по другую ее сторону две раковины с сияющими точно новая монетка смесителями разделяли стойку из черного гранита.

Над стойкой размещались еще шкафчики. Они доходили прямо до потолка, идеально обрамляя большое зеркало. Огромная квадратная ванна занимала другой конец комнаты. Она также была вмонтирована в плиту черного гранита и наполнялась от крана, торчавшего из стены. Тогда как ванна вполне могла вместить двоих, в душевую влезло бы пятеро, а то и шестеро человек. Огражденное стеклом пространство имело две душевые насадки под потолком, и дополнительные распылители воды, установленные через равные интервалы по всей высоте стены. Алли видела вполне роскошные ванные комнаты, но ни одной подобной этому. Все в ванной Хадсона было темным, мужественным и невероятно огромным. Как и сам этот мужчина.

Сбросив футболку Хадсона в корзину с грязным бельем, Алли заколола волосы повыше и вступила в душевую. Пульсирующие струи теплой воды приятно ласкали ее ноющие мышцы. Их приключения на полу, не говоря уж о трех... или четырех... раундах в постели заставили ныть такие мышцы в ее теле, о существовании которых она не догадывалась. И он не планировал давать ей долго оставаться одетой? Она задрожала, потянувшись к бруску мыла. Разумная часть ее души утверждала, что нужно было вернуться в свой особняк и позабыть о Хадсоне Чейзе. Но все разумные мысли исчезли, когда она провела намыленными руками по своему телу. Веки опустились, и Алли представила, что это руки Хадсона касаются ее, возбуждают, скользя по грудям, вниз по животу и между бедер. Она распахнула глаза. Это вовсе не помогало.

Быстро ополоснувшись, она выключила воду и потянулась за полотенцем. Туго обмотавшись им, она подошла к зеркалу, изучая свое отражение. Не так уж плохо, учитывая, что ночью она почти не спала. Вообще-то ее щеки даже приобрели какое-то сияние. Она сняла заколку с волос, пропуская пряди между пальцами. Она могла пережить отсутствие косметики или средств ухода за волосами, но за зубную щетку убила бы. Она открыла верхний ящик и увидела зубную щетку Хадсона. О, какого черта, после всего того, что они вытворяли, какой вред от пользования одной щеткой?

Закончив, она положила ее обратно в ящик, бегло осмотрев остальное содержимое. Зубная паста, зубная нить, флакончик освежителя для дыхания, рассчитанный для путешествий. Ничего не обычного, и ничего, что говорило бы о том, что здесь постоянно останавливалась женщина. Опять-таки, он говорил о ней не как о той, что могла бы положить розовую зубную щетку рядом с его. Нет, в случае чего, он бы добавил других туалетных принадлежностей как в пятизвездочном отеле. Не раздумывая, Алли открыла высокий шкафчик слева от себя. Еще больше обычных предметов - крем для бритья, бритва, дезодорант - и все рассчитано на мужчин. Никаких тампонов, кремов для век или ароматизированных лосьонов. Она покачала головой. Соберись, Алли. Надо перестать вести себя, как ревнивая подружка, и найти что-нибудь из одежды.

Хадсон не преувеличивал, когда говорил, что в ее распоряжении целый шкаф рубашек.

Дюжины свежих чистых рубашек висели на плечиках над рядом темных костюмов, который тянулся от одного края гардеробной к другому. Она выбрала белую льняную рубашку на пуговицах и закатала рукава до локтей.

Рубашка села на ней как платье, но ей было не очень удобно разгуливать по квартире Хадсона без трусиков, хоть во время завтрака это привело к весьма приятному исходу. Она нашла в одном из ящиков пару боксеров и натянула на себя. Отлично. Что дальше?

Алли пришла обратно в спальню Хадсона, гадая, сколько еще он провисит на телефоне. Она присела на край кровати, взгляд сам упал на ночник. В голове эхом отдался голос Харпер. Готова поспорить, он еще и извращенец. Не в силах устоять, она небрежно открыла верхний ящик, готовясь к тому, что может увидеть.

Выдохнув, она едва не расхохоталась над своим поведением. Чего она ожидала, плетки и флоггера? Чтоб этой Харпер провалиться с ее безумными книгами. Хотя там, однако, была большая коробка презервативов. Алли ощутила неожиданный укол ревности, но решительно приказала себе забыть об этом. Этот мужчина определенно развлекался в женском обществе, но он поклялся, что всегда был осторожен. По крайней мере, пока дело не касалось ее. Она должна была бы с облегчением увидеть доказательство его предусмотрительности в удобной близости от кровати. Так почему мысль об этом так сильно ее обеспокоила?

Ее взгляд блуждал по комнате и наткнулся на дверь, которой она раньше не замечала. Движимая любопытством, она открыла ее и обнаружила полностью оснащенную мини-кухню, примыкавшую к офису Хадсона. Как и спальня, офис был выполнен в темных тонах с массивной мебелью. Стол из полированного красного дерева стоял перед мраморным камином и двумя удобными креслами, а оставшиеся три стены занимали книжные шкафы высотой под самый потолок.

Хадсон сидел в черном кожаном кресле лицом к умопомрачительному виду на Норд Мичиган Авеню. И Алли получила возможность понаблюдать со спины за генеральным директором за работой. Она определенно была знакома с влиятельными мужчинами, вращалась в их обществе всю жизнь, но слушая его, она понимала, что в Хадсоне Чейзе было нечто иное. Дело было не столько в словах, которые он произносил - она наслушалась разговоров о слияниях, дедлайнах и приказах прекратить - но в том, как он их произносил.

Когда Хадсон отдавал приказ, это делалось с решительностью, не подлежащей обсуждению. Как будто человек на другом конце провода не имел другого выхода, кроме как в точности следовать приказу. И дело было в том, как Хадсон себя преподносил. Да, он был великолепным, утонченным и, безусловно, сексуальным. Но это то, что видишь на поверхности. Алли знала новую версию Хадсона лишь пару недель, но уже могла сказать, что там было нечто более глубокое, даже более темное, что внушало уважение любому, кто с ним встречался.

Он повернулся в кресле, встречаясь с ней глазами, провожая взглядом каждое ее движение, когда она медленно пересекла комнату и обошла его стол. Она впитывала его образ с головы до пят. Голые ступни, волосы, все еще влажные после душа. Он выглядел небрежно расслабленным в джинсах и сером кашемировом свитере - полная противоположность человеку, отдававшему приказы по телефону.

Хадсон потянулся к ней, провел рукой по ее голому бедру, его глаза сверкнули, когда он понял, что она надела его боксеры. Он усмехнулся и покачал головой. Зажав телефон между плечом и ухом, он наклонился вперед и сдернул белье вниз по ее ногам. Она наблюдала за ним с растущим восхищением, созерцая одновременно игривого любовника и властного руководителя. И это сочетание захватывало дух.

Его рука скользнула вверх по внутренней стороне бедер Алли, пальцы дразнили ее, поглаживая шелковистые складочки. Она подавила стон, когда один палец, а за ним и другой нырнул внутрь и тут же вышел обратно, снова и снова. Не отводя от нее взгляда, он убрал руку и поднес ее ко рту, облизывая пальцы. Алли бесшумно вздохнула. Его глаза дьявольски сверкнули, когда он ответил кому-то по телефону:

- Я хочу, чтобы эти цифры были удвоены к концу следующей недели.

О, так вот какую игру он ведет? Алли расценила его самодовольную ухмылку как вызов. Возбудившись и желая большего, чем беглое прикосновение его пальцев, она забралась ему на колени. Ее ноги едва доставали до пола, когда она оседлала его. Она потянулась к пуговице его джинсов и поиграла с ней, ища на его лице реакцию. Глаза его потемнели, давая ей то самое поощрение, в котором она нуждалась, чтобы расстегнуть ширинку и освободить его эрекцию.

Алли не разрывала зрительного контакта, устраиваясь на его толстой длине. Хадсон с трудом сглотнул, наблюдая, как она вцепилась в спинку кожаного кресла и опустилась на него, приятно, дюйм за дюймом. Чувство наполненности, которое он ей дарил, было невероятным, и ей пришлось сдержаться и не застонать от сладкого вторжения.

Упираясь в спинку кресла, она поднималась и опускалась медленными плавными движениями. Хадсон едва не зашипел и схватил ее за талию. Он пытался удержать ее на месте, но она покачивала бедрами, скача на нем и бесшумно раскачивая кресло. Вверх - вниз. Снова и снова. Он бросил взгляд вниз, туда, где соединялись их тела, стараясь сохранить хладнокровие и ровный тон голоса, тогда как она пытала его размеренными ударами.

- Сообщите мне в понедельник, - выдавил он сквозь зубы и буквально швырнул телефон в гнездо. - Проклятье, Алли, - он застонал и захватил ее рот в яростной нужде, быстрые движения его языка обжигали. Руки его распластались на ее талии, он раскачивал ее в мощном и властном ритме.

Обхватив лицо Хадсона ладонями, Алли накрыла его губы своими, пока он продолжал насаживать ее на себя. Ее руки пробежались по его волосам, и она закричала ему в рот, стискивая его внутри, когда ее накрыл мощный оргазм. В его горле завибрировал стон, смешавшийся с ее криками, и его бедра резко вскинулись, содрогаясь в спазмах освобождения.

Алли рухнула на грудь Хадсона во второй раз за последние несколько часов. Она так и лежала довольно долго, пока вновь не обрела способность говорить.

- Извини, что прервала твой звонок, - сказала она, все еще задыхаясь.

- Не извиняйся, - он зарылся носом в ее волосы. - Можешь забираться на меня вот так в любое время.

Смутившись, Алли подняла голову.

- Что?

- То, что ты только что сделала. Всегда рад такому вторжению. Даже поощряю.

- Ты закончил?

Он сверкнул похотливой улыбкой.

- Да уж несколько минут как закончил.

- Нет, - она закатила глаза. - Я имею в виду, ты закончил с работой?

- Я весь твой, - Хадсон провел ладонью по изгибу ее шею. Кончиком пальца он поглаживал ее щеку, глаза горели искренностью. - Значит ли это, что ты решила остаться?

Она знала, что этого не стоило делать - это только усложнит все в конце - но похоже была не в состоянии ему в чем-то отказать. Прикусив губу, она едва заметно, робко кивнула.

- Хорошо. Чем бы ты хотела заняться? Я знаю, чем бы хотел заняться я, и раз уж несколько минут прошло... - Хадсон напряг бедра, дразня ее своим уже вновь затвердевшим членом.

- Дай девушке перевести дыхание, - сказала она, хихикнув. Играя с его волосами у основания шеи, она обдумывала варианты. - А чем бы ты занялся, не будь меня здесь?

- Работал бы, - прозаично ответил он. - А ты?

Она пожала плечами.

- По магазинам пошла бы, или в кино.

- Ну, ты уже сходила за покупками в мой шкаф, - он зацепил пальцем вырез позаимствованного платья-рубашки. - Зато у меня есть домашний кинотеатр. Кино?

- Мы никогда не смотрели кино вместе.

Хадсон нахмурился.

- Тогда я не мог позволить себе билеты.

- Ну, значит, вот он, твой шанс, - Алли быстро чмокнула Хадсона в уголок губ и слезла с его колен. - Если повезет, может, я даже разрешу тебе держать меня за руку.

- Держать тебя за руку? О, мисс Синклер, я планирую куда больше, чем просто держать вас за руку.






Глава 16 | Вспомни меня | Глава 18