home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 36






Алли постукивала ногой по полу лобби, смотря на убывающие цифры над лифтом, мечтая, чтобы они сменялись быстрее. Она опаздывала, серьезно опаздывала, а она никогда раньше не опаздывала на работу. Никогда.

- Что ж так долго-то, - пробормотала она.

Захотев проверить время, она выудила телефон из сумочки и поняла, что так и не включила его. И едва включившись, он сразу завибрировал от пропущенных звонков и сообщений. Последнее было от Харпер. Алли прочла его, заходя в лифт.


Собрание прямо СЕЙЧАС. Где ты?


- Дерьмо, - тихо выругалась она, засовывая телефон в карман джинсов. Джинсов, на работе! Еще одна вещь, которой она себе не позволяла, но отчаянные времена и все такое. Она проспала - пункт ?3 в списке "я никогда" - и едва нашла время почистить зубы и собрать волосы в хвост, куда там заезжать домой за рабочей одеждой.

Двери лифта открылись. Пройдя мимо своего офиса, Алли направилась прямиком в конференц-зал. Когда она тихо скользнула в комнату, мистер Эллис не прервался, продолжая, как ни в чем не бывало, пока она занимала свое место за столом. Алли проигнорировала поднятую бровь Харпер, бросив сумочку на пол и включая планшет. Входящее сообщение вскочило в окне чата в углу экрана еще до того, как она успела просмотреть вопросы к совещанию.


С каких пор мы начали Небрежные Понедельники?


Харпер не только не оставит джинсы незамеченными, но и не преминет это упомянуть. Но с другой стороны Алли действительно понадобится более подходящая одежда на остаток рабочей недели. Она сделала мысленную пометку заехать к себе после работы и захватить что-нибудь. Одежду, туфли, белье. Кстати об этом, на ланче надо будет прикупить белья, учитывая, сколько порвал Хадсон. Мысль о том, как его пальцы разрывают атлас и кружево заставила ее щеки залиться легким румянцем.

Спустя считанные секунды выскочило новое сообщение.


Боже, ты провела выходные с НИМ, да?


И за ним еще одно...


Даже не пытайся отрицать, я вижу, ты не ночевала дома.


И еще одно...


Ты не сможешь избегать меня вечно.


Нет, но она определенно попытается. Алли бросила на Харпер недовольный взгляд и переключилась на план совещания. Она просмотрела пункты, отчаянно пытаясь понять, который из них сейчас обсуждается.

- Вы с Харпер справитесь, Алессандра?

Услышав голос босса, Алли вскинула голову. Справимся с чем? Боже, она была в полном раздрае. А это лишь понедельник.

- Не вопрос, - сказала она, гадая, на что только что подписалась. Пришло сообщение от Харпер, которая, очевидно, прочла ее мысли. Ну, или ее паникующее лицо.


Бюджет на учебники.


А, ладно.

- Спасибо, - одними губами произнесла Алли. Внезапно зародился зевок, и смутившись, она быстро прикрыла рот рукой. Глаза Харпер расширились, и она немедленно начала печатать. Алли нахмурилась. Супер, что еще?


Мать твою, ты наконец-то это сделала!


Харпер выпучила глаза в ответ на непонимающее выражение Алли. Она нажала пару клавиш на планшете и выразительно уставилась на левую руку Алли.


Ты наконец-то спихнула Бездарного Лорда на обочину.


Взгляд Алли метнулся к руке, где она увидела... ничего? Она едва слышно выдохнула. Кольца Джулиана не было. Раньше она и не думала о том, как Хадсон снял его с пальца и положил на одну из книжных полок. Сегодня ты моя. Пальцы на ногах подвернулись от мысли об его непоколебимой силе и властной решительности. Он полностью завладел ею - разумом, телом и душой.


Это стоит отметить!


Танцы? Выпивка перед этим, само собой.


Мы совершенно точно должны...


Сообщения Харпер сыпались быстрой чередой размышлений о том, как они будут отмечать, но Алли перестала их читать. Она не могла отвести взгляда от ее свободного пальца. Она столь привыкла к кольцу Джулиана, что казалось странным смотреть и не видеть его на руке. Странно и чудесно. Как будто оно было невероятно тяжелым. Словно оковы, привязывавшие ее к жизни, которую она не создавала и которой не наслаждалась. Это ощущалось... идеально.

В тот момент Алли поняла, чего хочет. Глубоко внутри она знала это давным-давно. Джулиан, возможно, был бы правильным выбором для Ингрэм Медиа, но не для нее. Она знала, что родители будут в ярости, но каким-то образом она должна заставить их понять. Прошедшие две недели с Хадсоном изменили ее, пробудили ту часть ее, которая ждала освобождения. Жизнь до него была аккуратной, организованной и адски скучной. Рядом с ним она чувствовала себя как никогда живой.

Это было так же, как и десять лет назад, но связь между ними стала сильнее, крепче. Неужели она действительно думала, что сможет от этого отказаться? Отказаться от него? Необходимость оставить его однажды уже разбила ей сердце. Она ни за что не повторит ту же ошибку дважды.

Собрание тянулось медленно, как и остаток дня. Все время ее мысли возвращались к Хадсону. Она умирала от желания позвонить ему, просто чтобы услышать его голос, но боролась с этим.

Она знала, что если поддастся, то в итоге выложит все по телефону, а она хотела смотреть ему в глаза, когда скажет, что расстается с Джулианом, что выбирает жизнь с ним.

Когда наконец стрелка миновала шесть часов, она послала ему короткое сообщение.


Заеду домой за одеждой. Встретимся в пентхаусе. Поздний ужин?


Ответа не последовало. Если подумать, она ничего не получала от Хадсона весь день. Она была столь занята, пытаясь не позвонить ему, что даже не заметила, что он ей тоже не звонил. Ни разу. Сначала она подумала, что это странно, но потом напомнила себе, что, скорее всего, он занят, разбираясь со всеми звонками, которые игнорировал на выходных. Или, возможно, он с Ником.

Милый маленький Ники. Ее сердце упало при мысли обо всем том, что случилось с этим маленьким мальчиком.

И теперь его состояние еще хуже. Вспомнив, как он вчера выглядел, выходя из лифта, как бездомный бродяга, побитый и голодающий, она задрожала. Она помолилась про себя, чтобы он наконец-то принял ту помощь, что предлагал его старший брат.

Хадсон так и не сказал ей, что произошло после того, как он высадил ее у пентхауса, но это явно было что-то плохое. Очень плохое. И зная, как Хадсон относится к брату, какой груз ответственности на себя взвалил, это должно было рвать его на части изнутри. Что вызвало тот ночной кошмар? Образ его, скорчившегося на кровати и вцепившегося в простыни, наполнил ее мысли. Алли никогда ни у кого не видела таких кошмаров. Видеть, как он мучается от боли, запутавшись ногами в одеяле, как исказилось его лицо, как тяжело вздымается грудь, было просто невыносимо.

Прошлой ночью, в постели, он не стал говорить об этом. Неудивительно. Хадсон всегда был сдержанным, когда дело касалось его жизни и особенно прошлого, но Алли планировала поднять эту тему при первой же возможности. Если они собирались строить совместную жизнь, она хотела быть частью этого. И хорошего, и плохого. Но более того, она хотела помочь ему по возможности. Из того, что она видела, было понятно, что он скрывал что-то глубоко внутри, что-то, всплывающее на поверхность во сне, хватая его в самый уязвимый момент, когда он не мог это контролировать. Она бы сделала все что угодно, лишь бы не видеть его страдания вновь. Что угодно.

В своей квартире Алли быстро приняла душ и переоделась в шоколадно-коричневое платье, дополнив его серьгами-кольцами, которые, как однажды сказал Хадсон, добавляли золотых искорок в ее ореховые глаза. Она распустила волосы просто потому, что знала - ему это нравится, и в последний момент решила оставить трусики в ящике. При мысли об его реакции, когда он обнаружит отсутствие белья, по всему телу пробежала дрожь.

Сгорая от нетерпения поскорее добраться до пентхауса, она схватила несколько костюмов для работы и закинула их в сумку. Она была на полпути к двери, когда зазвонил телефон. Экран показал "частный звонок". Хадсон. Расплывшись в широкой улыбке, она ответила на звонок.

- Соскучился по мне? - промурлыкала она.

На другом конце повисло молчание, затем раздался тяжелый вздох.

- Qui, конечно.

- Джулиан? - она глянула на часы, быстро подсчитывая разницу во времени. - Почему ты не спишь так поздно? Разве в Париже не два часа ночи?

- Я в Чикаго. Точнее, я застрял в гребанном Кеннеди.

- Ты вернулся? - ее слова прозвучали громче, чем она рассчитывала.

- Мои дела завершились быстрее, чем ожидалось, так что я... как ты это говоришь? Схватил билеты на ближайший рейс.

О, дерьмо. Она не ждала этого разговора до следующих выходных. Ей нужно было время подготовиться, время подобрать слова. Возможно, она еще успевала удрать, выменять себе хотя бы одну ночь.

- Ты должно быть устал. Поспи, и встретимся завтра после работы, выпьем. В Пенинсуле, скажем, в шесть?

- Не глупи, - последовала короткая пауза, похоже, он вынул изо рта сигарету. - Я назвал водителю твой адрес.

Она осмотрела комнату, понятия не имея, зачем.

- И далеко ты сейчас?

- Je ne sais pas ...*(13) Пятнадцать, может, двадцать минут. Быстрее, если эти гребаные имбецилы научатся водить.

Что? Дорога из аэропорта всегда была кошмаром. И на ее везение, именно сегодня стало исключением.

- Отлично. Тогда увидимся, - Алли постаралась сохранить беззаботный тон, нажимая на сброс вызова. Ей нужно собраться. Ей нужно позвонить Хадсону. Он ждет встречи в пентхаусе. Черт. Это не телефонный разговор.

Звонок перенаправился на голосовую почту, и Алли выдохнула с облегчением. Она знала, что он надавил бы на нее, добиваясь ответов, а сейчас не было времени. Автоответчик Хадсона был угрюмым сообщением чисто по делу, и по какой-то нелепой причине она улыбнулась.

- Привет, это я. Эм... Джулиан только что звонил. Он вернулся в город и направляется сюда, - она помедлила, сомневаясь, что еще сказать. - Мне нужно поговорить с ним. Я перезвоню как только смогу.


***

Приехав, Джулиан сразу направился на кухню, чтобы налить себе выпить. И судя по налившимся кровью глазам, это была не первая порция за сегодня. И не вторая, если на то пошло. Если Алли попросили бы угадать, она бы предположила, что он выпил несколько во время перелета через океан. Неужели он всегда столько пил?

Со стаканом в руке он прислонился к кухонной стойке, косым взглядом окинув ее тело.

Она почувствовала, как увлажнились ладони. Здесь не было легкого пути, лучше сразу покончить с этим.

- Джулиан...

- Подожди, - он вальяжно подошел к ней, источая высокомерие. - Кое-что забыл.

Он наклонился ближе, и кислое зловоние алкоголя смешалось со сладким запахом его туалетной воды. Пустой живот Алли едва не взбунтовался.

Что она вообще нашла в этом мужчине? Когда он попытался ее поцеловать, она слегка повернула голову, подставляя щеку.

- Нам надо поговорить, - прошептала она.

Джулиан фыркнул и залпом допил водку.

- Поговорить? Tu te fous de moi? *(14) Я весь день провел в дороге, меньше всего я хочу говорить, - он поставил стакан на край стола и скользнул руками на талию Алли.

- Я не могу, - она попыталась высвободиться из его объятий, но он лишь усилил хватку, губами находя шею.

- Меня не было почти две недели, ma ch'erie, - он был одновременно всюду. Его длинные руки блуждали по ее спину, влажные губы двигались на ее коже, затвердевающая эрекция упиралась в бедро. Упершись ладонями ему в грудь, она попыталась оттолкнуть его, но он не пошевелился.

- Я серьезно, Джулиан. Прекрати.

- Дай угадаю, у тебя голова болит? - его руки скользнули ниже по спине, ощупывая все ее тело и прижимая ближе к себе. - Я думал, эти отмазки начинаются после свадьбы, - сказал он, языком проникая в ее ушко.

- Я не могу выйти за тебя.

Он поднял голову. Алли ожидала шока, даже злости, но глаза Джулиана сверкнули дикой яростью.

- Черта с два ты не можешь, - процедил он сквозь стиснутые зубы.

- Прости, но я не люблю тебя, - сказала она тихо, но решительно.

- Любовь? - он усмехнулся. - Это не имеет ничего общего с любовью, Алессандра, - он отпустил ее, и она выдохнула, внезапно осознав, что до сих пор задерживала дыхание. - Это договоренность. Часть сделки.

Алли широко распахнула глаза. Она была частью сделки? Какой сделки?

- Не изображай такое удивление, - от его улыбки у нее по телу пошли мурашки. - Ты та еще трофейная женушка.

И вот она, горькая правда.

Джулиан взял свою выпивку и направился прямиком к бутылке "Серого гуся", которую оставил на кухонной стойке. Алли смотрела, как он наливает большую порцию со льдом, ведя себя как дома в ее квартире, как поступал и со всей ее жизнью. Она чувствовала себя такой дурой. Ничто из этого не было настоящим. Головокружительный роман, импульсивное предложение, даже слова нежности, прошептанные в подушку.

Когда к горлу подкатила тошнота, Алли закрыла глаза, на мгновение всерьез опасаясь, что ее стошнит. Все было спланировано с самого начала, все было частью плана, чтобы червяком заползти в Ингрэм Медиа.

Кубики льда зазвенели о стенки бокала, и она открыла глаза. Джулиан смотрел на нее, усмехаясь.

- Ты ни черта не научилась от матери, да?

- Я не такая, как она, - на глаза навернулись слезы злости и досады, и она быстро стерла их рукой.

Глаза Джулиана сверкнули поверх бокала.

- Где твое кольцо? - спросил он, глядя на ее левую руку. И прежде, чем она успела ответить, он с грохотом поставил стакан на стойку и подошел к ней. Алли отшатнулась, но он схватил ее за обе руки, до боли вцепившись пальцами.

- Какого хрена ты тут вытворяла, пока меня не было?

- Ты делаешь мне больно.

Он жестко встряхнул ее.

- Отвечай. Где блять мое кольцо, Алессандра? - его ноздри раздувались, лицо исказилось от ярости. Алли никогда не видела его таким. Злым из-за испорченного обеда? Конечно. Нетерпеливым со служащим гостиницы? Непременно. Но мужчина, стоявший перед ней, был взрывоопасным, диким и абсолютно себя не контролировал.

- Ты получишь его обратно, - во рту пересохло, и она едва сумела произнести эти слова. - Ты правда думал, что я попытаюсь оставить его себе?

- Peut-^etre *(15), - прорычал он. - Учитывая, сколько денег я обещал твоему отцу, ты не лучше шлюх, которым я плачу.

Сначала она вздрогнула, но затем вздернула подбородок. То, что говорил Джулиан, было нелепо. Он просто сорвался, стараясь сделать ей больно, и будь она проклята, если позволит причинить себе еще больше боли.

- Моему отцу не нужны твои деньги, - она изо всех сил старалась говорить непринужденно, но голос дрожал, предавая ее.

- Твой отец, - сказал он с полным презрением, - теряет компанию доля за долей, - он издал резкий снисходительный смешок. - Ты же не думаешь, что я действительно торопился жениться, да?

Он помедлил, ожидая реакции, но она отказывалась давать ему это удовольствие.

- Кто-то разыгрывает схему, - продолжил он, - скупая активы направо и налево.

Он нескрываемо наслаждался, что открывает ей глаза на эти новости.

- Он нуждается во мне, по крайней мере, в моих деньгах, чтобы спасти фирму.

Все еще крепко держа ее за руку, он провел указательным пальцем по ее горлу, добравшись до глубокого декольте. Подцепив ткань пальцем, он забрался меж ее грудей.

Сердце Алли бешено заколотилось, и она мельком глянула на дверь. Четыре шага, может, пять. Слава Богу, не заперто. Он бы точно поймал ее, если бы пришлось сражаться с замком. Все, что нужно - высвободиться.

Что-то темное мелькнуло в глазах Джулиана, и он медленно облизал нижнюю губу.

- Я бы сказал, ты у меня в долгу.

Алли сопротивлялась, но он лишь усилил хватку. Страх сдавил горло, душа ее, отчего воздух вырывался прерывистыми вздохами. Она едва могла набрать достаточно воздуха, чтобы говорить.

- Отпусти меня, больной ублюдок.

Его рука, появившаяся из ниоткуда, ударила ее по лицу. Сила удара сбила ее с ног, и она тяжело упала, с громким треском ударившись головой о кофейный столик. Белая вспышка мелькнула перед глазами, голова взорвалась от боли. Она чувствовала, как по щеке хлынул поток теплой жидкости, и инстинктивно прижала ладонь к лицу. Посмотрев на пальцы, она увидела, что они окрасились ярко-красным.

Алли подняла взгляд, все расплывалось от слез и крови, и увидела, что он подходит, чтобы продолжить. Она попыталась отползти в сторону, но тут же резкая боль обожгла кожу головы, когда он схватил ее за волосы. Комната покачнулась, когда он силой поднял ее на ноги, и на секунду ей показалось, что она упадет в обморок.

Джулиан дернул ее обратно к себе.

- Ты гребаная сука, - прорычал он ей на ухо. - Все, что от тебя требовалось - сыграть свою роль, встать и сказать Я-нахрен-согласна.

Он резко швырнул ее, перегнув через спинку дивана. Удар по ребрам резко вышиб весь воздух из легких.

- Я выполнил свою часть здесь. И сейчас мой член тверд, ты здесь, и я достаточно пьян, - пинком он раздвинул ее ноги, одной рукой все еще удерживая ее за волосы и вдавливая в диван, а другой расстегнул ширинку.

Паника охватила Алли. Она пыталась кричать, плакать, но не имея возможности вздохнуть, издала лишь безмолвную мольбу. Нет... пожалуйста, нет...


*(13)Не знаю (фр.)

*(14)Ты надо мной издеваешься? (фр)

*(15)Возможно (фр.)




Глава 35 | Вспомни меня | Глава 37