home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава XXI

По небу плыли тучи, заволакивая и снова открывая луну. На некоторое время слабый лунный свет выхватывал из темноты деревья, кусты, мощные монастырские стены, которые сплошным кольцом окружали внутренние постройки. Сторожевые башни, словно былинные богатыри, накрепко подпирали каменные стены монастыря-крепости.

На возвышенности, чуть поодаль от монастырской стены, время от времени появлялись в лунном пятне могильные холмы и черные кресты. Судя по размерам этого старинного кладбища, можно было предположить, какое огромное множество божьих послушников обитало в монастыре за прошедшие века.

Жуков и Матыгулин залегли в кустарнике ольхи между стеной и кладбищем. Давно миновала полночь. От неподвижности потихоньку затекали руки и ноги. Ночная прохлада и сырость с запахом прелой листвы медленно пробирались внутрь.

Чтобы легче было переносить неудобства, Жуков думал о Галине. Перебирал в памяти все события, ее слова, улыбку и поцелуи на вокзале, когда она встречала его...

С монастырского двора донесся слабый звук выстрела. Оба переглянулись и замерли в ожидании. Хлесткие выстрелы разорвали ночную тишину. Матыгулин привстал:

— Может, надо там помочь?

Обеспокоенный Жуков отрицательно покачал головой:

— Наше место здесь. Смотри по сторонам.

Потом послышался приглушенный звук колокола. Оба когда-то слышали рассказ майора Стеклова о таинственном подземном колоколе, неожиданно оживавшем при гибели человека.

— Неужели это тот самый колокол? — испуганно проговорил Матыгулин. — Кто? Денисов или Измайлов?

— Да нет. Не должно, — растерянно произнес Жуков, понимая, что в монастыре происходят серьезные события. Но все-таки он не мог поверить, что колокол извещал о смерти кого-то из товарищей.

Они ловили малейшие звуки, глядя на высокие стены монастыря. Прислушивались ко всем ночным шорохам. Но все было тихо.

К двум часам ночи стало совсем зябко. Луна переместилась в правую часть неба. Крупные звезды проглядывали через промоины облаков. На душе у обоих было тревожно, мучила неизвестность в монастыре.

Жукову показалось, что один из могильных холмов вздрогнул. В первое мгновение подумал: «Уже мерещится». Он продолжал пристально всматриваться в темноту. Холмик, казалось, чуть покачивается, точнее, колебалась его тень. Александр тронул за плечо Матыгулина:

— Смотри!..

Матыгулин не успел толком вглядеться, как туча причудливой формы, напоминавшая гигантскую королевскую корону, накрыла луну. Очертания окружающих предметов расплылись в черноте ночи. Набежавший ветерок монотонно зашумел, на короткое время заглушив шорохи, и снова исчез.

— Кажется, что-то двигается там, — прошептал Тагир.

Оба предельно напрягли слух и зрение. Наконец лунный свет начал заливать местность. Черное пятно двигалось по направлению к ним, затем слилось с тенью толстой многовековой сосны и замерло.

— Выжидает, — шепнул Александр.

Когда вновь все потонуло в темноте, пятно поплыло снова. Но вот уже можно было различать среди ночных шорохов еле уловимые звуки шагов. Наконец черное пятно приняло очертания старушечьей фигуры.

«Батюшки светы! — разочаровался Матыгулин, опуская оружие. — Женщина!»

Сильно ссутулившаяся женщина, пригнувшись, прошла от них в нескольких шагах, свернула налево и по тропинке вдоль монастырской стены двинулась в сторону поселка.

— Ты здесь останешься, а я за ней, — сказал Александр, поднимаясь из кустов. — Смотри в оба. — И он растворился в темноте.

В поселке женщина остановилась у почтового ящика (Жуков не видел, сколько писем опустила она) и повернула обратно.

Прошло более получаса, когда Матыгулин вновь увидел ту же ссутулившуюся женщину. Поминутно оглядываясь, она торопливо прошла мимо. Лейтенанту показалось, что это еще не старая женщина.

«Странно, зачем она идет обратно на кладбище? — удивился он. — Ведь глухая ночь».

Вскоре, как из-под земли, появился Жуков. Он, пригнувшись, то и дело приседая, проследовал за ней, словно привязанный невидимыми нитями.

Матыгулин вопросительно смотрел на Жукова: «А что делать мне?» Но тот лишь махнул рукой что означало: «Оставайся на месте».

Предполагая, что женщина пойдет снова по той же тропинке, Жуков решил двигаться сбоку чуть позади нее. В центре кладбища та остановилась, огляделась по сторонам и присела, скрывшись за могильным холмиком. Александр подобрался поближе. Ему показалось, что один из крестов, каких было здесь великое множество, двигается, вернее, медленно поворачивается вокруг своей оси. Это было немного левее — через два могильных холмика от того места, где пряталась женщина.

«Что за наваждение? — терялся в догадках контрразведчик, приподнимаясь. Он осторожно двинулся туда, но, к его удивлению, там никого не оказалось. — Куда же она запропастилась?»

Подошел вплотную к таинственному кресту. Могильный холм венчала массивная мраморная плита, на которой было начертано: «Здесь покоится раб божий Онуфрий».

Огляделся. Никого. Вернулся к Матытулину и они вдвоем пошли осматривать то место, где исчезла женщина.

Обошли несколько похожих, покрытых мраморными плитами могил. Жуков подошел к могиле со знакомой надписью, уперся ногой о плиту и попробовал повернуть крест. Крест подался, и когда он повернул его на пол борота вокруг оси, то едва не упал, потеряв под собой опору: могильная плита ушла из-под ноги. Один конец плиты провалился, а другой, как у качелей, приподнялся. Пахнуло плесенью.

Матыгулин от удивления тихонько свистнул:

— Что за чертовщина?

— Сейчас посмотрим, — с деловым видом ответил Александр, вытаскивая из кармана фонарик.

Он посветил в образовавшуюся черную пустоту. Взору предстала глубокая, как колодец, выложенная тяжелым булыжником яма. Почти от самой поверхности земли вниз шли каменные ступеньки. Жуков спустился по ним и начал внимательно осматривать стены. Не было никаких признаков, что эта странная яма имела куда-то выход.

Пока Жуков находился внизу, Матыгулин вел наблюдение за прилегающей местностью.

Из ямы, из-под могильной плиты, просачивался свет, освещая черный крест. Матыгулин невольно подумал, что если б он увидел такую картину, эдак лет пятнадцать назад, мальчишкой, то сильно испугался бы.

Прошло изрядно времени, когда Жуков высунулся из ямы.

— Ну что? — подошел к нему Матыгулин. — Нашел?

— Нашел. Спускайся сюда.

Матыгулин спустился в яму и плитой прикрыл за собой вход. Александр нагнулся и вытащил булыжник из пола рядом со стеной. Запустил туда руку по локоть и поднял металлический штырь, служивший засовом, а другой рукой нажал на стену, она стала медленно отходить назад. Образовался проем величиной с пивную бочку.

Жуков направил туда электрический луч и, наклонившись, шагнул в проем.

— Осторожно! — прошептал Тагир. — Не торопись. Подожди, я пролезу.

Держа оружие наготове, они медленно двинулись. Небольшой коридор высотой с человеческий рост привел в просторное помещение с каменными сводами, где на невысоком кирпичном постаменте стояло три почерневших гроба.

На запыленном полу виднелись следы женской обуви, как установили, тридцать седьмого размера.

— Между прочим, на крыше дома, где живет Метелева, тоже обнаружены следы тридцать седьмого размера, — сказал Матыгулин, открывая крышку гроба. — Ого! — воскликнул он. — Посмотри-ка сюда!

В гробу с человеческими костями находилась рация с антенной. Александр вытащил ее и произнес:

— Улов неплохой. А вот женщину все-таки упустил.

— Придет, никуда не денется. Тут мы ее и возьмем.

— Так-то оно так, А вот каким образом она отсюда испарилась? — вслух размышлял Александр, осматривая стены помещения. — Тут, брат, надо сутки, не меньше, искать продолжение подземного хода.

В 1-35 ночи была перехвачена шифровка.

Штольцу.

«Купец» под наблюдением. Предполагаю, на него вышли через Розу. Жду указаний.

Мефодий.

В 2-10 ночи полковнику Нурбанову по телефону сообщили о событиях, происшедших во дворе монастыря.

В 2-50 Жуков доложил Галямову об обнаружении тайного склепа и рации.

В 4-00 утра в Святовский поселок прибыл из Светловолжска Нурбанов, которому доложили подробно обо всех событиях ночи.

Он сразу же направился в церковь Преображения. Тело Измайлова вытащили из проема ранее прибывшие на подмогу Закиров и Вильданов; они дежурили недалеко от Екатерининских ворот.

Полковник Нурбанов подошел к накрытому шинелью Измайлову, присел на корточки, взял его холодную руку в ладони и молча смотрел на него.

— Прости всех нас, Рафкат... что мы не уберегли тебя... — проговорил он. — Мы клянемся всегда помнить о тебе, наш дорогой друг...

Когда санитарная машина увезла погибшего чекиста, Галямов горестно произнес:

— Вот ведь как бывает! Жили два друга Севчук и Измайлов и оба погибли в один год. Погибли в мирное время... Уму непостижимо...

Раненный в ногу Денисов был помещен пока в местную больницу. Он-то и рассказал полковнику об услышанном женском визге, когда Измайлов дошел до роковой черты — проема, и что из тайника никто не выходил. Куда исчез шпион, было загадкой.

Около пяти утра Нурбанов собрал всех свободных от дежурства сотрудников в поселковом отделении милиции.

Первым делом он распорядился о засаде в склепе. Жукова с Матыгулиным подменили, и сейчас они находились здесь. Жукову поручалось изъять корреспонденцию таинственной ночной странницы (санкция прокурора была только что получена). Матыгулин должен срочно раздобыть фотографию бухгалтера кирпичного завода Шарафетдиновой. Он поехал будить начальника отдела кадров.

Полковник отправил свою машину за Метелевой Марией Петровной.

Отдав все необходимые указания, Нурбанов заметил:

— В нашем распоряжении два часа. В семь народ отправится на работу. Некоторые — и того раньше. А из монастыря нельзя никого выпускать. Я уверен — шпион, убивший Измайлова, там.

В 5-25 из Светловолжска доставили расшифрованную радиограмму.

Нурбанов прочел ее вслух.

Мефодию.

Используйте перстень.

Штольц.

Воцарилась тишина. Каждый силился понять, что означает «используйте перстень». Начали высказывать свои соображения. Пришли к общему выводу: «перстень» — условная операция, которая предусматривает, по всей вероятности, срочное свертывание деятельности отдельного агента, составляющего звено между Шугаевым и резидентом, либо всей агентурной сети. Так или иначе, нужно было спешить, опередить противника.

Нурбанов посмотрел на часы:

— Сейчас 5-50, товарищи. Мы должны попытаться через тайный ход из церкви Преображения выйти на иностранного агента. Во всяком случае, подземный ход, а он, видимо, существует — прольет свет на возможные действия агента в сложившейся ситуации. — И обращаясь к Галямову: — Марс Ахметович, берите людей и действуйте.

Находившиеся в церкви сотрудники НКВД ощупывали буквально каждый сантиметр кирпичной стены в обнаруженном тайнике, но к приходу группы Галямова вход в подземелье еще не был найден.

Начали осмотр с механизма движения потайной двери, на которой был изображен один из двенадцати апостолов. Чтобы апостол пришел в движение и образовался проем в стене, — нужно было вытащить один из кирпичей в двух метрах от него, сунуть туда руку и нажать на рычаг. Дверь с изображением апостола под воздействием этого рычага начинала медленно двигаться, издавая звук, напоминавший скрежет мельничных жерновов. Тот, кто входил в эту потайную дверь, обязательно наступал на порог-ловушку. Под тяжестью тела порог приходил в движение и приводил в действие несложный механизм. В результате — с крюка слетала толстая просмоленная веревка, удерживавшая над дверью тяжелую чугунную решетку с острыми копьями внизу. Решетка падала и насквозь прошивала человека. Так раскрывший тайну расплачивался за нее жизнью.

Контрразведчики обнаружили, что другая веревка, привязанная к решетке, тянется в подземелье, к пятнадцатипудовому колоколу. Он и издавал тот страшный звук, извещавший о смерти человека.

Майор Стеклов, обследовавший всю эту механику, заметил:

— Колокол должен был извещать властителей монастыря о каждом, кто осмеливался посягнуть на его тайны.

Если бы кому-нибудь случайно и удалось миновать смерть и проникнуть в тайное убежище, тот оказался бы в каменном мешке без окон и дверей. Вот уже несколько часов чекисты бились в поисках выхода из этого тесного помещения.

Галямов заинтересовался большими чугунными подсвечниками, торчавшими из стены, на которых виднелись крохотные, почерневшие от пыли огарки свечей. Внимательно осмотрев их, майор обнаружил, что на одном подсвечнике пыли почти не было.

— Кто-нибудь трогал эту штуковину? — спросил Галямов, показывая на подсвечник. Оказалось, что никто из сотрудников не прикасался к нему.

Он потрогал массивный фигурный подсвечник, потом потянул его на себя — тот немного вылез из стены, словно головка наручных часов при переводе стрелок. Майор, немного подумав, принялся крутить его.

— Смотрите! — с удивлением воскликнул Закиров. — Стена начала двигаться.

Часть стены в виде неровной глыбы отступала вглубь. Все бросились к майору.

Между полом и стеной начал образовываться зазор. Когда щель оказалась такой, что в нее можно было протиснуться, туда посветили фонариком.

Закиров наклонился и хотел шагнуть в потайную дверь.

— Стой! — схватил его за руку Стеклов. — Рисковать нельзя. Надо сначала обследовать. А то, может, и здесь смерть караулит. На алтарь этой тайны и без того положены человеческие жизни. Слишком дорого она стоит. — Все молча слушали майора Стеклова. — Эх, жаль Измайлова! — горестно вздохнул он, наклоняясь к зияющему проему. — Лучше бы мне, старику...

Майор, внимательно осмотрев каменную лестницу, уходящую далеко вниз, медленно наступил на ее первую ступеньку, потом на вторую. Остановился и огляделся. Кругом свисала почерневшая паутина, пахло сыростью плесенью. На толстом слое пыли, бесцветным ковром лежавшей на лестнице, отчетливо были видны свежие следы.

Галямов послал сотрудника доложить обо всем полковнику Нурбанову.

Стеклов начал спускаться. За ним последовали Закиров, Галямов и Герасимов. Остановились внизу.

Закиров взглянул вверх:

— Ого! Вот это лестница! Метров пятнадцать будет.

— Не меньше, — подтвердил Стеклов, направляя луч фонаря в черный зев длинного коридора.

Подземный ход был выложен валунами и крупным булыжником. Высота коридора позволяла идти, почти не пригибаясь.

Дошли до поворота. Майор остановился, присел и что-то внимательно начал рассматривать под ногами.

Закиров посветил фонариком в конец коридора и оторопел: там кто-то стоял в черной мантии и шляпе. Выдернул из кармана пистолет и, не спуская глаз с человеческой фигуры, шагнул вперед, но тут же под ногами исчезла опора. Закиров каким-то чудом, уже падая, сумел повернуться на пол-оборота и уцепиться из последних сил за край каменного пола. Снизу донесся звук разбившегося фонарика.

На помощь бросились Герасимов и Галямов. Схватили за руки. Подоспел и Стеклов; втроем вытащили Закирова из ямы. С пола подняли его пистолет.

— Куда ж ты, мил человек, так помчался? — заметил Стеклов, посветив в яму. — Видишь, что тебя ждало?

Закиров глянул вниз и замер — прошиб холодный пот: дно каменной шестиметровой ямы было сплошь утыкано длинными, в человеческий рост, металлическими пиками. На дне виднелись кости скелета.

— Во гады! — не вытерпел Герасимов, глядя вниз. — И здесь ловушку устроили.

Крышка ямы тем временем снова стала на свое место. Она мало отличалась внешне от пола: толстые просмоленные доски, покрытые гравием и плоскими камнями.

— Вишь, — произнес Герасимов, — а камни-то с досок не падают.

— Налеплены на горячую смолу при обработке досок, — спокойно пояснил Стеклов.

— Ловко придумано, — сказал Галямов. — А чтобы отвлечь от ловушки внимание случайно попавшего в подземелье, установлено чучело в мантии и шляпе.

Стеклов, изучив устройство этой ловушки, чуть приподнял крышку, вытащил из стены замаскированный толстый брусок-фиксатор и опустил на нее крышку.

— Вот теперь можно идти, — сказал он. — Но нет гарантий, что такая бяка не встретится еще. Поэтому давайте-ка идти буквально ощупью.

Без приключений добрались до чучела.

— Это пугало отстало от моды, — пытался шутить Закиров, — не производит сильного впечатления. Лучше б его нарядить в черта или жандарма.

Шок у Закирова прошел. Он испытывал неприятное, гнетущее чувство и старался от него избавиться.

Подземный ход привел в тупик. Начали искать потайную дверь. Ее вскоре обнаружили при помощи зажженных спичек. Спички подносили к самой стене, и когда пламя потянуло в сторону, все начали ощупывать стену в этом месте. Секрет замаскированной двери разгадали, и Стеклов пролез в образовавшееся отверстие в стене. Его взору предстала длиннющая винтовая лестница. Штопор лестницы, казалось, ввинчивался в само поднебесье. Медленно поднялись по ней.

Стеклов тяжело дышал:

— Ну и ну! Куда это мы интересно вскарабкались? Уж не предбанник ли самого господа бога!

Лестница уперлась в потолок. Открыли люк, и все выбрались в небольшое помещение с кирпичными стенами без окон и дверей. В углу стоял гроб, рядом медный чан со смолой. Тут же, на полу, валялись длинные палки с намотанной на концах смолистой паклей.

— Да тут жгли факелы! — воскликнул Закиров. — Странно. Зачем это?

— Ба! — удивился Герасимов. — Тут какие-то лебедки.

К нему подошел майор Стеклов. Взялся за почерневшую железную рукоятку и начал ее со скрежетом крутить.

С шумом движущейся театральной сцены начал раздвигаться потолок. Пахнуло свежим воздухом. Образовался продолговатый четырехугольный проем. Точно огромный гриб, над чекистами навис медный колокол.

— Вот это да! — поразился невозмутимый Стеклов. — Это ж колокольня! Мы оказались на главной звоннице монастыря!

Герасимов хотел подняться наверх — его удержал Галямов:

— Могут увидеть из архиерейского дома. Не нужно раньше времени раскрывать наши карты.

Закиров вспомнил рассказ Стеклова об истории своего деда-пономаря.

— Товарищ майор, а старик, видно, правду рассказал вам о колокольне.

— Да, выходит. Но я тогда рассказал не все легенды. Судя до одной из них, в прошлые века на звоннице ночью частенько появлялся таинственным образом гроб, освещаемый неведомым огнем. Издали казалось — гроб парит в воздухе. И появлялся он накануне чьей-то смерти в Святовском поселке. В общем, был печальным предвестником. В поселке обитали темные элементы, связанные с церковниками. Они-то и убивали неугодных монастырскому начальству людей. Нетрудно представить, какой страх вселяло жителям поселка появление летающего гроба. А чтобы привлечь внимание к появлению гроба, в полночь раздавался колокольный звон.

Майор перевернул легкий, сколоченный из очень тонких досок гроб, и все увидели отверстие размером с кулак, которое чернело посредине гроба. Он поднял рядом лежавшую жердь, сунул ее в отверстие и поднял гроб.

— Вот таким образом и появлялся на колокольне этот ящик, а снизу освещали факелами. Для этого представления достаточно двух действующих лиц.

— А каким образом неизвестное лицо проникали внутрь звонницы? — спросил Герасимов. — Вчера ночью там видели свет в окошке.

Стеклов поставил все на место, стряхнул с брюк пыль и решительно направился к люку.

— Это сейчас нетрудно будет установить. Думаю, туда надо искать потайной ход с лестницы.

Он оказался прав: небольшая, почти незаметная дверь располагалась в самом углу, куда вплотную подходила лестница. Когда через нее проникли в помещение звонницы и спустились вниз по широкой кирпичной лестнице, увидели следы ночных похождений неизвестной личности: замок с перепиленной дужкой.

Закирову показалось, что уже много часов идут они по тайному ходу. Взглянул на часы и удивился: прошло чуть больше получаса.

— Неужели из церкви Преображения враг вернулся сюда и уже здесь исчез? — вслух подумал Закиров.

Майор Стеклов отверг эту мысль:

— Двор монастыря все время был под наблюдением. Это одно. А другое — обследованный нами подземный ход здесь не единственный. Подтверждение тому — кладбищенский склеп, обнаруженный ребятами. А он уж точно соединен с подземным ходом. Ведь женщина растворилась именно в этом месте.

Галямов поддержал мнение Стеклова и сделал для многих неожиданный вывод:

— Женщина, которую ночью засекли на кладбище, и тот, кто появлялся около часа ночи у тайника, — одно и то же лицо. Сами подумайте: в церкви Преображения при перестрелке обнаруживается присутствие женщины. Потом она где-то около двух ночи объявляется на кладбище. Идет в поселок, чтобы по почте предупредить кого-то о провале связника.

Когда он доложил о своих догадках полковнику Нурбанову, тот сразу же одобрил их и подал Галямову исписанный карандашом тетрадный листок.

Пробежав его глазами, майор выразил удовлетворение:

— Михаил Иванович, оказывается, мы одновременно пришли к одинаковому выводу.

Нурбанов улыбнулся:

— Когда люди думают одинаково, легче работать.

Где-то в восьмом часу прибыла Метелева. Нурбанов, подавляя волнение, предъявил ей несколько фотографий, среди которых была и фотокарточка работницы кирпичного завода Шарафетдиновой.

— Мария Петровна, к вам большая просьба внимательно посмотреть на эти лица. Нет ли среди них знакомых?..

Когда Метелева взглянула на фотографию Шарафетдиновой, она напряглась, поднесла изображение ближе к глазам.

— Кажется, где-то видела эту женщину. А вот где, не помню.

Нурбанов внутренне ликовал. Его догадка подтвердилась! Полковника не смущало, что Метелева не назвала имени этой женщины и не вспомнила, где ее видела.

— Петр Прохорович, — обратился он к Стеклову, — срочно задержите Шарафетдинову. Возьми несколько человек. А мы скоро будем.

Бухгалтер Шарафетдинова начинала работу в восемь утра — выходила из дома за полчаса. Ждали ее у ворот монастыря. Но ее не было. Около восьми Стеклов и его помощники направились к ней на квартиру.

Оцепили дом. На втором этаже, напротив квартиры номер «5», остановились.

— Звоните соседке — два звонка, — шепнул Стеклов.

Закиров, глядя на дверь, подумал: «Вот где пригодилась бы помощь Космача».

Закиров уже протянул было руку, чтобы позвонить, но в это время кто-то начал внутри отпирать дверь.

Стеклов махнул рукой: «Расходись». У дверей остался он один.

Дверь открылась. На пороге появилась старуха с ведром.

— Я из пожарного надзора, — представился майор. — Велено посмотреть печные трубы и электропроводку.

Старуха растерянно отступила в сторону.

— А соседка-то дома?

— Да, кажись, здеся. Сказывала — захворала.

Стеклов достал из папки бумажку и сказал:

— Передайте соседке это извещение. А я пока посмотрю печку.

Старуха поставила ведро и, шаркая ногами, пошла к соседской двери.

Стеклов подал знак рукой: «Сюда».

Дверь комнаты Шарафетдиновой оказалась запертой.

Розова постучала:

— Наиля Габдуловна! Бомашку пожарник ужо оставил. Прочла б...

— А где пожарник-то? — донесся голос из-за двери.

— Тута. Печку смотрит.

— Потом возьму, — ответила Шарафетдинова. — Я сплю.

Старуха увидела мужчин, растерянно заморгала. Подошел Стеклов и шепнул ей на ухо:

— Это помощники мои. Вы не беспокойтесь.

Та кивнула, взяла ведро с мусором и вышла. Стеклов посмотрел в замочную скважину. Перед ним предстала странная картина: на стуле стояла женщина и крутила тяжелую почерневшую люстру.

«Зачем она это делает?» — удивился майор.

— Бегом за ломом! — шепнул он лейтенанту Вильданову.

Тот исчез за дверью.

Шарафетдинова продолжала медленно поворачивать люстру вокруг оси. Беспокойно посмотрела на дверь. Прислушалась.

Запыхавшись, с ломом влетел Раис Вильданов.

Стеклов постучал.

Женщина не ответила, а заспешила к окну.

— Открывайте, НКВД! — крикнул майор.

Молчание.

— Скорее лом! — почуял недоброе Стеклов.

Вильданов сунул лом между косяком и дверью — начал отжимать дверь. В образовавшуюся щель майор увидел, как Шарафетдинова забралась на подоконник.

«Неужели хочет выпрыгнуть из окна?» — мелькнула у Стеклова мысль.

Вильданов и Герасимов дружно навалились на дверь — посыпалась многочисленные замки. Открыть дверь полностью помешала толстая колодезная цепь.

На глазах у контрразведчиков женщина, стоявшая на широченном метровом подоконнике, юркнула в черный проем, образовавшийся в боковой стене окна. Вход за ней тотчас закрылся.

— Срывайте цепь! — крикнул майор.

Рванули — цепь слетела. Бросились к окну. Попытались вскрыть потайной ход, но дверь не поддалась, не помог и лом.

— Она же уйдет! — растерялся Герасимов.

Стеклов огляделся, быстро отдал распоряжение:

— Герасимов остается здесь. Остальные — за мной.

В дверях столкнулись с Галямовым:

— Что случилось?

— Шарафетдинова скрылась. Воспользовалась тайным ходом.

— Когда?!

— Только что.

— Что намерены предпринять? — быстро спросил Галямов.

— Окружить монастырь.

— Вот что, — решительно начал Галямов, — двоих пошлите блокировать подземный ход церкви Преображения. Одного — в главную звонницу. Двор держать под неусыпным наблюдением. Всем остальным — блокировать монастырь снаружи: особое внимание кладбищу и поверхности воды.

— Какой поверхности? — не понял Стеклов.

— Не исключено, что один из подземных ходов выходит прямо в воду. Бегом по местам! — скомандовал Галямов.


Глава XX | Тайна стоит жизни | Глава XXII