home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



4. Мюнхенский сговор и его последствия в 1938-1939 гг.

В этой взрывоопасной ситуации правительство Советского Союза неоднократно выступало с призывами к правительствам ведущих мировых держав оказать достойный отпор агрессору, и прекратить порочную политику «умиротворения агрессора», которую проводили Лондон и Париж. Однако все его призывы остались «гласом вопиющего в пустыне», что еще больше разогрело аппетиты в Берлине, Риме и Токио.

В мае 1938 г. А. Гитлер утвердил план военной операции против Чехословакии под кодовым названием «Грюн», а на территории Судетской области, население которой состояло в основном из этнических немцев, начались массовые акции гражданского неповиновения, которые возглавили местные фашисты во главе с А. Генлейном. В этой ситуации президент Чехословакии Эдуард Бенеш объявил в стране частичную мобилизацию и обратился к французскому правительству с просьбой исполнить свой союзнический долг. Однако правительство Э. Даладье, полностью находясь в фарватере британской политики «умиротворения агрессора», уклонилось от исполнения своих обязательств по Парижскому договору 1935 г. Более того, в начале сентябре 1938 г. президент Тайного совета лорд У. Ренсимен, который в качестве посредника участвовал в «разрешении» первого Судетского кризиса, фактически заставил президента Э. Бенеша пойти на уступки судетским сепаратистам, чем де-факто подписал смертный приговор Чехословакии.

Не успел лондонский «миротворец» вернуться восвояси, как на территории Судетской области вспыхнул вооруженный мятеж местных нацистов, который был открыто поддержан Берлином, прямо заявившем о том, что «ради защиты своих единокровных братьев» он не остановится ни перед чем, даже перед войной. 14 сентября 1938 г. премьер-министр Н. Чемберлен уведомил А. Гитлера о своей готовности «ради спасения мира» посетить его в любое время, а уже на следующий день в Баварских Альпах он дал согласие на передачу Судетской области Третьему рейху. 18 сентября в Лондоне прошли межправительственные консультации Н. Чемберлена и Э. Даладье, на основании которых английский и французский посланники в Праге добились от кабинета Милана Годжи фактической капитуляции.

21-22 сентября в Чехословакии состоялась всеобщая забастовка, которая привела к падению правительства М. Годжи и созданию нового кабинета во главе с генералом Я. Сыровым. В этот же день советский постпред в Лиге Наций заявил о необходимости срочных мер в поддержку Чехословакии и осуждении германской агрессии против суверенного государства. А первый заместитель наркома иностранных дел СССР В.П. Потемкин в беседе с чехословацким послом З. Фирлингером дал положительный ответ на его прямой вопрос о том, «могло бы правительство СССР, в случае нападения Германии на Чехословакию, оказать ей помощь, не дожидаясь решения Совета Лиги Наций».

23 сентября президент Э. Бенеш объявил в стране всеобщую мобилизацию. В ответ на этот акт германские и польские войска были приведены в повышенную боевую готовность и выдвинуты к чехословацкой границе. 27 сентября на аудиенции с британским и французским послами А. Гитлер в последний раз предупредил «гарантов» Версальской системы, что германская «акция» против Чехословакии начнется в ближайшее время, поэтому предложил им, не теряя времени, провести новые переговоры для уточнения «деталей соглашения» по судетскому вопросу. 29-30 сентября 1938 г. в Мюнхене состоялась встреча глав правительств Великобритании, Франции, Италии и Германии, в ходе которой Невилл Чемберлен, Эдуард Даладье, Бенито Муссолини и Адольф Гитлер подписали преступное Мюнхенское соглашение о расчленении Чехословакии, ставшее кульминационной точкой английской «политики умиротворения агрессора».

Только после подписания Мюнхенского договора с его текстом были ознакомлены представители Чехословакии В. Маетны и X. Масарик, которые под давлением Н. Чемберлена и Э. Даладье завизировали это соглашение, а президент Э. Бенеш без согласия Национального собрания принял его к исполнению. 30 сентября 1938 г. на территорию Судетской области были введены войска вермахта, а на территорию Тешенской области вошли польские войска. Все эти события вызвали внутренний кризис в самой Чехословакии: 5 октября в отставку подал президент Э. Бенеш, а через два дня под давлением Берлина новое правительство Р. Берана приняло решение о предоставлении автономии Словакии и Подкарпатской Руси, куда ноябре 1938 г. были введены венгерские войска.

В январе 1939 г. в газете «Правда» была опубликована статья первого заместителя наркома иностранных дел СССР В.П. Потемкина «Международная обстановка второй империалистической войны», в которой содержались новые аспекты советской внешнеполитической доктрины. Эти новые аспекты опирались на констатацию того факта, что Вторая мировая война уже стала реальностью, поскольку во второй половине 1930-х гг. со стороны рада мировых держав был предпринят целый ряд военных акций, коренным образом изменивших обстановку в мире. Эти события разделили все ведущие буржуазные державы на агрессоров — Германию, Италию и Японию и тех, кто попустительствует ей — Англию, Францию и США. И хотя де-факто это попустительство наносит прямой ущерб интересам самих западных держав, оно является «вполне сознательной политикой, направленной на столкновение агрессоров и СССР, который является оплотом социального прогресса в современном мире».

В подтверждение этих слов в начале марта 1939 г. в нарушение всех своих международных обязательств, в том числе по Мюнхенскому договору, Берлин спровоцировал распад Чехословакии на Чехию, Словакию и Подкарпатскую Русь, а 15 марта с согласия нового президента Э. Гаха германские войска полностью оккупировали всю территорию Чехии, которая в качестве Богемского и Моравского протекторатов вошла в состав Третьего рейха. Тогда же, в марте 1939 г. Литва уступила германскому ультиматуму и отдала Берлину Клайпеду (Мемель), который до Первой мировой войны принадлежал Германии, но по Версальскому договору был передан Литве.

В тот же день правительство СССР обратилось к руководству Англии, Франции, Румынии и Польши с предложением созвать международную конференцию для разрешения возникшего кризиса в Европе. Однако из-за позиции, занятой британским правительством, созвать такую конференцию вновь не удалось.

После этих событий высшее политическое руководство нацистской Германии приступило к непосредственной подготовке войны против панской Польши, и в марте 1939 г. министр иностранных дел Германии И. Риббентроп открыто предъявил территориальные претензии к польскому руководству, а германский Генеральный штаб во главе с генерал-полковником В. Гальдером в спешном порядке стал дорабатывать план военной операции против Польши, получивший кодовое название «Вайс».

В апреле 1939 г. А. Гитлер утвердил окончательный вариант плана «Вайс», который предусматривал молниеносное нанесение удара по противнику с трех главных стратегических направлений. Одновременно германское руководство известило польского министра иностранных дел Ю. Бека, который де-факто был главой правительства Ф. Славой-Складковского, о расторжении польско-германской декларации «О ненападении», подписанной в 1934 г.

В мае 1939 г. первый заместитель наркома иностранных дел СССР В.П. Потемкин, прибывший с официальным визитом в Варшаву, в очередной раз предложил польскому руководству незамедлительно заключить советско-польский пакт о взаимопомощи в борьбе против агрессора и заявил о готовности СССР выступить гарантом неприкосновенности польских границ. Оба этих предложения советской стороны были отклонены польским правительством. Кстати, именно эти факты красноречиво говорят о том, что нападение Германии на Польшу произошло бы вне зависимости от того, был бы подписан советско-германский пакт «О ненападении» или нет. Поэтому все попытки наших доморощенных антисталинистов (Г. Розанов, М. Семиряга, С. Мироненко) возложить на Советский Союз равную с Германией ответственность за развязывание Второй мировой войны являются просто кощунственными.

Тем временем политическое руководство СССР продолжало настойчиво бороться за создание системы коллективной безопасности в Европе. В марте и апреле 1939 г. нарком иностранных дел СССР М.М. Литвинов трижды предлагал руководству Англии, Франции, Румынии, Турции и Польши немедленно начать переговоры о создании единого антифашистского блока. В частности, он предлагал правительствам Англии и Франции подписать пакет трехсторонних соглашений, который предусматривал заключение союза о взаимопомощи и специальной военной конвенции, конкретизирующей размеры и характер этой помощи. Призыв советского правительства вновь остался без ответа.


3.  Борьба СССР за создание системы коллективной безопасности в Европе | Россия — Советский Союз 1917-1945 гг. Полный курс истории России для учителей, преподавателей и студентов. Книга 3 | 5.  Советско-японские вооруженные конфликты на Дальнем Востоке и в Монголии в 1938-1939 гг.