home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 13

Ди наградила меня леденящим взглядом. Не то чтобы я был удивлен. Я заслужил это после того, что случилось во время ланча, но, получить выговор было бы лучше, чем злой взгляд, посланный в мою сторону, когда я отправился патрулировать.

Не было никакого способа отстирать соус от спагетти с рубашки.

Я вышел на улицу, в сумерки, пересек задний двор и вошел в лес. Я подождал, пока не углублюсь на несколько футов в густой лес, прежде чем начал бежать — и не в человеческой форме. Я набрал скорость, растворяясь в форме, сотканной из чистого света, минуя упавшие деревья и валуны, все дальше и дальше удаляясь от дома. Ощущения от бега в истинном облике можно было сравнить с зарядом молнии — мощное, быстрое и бодрящее. Бег требовал невероятной концентрации, иначе я мог врезаться прямо в дерево. Однажды такое произошло, и даже спустя неделю я все еще отковыривал кору из кожи.

Вы бы не захотели пройти через такое.

Черт. Когда нежеланная мысль нарушила мою концентрацию, я остановился, при этом рыхлый грунт и галька из-под ног разлетелись в разные стороны.

Закрыв глаза, я вернулся в свою человеческую форму и вытянул руки над головой. Разминая свои мышцы, я очистил разум от мыслей. В этот раз это было сложнее сделать. Затем, несколько секунд спустя, я сбросил человеческую форму. Белый свет со вспышками красного мерцал на затененных стволах деревьев и траве.

Чувство свободы снова нахлынуло на меня.

Я двинулся вперед, видя мир вокруг кристально чистым. Жар накатил на меня, и я был достаточно осторожен, чтобы не оставаться на одном месте слишком долго. Я беззвучно двигался сквозь лес, преодолевая мили за считанные минуты. Вскоре я был неподалеку от города, где вероятнее наткнуться на Арума.

Прочесывая местность, я не мог ничего с собой поделать и вспоминал время, когда Доусон был здесь. Это произошло зимой, прямо перед тем, как появилась Бетани и все пошло прахом. Он нашел Арума, и тот чуть было его не прикончил.

Доусон мог быть полностью осушен, он бы потерял все, что делало нас теми, кто мы есть, если бы я не появился вовремя. Но, тем не менее, я не смог уберечь его, когда это действительно было необходимо. То, что я спас ему жизнь не имеет никакого значения, так как, в конце концов, он все же её потерял.

Я оставался снаружи, пока не стало слишком поздно, скользнув обратно в свой человеческий облик прямо перед тем, как покинуть лес, я вернулся домой далеко за полночь. Вместо того чтобы войти в дом через заднюю дверь, я направился к передней и взглянул на дом рядом с моим.

Свет в спальне был включен.

Кэт ложилась поздно.

Она, скорее всего, уткнулась носом в книгу, живя в выдуманном мире фантазий, когда как я здесь, снаружи на самом деле жил в настоящем фантастическом мире.

Нельзя было найти двух людей еще более разных, чем мы.

Людей?

Я рассмеялся, но вышел лишь сухой и безрадостный смех. Мы даже не принадлежали к одному виду, однако в тот момент, когда я поднимался по ступенькам крыльца, зная, что она не спит, чувствовал, что она мне ближе, чем кто-либо был за последнее время.

Боже, это было огромной проблемой.

Мне нужно было окончательно покончить с этим. Нужно было заставить ее держаться подальше от Ди, а мне нужно было держаться подальше от нее.

Я знал, что должен сделать это.

Когда я направился в школу на следующее утро, то вышел на крыльцо и остановился, так как услышал кряхтение двигателя машины Кэт, когда тот не запустился. Звук был знаком мне. Аккумулятор испустил дух. Зная ее, она, наверное, забыла погасить фары или что-то еще.

Капот подпрыгнул, когда она открыла его изнутри. Кэт рывком распахнула водительскую дверь и прошла к передней части своего автомобиля. Потертые джинсы, в которые она была одета, должны быть запрещены законом.

Опустив руки, чтобы схватиться за края капота, она напряглась, а затем посмотрела в мою сторону.

Ухмыляясь, я поднял руку и пошевелил пальцами.

Ее глаза сузились.

— Что?

— Ничего.

Она смотрела на меня еще несколько секунд, а затем повернулась обратно к своей машине, подняла капот и установила его. Затем она отступила на шаг, опустив руки на бедра, и уставилась на двигатель.

Моя ухмылка стала шире.

Она потянулась к двигателю и пошевелила провода, словно это сделало бы что-то полезное, ее хвостик подпрыгивал от усилий. Своего рода мило. Бессмысленно. Но мило. Затем она сжала свои пальцы на капоте и наклонилась. Гипс на ее руке был словно бельмо на глазу.

И, конечно же, мой взгляд застыл прямо на определенной ее ценности.

Я отвел взгляд, прежде чем заработал переутомление глаз. Подойдя к своей машине, я открыл пассажирскую дверь и бросил книги на сиденье. Затем закрыл дверь, и прошел через небольшой участок травы к ее подъездной дорожке.

Кэт напряглась, но проигнорировала меня, когда я подошел к её машине.

— Не думаю, что перебирание проводов поможет.

Отпустив капот, она зло посмотрела в мою сторону глазами цвета грозового неба.

— Ты что механик или типа того. Или у тебя особый скрытый талант разбираться в машинах, о котором я ничего не знала?

Я засмеялся себе под нос.

— Ты на самом деле ничего не знаешь обо мне.

Она поджала губы.

— Я расцениваю это как благословение.

— Не сомневаюсь в этом, — пробормотал я, когда шагнул ближе к передней части ее автомобиля, вынуждая ее отступить.

Она вздохнула.

— Алло. Я стояла там.

Я подмигнул ей.

— Теперь ты там больше не стоишь. — Используя свое тело как щит чтобы скрыть то, что я делал, я пробежался кончиками пальцев вдоль двигателя, посылая заряд мощной энергии в него. — В любом случае, можешь попробовать включить его еще раз?

— Зачем?

— Затем.

— Он не заработает.

Повернувшись к ней, я натянуто улыбнулся.

— Просто попробуй, Котенок.

Ее щеки вспыхнули.

— Не называй меня так.

— Я бы не называл тебя так, если бы ты села в машину и завела ее, — ответил я резонно.

— О, Боже, — проворчала она, а затем развернулась. Она потопала к водительской двери. — Как скажешь.

Я изогнул брови, когда она села в машину и включила зажигание. Аккумулятор вернулся к жизни, и двигатель включился, заведя автомобиль. Жаль, что капот заслонял лобовое стекло, потому что я бы заплатил хорошие деньги, чтобы увидеть ее лицо. Тем не менее, у меня действительно не было времени на подобную ерунду. Это не входило в «план», что я разработал вчера вечером, чтобы оттолкнуть ее еще сильнее.

Я вздохнул, опустил капот.

Кэт уставилась в лобовое стекло, губы приоткрыты.

— Увидимся в школе. — Я сделал паузу, и не в силах остановить себя, добавил, — Котенок.

Я усмехнулся, когда услышал ее визг.

Позже тем утром, когда я завалился на тригонометрию, первое, что я заметил — ее волосы были распущены, а не в хвосте как рано утром. Мне нравились ее волосы. Они был длинные, и имели немного дикий вид, как будто постоянно находились в состоянии неповиновения.

Мне действительно нужно было перестать думать о ее волосах, словно они были личностью.

Кэт шепталась с двумя девушками — Кариссой и кудрявой Лесой. Да, таковы были их имена. Они замолкли, все трое, как только увидели меня.

Интересно.

Кэт закусила нижнюю губу, когда откинулась на спинку своего стула.

Еще интереснее.

Я прошел мимо нее и девушек, заняв свое место прямо позади Кэт. Карисса отвернулась, в то время как Леса продолжала посматривать через плечо.

Хмм.

У меня был план относительно Кэт. И мне нужно было придерживаться его.

Вытащив ручку из тетради, я ткнул ею в спину Кэт. Она напряглась, но не развернулась, поэтому я ткнул ее снова, на этот раз чуть сильнее. Она развернулась, ее длинные темные волосы разметались по плечам.

— Что?

Я улыбнулся раздражению в ее голосе. Позади неё я мог видеть, что все наблюдают за нами. Они, наверное, опасались, что она достанет еще одну тарелку с едой, может быть, на этот раз с блинами в сиропе и вывалит мне на голову.

Склонив голову, я опустил взгляд.

— Ты задолжала мне новую рубашку.

У нее челюсть отвисла.

— Выяснилось, — продолжил я тихим голосом, — что соус от спагетти не всегда выводится с одежды.

Розовые губы Кэт приоткрылись.

— Я уверена, что у тебя предостаточное количество рубашек.

— Да, только эта была моей любимой.

— У тебя есть любимая рубашка? — Она сморщила нос. Мило.

Проклятье. Не мило.

— Ещё я думаю, что ты также уничтожила любимую рубашку Эш, — отметил я.

Она наклонила голову на бок.

— Уверена, что ты утешил ее после такой травмирующей ситуации.

— Сомневаюсь, что она сможет восстановиться после такого, — ответил я сухо.

Кэт закатила глаза, а затем начала отворачиваться.

План — придерживайся плана.

— Ты должна мне. Снова.

Прозвенел звонок, когда она посмотрела на меня.

— Я ничего тебе не должна.

Наклонив стол вперед, я перегнулся через него. Считанные дюймы разделяли наши рты.

— Вынужден с тобой не согласиться. — А затем, видимо, потому что я не умел следовать планам, я сказал, — Ты совсем не такая, как я ожидал.

Ее взгляд опустился на мои губы

— А чего ты ожидал?

Сотню вещей, которыми она не была.

— Нам нужно поговорить.

— Нам не о чем разговаривать.

Я наблюдал, как ее губы сформировали эти слова, а затем поднял свои глаза к ее.

— Нет. Есть о чем. Сегодня вечером.

Кончик языка Кэт метнулся наружу, смочив ее верхнюю губу. Святая преисподняя. Мои пальцы сжали края стола. Она кивнула и затем медленно отвернулась. Удовлетворение затопило меня, и я слегка улыбнулся.

И тут я заметил, что учитель и все остальные в классе уставились на нас. Я опустил свой стол обратно на все четыре ножки. Кто-то прочистил горло. Учитель начал называть имена. Я оторвал свои пальцы один за другим от краев стола.

Ясно, как день, что края стола были продавлены в восьми разных местах. Стол растаял, словно был слишком близко к экстремальной температуре. Даже не проверяя, я знал, что впадины будут соответствовать моим пальцам.

После школы, меня подкараулил Мэтью. Он хотел узнать, как я урегулировал конфликт между Эш и Кэт. Он действительно опасался, что Эш сделает что-нибудь, что навредит Кэт и, скорее всего, выдаст нас.

Я сомневался в этом.

Если бы Кэт опрокинула еду на Эш в более уединенном месте то, да, тогда бы была хорошая вероятность, что Эш пытается поджарить ее. Также у Эш была возможность превратить школьную жизнь Кэт в ад, но я надеялся, она понимает, что Ди не потерпит этого.

Я не потерплю этого.

То, что произошло в кафетерии, является лишним доказательством того, что для Кэт все может закончиться плохо, если она продолжит находиться рядом с нами. Она уже была мишенью Арума, и такое может, нет, точно повторится снова. В этом необязательно виновата Кэт. На самом деле, это вовсе не ее вина. Она не понимала, что происходит и во что ввязывается.

У Ди и раньше были человеческие друзья, но они являлись скорее просто знакомыми, она не сходилась с ними так близко. Кэт была другой. Если бы она не жила по соседству и так близко к колонии, то, возможно, не представляла бы собой такую проблему.

Возможно, я бы не стал думать о ней дважды.

Но ничто из этого не важно. С началом учебного года появятся другие люди, с которыми Кэт сможет подружиться. Ди, в конечном счете, переболеет этим. И все снова вернется на круги своя.

Пора бы мне перестать носиться с этим.

Было около восьми вечера, когда я постучал в дверь Кэт. Машина ее мамы на подъездной дорожке не оказалось, и когда я подошел к перилам крыльца, то по какой-то причине задался вопросом, не поэтому ли Кэт так увлечена чтением. Её мамы никогда не бывает рядом, и я подумал, что она, должно быть, чувствует себя одинокой.

Или, может быть, она просто получает удовольствие от чтения.

Дверь открылась, и вышла Кэт. Я открыл было рот, но сразу же его закрыл. Кэт изменилась с тех пор, как я видел её в школе. И дело было не только в пропавшем гипсе, который, наконец, сняли с ее руки. Она также оказалась одета в платье — бледно-голубое с крошечными лямками и кружевным подолом, которое показывало ее ноги и изгиб ее плеч.

Ее волосы были по-прежнему распущены, спадая каскадом вдоль спины, и пока она закрывала дверь за собой, мне было трудно сосредоточиться на том, почему, черт возьми, я пришел сюда.

Она подошла ко мне, и лунный свет осветил ее щеки, когда она подняла глаза на меня.

— Ди дома?

— Нет. — Я взглянул наверх, на звезды, заполнившие небо. Тем не менее, Ди скоро приедет. — Она пошла на игру вместе с Эш, но сомневаюсь, что она надолго там останется. — Я повернулся к ней. — Сказал ей, что собираюсь пообщаться с тобой сегодня вечером. Думаю, она скоро придет домой, чтобы убедиться, что мы не убили друг друга.

Кэт отвела взгляд, но я заметил усмешку.

— Что ж, если ты не убьешь меня, то, уверена, Эш с радостью сделает это.

— Из-за дождя из спагетти или чего-то еще? — спросил я.

Она наградила меня долгим взглядом.

— Ты выглядел вчера довольно комфортно с ней на коленях.

— Ах, понимаю. — Я оттолкнулся от перил. — Теперь в этом есть смысл.

— Да?

— Ты ревнуешь.

— Еще чего. — Она засмеялась, когда развернулась и стала спускаться по лестнице. — Зачем мне ревновать?

Я проследовал за ней, наслаждаясь видом.

— Потому что мы проводили время вместе.

— Совместно проведенное время-это не повод для ревности, особенно, если учесть, что ты был вынужден проводить его со мной. — Она сделала паузу, а затем покачала головой. — Ты об этом хотел поговорить?

Я пожал плечами.

— Давай прогуляемся.

Она руками разгладила платье. Я подумал, может быть, она надела его для меня.

— Тебе не кажется, что уже поздно?

— Я думаю и говорю лучше, когда гуляю. — Встретив ее взгляд, я протянул ей руку. — В противном случае, я превращаюсь в Деймона-придурка, который тебе не очень то нравится.

— Ха. Ха. — Ее взгляд упал на мою протянутую руку. — Да, но я не буду держать тебя за руку.

— Почему нет?

— Потому что я не собираюсь держаться с тобой за руки, когда ты мне даже не нравишься.

— Ауч. — Я прижал руку к груди. — Это было жестоко.

Она фыркнула.

— Ты же не собираешься отвести меня в лес и оставить там, верно?

Я схватился за сердце, словно её слова задели меня.

— Звучит как подходящий план мести, но я бы не стал этого делать. Сомневаюсь, что ты долго там протянешь, если только кто-нибудь не придет тебе на помощь.

— Спасибо, что веришь в меня.

Я улыбнулся ей, но улыбка быстро увяла. Больше не может быть никаких улыбок между нами после сегодняшней ночи. Мы шли молча, пересекая главную дорогу, и вошли в лес, где лунный свет едва просачивался сквозь густые деревья. Мы шли бок о бок, и трудно было игнорировать её.

— Эш — не моя девушка, — сказал я, наконец, даже не знаю зачем. — Мы встречались раньше, но сейчас мы — друзья. И, прежде чем ты спросишь, мы не та разновидность друзей, хотя она и сидела у меня на коленях. Я не могу объяснить, почему она сделала это.

— Почему ты ей позволил? — спросила она.

— Честно сказать, не знаю. То, что я парень — это не достаточно хорошая причина?

— Не совсем. — Она смотрела себе под ноги.

— Так я и думал. — Я обошел сломанную ветку. — Во всяком случае, я… я сожалею, что все так вышло за ланчем.

Кэт споткнулась.

Я метнулся к ней, ловя ее здоровую руку. Как только она оказалась в вертикальном положении, Кэт отступила и сложила руки на талии. На её лице отразилось болезненное выражение.

— Кэт?

Она посмотрела в мою сторону.

— Ты унизил меня.

— Я знаю…

— Нет, не думаю, что ты знаешь. — Она начала идти, обхватив руками локти. — И ты вывел меня из себя. Я не могу тебя понять. В первую минуту ты не такой уж и плохой, а в другую ты уже самый невыносимый придурок на планете.

Мгновение я смотрел на ее удаляющуюся спину. Все будет намного проще, поскольку она зла на меня. Я заслужил её гнев, но это на меня не очень сильно подействовало.

— Но у меня есть бонусные очки. — Я легко догнал ее, поглядывая на камни и выступающие корни. — Ведь так? Бонусные очки со дня на озере и за нашу прогулку? И неужели я не заработал хоть какие-то за спасение тебя той ночью?

— Ты заработал множество бонусных очков для своей сестры, — сказала она. — Не для меня. И если бы такие бонусы все же существовали, к этому моменту ты бы уже их все растерял.

— Это действительно больно слышать.

Она остановилась.

— Зачем мы вообще разговариваем?

— Слушай, я сожалею об этом. Правда. — Я тяжело выдохнул. — Ты не заслужила такого отношения.

В сгущающихся сумерках, она изучала меня. Прошло какое-то время.

— Я сожалею по поводу твоего брата, Деймон.

Я замер, застигнутый врасплох. Я никогда не говорил ей об Доусоне. Очевидно, Ди по каким-то причинам сказала о нем, но я знал, что Ди не рассказала ей все. О том, что я должен был предостеречь его, чтобы он держался подальше от Бетани. И это была моя вина, что я не смог уберечь своего брата.

— Ты даже понятия не имеешь, что случилось с моим братом.

— Я знаю только, что он пропал…

Моя рука разжалась и снова сжалась в кулак. Пропал? Это то, что сказала ей Ди? Не важно.

— Прошло много времени.

— Это произошло в прошлом году. — Ее голос был нежным. — Верно?

— Да, ты права. Просто, кажется, что прошло гораздо больше времени. — Я бросил взгляд на кусочек темного неба, проглядывающий сквозь густые ветви. — Так как ты узнала о нем?

Прошло некоторое время, прежде чем она ответила.

— Ребята в школе обсуждали это. Мне стало любопытно, почему никто никогда не упоминал о нем или о той девушке.

Так Ди не поднимала эту тему? Интересно.

— А мы должны были?

— Я не знаю, — тихо ответила она. — Кажется, это значительное происшествие, о котором люди обычно рассказывают.

Я снова начал идти, мои движения были напряженными.

— Это не та тема, на которую мы любим, говорить, Кэт.

— Я не хочу совать нос…

— Правда. — Знакомое чувство разочарования росло в груди. Я знал, что не должен вымещать свой гнев на Кэт, но, скорее всего, это идеальная возможность оттолкнуть ее от себя. — Мой брат исчез. Семья бедной девушки, вероятно, никогда не увидеть свою дочь снова, и при этом ты хочешь знать, почему тебе никто об этом не сказал?

— Прости. Просто все вокруг такие… скрытные. Я ничего не знаю о вашей семье. Ни разу не видела ваших родителей, Деймон. И Эш ненавидит меня без причины. Странно, что две семьи с тройняшками, переехали сюда в одно и то же время, — продолжала она, приводя чьи-то слова в качестве аргументов. Наверное, девушек с тригонометрии. — Вчера я вывалила еду на твою голову, и мне это сошло с рук. Невероятно. У Ди есть парень, о котором она никогда не упоминала. Город — странный. Люди глазеют на Ди, словно она — принцесса, или же они боятся ее. Люди глазеют на меня. И…

— Ты говоришь так, словно все это как-то связано.

— А разве нет?

— С чего бы? Может быть, у тебя просто паранойя. Я тоже такое испытывал бы, если на меня напали после переезда в новый город.

— Видишь, ты снова это делаешь! — воскликнула она, когда проследовала за мной вглубь леса. — Злишься, потому что я задаю вопросы, и Ди делает то же самое.

— Как ты думаешь, может быть, мы так поступаем, потому что ты и так прошла через многое, и нам не хочется взваливать на тебя лишнее? — бросил я в ответ.

— Но что же вы можете взвалить на меня?

Я замедлил шаг, делая глубокий вдох, когда мы достигли поляны, и озеро появились в поле зрения. Я мог лишь уклониться от ответа.

— Я не знаю. Мы просто не можем.

Кэт покачала головой и уставилась на воду. Звезды отражались в его неподвижной поверхности, и я ненавидел то, что привел ее именно сюда, чтобы сказать это. Больше я не смогу олицетворять это место с оазисом комфорта или покоя.

— В тот день на озере. — Мой голос был тихим. Я хотел, чтобы она знала это. Не то чтобы это будет иметь хоть какое-то значение после того, как все закончится, но мне было нужно, чтобы знала это. — Было несколько моментов, когда я чувствовал себя действительно хорошо.

Она повернулась ко мне.

— Пока ты превратился в Ихтиандра?

Мои плечи напряглись, когда я поднял взгляд к небу. Впервые за долгое время я думал о доме, о нашем настоящем доме, и насколько все могло быть по-другому — должно было быть. — Да, стресс может заставить видеть то, чего на самом деле нет.

— Нет, не может, — твердо сказала она. — Что-то есть в этом городе… крайне странное.

— Что-то, помимо тебя?

Раздражение прокатилось по ней.

— О чем ты хотел поговорить, Деймон?

Я поднял руку и потер затылок. Пришло время покончить с этим.

— То, что произошло вчера за ланчем… будет только хуже. Ты не можешь дружить с Ди, не так, как ты хочешь.

Кэт уставилась на меня.

— Ты серьезно?

Я опустил руку.

— Я не говорю, что ты должна перестать с ней общаться, просто сдерживай себя. Ты можешь хорошо к ней относиться, болтать с ней в школе, но не пересекай черту. Этим ты только усложнишь жизнь, как ей, так и себе.

Наступила долгая пауза.

— Ты угрожаешь мне, Деймон?

Опустив свои глаза к её, я старался держать себя в руках.

— Нет. Я говорю тебе то, как это будет. Нам пора возвращаться.

— Нет, — сказала она. — Почему? Почему я не могу дружить с твоей сестрой?

Моя челюсть напряглась. Это было ошибкой, потому что мне это не нравилось — нет, я ненавидел так поступать. Мой гнев был размером с экватор, но это… это был не я. Расстройство перешло в прилив энергии, разметавший опавшие листья и отбросивший волосы Кэт назад.

— Ты не такая, как мы, — сказал и вышел за все известные мне рамки, чтобы убедительно разъяснить свою точку зрения. — Ты ничто, по сравнению с нами. Ди заслуживает гораздо лучшего. Она заслуживает, чтобы ее окружали такие, как она. Поэтому оставь меня в покое. Оставь мою семью в покое.

Кэт вздрогнула, словно я нанес ей физический ущерб, правда была в том, что то, что я сделал, было намного хуже, чем насилие. Она сделала шаг назад, быстро моргая.

Затем я поставил финальную точку.

— Ты хотела знать, почему. Вот почему.

— Почему…? — Ее голос сорвался. — Почему ты так сильно меня ненавидишь?

Я потерял контроль на мгновение и вздрогнул. Я не ненавидел ее. Боже, я хотел бы, но не мог, и, вид слез, стоящих в ее глазах, убивал меня.

Затем, потому что она была какой угодно, только не слабой, Кэт собралась с силами.

— Знаешь что? Да пошел ты, Деймон.

Я отвел взгляд.

— Кэт, ты не можешь…

— Заткнись! — прошипела она. — Просто заткнись.

Она пронеслась мимо меня, направляясь обратно к тропе, по которой мы пришли. Для неё было слишком темно, чтобы она смогла проделать путь домой без вреда для здоровья.

— Кэт, пожалуйста, подожди.

Неудивительно, что она не послушала меня.

— Перестань, Кэт, не уходи так далеко. Ты можешь потеряться!

Она нашла тропу, а затем побежала. Желание побежать за ней было трудно игнорировать, и я бы легко догнал ее, но не нужно быть гением, чтобы понять: она хотела находиться как можно дальше от меня.

Я ранил её, в этот раз очень сильно. То, что я говорил ей раньше, ничто по сравнению с тем, что я сказал сегодня. Я понимал, что наконец-то выполнил свою миссию, но при этом не чувствовал ни капли удовлетворения.

Я слышал, как она споткнулась и заворчала. Беспокойство вспыхнуло во мне, и я набрал скорость.

— Кэт!

Она проигнорировала меня и устремилась вперед. Дорога была прямо впереди, и она бросилась бежать со всех ног. В этот момент я почти догнал её, был лишь в нескольких футах позади, и увидел, как она подняла руки и вытерла лицо.

Кэт плакала.

Я заставил ее плакать.

Она добежала до дороги, и мое сердце остановилось. Я выкрикнул ее имя, но она была не в состоянии среагировать так быстро. Было уже слишком поздно.

Кэт выскочила на дорогу прямо перед грузовиком.


Глава 12 | Забвение | Глава 14







Loading...