home | login | register | DMCA | contacts | help |      
| donate

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 8

Ветка висела в воздухе, словно ее привязали невидимой веревкой, пока парень не отошел в сторону. Рухнув на тротуар, ветка пробила цемент.

— Вау… — воскликнул парень. — Она могла меня убить. — Он шагнул к Кэт, протягивая к ней руку. — Кэти…все хорошо?

Парень взглянул наверх, заметив меня. Он перестал двигаться.

Шок и гнев боролись внутри меня, когда моя ладонь обернулась вокруг ее плеча.

— Кэт.

Ее плечи поникли, когда она повернулась ко мне, опустив голову. Длинные темные локоны упали вперед, скрывая ее лицо.

— Извини, — прошептала она.

Тяжесть поселилась в моей груди.

— Она в порядке? — спросил парень, взволнованно. — Ветка…

— Да. Она в порядке. Падающая ветвь напугала ее, — процедил я. — Вот и все.

Парень уставился на нас.

— Но…

— Увидимся позже. — Развернув Кэт, я проводил ее обратно к машине. — Ты в порядке?

Кэт кивнула, смотря прямо перед собой. Она ничего не сказала, когда я аккуратно взял ключи от машины из ее руки. Я слышал, как парень окликнул ее, но не похоже, что она его услышала. Я открыл дверь автомобиля.

— Садись, — сказал я тихо.

Удивительно, но Кэт послушалась меня с первого раза. Она залезла в машину, и я закрыл дверь за ней. Бросив на парня беглый взгляд, я обошел машину спереди. Он все еще стоял на том же месте, уставившись на нас. Мои челюсти сжались, как только я сел в ее машину. В моей голове проносилась тысяча мыслей. Я не останавливал эту ветку. Этот парень точно не Лаксен. Так что оставался лишь один человек.

Кэт.

Это было невозможно. Останавливать ветки могли только Лаксены. Аэрум мог швырять предметы, если он недавно покормился, но Кэт… Кэт была человеком.

Была.

Проклятье.

Внутри ее машины пахло чертовыми персиками. Она перевела широко распахнутые серые глаза на меня и когда заговорила, ее голос был хриплым.

— Как… как ты здесь оказался?

Я выехал со стоянки.

— Я проезжал неподалёку. Я должен Ди и Адаму мою машину.

Кэт смотрела на этого мальчика через окно. Дрожь сотрясла ее.

— Деймон…

Мои челюсти сжались, когда я ждал, пока машин не станет меньше, чтобы я мог выехать на дорогу. Очевидно, она не была сильно удивлена произошедшим, и это означало одно. Кэт многое скрывала от меня. Так много в этой ситуации пошло не так, что я едва знал с чего начать.

— Ты притворишься, что ничего не произошло, — сказал я. — Если он поднимет эту тему, ты скажешь ему, что он отодвинулся в сторону. Если он даже предположит, что ты… ты остановила эту ветвь, ты посмеешься над этим.

— Мне нужно действовать так же, как и ты в самом начале? — спросила она.

Я коротко кивнул и выехал на дорогу.

— То, что здесь только что произошло, никогда не происходило. Ты меня поняла?

Кэт кивнула.

Воцарилось молчание, в то время как я вел машину. Ни один из нас не заговорил, пока мы возвращались домой. Костяшки моих пальцев ныли от того, что я сильно сжимал руль. Мне пришлось ослабить хватку, чтобы не сломать его. Я использовал это время, чтобы собраться с мыслями и осмыслить произошедшее, а также обдумать, что нам делать с этим.

Я ничего не говорил, пока не припарковал машину на подъездной дорожке и не заглушил двигатель. Откинувшись на спинку сиденья, я посмотрел на нее.

— Нам нужно поговорить. И ты должна быть честна со мной. Ты, кажется, не удивлена тому, что только что сделала.

Кэт кивнула.

Гнев прошел сквозь меня. Я открыл было рот, чтобы спросить, почему она не обратилась ко мне с чем-то настолько важным, но закрыл его и покачал головой. Мы вышли из машины и направились к ее пустому дому, согретому центральным отоплением, включенным на полную мощность.

Кэт села в кресло и обняла себя руками.

— Я собиралась рассказать тебе.

— Ты собиралась? — Я стоял прямо перед ней, сжимая и разжимая руки. — Когда именно? До или после того, как ты сделала нечто, что подвергло тебя риску?

Она вздрогнула.

— Я не планировала этого! Все, что я хотела — это нормальный день с парнем…

— С парнем? — выплюнул я, гнев разжегся во мне.

— Да, с нормальным парнем! — Она сделал глубокий вдох. — Прости. Я планировала зайти к тебе сегодня вечером, но Блейк попросил меня съездить перекусить с ним, и я просто захотела провести один чертов день с кем-то, вроде меня.

Блейк? Это его имя? Забудь это. Я нахмурился.

— У тебя есть нормальные друзья, Кэт.

— Это не то же самое!

И тут до меня дошло. Ей не нужны были нормальные друзья. Ей нужен был нормальный парень. Да, это ранило.

— Скажи мне, что случилось.

Ее глаза встретились с моими, а затем она перевела взгляд на свои руки.

— Я думаю, что действительно подцепила инопланетные вши, потому что я передвигала вещи… не прикасаясь к ним. Сегодня я открыла дверь в класс мистера Гаррисона, не касаясь ее. Он, кажется, подумал, что всему виной сквозняк в коридоре.

Напряжение зародилось в груди.

— Как часто это происходило?

— Появлялось и пропадало в течение, примерно, недели. В первый раз это была дверь моего шкафчика, но я подумала, что случайность, так что не придала этому внимания. Потом я подумала о том, чтобы выпить чашку чаю, и стакан вылетел из шкафа, а чай разлился в холодильнике. Душ включился сам по себе, двери открывались, и пару раз одежда вылетала из моего шкафа. — Она вздохнула. — Моя комната была похожа на свалку.

У меня вырвался смешок.

— Мило.

Ее руки сжались в кулаки.

— Ты думаешь, это смешно? Посмотри, что произошло сегодня! Я не хотела останавливать ветку! Я имею в виду, я не хотела, чтобы она его ударила, но я неосознанно остановила эту чертову штуку. Все это исцеление — оно изменило меня, Деймон. Если ты еще не догадался, я не могла передвигать вещи раньше. И я не знаю, что со мной. После всего этого у меня болит голова, и я испытываю изнеможение. Что, если я умираю, или что-то хуже?

Она умирает?

Я двинулся к ней, сев на подлокотник кресла. Кэт резко отпрянула, вжавшись в кресло.

— Почему ты должен двигаться так быстро, — спросила она. — Это… ненормально.

— Прости, Котенок. Для нас, двигаться быстро, это естественно. На самом деле больше усилий требуется, чтобы замедлиться и казаться «нормальным» как ты выразилась. — Я сделал паузу, а затем рассказал правду. — Думаю, я просто забываю притворяться рядом с тобой.

Она вздрогнула и отвела взгляд. Ее губы зашевелились, но слова не были произнесены вслух. Я вздохнул, едва удерживаясь, чтобы не прикоснуться к ней.

— Ты не умираешь.

— Откуда ты знаешь? — Кэт подняла взгляд на меня.

— Потому что я никогда не позволю этому случиться, — пообещал я.

У нее перехватило дыхание.

— А что, если я превращаюсь в инопланетянина?

Превращается в инопланетянина? Я хотел рассмеяться, но сумел остановить себя.

— Я не знаю, возможно ли это.

— То, что я передвигаю вещи силой мысли, тоже не должно быть возможным.

Хорошее замечание.

— Почему ты не сказала мне, когда это произошло с тобой в первый раз?

— Я не знаю, — призналась она тихо. — Мне следовало сделать это. Я не хочу подвергать вас риску. Клянусь, я делаю это не нарочно.

То, что она молчала, было ее попыткой защитить нас — Ди. Меня. И она боялась, что я подумаю, что она сделала это нарочно? Черт. Это привело меня в чувство. Словно внезапный удар. Мои глаза изменились, озаряя комнату беловатым светом.

— Я знаю, ты делаешь это не специально. Я ни за что бы так не подумал.

Ее грудь резко поднялась, когда я удерживал ее взгляд. Прошло мгновение, и я сказал,

— Я не знаю, последствия ли это исцеления, или нашей связи во время нападения Барака. Так или иначе, очевидно, что ты используешь некоторые мои способности. Я никогда не слышал об этом раньше.

— Никогда? — прошептала она.

— Мы не исцеляем людей. — Я поджал губы, вспомнив то время, когда Доусон вернулся домой, кровь на его рваной одежде. Она не была его. Бетани. Неужели что-то случилось с Бетани, и он исцелил ее? Это был не первый раз, когда я размышлял об этом, но что если это было так? Не все ли равно? Я покачал головой. — Я всегда думал, что это как-то связано с тем, что мы можем раскрыть свой вид, но теперь я задаюсь вопросом, не является ли это чем-то большим. Что, если настоящая причина в том, что мы… меняем людей.

Она сглотнула.

— Поэтому я превращаюсь в инопланетянина?

Мои губы дрогнули.

— Котенок…

— Как нам остановить это?

Я понятия не имел, и не похоже, что я мог спросить у кого-нибудь, но одна идея пришла мне в голову. Наши сердца бились в одном ритме. Она каким-то образом использовала некоторые мои способности. Как мы были связаны? Я встал.

— Я хочу попробовать кое-что, ладно?

Ее брови приподнялись.

— Хорошо.

Закрыв глаза, я позволил себе принять свою истинную форму. Несколько секунд спустя я был полностью в облике Лаксена, заполняя комнату бело-красным светом. Я мысленно потянулся к ней.

«Скажи мне что-нибудь».

Она окинула взглядом комнату.

— Эм, привет?

Я хмыкнул.

" Не вслух. Скажи мне что-нибудь, но не вслух. Как тогда на поляне. Ты говорила со мной».

Ее глаза расширились. Это было то, о чем ни один из нас не говорил. Опять же, мы редко разговаривали. Обычно мы либо спорили… либо целовались. Прошло несколько мгновений, а затем я услышал ее голос в своей голове, мягкий и сладкий.

" Твой свет действительно красивый, но он ослепляет меня».

Я вздохнул. Это уже не остановить.

«Мы все еще можем слышать друг друга».

Я вернулся обратно в свою человеческую форму.

— Так мой свет ослепляет тебя, да?

— Да. — Она теребила цепочку на шее. — Я свечусь сейчас?

Обычно это происходило, когда мы переходили в наш истинный облик, мы оставляли на людях след очень слабый, почти незаметный, но вокруг нее ничего не былое. О, черт.

— Нет.

— Почему я все еще слышу тебя? — спросила она. — Ты ведешь себя так, словно я не должна.

— Ты не должна, но мы по-прежнему связаны.

— Что ж, как нам разрушить связь?

— Хороший вопрос. — Подняв руки, я потянулся, осматривая комнату. Мои брови приподнялись. — Котенок, да твои книги повсюду.

— Это действительно важно сейчас?

Я протянул руку, желая отвлечь ее на несколько секунд. Я мог чувствовать, как быстро бьется ее сердце. Книга слетела с подлокотника кресла и опустилась на мою ладонь. Перевернув ее, я быстро прочитал название.

— «Его прикосновение убивает»? Серьезно, что за ерунду ты читаешь?

Она встала со стула, выхватывая книгу и прижимая ее к груди.

— Заткнись. Я люблю эту книгу.

— Ага, — пробормотал я.

— Ладно, вернемся к более важным вопросам. И прекрати трогать мои книги. — Она положила книгу туда, где я ее нашел. — Что мы собираемся делать?

Я наблюдал за ней.

— Я выясню, что происходит с тобой. Просто дай мне немного времени.

Она кивнула, кусая нижнюю губу.

— Ты же понимаешь, что это причина, по которой ты…

Я изогнул бровь, ожидая ее ответа, но я уже знал, что она скажет.

— По которой я внезапно начала тебе нравиться, — закончила она.

— Я уверен, что ты нравилась мне и до этого, Котенок.

— Что ж, у тебя был лишь один адский способ показать это.

— Правда, — признался я. — И я уже говорил, что извиняюсь за то, как относился к тебе. — Я расправил плечи. — Ты всегда мне нравилась. С того момента, как ты первый раз послала меня.

— Но ты не хотел проводить время со мной до первого нападения, когда ты исцелил меня. Возможно, мы уже начали как бы… превращаться вместе, или что-то еще.

Я нахмурился.

— Да что с тобой? Ты как будто пытаешься убедить себя в том, что не можешь мне нравиться. Так проще говорить себе, что у тебя нет ко мне чувств?

— Все эти месяцы ты травил меня как изгоя. Извини, что мне трудно поверить в искренность твоих чувств. — Она села на диван. — И это не имеет ничего общего с тем, что я чувствую.

Мои плечи напряглись, я вспомнил того парня.

— Тебе нравится тот парень?

— Блейк? Не знаю. Он милый.

— Он сидел с тобой сегодня на обеде.

Она приподняла бровь.

— Потому что там было свободное место, а у нас свободный мир, в котором люди могут выбирать, где им сидеть.

— Там были и другие свободные места. Он мог сесть где-нибудь еще в кафе.

Кэт ответила не сразу.

— У нас общий урок биологии. Может, ему просто комфортно рядом со мной, ведь мы оба вроде как новички.

Ох, мне не нравилось, как это звучало. Она была готова признать, что какой-то странный парень просто чувствовал себя комфортно рядом с ней, в то время как придумывала миллион гнусных причин, почему я был заинтересован в ней. Какого черта?

— Он продолжал смотреть на тебя. И, очевидно, хотел провести с тобой время вне школы.

— Может быть, я ему нравлюсь, — сказала она, пожимая плечами. — Леса пригласила его на вечеринку в пятницу.

Мышца на моей челюсти начала пульсировать.

— Я думаю, что ты не должна общаться с ним, пока мы не узнаем, что с тобой происходит. — Часть моих слов была полностью оправдана, но я не мог отрицать, что это был отличный предлог, чтобы убрать этого болвана с поля зрения. — То, что ты сделала с веткой, это только один случай. Мы не можем повторить это.

— Что? Я не должна ни с кем сейчас встречаться или общаться?

Я улыбнулся.

— С каким-либо человеком, да.

— Не важно. — Кэт встала, и прядь волос упала на ее щеку. — Это глупый разговор. Я ни с кем не встречаюсь в любом случае, но если бы и встречалась, я бы не остановилась только потому, что ты так сказал.

— Не остановилась? — Я поймал эту чертову прядь волос и заправил ее за ухо. — Мы просто должны разобраться с этим.

Она шагнула в сторону, сохраняя расстояние между нами.

— Здесь не с чем разбираться.

Вызов заполнил все мое существо.

— Если ты так говоришь, Котенок.

Сложив руки на груди, она уставилась на меня.

— Это не игра.

— Я знаю, но если бы и была, то я бы победил.

Я прошел по комнате, а затем остановился. Я наблюдал, как она схватила прядь волос и начала нервно накручивать ее на палец. У нее был стресс. Понятно. Я сделал с ней что-то, может быть, нечто безвозвратное. По каким-то причинам, пока я наблюдал за ней, я вспомнил о том, что услышал на обеде. Мои руки сжались в кулаки. Последнее, о чем ей нужно волноваться это о сплетнях, что распространял Саймон.

— Кстати, — сказал я. — Я слышал, что говорил Саймон.

Румянец залил ее лицо.

— Да, он ведет себя как придурок. Я думаю виной этому — его друзья. Он даже извинился передо мной, а потом, когда его друзья появились, он сказал им, что я пытаюсь таскаться за ним.

Мои глаза сузились.

— Это не хорошо.

— В этом нет ничего страшного, — сказала она, отведя взгляд.

— Может быть, для тебя и нет, но для меня — да. — Я сделал паузу, мои плечи расправились. — Я позабочусь об этом.

Кэт плюхнулась на диван.

— Ты всегда так делаешь, не так ли?

— Делаю что?

Одно ее плечо поднялось.

— Заботишься.

Я тихо направился к дивану.

Она посмотрела на меня сквозь ресницы.

— Ты заботишься обо всем, после… после Доусона. Ты заботился о проблемах связанных со мной… до и после того, как я узнала правду. И сейчас? Ты собираешься сделать это снова.

— Я…я не так вижу эту ситуацию.

— Конечно, нет. — Не было ни грамма злобы в ее голосе. Нахмурившись, она опустила руки и перевернула их ладонями вверх. Она уставилась на них. — Ты возлагаешь на себя… много ответственности.

Я открыл рот, но не смог вымолвить ни слова.

Медленно, она подняла взгляд на меня, ее пальцы сомкнулись в замок.

— Я просто… я знаю, тебе это не нужно, что бы ни происходило со мной, и я…

— Не извиняйся, — сказал я резко. Ее глаза расширились. — Ты не сделала ничего плохого, Кэт. Ничего. Ты спасла Ди жизнь. Ты спасла жизнь мне, и взамен я сделал… я даже не знаю, что я сделал с тобой.

Она наклонила голову на бок.

— Ты сделал это не нарочно.

— Имеет ли значение, что я сделал это не специально? — спросил ее я, серьезно.

Густые ресницы опустились, скрывая ее красивые серые глаза.

— Думаю, нет, но… но я знаю, ты поможешь мне.

Это было правдой. Я хотел ей помочь, я помогу ей, но самое главное, я хотел, чтобы Кэт доверяла мне. Сейчас, это нужно было больше, чем когда-либо, потому что у меня было ощущение, что остановка ветки и перемещение стакана чая без касания были лишь верхушкой айсберга.


Глава 7 | Забвение | Глава 9







Loading...