home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 28

14 лет


– Правда или действие? – спросила Тейлор у Конрада.

– Я не играю, – ответил Конрад.

Тейлор надула губы.

– Не веди себя как девчонка, – сказала она.

– Не говори так, – прервал ее Джереми.

Тейлор открыла рот, чтобы возразить, но тут же закрыла. Но немного погодя она все-таки сказала:

– Я ничего такого не имела в виду, Джереми. Я просто хотела сказать, что он какой-то жалкий.

– Но «девчонка» совсем не синоним слова «жалкий», Тейлор, ты так не думаешь? – сказал Джереми. В его голосе сквозил сарказм. Скорее всего, он просто злился на то, что она сегодня уделяла слишком много внимания Конраду.

Тейлор громко вздохнула и повернулась к Конраду:

– Конрад, ты слишком странный. Ну же, поиграй с нами в правду или действие.

Тот проигнорировал ее и увеличил громкость на телевизоре. А потом направил пульт на Тейлор и сделал вид, что выключает ее. Я расхохоталась в голос.

– Хорошо, он вне игры. Стивен, правда или действие?

Стивен закатил глаза:

– Правда.

Тейлор просияла:

– Хорошо. Как далеко ты зашел с Клэр Коу?

Я знала, что она уже давно хотела спросить его об этом, но ждала подходящего момента. Стивен встречался с Клэр Коу весь первый курс. Тейлор говорила, что у Клэр толстые лодыжки. Но мне казалось, что лодыжки у нее очень стройные. По-моему, у Клэр Коу идеальная внешность.

Стивен покраснел:

– Я не буду отвечать на этот вопрос.

– Ты должен. Это же правда или действие. Ты не можешь сидеть и слушать секреты других людей, если не рассказываешь свои, – сказала я. Мне тоже было интересно, как обстоят дела у них с Клэр.

– Еще никто не успел рассказать свои секреты, – запротестовал он.

– Расскажи, Стивен, – протянула Тейлор, – будь мужчиной и скажи нам правду.

– Да, Стивен, признавайся, – вмешался Джереми.

Мы все начали кричать:

– Признавайся! Будь мужиком!

Даже Конрад выключил звук на телевизоре, чтобы услышать, что ответит Стивен.

– Хорошо, – сдался Стивен. – Если вы заткнетесь, я расскажу.

Мы все моментально замолчали.

– Ну, – поторопила я.

– Третья, – наконец сказал он.

Я откинулась на спинку дивана. Третья база. Ух ты! Очень интересно. Мой брат дошел с Клэр до всяких непристойностей! Странно. Неожиданно.

Тейлор порозовела от удовольствия.

– Неплохо, Стиви.

Он кивнул ей.

– А теперь моя очередь.

Он посмотрел вокруг, и я зарылась поглубже в подушки. Я действительно, действительно надеялась на то, что он не выберет меня и не заставит сказать вслух, что я еще никогда не целовалась с парнем. Но я знала, что меня-то он и выберет.

И очень удивилась, когда он произнес:

– Тейлор, правда или действие?

Тейлор моментально ответила:

– Ты не можешь меня спрашивать, потому что я только что спрашивала тебя. Ты должен выбрать кого-то другого. – Она была права, таковы правила.

– Что, испугалась, Тей-Тей? Почему не хочешь быть мужиком?

Тейлор на секунду задумалась.

– Хорошо! Правда.

Стивен довольно усмехнулся.

– Кого бы ты поцеловала в этой комнате?

Тейлор задумчиво помолчала, и вид у нее стал как у кошки, которая только что съела канарейку. Точно такой же, как в тот раз, когда она покрасила волосы младшей сестре в синий цвет, когда нам было по восемь. Она дождалась, пока все взгляды не обратятся к ней, а потом торжественно провозгласила:

– Белли.

На пару секунд воцарилась мертвая тишина, а потом все разразились громким смехом. Конрад хохотал громче всех. Я кинула в Тейлор подушку.

– Это нечестно. Ты не ответила, – сказал Джереми и погрозил ей пальцем.

– Это правда, – подчеркнуто уверенно сказала Тейлор. – Я выбираю Белли. Вы только взгляните на вашу любимую младшую сестричку. Джереми, да она же становится все соблазнительней прямо у тебя на глазах.

Я спрятала лицо за подушкой. Я прекрасно знаю, что покраснела еще сильнее Стивена. В большей степени потому, что это неправда, и все знали, что я не становлюсь соблазнительной.

– Тейлор, заткнись. Пожалуйста, заткнись.

– Да, пожалуйста, заткнись, Тей-Тей, – попросил Стивен. Он был красный как помидор.

– Если ты серьезно, то поцелуй ее, – сказал Конрад, не отрывая взгляда от телевизора.

– Эй, – одернула я его. – Я человек. Меня нельзя просто так поцеловать без моего разрешения.

Он посмотрел на меня:

– Я не хочу тебя поцеловать.

– В любом случае, никому из вас не позволено меня целовать. – Мне захотелось показать ему язык, но это было бы слишком по-детски.

Тейлор моментально вмешалась:

– Я выбрала правду, а не действие, поэтому никто никого сейчас целовать не будет.

– Мы не будем сейчас целоваться только потому, что я этого не хочу, – сказала я ей. Я покраснела и оттого, что разозлилась, и потому, что была польщена. – И давай закончим этот разговор, твоя очередь спрашивать.

– Хорошо, Джереми, правда или действие?

– Действие, – ответил он, лениво разваливаясь на диване.

– Ладно, поцелуй кого-нибудь в этой комнате прямо сейчас. – Тейлор решительно посмотрела на него.

Все так напряглись, что практически сползли на край дивана, наблюдая за Джереми. Выполнит ли он задание? Джереми не из тех парней, кто сдается. Мне, например, было интересно, как он поцелует ее – по-французски или просто чмокнет. Еще мне было интересно, первый ли это их поцелуй, или, может быть, они уже целовались. Уверена, что они уже целовались.

Джереми сел прямо.

– Легко, – сказал он, с улыбкой потирая руки. Тейлор улыбнулась ему в ответ и склонила голову, так что несколько прядей упали ей на глаза.

Он вдруг наклонился ко мне и сказал:

– Готова? – И, прежде чем я успела что-либо ему ответить, он поцеловал меня прямо в губы. Его рот был приоткрыт, но это не был французский поцелуй или что-то в этом роде. Я попыталась оттолкнуть его, но он приклеился ко мне губами на несколько секунд.

Я толкнула его посильнее, и он как ни в чем не бывало вернулся на свое место. Все вокруг сидели с отвисшими челюстями, кроме Конрада, который, по-моему, даже не удивился. Он никогда ничему не удивляется. А вот мне было тяжело дышать. Это был мой первый поцелуй. И он был на глазах у всех. На глазах у моего брата.

Я не могла поверить, что Джереми так беспечно украл мой первый поцелуй. Я ждала его, хотела, чтобы мой первый поцелуй был особенным, но это произошло во время игры в правду или действие. Менее «особенного» поцелуя и придумать нельзя. А хуже всего, что он сделал это только для того, чтобы подразнить Тейлор, а не потому, что я ему нравлюсь.

Это сработало. Тейлор прищурилась и уставилась на Джереми так, будто он дал ей пощечину.

– Отвратительно. Эта игра отвратительна, – возмутился Стивен. – Я больше не играю.

Он посмотрел на нас с отвращением и вышел из комнаты. Я тоже встала, за мной поднялся и Конрад.

– Увидимся позже, – сказала я. – И, Джереми, ты еще получишь за это.

Он подмигнул мне:

– Ну, можешь обнять меня, и тогда мы квиты. – Я швырнула подушку прямо ему в голову и, выходя из комнаты, громко хлопнула дверью.

Хуже всего то, что он кокетничал со мной не по-настоящему. Это было так унизительно.

Секунды через три я поняла, что Тейлор не пошла за мной. Она осталась с Джереми и смеялась над его глупыми шуточками.

В прихожей Конрад спросил:

– А ведь тебе понравилось?

Я пристально посмотрела на него.

– Откуда ты знаешь? Ты слишком занят собой, чтобы замечать что-то вокруг.

Он прошел мимо меня и, обернувшись, сказал:

– Я все замечаю, Белли. Особенно то, что касается тебя, маленькая бедняжка.

– Да пошел ты! – Это единственное, что я могла выдавить из себя. Я услышала лишь то, как он захихикал, закрывая дверь своей комнаты.

Я поднялась в свою спальню и забралась под одеяло. Я закрыла глаза и снова и снова прокручивала в голове все, что только что произошло. Губы Джереми касаются моих губ. Мои губы больше мне не принадлежат. Джереми касался их. Меня наконец-то поцеловали, но сделал это Джереми. Мой друг Джереми, перед этим игнорировавший меня целую неделю.

Мне хотелось поговорить с Тейлор. Поговорить о моем первом поцелуе, но я не могла, потому что сейчас она сидела внизу и целовалась с тем самым парнем, который украл мой поцелуй. Я была в этом уверена.

Когда примерно через час она вошла в комнату, я притворилась, что сплю.

– Белли? – прошептала она.

Я не откликнулась, но поморщилась для вида.

– Я знаю, что ты не спишь, – проговорила она. – Я хотела сказать, что я тебя прощаю.

Мне захотелось вскочить и сказать: «Ты меня прощаешь? Хорошо же. А я тебя – нет. Не прощаю тебя за то, что ты приехала сюда и испортила мне все лето!» Но я ничего не сказала. Я просто продолжала притворяться, что сплю.

Проснулась я рано, около семи. Тейлор в комнате уже не было. Я сразу догадалась, где она – отправилась встречать рассвет с Джереми. Мы планировали сходить на пляж и встретить рассвет до ее отъезда, но каждый раз просыпали. И вот она пошла не со мной, а с Джереми. Прекрасно.

Я надела купальник и направилась к бассейну. По утрам всегда прохладно, но это меня не останавливает. Плавая в бассейне утром, я всегда представляю, что это океан. Нет, конечно, плавать в океане замечательно, но вода там слишком соленая, и у меня от нее ест глаза. К тому же утром весь бассейн в моем распоряжении. Конечно, днем там плавают все, но утром и вечером он только мой, разве что иногда ко мне присоединяется Сюзанна.

Я открыла воротца к бассейну и увидела маму, сидящую в шезлонге с книгой. Она не читала, а просто держала ее раскрытой и смотрела куда-то в сторону.

– Привет, мам, – сказала я, чтобы как-то привлечь ее внимание.

Она вздрогнула.

– Доброе утро. Хорошо спала?

Я пожала плечами и бросила свое полотенце на лежак.

– Да, вроде.

Мама ладонью прикрыл глаза от солнца и, посмотрев на меня, спросила:

– Вам с Тейлор весело?

– Очень, даже слишком, – проговорила я.

– А где она?

– Кто ее знает. Да и кому это интересно?

– Вы что, поссорились? – спросила мама как будто между прочим.

– Нет, просто я начинаю жалеть, что пригласила ее сюда, всего-то.

– Лучшая подруга – самый близкий человек, она как сестра, не забывай об этом.

– Ничего я не забываю. Почему ты всегда во всем винишь меня? – сказала я раздраженно.

– Милая, я не виню тебя. Это ты всегда пытаешься винить себя в чем-то, – невыносимо спокойно улыбнулась мне мама.

Я закатила глаза и нырнула в бассейн. Вода оказалась ужасно холодной. Я вынырнула и крикнула:

– Это неправда!

Я накручивала круги в воде, и чем больше думала о Тейлор и Джереми, тем чаще и сильнее гребла руками. В конце концов мышцы стали просто гореть от напряжения.

Мама ушла, появились Джереми, Тейлор и Стивен.

– Белли, если ты слишком много будешь плавать, твои плечи станут широкими, как у пловцов, – предупредила Тейлор, окуная ногу в воду.

Я проигнорировала ее. Да что Тейлор вообще знает о тренировках? Она считает, что забег по торговому центру на каблуках – это уже тренировка.

– Где вы были? – спросила я, переворачиваясь на спину.

– Просто прогуливались, – промямлил Джереми.

Иуда, подумала я. Шайка предателей.

– А где Конрад?

– Фиг знает. Он слишком крут для того, чтобы гулять с нами, – ответил Джереми, разлегшись в шезлонге.

– Отправился побегать, – вступился за него Стивен. – Он должен быть в форме к сезону. На следующей неделе он уезжает на сборы.

Я помнила об этом. Тем летом Конраду надо было уехать раньше, чем обычно, чтобы успеть подготовиться к отборочным соревнованиям. Я никогда не считала его особо успешным футболистом, но он старался быть полезным своей команде. Думаю, здесь не обошлось без влияния мистера Фишера, это он настоял, чтобы мальчики занимались футболом. Из Джереми спортсмен был тоже неважный, но тот никогда не относился к игре серьезно. Он ни к чему серьезно не относится.

– Возможно, в следующем году я тоже буду в команде, – сказал он как будто между прочим, но при этом успел кинуть взгляд на Тейлор, чтобы увидеть, какое впечатление произвела эта фраза. Оказалось, что никакого. Она на него даже не посмотрела.

Его плечи поникли, и мне вдруг стало его жалко.

– Джер, давай наперегонки!

Он пожал плечами, встал и снял рубашку. Подошел к глубокому краю и нырнул.

– Дать фору? – предложил он, подплывая поближе.

– Нет, я думаю, что и так тебя обыграю, – сказала я, шлепнув рукой по воде.

– Угу, сейчас посмотрим.

Мы поплыли свободным стилем, и в итоге он выиграл один раз, а потом и второй. Но в третий и четвертый выиграла я и в итоге сравняла счет. Тейлор зааплодировала, но это только разозлило меня.

На следующее утро она снова ушла. В этот раз я собиралась пойти вместе с ними. В конце концов, пляж был не только их с Джереми. У меня столько же прав смотреть на рассвет, сколько и у них. Я встала, оделась и пошла.

Сначала я их не заметила. Они спустились дальше, чем обычно, и стояли спиной ко мне. Он обнимал ее, они целовались. Они даже не смотрели на рассвет. И вообще это был не Джереми… Это был Стивен. Мой брат.

Все вдруг встало на свои места, как в фильмах с неожиданным концом. Я почувствовала себя героем фильма «Подозрительные лица»[15], а Тейлор оказалась Кайзером Созе. Перед глазами, словно кадры из фильма, замелькали воспоминания: Тейлор и Стивен спорят, Стивен идет с нами на пляж, Тейлор утверждает, что у Клэр Коу толстые лодыжки, Тейлор большую часть дня проводит у нас дома.

Они не слышали, как я подошла. Я громко сказала:

– Вау, так неожиданно! Сначала Конрад, потом Джереми, а теперь мой брат.

Они резко обернулись, шокированные моим появлением.

– Белли, – начала Тейлор.

– Помолчи. – Я посмотрела на брата, и тот скривился. – Ты лицемер. Она же тебе даже не нравится. Ты ведь говорил, что она вытравила себе весь мозг краской для волос.

Он прочистил горло.

– Я никогда такого не говорил, – запротестовал он, переводя взгляд с меня на Тейлор и обратно. Она потерла глаз рукавом свитера. Это был свитер Стивена. Я так разозлилась, что даже не могла заплакать.

– Я расскажу Джереми.

– О, Белли, успокойся. Ты уже слишком взрослая для таких ненормальных вспышек гнева, – покачал головой Стивен.

Слова вылетели сами собой:

– Иди к черту!

Я еще никогда так не говорила с братом. Не думаю, что я вообще с кем-либо так говорила. Стивен заморгал.

Я повернулась и пошла обратно, Тейлор поспешила за мной. Ей пришлось бежать, чтобы догнать меня. Думаю, ярость придавала мне сил.

– Белли, прости меня. Я собиралась все тебе рассказать. Просто это произошло так быстро.

Я остановилась и стремительно повернулась.

– Когда? Когда ты успела? Я видела, как быстро все происходило у вас с Джереми, но не с моим братом.

Она беспомощно пожала плечами, что разозлило меня еще больше. Бедная беспомощная маленькая Тейлор.

– Белли, я… Мне всегда нравился Стивен. И ты это прекрасно знаешь.

– Нет, вообще-то не знала. Спасибо, что сказала.

– Когда я узнала, что тоже ему нравлюсь, то не могла в это поверить. И подумать не могла, что он ответит мне взаимностью.

– Это неправда. Ты ему не нравишься. Он просто использует тебя, потому что ты здесь, – сказала я. Да, это жестоко, но в то же время правда.

Я вошла в дом и захлопнула за собой дверь. Тейлор поспешила за мной и схватила меня за руку, но я оттолкнула ее.

– Белли, пожалуйста, не сердись. Я хочу, чтобы у нас все было как прежде, – сказала она со слезами в глазах. На самом деле она имела в виду, что хочет, чтобы я не вмешивалась ни во что и оставалась такой же, пока она отращивает себе грудь побольше, бросает музыкальную школу и целуется с моим братом.

– Ничто уже не может быть таким, как прежде, – сказала я. Мне хотелось как можно сильнее задеть ее этими словами, и в какой-то степени почему-то я знала, что так и будет.

– Белли, не злись на меня, ладно? – умоляла она. Тейлор терпеть не могла, когда люди на нее злились.

– Я на тебя не злюсь, – сказала я. – Просто думаю, что мы уже недостаточно хорошо знаем друг друга.

– Не говори так.

– Я говорю так, потому что это правда.

– Прости, ладно?

Я посмотрела в сторону.

– Ты обещала, что будешь добра к нему.

– К кому? К Стивену? – Тейлор посмотрела на меня, искренне недоумевая.

– Нет, к Джереми.

Она махнула рукой.

– О, ему все равно.

– Нет, ему не все равно. Ты просто его не знаешь. – Мне хотелось добавить «так, как знаю его я». – Я не думала, что ты поведешь себя как… как… – Я подыскивала слово, которое могло бы ее задеть так же, как она задела меня. – …как шлюха.

– Я не шлюха, – сказала она еле слышно.

Я победила ее. Моя невинность против ее развратности. Но на деле это бред собачий. И, если по правде, мне бы очень хотелось поменяться с нею местами.


Позже Джереми предложил мне поиграть в плевки. Мы не играли в плевки с июня, а ведь эта игра была нашей традицией. Мне было приятно, что мы все-таки сыграем в нее. Даже несмотря на то, что это был утешительный приз.

Он пожал мне руку, и мы начали играть, но ничего не предпринимали, а только двигались. Мысли наши были где-то далеко. Мы оба будто сговорились не упоминать о Тейлор. Думаю, он даже не знал, что у нас с ней произошло, но позже сказал мне:

– Лучше бы она вообще сюда не приезжала.

– Я с тобой согласна.

– Лучше, когда мы здесь одни.

– Да, – подтвердила я.

После того как Тейлор уехала, все вроде как встало на свои места, но что-то изменилось. Мы с ней остались подругами, но уже не такими близкими, как раньше.

Но мы все еще оставались подругами. Она знала меня всю мою жизнь. Сложно забыть прошлое. Словно пытаться забыть саму себя.

Дома Стивен снова стал игнорировать Тейлор и увлекся Клэр Коу. Мы все делали вид, что ничего не случилось. Но однако кое-что все-таки случилось.


Глава 27 | Этим летом я стала красивой | Глава 29







Loading...