home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 32

Кэм пришел на следующий день и остался у нас допоздна. В полночь я спросила его, не хочет ли он пойти на пляж. Мы брели, держась за руки и любуясь блеском бездонного океана, точно такого же, каким он был миллион лет назад.

– Правда или действие? – спросил Кэм.

Я была не в настроении сейчас раскрывать какие-нибудь секреты. У меня появилась сумасшедшая идея. Мне вдруг захотелось искупаться нагишом. С Кэмом. Именно этим и занимались взрослые на пляже. Это то же самое, что целоваться в автокинотеатре. И если мы пойдем купаться нагишом, это будет доказательством того, что я уже взрослая.

Я сказала:

– Кэм, давай поиграем в «слабо»? Тебе слабо пойти плавать нагишом прямо сейчас или… – И я задумалась после «или».

– Кто первый? – произнес он, хихикая. – Или вдвоем, и не важно, кто будет первым?

Я вдруг почувствовала себя легкомысленной и как будто опьяневшей. Я побежала к воде, по дороге снимая футболку и бросая ее на песок. Под одеждой у меня было бикини.

– Правила такие, – прокричала я, расстегивая шорты, – никакой наготы, пока полностью не войдем в воду! И, чур, не подглядывать!

– Постой. – Он подбежал ко мне. – Мы что, правда это делаем?

– Ну да. А ты не хочешь?

– Хочу, но что, если нас увидит твоя мама? – Он оглянулся на дом.

– Не увидит. Оттуда ничего не видно. Здесь слишком темно.

Он посмотрел на меня и снова на дом.

– Может, все-таки позже? – сказал он с сомнением в голосе.

Я уставилась на него. Разве это не он должен был меня сейчас уговаривать? Я спросила:

– Ты серьезно?

– Серьезно. Еще рано. Вдруг кто-то не спит. – Он поднял мою футболку и протянул мне. – Давай попробуем чуть позже.

Я прекрасно понимала, что он имел в виду совсем другое.

С одной стороны, я злилась, с другой – даже немного расслабилась. Все это похоже на то, когда ты делаешь себе бутерброд с арахисовым маслом и бананом, но, откусив, понимаешь, что не хочешь его есть.

– Не надо делать мне одолжений, Кэм. – Я выхватила у него футболку и зашагала прочь так быстро, что песок вздымался под ногами. Я думала, что он пойдет за мной, но он не стал меня догонять. Я не оглянулась, чтобы посмотреть на его реакцию. Возможно, он сидел на песке и писал в свете луны одно из своих глупых стихотворений.

Когда я зашла в дом, я сразу же направилась на кухню. Там горел свет – Конрад сидел за столом и ел ложкой арбуз.

– А где Кэм Кэмерон? – спросил он небрежно.

Я на секунду задумалась, всерьез ли он интересуется или просто издевается. Его лицо было спокойным и даже расслабленным. Что ж, если он решил сделать вид, что между нами не было никакой стычки, я тоже притворюсь, что ее не было.

– Кто его знает, – ответила я, роясь в холодильнике в поисках йогурта, – да и кому это интересно?

– Голубки поссорились? – И посмотрел на меня так же снисходительно, как всегда. Мне захотелось влепить ему пощечину.

– Не твое дело, – огрызнулась я и села рядом со стаканчиком клубничного йогурта. Это был обезжиренный йогурт Сюзанны. На вид он был водянистым. Я закрыла стаканчик и отставила его в сторону.

Конрад подвинул ко мне арбуз.

– Белли, не стоит быть такой резкой с людьми. – Он встал и добавил: – И надень футболку.

Я зачерпнула ложкой арбуз и показала язык ему в спину. Ну почему он всегда обращается со мной так, будто мне только тринадцать? В голове зазвучал мамин голос: «Белли, никто не может заставить тебя чувствовать себя никчемной. Только если ты сама не позволишь. Так говорила Элеонора Рузвельт[22]. Я хотела назвать тебя в ее честь». Бла, бла, бла. Но в чем-то она права. Я не позволю ему причинить мне боль, больше нет. Сейчас мне хотелось, чтобы у меня были хотя бы мокрые волосы или песок на одежде, чтобы он подумал, что мы с Кэмом были на пути к чему-то, даже несмотря на то, что у нас ничего такого не было.

Я сидела за столом и ела арбуз. Я ела, пока не заметила, что вычерпала уже половину. Я ждала, что Кэм придет за мной, но он не пришел, и я разозлилась еще сильнее. Я уже подумывала над тем, чтобы порвать с ним.

Кэм так и не зашел в дом. Он просто уехал. Я услышала, как он завел машину, и увидела в окно, как он сдает назад на подъездной дорожке. Мне хотелось побежать вслед за машиной и наорать на него. Он должен был зайти и попрощаться. А вдруг я все испортила и больше не нравлюсь ему? Что, если я его больше не увижу?

Той ночью я лежала в кровати и думала о том, как быстро заводятся летние романы и как быстро они заканчиваются.

Следующим утром когда я вышла на веранду, жуя гренку, я заметила пустую бутылку от воды на ступеньках, которые вели к пляжу. «Поуланд Спринг». Именно эту воду обычно пьет Кэм. Внутри я нашла записку. Сообщение в бутылке. Чернила немного расплылись, но я смогла прочитать то, что там было написано: «За мной должок. Купание нагишом».


Глава 31 | Этим летом я стала красивой | Глава 33







Loading...