home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



* * *

Орхисситы напали внезапно. Лесные егеря, защищенные амулетами и потому необнаружимые магическими средствами, скрытно вырезали дозоры, выставленные вокруг города. К утру войско Его Величества Виллама II Крэгхиста уже оказалось под стенами Онера. Городская стража едва успела закрыть ворота, однако некоторые жители, не попавшие в город, оказались в руках осаждающих.

Трех пойманных магов – двух друидов, чьи имена Виссу известны не были, и Тариду, одну из лучших городских целительниц – немедленно принесли в жертву. Им повезло. Крики остальных пленников раздавались все три дня осады с небольшого пригорка, хорошо просматривавшегося со стен. Палачи у Виллама были опытные и старательно выполняли приказ своего повелителя: «Ни в коем случае не спешить, чтоб эти язычники прочувствовали всю тяжесть гнева Светоносного». Особенно страшно обращались с пойманными женщинами. Маги были бессильны, они не могли даже избавить их от страданий, так как на жертвы перед пыткой обязательно надевался все тот же амулет.

Затем начался штурм. С самого начала было понятно, что город обречен. Среди магов, находящихся в тот момент в Онере, было не так уж много бойцов, точнее, всего лишь трое. Два светлых – Теодульф Пламенный Страж и Виттор Лезвие Света – и один темный – боевой некромант в отставке, увлекшийся исследованиями в области химерологии и приехавший со своими учениками на проходивший в это время в Онере семинар, – Висс Рыцарь Отчаяния. При этом более-менее серьезный ущерб врагу поначалу наносил лишь некромант с несколькими своими старшими учениками. Огненные шары Теодульфа и молнии Виттора не причиняли никакого вреда защищенным от прямого силового воздействия орхисситам, а вот поднятые Виссом зомби послушно рвали на клочки королевских солдат и жреческую стражу, не обращая на амулеты внимания. Однако вскоре светлые маги приспособились к необычной ситуации и принялись метать каменные глыбы и разверзать землю под ногами нападающих, что позволило несколько выправить счет.

Остальные находящиеся в городе маги принадлежали к сугубо мирным направлениям. Друиды, целители, повелители зверей, погодники от светлых и спириты, химерологи и малефики от темных. Разумеется, они также приняли участие в битве, но их возможности было трудно сравнивать с силами боевых магов.

Утром третьего дня осады, несмотря на все сопротивление со стороны магов и жителей города, войска Фенриана проломили стены и вошли в Онер. Женщины и дети, с магами, под защитой небольшой части гарнизона, заперлись в цитадели, где маги стали готовить стационарный портал на Валенсию. Мужчины с большей частью гарнизона в это время сражались на территории города, чтобы задержать наступающее войско и дать необходимое время на создание портала и переброску людей.

Они почти успели. Использовав магию крови (Теодульф, Виттор и Садир, пожилой спирит-селиец, добровольно принесли себя в жертву), удалось наполнить древний артефакт-накопитель энергией, достаточной, чтобы открыть портал, но в это время войска Крэгхиста, перебив защитников, подступили к стенам. Висс со своими студентами отправился на стену – помочь держаться остаткам гарнизона. К нему присоединился светлый целитель Горан и его молодая дочь Лея. Она недавно с отличием окончила третий курс, обучаясь на кафедре друидов, и в награду отец взял ее с собой на семинар. Опытнейший целитель мог очень пригодиться в случае ранения, а Лея пошла, категорически отказавшись расстаться с отцом, и переубеждать ее не было времени.

Сил остатков гарнизона, при поддержке некроманта и его учеников пока хватало, чтобы держать войска на уважительном расстоянии. Инженеры Крэгхиста собрали осадные машины и начали обстрел издалека, опасаясь приближаться к замку.

Магам удалось, наконец, открыть портал в верхней комнате магической башни, где был установлен накопитель, и светлые маги перебрались по нему в Валенсию, чтобы держать выходной канал. Темные остались в башне, удерживая точку входа. Соваться в Валенсию без сопровождающих светлых, несмотря на перемирие, для них было слишком рискованно. По порталу потек вначале робкий, а потом все усиливающийся людской ручеек. Однако так продолжалось недолго.

К этому времени осаждающим удалось подтащить на площадь около ворот огромный требушет, и первый же выстрел из него имел катастрофические последствия.

Перелетев через стену, снаряд с огромной силой ударил прямо по крыше магической башни. Проломив ее, тяжелый камень рухнул вниз, ломая перекрытия и калеча людей. В падении он задел артефакт-накопитель, разбив его и разом высвободив всю заключенную в нем энергию. Башня магии Онерской цитадели, на миг полыхнув ярче солнца, исчезла во взрыве чудовищной мощности. Вместе с ней погибли все не успевшие перейти по порталу – темные маги, женщины и большая часть детей. Спастись удалось только пересекшим канал первыми светлым и приблизительно пяти сотням детей, в возрасте от пяти до двенадцати лет, успевшим перейти портал до выстрела.

– …Так мы остались одни, – продолжил свой рассказ некромант. – Во время одновременной гибели практически половины городского населения, произошел колоссальный выброс некроэманаций, который мне частично удалось запасти. Я решил тогда использовать его, чтобы поднятьв виде зомби всех погибших в городе и бросить их на королевское войско, чтобы хоть немного отомстить убийце детей. Но вышло по-другому. После взрыва башни магии мы все пришли в отчаяние. Нас переполняла боль и ненависть к захватчикам. И тогда Горан предложил идею. Вы, наверно, знаете легенду о гибели государства Реир. Эльфы утопили его в наказание за насилие, совершенное наследным принцем Реира над одной из них. В общих чертах этот ритуал известен многим магам. Он описывался в одной из оставшихся нам эльфийских книг. Однако страница с заключительной частью ритуала отсутствовала. Поэтому никто из людей никогда не решался провести его. Мы – решились. Так и так никто из нас не планировал доставаться орхисситам живым, мы слишком хорошо разглядели, КАК умирают на алтаре Светоносного. К тому же, мы и не дожили бы до завершения заклинания. Накопителя больше не было, и мы должны были приносить друг друга в жертву, по мере прохождения обряда, чтобы снабдить заклинание достаточной энергией.

Все получилась. Я волновался за Лею, она молода, и не проходила подготовки в Темной Цитадели, где студенты в обязательном порядке обучаются правилам ритуального самоубийства. Но девочка справилась. Она тоже видела жертвенники Орхиса. Моя очередь была сразу после нее. Последним шел Горан. Он как целитель был наиболее живучим среди нас и должен был прожить после удара в сердце достаточно долго, чтобы завершить ритуал. Перед тем как вонзить кинжал себе в грудь, у меня возникло какое-то озарение, и я набросил на всех нас, и только что погибших, и еще живых, простейшие заклинания нетления и восстановления мертвой плоти, а также разработанное мной заклинание привязки душ. Я отдал на это всю набранную в результате взрыва магической башни энергию. Результат ты видишь перед собой.

На следующий вечер я восстал. Все-таки в свое время я был не худшим из боевых некромантов империи Дарк и наложил на себя все необходимые чары. Тут я и был поражен. Обычно восставшиемаги, сохраняя большую часть магической силы, становятся более или менее тупыми куклами, одержимыми одной мыслью – месть врагам. Но со мной ничего подобного не произошло. Рана от кинжала затянулась, и я выглядел почти живым. Тут я и вспомнил о наложенных перед смертью заклятиях. После этого я поднял тех, кого смог. К сожалению, во время жертвоприношения я наложил свои заклятия только на магов, поэтому воины гарнизона получились обычными тупыми зомби. Однако магов я поднялвсех. Пятнадцать студентов-пятикурсников, сопровождавших меня на семинар, Ратек, еще только претендующий на мантию студента и Горан с Леей. Им как светлым магам пришлось особенно худо.

Восстановление плоти зарастило нанесенные раны, нетление позволило выглядеть почти живыми, а привязка душ дала нам возможность мыслить, испытывать эмоции и мечтать. Мечтать о возможности снова, хоть на секунду стать живым, почувствовать тепло солнца и ласку женщины, ну или хотя бы вкус Леиного яблока, – добавил с усмешкой некромант.

Так мы и существуем вот уже пятьдесят лет. Я и целитель занимаемся исследованиями, изыскивая возможность хотя бы частично вернуть нам жизнь. Попутно помогаем моим старшим ученикам – химерологам, которые всерьез озаботились безопасностью нашей обители и создают все новых и новых Стражей. Младшие патрулируют территорию. Лея заботится о порядке и красоте нашей обители, экспериментирует с различными видами растений, поддерживает в нас бодрость, шутит и улыбается, заставляет следить за собой… и тихо плачет, когда думает, что ее никто не видит.

Вот и вся наша история. Однако теперь, уважаемый Ариох, ваша очередь. Надо признаться, мне чрезвычайно интересна история появления в наших местах человека, обладающего одновременно невероятно сильным потенциалом в светлой магии огня и способностями к темной магии, причем преобразованной!! Это, вообще, ни в какие ворота не лезет!

– Э-э-э, не могли бы вы, уважаемый Висс, растолковать простому необразованному мне, что такого удивительного в моих способностях и что, по-вашему, не лезет не в какие ворота?

– Ага, тоже мне, простой и необразованный. Ну, ладно, поясняю. Во-первых, от тебя прямо-таки несет запахом огненной магии. Я, вообще-то, не представлял, что человек может обладать способностями такой силы. Это скорее уместно для какого-нибудь огненного духа: ифрита или даже молодого и слабого элементаля! Но это еще как-то объяснимо. Раз в тысячелетие, бывает, рождаются маги невероятной силы. Но, помимо магии огня, в тебе ощущается еще и темная магия. Сейчас я, правда, не могу сказать какой направленности, то ли ты малефик, то ли некромант, все забивает более сильный запах огня, но это и не важно. Так не бывает! Человек способен вместить в себя лишь одну сторону силы! Обернувшемуся к свету недоступна тень, для канувших во тьму не видно света.Это первый закон магии, до сих пор считавшийся незыблемым. И вот – живое опровержение! Но мало того! Твоя темная сила несет явные следы преобразования, которому подвергаются силы магов, прошедших через смерть! Это многократно усиливает темного мага, например, сейчас я намного сильнее, чем был при жизни, но никто не подвергается им по доброй воле – кому охота умирать?!! А живому пройти это невозможно. Эти способности проявляются только после личной встречи с леди Смертью, по крайней мере, так считалось раньше. Потому что ты опровергаешь и этот тезис. Ты, несомненно, жив, в отличие от меня, и ты, как и я, несешь отпечаток смерти, что, кстати, даст тебе очень большие преимущества, если ты решишь заниматься темной магией. Точнее, уже дает: именно то, что твоя сила была преобразована аналогично нашей, и заставила Темных гончих принять тебя за одного из нас.

Я не говорю уже о том, что в спутницах у тебя фенрианская владычица, не прошедшая только коронацию, которая, впрочем, есть пустой торжественный ритуал. Так что, сам понимаешь, мне невероятно интересно, кто ты есть. И откуда ты к нам явился.

Олег серьезно задумался. Затем, махнув рукой на конспирацию, рассказал Виссу историю своих похождений. Темный маг почему-то вызывал интуитивное доверие, а за последнее время Олег научился доверять своей интуиции. К тому же, ему позарез требовался хороший советчик, а в идеале и наставник.

Висс выслушал его историю очень внимательно. Особенно его заинтересовала то, как Олег был убит гопниками, и его явление в мир Гелионы. Он часто переспрашивал Олега, внимательно осмотрел разрез на куртке, определяя, куда пришелся удар, и дотошно расспрашивал про испытываемые Олегом чувства. После того как Олег рассказал о предупреждении и подарке Гелионы, он хмыкнул, пробурчав: «А, вот откуда огонь». Когда же Олег дошел до ее рекомендации заняться темной магией, пробормотал: «Мудро, мудро», – и опять обратился в слух.

Наконец Олег закончил свой рассказ.

– Ну, что я могу сказать, – с явным удовольствием протянул Висс. – Вы чрезвычайный везунчик, молодой человек. Интересно, чем же вы так заинтересовали эту богиню, что она вложила в вас столько сил?

– Но Гелиона говорит, что она не богиня! – удивленно сказал Олег. – Я же рассказывал вам.

– Мало ли что она говорит. Я вот тоже могу тебе сказать, что я не магистр некромантии, померший пятьдесят лет назад, а серый кролик. Что, думаешь, у меня после этого вырастут уши и прорежется непреодолимая страсть к морковке?

– А это зависит от того, насколько хорошо к тому времени я овладею магией превращений. Может и прорезаться! – нашелся Олег.

– Фиг тебе! – с явным удовольствием откликнулся маг. – На нежить магия превращений не действует. А я сейчас именно нежить и есть. Хоть какие-то преимущества в моем положении. Можно не опасаться розыгрышей всяких там студентов. – Висс сделал уморительно серьезную физиономию.

– На вашем месте я бы слишком уж на это не надеялся. Хочу предупредить, фантазия у меня богатая…

– И нездоровая! Вижу, вижу… – некромант весело рассмеялся.

– А насчет Ясного Пламени. Она может говорить, что она не богиня. Она даже может искренне считать себя простым элементалем. Но я как маг, не понаслышке знакомый с магией сущностей, хотя и с несколько другой, темной ее стороной, хочу тебе сказать, что ни читать мысли, ни уж тем более воскрешать мертвых, одаривая их дополнительными магическими обликами, для элементалей попросту невозможно! И вообще, воскрешение погибших – это способность, которой обладают только, и исключительно, боги! И даже для них это требует очень большой траты сил. Добровольная жертва, конечно, радует любого бога, но если бы дело было только в ней, она не стала бы тебя воскрешать, а максимум – позаботилась о хорошем посмертии. Можешь мне поверить, я очень тщательно изучал этот вопрос, во время поисков возможности нашего воскрешения!

– Но я же сказал, что любой, попавший в тот мир по приглашению, сразу же наделяется новым телом! Почему бы вам не попробовать этот способ? Пусть не те же, не родные тела, но зато живые!

– Все верно. Вот только, ты сам сказал, по приглашению! А нас, в отличие от тебя, в Ирий [30]никто не приглашал. Впрочем, это действительно шанс. И я приложу все усилия, чтобы этот шанс сбылся!

Олег задумался. С одной стороны, ему не хотелось обнадеживать лича, тем более что он отнюдь не был уверен, что действительно сможет помочь. С другой, он видел, что они отчаянно нуждаются хотя бы в надежде на возможность стать живыми. Подумав еще немного, Олег решился.

– Я не хочу ничего обещать, но, возможно, я смогу немного вам помочь. Судя по некоторым оговоркам Гелионы, я приглашался в их мир отнюдь не последний раз. Если я попаду туда вновь, то я обязательно упомяну о вашей проблеме. Возможно, она и пожелает помочь.

– Вряд ли. Уже то, что она оживила тебя, – достаточно странно. А уж возрождение такой компании, как наша. Нет, вряд ли найдется какой-нибудь настолько сумасшедший бог, чтобы взялся за это дело. Но ты подсказал мне неплохую идею. Мы изо всех сил цепляемся за эти мертвые тела, пытаясь их оживить. Но иногда легче построить новое, чем восстановить старое. Нам ведь нужно всего лишь создать, или вырастить, себе новые тела, а затем перенести туда наши души! Это нам с Гораном вполне по силам! Так что, прими мою искреннюю благодарность. Пусть нескоро, но перед нами впервые появился реальный шанс на жизнь! Ждать мы привыкли. А теперь пойдем. Думаю, нас уже заждались в зале празднеств. Я посылал Ратека, он должен уже вернуться с твоим музыкальным инструментом. Мы все очень соскучились по музыке, играемой не Льером или Тоби. Да и песни интересно услышать. У Леи неплохой голос, но за пятьдесят лет появляется желание услышать и кого-нибудь еще.

Ратек, действительно, уже сбегал и сейчас стоял, держа гитару на вытянутых руках как великую драгоценность.

Олег огляделся. Так называемый зал празднеств располагался на первом этаже башни и когда-то, видимо, был обеденным залом. Здесь до сих пор располагались столы и стулья, сейчас почерневшие от времени, но, похоже, все еще достаточно прочные. Выбрав один из них, наименее запыленный на первый взгляд, он придвинул его к столу и, сев, стал настраивать гитару. Одновременно он лихорадочно размышлял, что имеет смысл исполнить такого, чтоб проняло личей, компактной группой стоящих неподалеку.

– Присаживайтесь, – кивнул он им на стоящие рядом стулья. – Чего зря стоять?

– Спасибо за заботу, – стоящий ближе всех к Олегу невысокий крепкий брюнет белозубо ухмыльнулся, – только мы лучше постоим. С некоторых пор нам как-то безразлично – стоять или сидеть. К тому же, нам, в отличие от тебя, штаны не придется отстирывать. – После чего, демонстративно проведя рукой по ближайшему стулу, показал Олегу преизрядно перепачканную конечность.

Так ничего и не придумавший Олег хмуро кивнул, обозрев подставленную пятерню, и, устроившись поудобнее, тронул струны пробным перебором.

В начале «концерта» дело продвигалось плохо. Уставший Олег куда больше хотел спать, чем петь песни, тем более «всухую» – отвыкшие от нормальной жизни личи не догадались поставить на стол ни еды, ни даже выпивки! Какая уж тут игра! Да и третьего фактора, стимулирующего творческие способности, а именно, привлекательных девушек, вблизи не наблюдалось. Разумеется, Лея была вполне хороша собой (как-то раз Аталетта в разговоре упомянула, что все магички очень красивы, так как имеют возможность самостоятельно менять свой облик), однако имела один весьма серьезный недостаток, не позволяющий рассматривать ее в качестве объекта для сексуального интереса, – она была мертва! Живых же девушек, да, впрочем, и мужчин, кроме самого Олега, в наличии не имелось.

Он вяловато исполнил «Группу крови» Цоя и пару песен из репертуара «Алисы», за что получил такие же вялые аплодисменты. Однако постепенно Олег начал злиться. За последнее время он привык, что его игра вызывает всеобщее восхищение, и теперь равнодушное спокойствие, проявляемое личами, изрядно его задевало. При этом он и сам понимал, что виной всему отнюдь не отсутствие музыкального вкуса у его слушателей, а качество игры, и это злило его еще больше.

Наконец Олег не выдержал.

– Нет, так дальше продолжаться не может! Я играю преотвратно и вижу это сам! У вас выпить есть?

Выпивка нашлась. Один из проходящих торговых караванов был настигнут Темными гончими уже возле самого города. Хозяйственный Тоби, похоже, исполняющий в этом замкнутом мирке функции завхоза, не преминул перетащить его груз в подвалы цитадели, причем, судя по негодующему взгляду Висса, втайне от учителя. Как он пояснил в ответ на прямой вопрос: «Зачем личу, который все равно не способен ни опьянеть, ни даже почувствовать вкуса вина, такие запасы?» – «Душа болит, когда видишь, как три ящика коллекционного „Валенсийского Рубина“ отправляются к болотным чертям». Сие происшествие имело место быть около десяти лет назад, как пояснил тот же Тоби, с невероятной завистью следя, как Олег делает первый глоток прямо из горлышка бутылки и закусывает сорванным прямо с ветки яблоком.

Решив удалиться из зала, где его постигло позорное фиаско, Олег предложил перебазироваться в сад. Вино действительно было великолепно. Постепенно к Олегу вернулось хорошее настроение. И тут его осенила мысль. Прошлые разы он всегда играл и пел песни, максимально подходящие под ситуации, в которых находился. Теперь он пренебрег этим правилом. Правда, сделал это нарочно, чтоб не вызывать у ребят неприятных ассоциаций. Но, может быть, зря? Надо попробовать, – решил Олег, и затянул первое, что пришло ему в голову – «Мертвый анархист»

Песня была воспринята на ура. То есть она понравилась действительно почти всем. Правда, реакция на нее была несколько неадекватной – личи просто покатывались с хохоту. Не смеялись только Лея и ее отец, наконец-то вышедший из своего кабинета. Но и они не скрывали улыбок. Успокоившись, Висс дал обескураженному Олегу необходимые пояснения:

– На профессиональный взгляд, а мы тут все, в большей или меньшей степени, вынужденно являемся профессионалами в этом вопросе, подъемтакого большого количества зомби третьего, судя по их разговорчивости, а то и четвертого уровня, выглядит крайне маловероятным событием. А уж подъемих случайно, каким-то захудалым колдунишкой, который даже не может выправить себе зрение… – он помолчал и снова захихикал. Наконец, отсмеявшись, поинтересовался: – А еще какие-нибудь песни про некромантию или тому подобные вещи ты знаешь?

– Весьма немало. Правда, они немного другого стиля… – У Олега в голове вертелось попурри из песен группы «Ария», в свое время немало внимания уделивших этой теме.

– Давай! – раздались голоса личей.

Олег огляделся. Давно взошла луна, и ее бледный свет озарял развалины замка. Шелестели деревья. Вокруг располагалось загадочное Черное болото, по которому бродили Темные гончие, каронги и толпы другой, весьма неприятной нечисти. Рядом чинно сидели и готовились внимательно слушать его песню почти два десятка живых мертвецов. В общем, обстановка была самая располагающая. И после небольшого вступления Олег начал вкрадчивым полушепотом:

Лунный свет твой сон в земле нарушит,

Полночь бросит колдовской металл…

Голос его набрал силу. Одновременно со следующей строкой он бросил в пространство мысленный зов с просьбой о поддержке и был услышан!

Пес завоет по усопшим душам…

Великолепный, плачуще-печальный вой вожака

Темных гончих разорвал ночную тишину.

Рухнет вниз могильная плита…

Здесь Олегу пришлось отдуваться уже самому. Однако та странная смесь проецирования мыслей, магии иллюзии и мгновенных огненных пейзажей, примененная им, кажется, дала результат, позволив окружающим его личам увидеть мгновенно воссозданную в памяти картинку из какого-то фильма ужасов: ночное кладбище и вырвавшаяся из-под провалившейся могильной плиты полуистлевшая рука.

Три часа горит огонь в часовне,

Там, где перевернут черный крест.

Три часа свободы есть у зомби,

Чтоб вершить свой страшный суд и месть

МЕСТЬ…

Олег на секунду прервался. Что-то странное ощущал он в себе и в воздухе. Уже не пытаясь колдовать, Олег, тем не менее, явно замечал, как из него выходит какая-то сила, вкрадчиво и аккуратно вплетаясь в слова песни, звуки гитары, подхватывая ритм и придавая еще не спетой песне какие-то новые возможности и значения. Впрочем, эта же сила не давала ему возможности надолго прерваться, и он, мельком взглянув на застывшие глаза своих необычных слушателей, продолжал:

Зомби!

Твой убийца крепко спит, но ты его найдешь.

Зомби!

Не спасут его мольбы и святая ложь.

Лунный свет хозяин твой, он за твоей спиной.

Лишь кровавою ценой ты обретешь покой. [31]


Наваждение продолжалось. Сейчас Олегу казалось, что невидимые нити, выпетые им, устремились вдаль, зарылись в землю и, вернувшись, навалились на него свинцовой тяжестью. Ощущение страшного, невероятного груза, давящего не на тело, а на душу, усиливалось с каждой секундой. Это было тяжело. Это было ОЧЕНЬ ТЯЖЕЛО!!! Не имея возможности ни на мгновение прекратить песню, ясно осознавая, что выдерживать навалившуюся на него тяжесть он сможет только пару, ну, может быть, тройку секунд, недоумевающий Олег сделал то единственное, что уже привык делать, попадая в опасные ситуации. Он обратился к демонической силе. Это помогло. Нет, тяжесть не уменьшилась и даже не убавилась. Но теперь рядом с ним словно встал незримый демон, приняв на себя большую часть навалившегося на Олега груза.

Наконец песня закончилась, и тяжесть мгновенно исчезла. Олег облегченно вздохнул, и повернулся к Виссу за разъяснениями. Тот пребывал в глубоком шоке.

– Что с тобой? – Олег неожиданно для себя заволновался за своего нового знакомого. А вдруг это было какое-то нападение и под него попал не он один? Вдруг другие, и Висс в том числе, его не выдержали? Ведь у них-то нет такого полезного, а частенько и просто спасительного, демонического облика!

Пока Олег старательно накручивал сам себя, Висс вышел из охватившего его ступора, внимательно оглядел Олега, как будто видел его впервые, и, присвистнув, пробормотал себе под нос:

– И даже не запыхался! Никогда не думал, что стану свидетелем чего-то подобного, тем более исполненным в темнойтональности.

Олег, уже передумавший кучу гадостей, заметил, что он пошевелился. С радостным криком: «Висс, ты жив?!!» – он бросился к некроманту.

– Вообще-то нет, причем довольно давно. – Выдержке Висса, натренированной за годы преподавания, могли позавидовать даже камни. – Но я, кажется, понимаю, о чем ты хотел спросить. Со мной все в порядке. Только почему ты об этом спрашиваешь?

– Ну… ты молчал и выглядел странно… А перед этим еще какая-то тяжесть… я подумал, что, может, это нападение… – Олег окончательно растерялся и оглянулся на все еще пребывающих в ступоре учеников Висса.

– Вот, с тобой было то же, что и с ними! А кстати, что это такое?

– Ничего особого. Просто крайняя степень изумления. Не часто доводится лично присутствовать при таком редчайшем событии.

– Каком событии? И что это была за тяжесть?!! Я вообще уже ничего не понимаю!!!

– Простом. Активация песенного заклятия, вещь сама по себе очень редкая. Не много находится таких… м-м-м, как бы это помягче выразиться, людей с недостатком умственного развития и к тому же обладающих магической силой, которые рискуют заниматься подобным. А среди рискнувших, количество выживших составляет и вовсе малый процент. И потом… хотя теоретически и было рассчитано, что песни-заклинания возможны как для светлых, так и для темных магов, но на практике до сих пор не было известно ни одной такой песни, исполненной в темнойтональности. Может быть, потому, что в целом темные более умны или, как считают светлые, потому, что правила составления и большая часть подобных песен достались людям от эльфов, которые были большими любителями подобных заклятий, а также были органически не способны к темной магии.

– Ты хочешь сказать, что моя песня послужила заклинанием? Но – почему? И даже – если так, то что в этом такого, ведь маги часто используют заклинания. Подумаешь, еще одно, пусть и несколько необычное? И, кстати, если это заклинание, то что оно совершило?

– Отвечаю по порядку: Да, твоя песня послужила заклинанием и, как все песни, чрезвычайно мощным. Что в этом такого? Понимаешь, магия – это в большей мере все же искусство, а не наука. Заклинания – это всего лишь словесные костыли, подпорки, необходимые начинающим магам, чтобы вызвать необходимое сочетание мыслей, образов и настроения произносящего их мага для придания его силе необходимой формы. Кстати, сильные маги легко обходятся вовсе без заклинаний, создавая нужное состояние просто волевым усилием. Но это так, к слову. Все заклинания многократно проверяются и оказывают строго тот эффект, которого ждет произносящий их. Иное дело – песня. Душевные порывы, вызываемые под влиянием пения, контролю не поддаются. У разных людей одна и та же песня может вызвать совершенно разные желания. У них есть разве что одно общее свойство – все они грандиозны, величественны. И в этом-то и кроется главная опасность. Магическая песня начинает их воплощать в жизнь! Причем силу для этого она, как и большинство заклинаний, черпает из самого исполнителя. Более того, если подавляющее большинство заклинаний имеет точки-прерыватели, на которых маг, творящий такое заклинание, безопасно может остановиться, если чувствует, что замахнулся на магию не по его силам, то в песне, разумеется, ничего подобного нет. Когда же заканчивается магическая энергия, то песня начинает убивать поющего. А что касается результата твоего заклинания – взгляни. – Висс повел рукой, указывая на ворота.

Олег взглянул и охнул. Нестройной волной, вливаясь в ворота замка, шли люди. Нет, не люди, а призраки. Или же скелеты? Не понять. Оголенные кости свободно просвечивали через светящиеся мертвенно-бледным светом подобия тел. Костяшки пальцев и ладоней крепко обхватывали ржавые рукояти мечей с призрачными лезвиями. Впереди колонны шел высокий скелет с отсутствующей нижней челюстью и проломленным виском, на груди у которого болтались, непонятно как удерживаясь, какие-то ржавые железяки. Это, если смотреть, не обращая внимания на призрачную часть. Если же рассматривать призрачное сияние, окружавшее скелет, то становилось видно, что это мощный воин в расцвете сил, облаченный в боевую кольчугу двойного плетения и с длинным двуручным мечом в руках.

Внимательно вглядывающийся в эту процессию Висс внезапно шепнул Олегу:

– Я его знаю. Это Эйзенхард, начальник Онерского гарнизона. Он, вместе со своими солдатами и наиболее боеспособной частью горожан, остался прикрывать подступы к цитадели, пока мы создавали портал. Вот уж не думал, что когда-нибудь вновь с ним встречусь.

В это время тот, кто когда-то был храбрым начальником Онерского гарнизона, обратился к Олегу. Его обращение нельзя было назвать ни речью, ни телепатией. Скорее это походило на мешанину странных, ни на что не похожих образов, с практически отсутствующей эмоциональной подоплекой. Внутренний переводчик Олега зашкалило. На миг закружилась голова. Он и призванные им существа, когда-то бывшие людьми, мыслили слишком по-разному, чтобы иметь возможность полноценно общаться.

Однако после непродолжительного головокружения Олег с трудом, но все же стал понимать, что хотел сообщить ему Эйзенхард:

–  Мы спали (отдыхали/ не годились для действий/ не знали желаний). Ты разбудил (дал желания/ заставил действовать). Теперь мы хотим отомстить (наказать/ восстановить справедливость). Веди, указывай путь (направляй), – где враг.

Олегу здорово не понравилась такая постановка вопроса.

– Кого вы назвали врагом? – попытался передать он им. На удивление его поняли.

–  Того (тех), кто убил (лишил живых тел/ прервал существование) нас. Память работает плохо (отказывает/ подводит). Ты укажешь врага (скажешь, кого наказать/ поведешь в бой/ будешь командовать).

– Понятно. Но сейчас мне некогда. У меня есть другое дело. Вы можете подождать со своей местью? – Олег опасался, что эти странные создания, вызванные к жизни его песней, могут почуять ложь и избегал лгать даже в мелочах. А ожидание, оно ведь может быть долгим. Очень долгим. Олег вовсе не собирался натравливать орду нежити на людей, вся вина которых заключалась в том, что некогда их предки вели себя отнюдь не лучшим образом в захваченном городе.

– Здесь (сейчас/ в мире живых) мы вечны (долговременны / можем ждать). Заверши (закончи/ выполни) все свои дела и возвращайся (приходи сюда вновь). Мы будем ждать (придем как только позовешь/ вернемся по первому зову). Сейчас уйти (спрятаться/ стать невидимыми/ уснуть ненадолго)?

– Да, это было бы лучше всего. – Олег и не надеялся что эта проблема разрешится так просто. Где это видано, чтобы призванной злой силе было достаточно просто сказать: «Ой, извините, ошибочка вышла. Я пока вовсе не нуждаюсь в ваших услугах», – и она, как вежливый коммивояжер, удалилась, оставив визитку на память? Ой, а ведь и правда все к тому и идет. Вот и до визитки дело дошло:

– Когда ты вернешься (будешь готов/ захочешь) повести нас, то приди вновь (вернись) сюда и назови вслух (сотрясая воздух/ по человечески) мое имя (название/ обозначение,) которым я пользовался при жизни. Его тебе назвал (сообщил/ дал понять) тот, с кем я дружил, пока был жив. Передай ему, что я его помню (уважаю/ приветствую). Он будет рад. А мы (я) уходим (засыпаем/ прячемся) до сигнала!. – И войско зомби – так Олег решил называть эти создания, ведь, в конце концов, вызвавшая их песня называлась именно так! – вышло за ворота и исчезло в городе.

Олег вернулся в парк, вытирая пот. «Разговор» с «зомби» окончательно выбил его из равновесия. Прихлебывая вино прямо из бутылки, Олег обратился к флегматично ожидающему Виссу и его уже отошедшим от шока ученикам:

– Так что, выходит, мне теперь и попеть нельзя? Постоянно какая-нибудь пакость происходить будет?

– Ну почему же пакость? Сейчас ты разжился очень неплохим войском. Разумеется, в цивилизованные земли я бы тебе его выводить не советовал, там на него накинутся сразу все светлые маги, а вот в Фенриане такое войско может натворить немало дел. Зомби нечувствительны к знакам Орхиса. А насчет песен… Да пой на здоровье, сколько и чего тебе в голову взбредет. Просто, когда поешь, постарайся воздерживаться от магии. Не стоит их смешивать без крайней нужды. Однако на случай крупных неприятностей рекомендую помнить, что у тебя есть это весьма и весьма могучее оружие. Да, и еще. Я рекомендовал бы тебе быть аккуратней с вином. Это уже вторая бутылка. Если ты будешь продолжать в том же духе, то вскоре будешь, пьян как сапожник.

– О, премудрый Висс, ты разгадал мой коварный план, – шутливо вскричал Олег, и в самом деле чувствуя приятное кружение в голове. – Я действительно собираюсь надраться! Поскольку на трезвую голову я все эти песни, колдовство, зомби, рассказы о падении крепостей и прочее в том же духе, уже переносить не могу.

Висс улыбнулся:

– Как я тебя понимаю! Ты не поверишь, насколько часто у меня возникает подобное желание! Только вот удовлетворить его, к сожалению, я не могу.

– А я могу! И буду! – Олег вновь приложился к бутылке. – Кстати, там этот, ну, в общем, бывший городской главнокомандующий, тебе нечто вроде привета передавал. Мол, помнит, ждет, и все дела… Хотя нет, насчет ждет он ничего не говорил. – Олег сообразил, что в данном случае слово «ждет» звучит как-то не слишком обнадеживающе. – Ну, в общем, ты меня понял. – Перед мысленным взором Олега вновь встали «лица» призванных им солдат, и он торопливо сделал очередной глоток, чтобы смыть вином это зрелище.

Внезапно он ощутил легкое прикосновение к плечу. Бывшие на пределе нервы не выдержали, и Олег резко развернулся, одновременно отпрыгивая в сторону. Занесенные когти кривыми кинжалами блеснули в лунном свете – непроизвольно он провел боевую трансформацию. Блеснули и исчезли – он уже увидел, кто его потревожил.

Тоненькая и невысокая фигурка Леи, облитая серебристым светом луны, казалась особенно уязвимой, если на нее смотреть вот так – с высоты демонического роста и с занесенной для удара когтистой лапой.

– Извини… – Олегу и правда было очень стыдно. – Что случилось? – спросил он, устраняя следы частичной трансформации и принимая полностью человеческий облик.

– Ничего. Я просто хотела попросить тебя об одной небольшой услуге. А что это с тобой было?

Олег засмущался еще сильнее. К тому же, он вспомнил, что о своих способностях рассказывал только Виссу, наедине, и, следовательно, все остальные сейчас лицезрели необъяснимое и чудесное преображение. Пришлось придумывать отмазки.

– Ничего. Понимаешь, я сегодня перенервничал, не выспался, зомби тут всякие ходят… Вот нервишки и шалят.

– М-да. Если ты ТАК нервничаешь, то во что же ты превращаешься, когда по настоящему испуган?

– Спроси у Висса, я ему рассказывал всю свою историю.

– Да нет, это, в общем-то, не мое дело. К тому же, у меня, наверно, уже не будет времени выслушать его рассказ. – На губах у Леи, пока она это говорила, блуждала мечтательная и задумчивая улыбка. Было похоже, что приближается какое-то событие, которого она очень ждет, но и немного побаивается.

– Лея, пожалуйста, не надо. – Из толпы учеников раздался отчаянный вскрик, и на полянку выскочил встрепанный Ратек.

Олег перевел взгляд на учеников. Те, во главе со своим учителем, старательно отворачивались и делали вид, что ничего особенного не происходит, но при этом, было явно заметно, что происходит, да еще как, и это происходящее им крайне не нравится, только, вот беда, ничего поделать они не могут.

– Лея, может быть, не надо? – обратился к ней немолодой мужчина, чье лицо почти полностью было укрыто седой лопатообразной бородой, по всей видимости, ее отец. – Висс говорит, что нашел средство…

– Пап, мы уже все обсудили! А насчет средства он говорил и пятьдесят лет назад!

– Лея, ну, пожалуйста! – принялся упрашивать подбежавший Ратек. На это девушка не ответила ничего, только погладила его по голове материнским жестом. На этот раз мальчишка уворачиваться не стал, наоборот обнял ее покрепче и зарылся лицом в складках платья. Затылок его вздрагивал. Олег догадался, что он плачет, и удивился: разве мертвые на это способны?

– В чем дело? – Его очень насторожила эта сцена. Было похоже, что просьба Леи окажется не такой безобидной, как ему показалось по ее тону.

– Так вот, – как будто не замечая его вопроса, повторила Лея, – я хочу попросить тебя помочь мне прервать мое существование.

– Чего-о?! – Олегу показалось, что он ослышался.

– Я хочу умереть по-настоящему, – спокойно, как будто беседуя с ребенком, повторила Лея. – Но мне нужна помощь живого темного мага. Только такой маг способен активировать дарх.

– О чем ты? – Олег окончательно потерял нить ее рассуждений. Вместо девушки откликнулся Висс.

– Дарх – магический кинжал, выдаваемый каждому магу, успешно окончившему Темную Цитадель. Это многофункциональное магическое оружие, в числе прочего дает владельцу возможность упокоивать нежить, не причиняя ей, то есть теперь правильнее сказать – нам, излишней боли. Все остальные методы крайне болезненны, так как в обязательном порядке включают в себя сожжение. Причем не только тела, но и костей. А горим мы плохо и долго. И сохраняем сознание и полную чувствительность до тех пор, пока не прогорят череп и позвоночник. Кстати, чувство боли у нас – единственное, которое сохранилось после смерти, причем даже без особой потери в интенсивности! – При этих словах Висс неловко усмехнулся.

– Но у меня нет дарха, – Олег обрадовался хорошему поводу отказать в Леиной просьбе. Что ни говори, а мысль о том, что ему придется убить, – ну, не мог он воспринимать эту печальную девочку как уже мертвую! – Лею, не нравилась ему просто до ужаса. Если бы требовалось прикончить дракона, спереть у какого-нибудь очередного черного властелина его заветное колечко или камешек из короны, в общем, совершить очередное героическое деяние из тех, которые так часто описывались в его любимых фентези-романах, то он, пожалуй, мог и согласиться. Ради того, чтоб из глаз Леи исчезла тщательно скрываемая, но все равно прорывающаяся тоска и безнадежность, он мог пойти на многое. Ну не должна красивая восемнадцатилетняя девчонка так смотреть! Неправильно это!!!

Но вот от простенькой и абсолютно безопасной для него просьбы Леи – «Убей меня!» – Олег был намерен отверчиваться, отмазываться и откручиваться изо всех сил, используя все известные ему уловки и способы, а известно их ему было ой как много, что могли подтвердить большинство из его преподавателей, напрасно пытавшиеся использовать Олега на отработках – вначале в школе, а потом и в институте. Каждый раз ему удавалось найти абсолютно законные и благовидные оправдания для своей неявки. Вот и на этот раз он решил пойти по проторенному пути.

– Я в Темной Цитадели не обучался, так что, увы, и дарха не имею! К сожалению, ничем не могу помочь в этом вопросе.

– Ничего страшного! – Похоже, Лея предвидела подобную реакцию. – Дарх есть у Висса. Я думаю, он одолжит его тебе. С радостью, как обещал! – добавила она, грозно хмуря брови на Висса, не спешащего передавать Олегу загадочный дарх.

Тот завертелся и заюлил как уж на сковородке.

– Оно, конечно бы, с радостью, раз обещал, но вот недавно я тут эксперимент один проводил… Так дарх как-то и затерялся… Но ты не беспокойся, я его найду! Попозже… Через месяц, или год… В общем, к тому моменту как наш гость надумает возвращаться, я его точно найду…

Говоря это, Висс одновременно из-за спины, так чтоб Лея не видела, корчил Олегу рожи и показывал кулак: мол, не вздумай обратно этим же путем припереться. Тот многозначительно кивнул: понял, не дурак, буду обходить по большой дуге, за три километра, я ей не враг, и вообще, сейчас мне бы смыться…

– Потерял, значит. Искал, наверно, долго? – задала Лея вопрос с самыми добрыми, участливыми интонациями. Но им резко противоречил ехидно – разъяренный блеск глаз, и Висс заметно встревожился:

– Ну да, всю лабораторию перерыл. Ума не приложу, куда он мог пропасть?

– А хочешь, подскажу? Ты у себя за поясом-то взгляни! Нет, не там, слева, да-да, именно так. Неужели ты думал, что за пятьдесят лет, неоднократно перестирывая и перешивая твою хламиду, я так и не обнаружу твоих тайников? Ты меня совсем за дуру держишь или как?

Некромант пристыженно молчал. Олег вертел в руках этот самый «кинжал раздора», загадочный дарх, представлявший собой длинный, богато украшенный драгоценными камнями кинжал с пламевидным лезвием, отливающим серебром, и лихорадочно придумывал следующую отмазку.

– Я совершенно не умею им пользоваться, – в спешке, он не смог придумать ничего более достойного.

– Ничего страшного, – покровительственно улыбнулась Лея. – Возьми его в руку и направь в клинок свою силу. Видишь, как он засветился? А теперь совсем просто…

Она быстро шагнула к Олегу, перехватывая клинок и направляя его себе в грудь. Однако Олег оказался быстрее. Если бы где-нибудь проводились чемпионаты по прыжкам в длину с места спиной вперед, то у него были бы хорошие шансы заработать золотую медаль. Совершая прыжок, он ухитрился не только отдалиться на три метра и отбросить кинжал подальше, но и, перекувыркнувшись при приземлении, вновь оказаться на ногах. Шок, видимо, оказал благотворное влияние на его мозги, так как он мгновенно придумал очередной повод для отказа, который сразу же и озвучил:

– А еще у меня совсем нет сил. Магических, я имею в виду, – тут же поправился он после недоуменного взгляда Леи, смерившей взглядом расстояние, на которое он только что прыгнул.

– Правда-правда, я все истратил, поднимая этих несчастных зомби. Как неудобно-то получилось. Я очень сожалею…

Висс смотрел на самозабвенно заливающего Олега с немым обожанием. В глазах его студентов светилось восхищение, а Горан так и вообще начал тихонечко аплодировать. Но, увы! Здесь Олег встретил достойного противника.

– И это решаемо! Для ритуала сил у тебя хватит. Ведь ты же заставил клинок засветиться. Этого вполне достаточно. А дальше я передам тебе все, что у меня есть. Так что совсем бессильным ты не останешься, – предугадала она его следующее заявление, с милой улыбкой протягивая ему клинок. Олегу ничего не оставалось, как взять его. Тем не менее, он сделал еще одну попытку:

– А просто отказаться я не могу? Ну, не хочу я тебя убивать! Может быть, ты просто еще поживешь?

Пожить я не отказалась бы. Вот только, к сожалению, не получается у меня это. Вот уже пятьдесят лет, как не получается. И убивать ты меня не будешь. Просто упокоишь, а это большая разница! А насчет отказаться… Конечно, можешь. Только перед этим я хочу тебе кое-что показать. Видишь? – Она подвела Олега к большой поленнице дров, со всех сторон обложенной сеном, расположенной в укромном уголке сада. Висс и остальные следовали за ними в отдалении. Поленница была аккуратно укрыта от дождя. Наверху располагалось нечто вроде деревянного постамента.

– Это я приготовила для себя. Если бы ты не пришел, то мне пришлось бы действовать самостоятельно, используя доступные методы. И если ты откажешься помочь, я просто вернусь к предыдущему плану.

– Но это же очень больно! – Олег испытал шок при виде столь страшного орудия самоубийства.

– Да. Но я терпеливая. Поверь, мне хватит духа и выдержки, чтобы сделать это. Так же, как хватило тогда… – Она замолчала.

Олег взглянул в темные глаза девушке, которой, несмотря на прошедшие пятьдесят лет, все еще было восемнадцать, и поверил: да, хватит!

– Ладно. – Он покачал дарх в руках и решительным жестом заткнул его за пояс. – Я помогу тебе. Только перед этим, – он слегка коснулся рукояти, поясняя, что имеет в виду, – я хочу побеседовать с тобой наедине. Может быть, мне все же удастся тебя переубедить.

– Переубедить – вряд ли. Я слишком долго обдумывала этот шаг. А побеседовать – отчего бы и нет. Я ждала пятьдесят лет, и еще пара часов существования – небольшая цена за легкий уход. Пойдем, здесь рядом есть одна поляна. Она очень красива, я приходила туда иногда, когда мне становилось слишком грустно, чтобы поплакать в одиночестве. Мне будет приятно уйтиименно оттуда.

Поляна действительно была красива. Окруженная со всех сторон густо разросшимися яблонями, освещенная луной, она имела странный, загадочный вид, как будто была перенесена сюда из какой-то рыцарской сказки.

Вполне романтическая обстановка, – подумал Олег, любуясь римским профилем и красивой фигурой присевшей рядом с ним девушки. Ночь, луна, звезды, прекрасная дама рядом. Только вот беда, этой даме от меня нужны не поцелуи, а кинжал в грудь. Уж лучше бы поцелуи!

– О чем ты хотел со мной поговорить? – Лея прервала затянувшееся молчание.

– Почему? Почему ты так хочешь уйти из этого мира?

– А зачем мне оставаться? Я хочу жить! Я хочу влюбляться, гулять при луне, целоваться под деревьями. Хочу ощущать тепло рук, которые меня обнимают, и любовь близкого человека! Хочу, наконец, выйти замуж и родить детей! Я еще помню, каково любить и быть любимой! Но теперь все это мне навеки недоступно! Так зачем же мне тянуть это существование?

– Ну, почему навеки? Ведь Висс же говорит, что он способен создать вам новые тела. И я ему верю!

– Да, возможно, и способен. Но только когда? Лет через десять или двадцать, и это в лучшем случае! Пойми, я уже не способна ждать! Мера терпения превышена, и сейчас каждая секунда, каждое мгновение этого существования причиняет мне нестерпимую боль. Я ненавижу это проклятое, мертвое тело, это вечную, неутолимую пытку – существовать без стука сердца, без дыхания, без сна! – Лицо девушки исказила гримаса боли, и Олег, повинуясь внезапному душевному порыву, вдруг обнял ее и прижал к себе. Уткнувшись в его плечо, Лея горько разрыдалась. Поглаживая ее по голове и шепча всякую успокаивающую чушь, Олег напряженно размышлял.

Слово «сон», случайно произнесенное девушкой, словно отворило некие ворота. Олега осенила очередная идея. Раз уж ей действительно невыносимо такое существование, то, что поделать, видимо все же придется исполнить ее просьбу и упокоить девушку. Вот только слово «покой» можно понимать по-разному. Можно – как смерть, а можно и как сон, отдых. Второй вариант нравился Олегу куда больше. На ум пришла еще одна песня все той же группы. [32]Это был риск, но он того стоил. В конце концов, если одна из их песен смогла поднять целую ораву совершенно не нужных ему зомби, то почему бы другой не усыпить одну усталую девочку? А риск? Да черт, с ним, с риском! И, легко прикоснувшись к струнам, Олег начал:

От края до края – небо в огне сгорает,

И в нем исчезают все надежды и мечты…

Но ты засыпаешь, и ангел к тебе слетает,

Смахнет твои слезы, и во сне смеешься ты!

Тяжесть на этот раз была просто неимоверной. Даже привычное обращение к демонической силе Олегу не очень-то помогало. Но он держался. На этот раз он четко понимал, что делает и чего желает. И это действовало!

Засыпай, у меня на руках, засыпай!

Засыпай, под пенье дождя…

Далеко, там, где неба кончается край,

Ты найдешь потерянный рай!

Олег задыхался. Если прошлый раз навалившаяся на него тяжесть воспринималась как тяжеленная каменная могильная плита, то сейчас на нем лежала целая гора. Причем не просто лежала, а еще и периодически ворочалась, пытаясь устроиться поудобнее.

– Ну, все, – подумал Олег. – Кажется, ко мне в гости решил заглянуть маленький пушной зверек. Вот и кончились похождения. Интересно, куда я попаду? Опять в гости к Гелионе, или куда пожарче? Ох, что-то мне подсказывает, что у ангелов и красивых богинь сегодня неприемный день. А вот в канцелярии партайгеноссе Сатаны, по слухам, никому не отказывает в теплом местечке. Интересно, даст ли он мне скидку, как неудавшемуся родичу?

Такие мысли крутились в голове у Олега, когда до его ушей долетел тихий и какой-то сонный голос Леи:

– Спасибо. Тебе не хватает силы? Возьми мою. – В следующий миг к его губам прикоснулись теплые – ТЕПЛЫЕ??!!! – губы девушки. Это не было поцелуем. Просто – мимолетное соприкосновение губ, короткий выдох Леи и теплое облачко силы влилось в Олега, давая ему возможность пропеть еще куплет. Еще один он исполнил, кинув мимолетный взгляд на тихо заснувшую Лею, уютно свернувшуюся на траве, положив голову ему на колени. Волна нежности и радости, что он смог помочь этой девушке, дала Олегу необходимые силы. Последние строчки он прохрипел пересохшим горлом, старательно удерживая себя от обморока, на одном упрямстве. А вот фиг вам всем, все равно не сдохну!!!

Спи без снов,

Спи без снов,…

Все надежды и мечты… [33]

Окончив песню, Олег некоторое время просто сидел, наслаждаясь непривычной, невозможной легкостью. Все тело ныло. Олег посмотрел на свою руку. Ее била крупная дрожь. Усмехнувшись одними губами, он вытер влажное лицо. На рукаве остался темный след.

– И ничего страшного, – пробормотал, вытирая текущую из носа кровь. – Главное – результат. А кстати, как он? – Олег перевел взгляд на посапывающую у него на коленях Лею.

Грудь девушки вздымалась в такт мерному дыханию, на щеках играл легкий румянец, а на шее пульсировала жилка. Не веря своим глазам, Олег схватил ее за руку и попытался нащупать пульс. Тот поначалу не обнаруживался, потом вроде появился, а затем опять исчез – Олег так и не смог вспомнить, как правильно его находить. Плюнув на условности, он приложил ладонь чуть пониже левой груди девушки и с радостью ощутил ровные удары сердца.

Все правильно, – подумал Олег. – Мертвые спать не могут. Значит, прежде чем усыпить, моей песне пришлось оживить девочку. И этим едва не угробить меня! Больше я на такое, пожалуй, что и не решусь. Прав был Висс, подобные вещи можно устраивать только в самом крайнем случае.

– Опять же, продолжая рассуждения, можно ли считать этот случай крайним? Пожалуй, да, – решил Олег. – Хотя и не для меня.

Пока он мысленно философствовал, на поляну выбежали личи. Впереди всех бежал Горан. Увидев свою дочь лежащей на траве, он бросился к ней. Олег поспешил его успокоить.

– Тише. С ней все в порядке. Она просто спит.

– Просто спит?!! – откуда-то из-за левого плеча донесся голос Висса. – Но мы не можем «просто спать». Мертвые не спят! Это невозможно!

На мгновение он впился глазами в лежащую на коленях у Олега девушку.

– Но… Она жива?!! Как, КАК это возможно?!!

– Да так… Песенку спел. И вот теперь она жива, а я, похоже, не очень.

Олег шутил, однако Висс не понял шутку и всмотрелся в него тем же испытующе-проверяющим взглядом, которым перед этим осматривал Лею. Секунд десять он внимательно разглядывал Олега, после чего заявил с явным изумлением в голосе:

– Нет. Удивительно, но ты тоже жив!

– Правда? Спасибо за хорошую новость. А то последнюю четверть часа я как-то в этом засомневался, – язвительности в голосе Олега хватило бы на троих. Ладно, берите нашу спящую красавицу и помогите мне подняться. Раз живой, значит надо вставать… Да, Висс, забери свой замечательный ножик. Он, к счастью, не пригодился.

– Оставь себе, – ответил Висс, помогая ему подняться. – Для нежити он не только бесполезен, но еще и опасен. А вдруг еще кому взбредет в голову «прервать это существование»? А тебе он может здорово пригодиться.

– Ну, спасибо, – насмешливо сказал Олег, привешивая дарх на пояс.

Пока Олег, при поддержке Висса, плелся до лагеря, у него мелькнула веселая мысль: а ведь Лея теперь действительно «Спящая красавица». Причем находится в старом замке, на недоступном месте и под надежной охраной. Спит и ждет, пока кто-нибудь не оживит ее королевство… Похоже, я нечаянно создал легенду!


* * * | Путь демона. Тетралогия | Глава восьмая Дорога в Майдель. Конец пути