home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава восьмая

Дорога в Майдель. Конец пути

В автобус входят два чукчи. Первый спрашивает у водителя:

– Я доеду на этом автобусе до вокзала?

– Доедете, – спокойно отвечает водитель.

– А я? – спрашивает второй.

– И вы доедете, – так же спокойно отвечает водитель.

– А вот и не угадал! – радуется второй. – Я раньше сойду!

Водитель закрывает двери, берет микрофон и объявляет:

– До вокзала автобус проследует без остановок

Анекдот

Оставшиеся три дня пути по болоту, от Онера до границы с Иринией, прошли без приключений. Да и откуда бы могли появиться эти приключения, если после памятного происшествия в саду, обессилевшего Олега, а заодно сопровождающих его лиц, взялся оберегать Висс с парой своих лучших учеников. Кроме того, «почетного гостя Онера» – так высокопарно выразился некромант – на всякий случай сопровождали еще три крупные стаи Темных гончих, старательно очищавших дорогу от любой живности, могущей представлять хоть какую-то угрозу.

Впрочем, восстанавливался Олег быстро и уже на второй день снова смог принимать демоническую форму, а к концу третьего пытался освоить некоторые простые заклинания под руководством некроманта.

Пока Олег упражнялся в магии, Светана с Аталеттой на пару старались разговорить сопровождавших Висса учеников, интересуясь, что же произошло в городе. Вначале это им не очень удавалось, но, в конце концов, настойчивость победила, и девушки вытянули из личей все, что хотели. Поздно заметивший это безобразие Висс, немного послушав их разговор, торопливо отъехал подальше с самым мрачным выражением лица. На вопрос Олега, в чем причина уныния, он ответил:

– Я строго запретил своим ученикам ввязываться в разговоры вообще, и болтать о нас в частности. Так что, когда я приблизился, у меня было сильнейшее желание задать им хорошую взбучку. Однако, послушав разговор, я понял, как глубоко неправ. Парням надо ордена выдать за то, что продержались так долго. Это твои девицы способны разговорить и мертвого! Причем без всякой некромантии!

– Я заметил, – сказал Олег, пряча улыбку.

Так, перебрасываясь шуточками, они и доехали до конца болота. У невысокой рябинки Висс остановился.

– Дальше нам ехать не стоит. Тут проходит магическая граница Иринии. Если мы с ребятами или собачки, – тут Олег бросил взгляд на полутораметровую в холке чешуйчатую «собачку», выглянувшую из-за кустов, – пересечем ее, то в Иринии поднимется жуткий вой по поводу «вырвавшихся из болота орд нежити», сюда нагонят войска, магов… В общем, оно вам надо?!

Олег поспешил заверить своего нового друга, что «оно» ему ни в коем случае не надо, после чего распрощался и неторопливо направился к границе.

– На всякий случай мы здесь немного задержимся. Зови, если что, – крикнул Висс ему в спину. Олег улыбнулся. Подобная сверхзаботливость казалась ему немного смешной. Однако уже через тридцать минут он кардинально переменил свое мнение.

Тропа, в которую превратился старый тракт, вскоре после пересечения иринийской границы, сливалась с другой дорогой, куда более наезженной и, по всей видимости, часто использующейся. На этой-то дороге Олега сотоварищи и поджидала очередная крупная неприятность. На сей раз она, то есть неприятность, избрала для себя обличье тридцати неумытых и не знавших бритвы физиономий, наставивших на небольшой отряд энное количество колюще-режущего инвентаря. Затем выступивший вперед главарь предложил путникам избавиться от всех наличных ценностей, включая оружие, доспехи и лошадей, за право беспрепятственно проследовать далее по столь тщательно охраняемой дороге. В возможности такого исхода Олег сильно сомневался: во-первых, кому нужны живые свидетели; во-вторых, уж больно однозначно поглядывал главарь на Светану с Аталеттой, явно строя на их счет вполне определенные планы. Так что, если бы кто-нибудь и решился последовать выдвинутому предложению, то, сразу после сдачи оружия, излишне доверчивому путнику немедленно была бы выписана льготная путевка в рай.

К счастью, дураков у Олега в отряде не было. Главарь еще только завершал свою агитационную речь, а в руках у Олафа блеснули клинки, Кендир извлек лук и одним движением натянул спущенную тетиву, в пальцах у Светаны материализовался шар льдисто-белого света, а сам Олег поспешил создать вокруг себя и своих спутников огненный щит, вложив в него всю имеющуюся энергию.

Последующие события подтвердили всю мудрость и предусмотрительность этого действия.

– Маги!! Бежим!! – раздались вопли среди разбойников.

Олег, было, обрадовался. Он еще полностью не восстановился, и бой с тридцатью неплохо вооруженными разбойниками сейчас был крайне нежелателен. Точнее, в живых-то он бы наверняка остался, даже, возможно, мог бы перебить нападающих – вряд ли они смогут что-нибудь противопоставить возможностям его демонического тела. Но вот защитить при этом своих спутников от многочисленных стрел, а большинство бандитов было вооружено метательным оружием, – увы, это было не в его силах. Так что начавшаяся среди них паника очень обрадовала Олега. Для всех будет лучше, если разбойники просто сбегут, позволив им продолжать свой путь.

– Стоять!!!..…! – Крик главаря мгновенно остановил уже собравшихся бежать бандитов. Похоже, что, несмотря на страх перед магами, своего атамана разбойники боялись куда больше. – Никакие это не маги! Будь они магами, нас давно бы испепелили! – орал главарь, ловко прикрываясь от брошенного Светаной шарика света телом стоящего рядом с ним рослого разбойника в рваном хитоне. Тот истошно вскрикнул, после чего стек на землю лужицей неприятно пахнущей коричневой субстанции. Руки ведуньи засветились, в них начал собираться новый заряд, и атаман поспешил укрыться в толпе, продолжая свое выступление уже оттуда.

– Вперед! Закидайте их стрелами. Главное, проломить шит, а дальше они уже ничего не смогут поделать. Колдуны обычно богаты, да и на невольничьем рынке за девицу с магическими способностями нам немало отвалят. Огонь!!

Риторика главаря достигла своей цели. На щит Олега обрушился залп стрел, мигом исчерпав почти треть его, не такого уж и большого, энергетического ресурса. Недобро усмехнувшийся Олег уже совсем собрался сбросить щит и, перевоплотившись в демона, устроить небольшое шоу в стиле «Лиса в курятнике, или Демон, которого хотели ограбить разбойники», как в голову ему пришла идея, позволяющая не только вырезать обнаглевших бандитов, но и сохранить жизни своих спутников. Продолжая удерживать щит, он мысленно послал зов о помощи, сопроводив его картинкой происходящего.

– Уже идем. – В ответном послании Висса слышались нотки холодной ярости. – Продержитесь хотя бы пять минут. Я посылаю гончих.

Пяти минут не потребовалось. Уже через три минуты, в тот момент, когда брошенный кем-то топор, прорвавшись через изрядно ослабевшую защиту Олега, рассадил Светане плечо, на дорогу вырвалось шестьдесят живых торпед. Не снижая скорости, они промчались сквозь толпу разбойников, и бой был окончен. Только сейчас Олег смог оценить по достоинству их непревзойденные боевые качества. Все члены банды, абсолютно целые и невредимые, лежали на тех местах, где находились на момент атаки, не смея пошевелиться. Над каждым из них возвышалось по гончей. Оставшиеся «охранники Онера» оцепили бывшее поле битвы, внимательно осматривая обстановку на предмет наличия врагов. Или, может быть, деликатесов? Многие гончие тщательно обнюхивали поверженных ими разбойников. Некоторые даже облизывали лежащих перед ними людей, определенно интересуясь их вкусовыми качествами. Многие разбойники при помощи физиологических методов старательно сигнализировали о своей непригодности в пищу. Аталетта брезгливо наморщила носик. В воздухе повисло сильнейшее амбре общественного туалета. Но это были еще цветочки.

Ягодки начались спустя пять минут, когда на поляну выехал Висс – в полном облачении боевого некроманта Темной Цитадели, доспехах и регалиях Рыцаря Отчаяния. По территории местной Ойкумены [34]ходило немало страшных легенд об этой элитной гвардии империи Дракона. И многие из них были правдивы.

Восседал некромант и двое его учеников на клыкастых чудовищах черного цвета, имеющих весьма отдаленное сходство с обычными конями. (Как объяснил потом некромант, обычные лошади не выносят даже вида нежити, не говоря уже о том, чтобы таскать ее на спине.) В общем, картинка получилась жутчайшая, и по дороге вновь разнеслась волна острохарактерного запаха.

– И что мы видим? – Висс явно решился на всю катушку продемонстрировать свою «ужасность». – Какие-то захудалые разбойники решили ограбить моего ученика и ранили его подругу? – Взгляд некроманта остановился на заговаривавшей рану Светане. – Что бы мне с ними сделать? – задав риторический вопрос, Висс обвел поляну взглядом, как бы дожидаясь ответа.

Олег решил поддержать то, что он счел игрой некроманта. Сделав ошибочные выводы из факта захвата разбойников живьем, он предположил, что Висс планирует всего лишь хорошенько напугать разбойников и с удовольствием включился в игру.

– По обычаям моей родины разбойников обычно вешают, – сказал он, внимательно разглядывая пленников. С их стороны донесся единодушный вздох облегчения – Рыцари Отчаяния, помимо прочего, славились своим искусством пыток и чрезвычайно болезненных казней. На безмятежном лице Висса нарисовалась улыбка, нет, скорее даже намек на презрительную улыбку, а в голове у Олега зазвучала мыслеречь некроманта: «Этим их не проймешь, попробуй придумать что-нибудь пострашнее. Интересно, как у тебя с фантазией».

Ах, пострашнее… – подумал Олег. – Пожалуйста!

– С другой стороны, обреченных преступников часто передают в научные круги для различных экспериментов. Вы ведь, кажется, недавно изволили интересоваться степенью болевого воздействия необходимой для изгнания души, при сохранении жизнеспособности телесной оболочки? – Олег старательно изображал ученого сухаря. Получалось не очень, но и зрители разбойники были невзыскательные.

– По-моему, сейчас у вас появилось достаточное количество биоматериала для опытов. – Он обвел рукой банду, как бы демонстрируя о ком идет речь.

В это время со стороны одного из разбойников послышался страстный шепот: «Слышь, о чем это они, а?» Ему откликнулся другой: «Этот, – короткий взгляд в сторону Олега, – хочет нас отдать некроманту на эксперименты. Это такие пытки».

В дискуссию вступил и атаман.

– Надо же, а вроде человеком казался… – Он не успел договорить. Один из учеников некроманта, услышав его голос, тихо вскрикнул, и бросился к пленному. С минуту он постоял перед ним, внимательно разглядывая лицо, а затем метнул в сторону Висса мгновенный мыслеобраз. Олег смог перехватить его только частично, все-таки он был еще новичком в подобных делах: «Это он… Это они сделали…» – и визуальная картинка, перехватить которую Олег не успел. Впрочем, это и не понадобилось. Глаза некроманта наполнились яростью. Он смерил взглядом съежившегося, дурно пахнущего главаря взглядом, а затем подчеркнуто вежливо и уважительно обратился к Олегу:

– Значит, говорите, пытать, пока душу не вытянем? Да, это, наверно, подойдет. Обещаю приложить все свое искусство, чтобы он не скончался слишком рано. Но, даже если и умрет, то, думаю, моего умения будет достаточно, для обеспечения ему крупных неприятностей и в посмертии.

Все это было сказано таким тоном, что не оставалось никаких сомнений в полнейшей серьезности его намерений.

«Эй, Висс, я вообще-то шутил», – мыслеречь Олега была подернута зеленоватым флером изумления.

«Зато я – нет. – Темно-багровые тона непреложной решимости придавали ответу Висса тревожное свечение. – С некоторых пор, возле иринийских границ наши патрули стали натыкаться на неожиданные сюрпризы. – Перед мысленным взором Олега проплыла череда истерзанных женских и детских тел. – Это не могло быть делом когтей наших чудовищ, ни одно чудовище не терзает столь целенаправленно и жестоко. Ни одно, кроме человека! Наконец, одному из патрулей под руководством Важека, – кивок на стоящего около атамана ученика, – удалось застать еще живую жертву. – Новый образ: скрючившаяся на колу, тихо постанывающая от невыносимой боли девическая фигурка, вся покрытая ранами и ожогами. – Спасти ее не удалось, если честно, непонятно каким образом она дожила до прихода нашего патруля, но зато мы смогли прочесть ее сознание. В качестве вдохновителя и главного палача там был запечатлен именно этот тип. – Следующая картинка была настолько мерзкой, что Олега вырвало. Ни лгать, ни даже хоть как-то искажать информацию при мыслеречи невозможно. Олег был уверен, что видит то и так, как это видела та бедная девушка. Пока она могла видеть…

«П-понятно. Да, действительно. А ты точно справишься? А то читал я как-то одну книгу», – Олег припомнил несколько отрывков из «Молота ведьм [35]» прочитанного им как-то на досуге. Кажется, это был тот редчайший случай, когда наиболее жестокие из знаний древних палачей могли оказаться полезными в деле восстановления справедливости.

«Не беспокойся, я справлюсь. Не забывай, какая у нас репутация. Кое в чем она ничуть не преувеличена. Кстати, о репутации. Я бы рекомендовал тебе срочно объяснить причины своего поведения твоим спутникам. А то они могут перестать быть твоими друзьями».

Олег обернулся. Действительно, Аталетта смотрела на него испуганно, взглядом, который напомнил Олегу первые часы их знакомства. Разъяренный взгляд Светаны и косые переглядки наемников, то и дело опускавших руки на оружие, также говорили о многом.

– В чем дело? – Олег искренне не понимал такого изменения отношения к себе.

– Ты отдаешь людей на расправу нежити, – напряженным голосом пояснила наемница, не сводя с него настороженного взгляда. – Так не поступали даже самые жестокие из темных. Человек так поступать не должен!

– Людей? Людей я не отдавал. А если вы об этих, – Олег взмахом руки указал на разбойников, – то это не люди. Это нелюдь. Смотри сама. – С этими словами он направил ей полученную от Висса информацию. Общение на мыслеречи со Светаной получалось значительно хуже, чем с некромантом и его учениками, видимо, сказывалась магическая слабость ведуньи, но основное содержание Олег передать сумел.

– Я передал нелюдь в руки нежити. Надеюсь, против этого вы ничего не имеете? – продолжил он, как ни в чем не бывало, дождавшись момента, когда ведунья прекратит вываливать на дорогу остатки своего полупереваренного завтрака.

– Абсолютно ничего. – Отдышавшись, наемница сразу же превратилась в горячую сторонницу идеи Олега. – Отбой, ребята, – сказала она, обращаясь к остальным. – Это действительно нелюдь. Мне только что представили чрезвычайно убедительные доказательства этого. Прошу прощения, – на этот раз она обращалась к Олегу. – К сожалению, подобные твари, – яростный взгляд на атамана, – иногда крайне удачно маскируются под людей.

Еще час был потрачен на то, чтоб хорошенько связать пойманных бандитов и навьючить их на темных гончих. Те были весьма недовольны подобным грузом, но протестовать против прямого приказа Хозяев не посмели. Только недобро поглядывали на подвывающих от ужаса разбойников, явно сожалея о том, что взяли их живьем, и, наверно, прикидывая, как бы половчее исправить это упущение.

Затем Висс и его ученики торопливо распрощались и тронулись в обратный путь. Как пояснил некромант, сигнал о пересечении нежитью государственной границы Иринии давно достиг дежурного мага, и сейчас сюда с максимальной скоростью движется ближайший достаточно крупный отряд стражи.

И верно, спустя всего два часа пути небольшой группе Олега попался крупный отряд латников в полном боевом облачении, под предводительством двух мужчин в мантиях. Достаточно было бросить короткий взгляд на их ауры, чтоб определить в них магов. Отряд на полной скорости проследовал мимо путников, и только один из магов ненадолго притормозил и окинул их внимательным взглядом, видимо, сканируя на предмет причастности к нежити. Не обнаружив ничего подозрительного, он пришпорил коня и бросился догонять умчавшийся отряд.

Олег посмотрел им вслед.

– А охрана границ у них на уровне, – сказал он. – Стоило нашим друзьям из Онера ненадолго мелькнуть в их пределах, как бац – и уже отряд, причем усиленный магами.

Аталетта звонко рассмеялась:

– Как забавно ты это понимаешь! На самом деле, все ровно наоборот. Не отряд, усиленный магами, а целых два мага, которым для солидности и в заботе об их удобствах придан отряд стражи. А объясняется такая расторопность очень просто. Если быстро не перебить вырвавшуюся дикую нежить, то она будет бесчинствовать в округе, убивая крестьян, разрушая дома и уничтожая посевы. Убитые крестьяне и уничтоженные посевы означают потерянную прибыль, а то и прямые убытки. А прибыль в Иринии – это святое. Ириния – страна купцов. Знаешь, как звучит самое страшное местное проклятие?

– И как же? – полюбопытствовал Олег.

– Чтоб тебе в убытке остаться! – и снова звонкий смех Аталетты огласил окрестности…

Вообще, с момента, как они выбрались с территории Фенриана, девушка так и лучилась радостью. Даже нападение разбойников, хотя и изрядно ее напугавшее, не испортило радужного настроения принцессы. Олег решил воспользоваться возникшей у его спутницы словоохотливостью и как следует разузнать основные характеристики тех стран, через которые им предстоит проследовать.

Спустя четыре часа, с показной внимательностью выслушивая полную генеалогию барона Вателя, западного соседа Аталеттиного крестного, Олег установил для себя несколько непреложных истин.

Во-первых, у принцессы Фенриана были великолепные учителя.

Во-вторых, принцесса обладает великолепной памятью.

В-третьих, принцесса Фенриана настоящая женщина, то есть большая любительница поболтать.

И в четвертых, он, Олег Владимирович Давыдов, волей судьбы и Гелионы и.о. демона в мире Эльтиан, никогда больше, в течение всей своей оставшейся жизни, не будет ни о чем расспрашивать означенную принцессу, дабы сохранить здравость рассудка и поберечь свои уши.

Наемники, гнусно подхихикивая, наблюдали за его мучениями и не спешили на помощь. Никто не хотел становиться новой жертвой открывшегося пристрастия Аталетты к чтению лекций.

К счастью, спустя еще час пути, показались стены города, который, как теперь Олег знал, назывался Мозес. Также он обладал поистине неоценимыми сведениями о количестве жителей города, их среднегодовом доходе, уровне налогов, собираемых с них, генеалогии нынешнего бургомистра, его пристрастиях, официальном годовом доходе и доходе от взяток, превышающем официальный более чем в четыре с половиной раза, и кучей другой информации, явно стоившей немалых трудов для фенрианских шпионов.

Спасение Олегу принесли привратные стражи, потребовавшие въездную мзду. На радостях Олег заплатил, не торгуясь, несмотря на то, что плата была явно завышена. Спасение рассудка, по его мнению, того стоило.

Остановились в трактире «Ощипанный петух», где Олег был неприятно поражен чрезвычайно высокими ценами. Однако, наемники заверили его, что все в порядке. Один золотой за человека в сутки, с питанием и проживанием, цена безумная для не имеющего собственных золотых рудников и, практически, находящегося в торговой и политической изоляции Фенриана, была совершенно нормальна для приличной гостиницы в преуспевающей торговой республике. Вкусно поужинав и хорошо отоспавшись в удобных кроватях на чистых простынях, Олег примирился с выложенными за это удовольствие деньгами, и на следующее утро небольшой отряд продолжил свой путь.

Теперь, когда уже не было нужды скрываться от погони, они частенько останавливались для ночевки и закупки провизии в чистеньких, аккуратных селах и небольших придорожных городках. Обязанности главы как-то незаметно перешли к Кендиру, уже не раз бывавшему в Иринии, и хорошо разбиравшемуся в местных обычаях и диалектах. Именно он разговаривал с трактирщиками и многочисленными привратными, примостными и придорожными стражами, постоянно требовавшими мзду за пересечение, проход и проезд через «охраняемые» ими места. Про себя Олег не уставал удивляться оказавшимся неожиданно древними корням современного ему ГИБДД.

Кендиру помогали имевшая весьма глубокие, хотя и чисто теоретические, знания об Иринии Аталетта, выдававшая себя за дочь одного из местных олигархов, и не знавший практически ничего, но зато обладавший магически приобретенным великолепным пониманием языка Олег.


* * * | Путь демона. Тетралогия | * * *