home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



* * *

Спустя неделю на удивление спокойного путешествия они пересекли границу торговой республики и первого из находящихся у них на пути Вольных баронств. Сразу все изменилась. Исчез мощеный и ухоженный – камень к камню – широкий тракт. Его сменила узкая и весьма колдобистая дорога, последний ремонт которой явно проходил еще в те незапамятные времена, когда эльфы обитали бок о бок с людьми и не думая покидать юный Эльтиан. Олег, проезжая по ней, испытывал явную неловкость. Он всегда считал, что место подобных древностей в музее, а никак не под копытами его коня. Конь был целиком согласен со своим наездником, предпочитая передвигаться по шелковистой и густой траве обочины, чем по тому месиву грязи и камня, которое здесь почему-то именовали дорогой. Зажиточные села, в которых они частенько останавливались, сменились какими-то угрюмыми деревнями, жители которых, постоянно хмурясь, с явным сожалением отказывались продавать провизию, ссылаясь на запрет господина и явственно бледнея при появлении стражников.

Сами стражники, наглые и трусливые, в одной из встретившихся на пути деревень попытались арестовать компанию Олега: «Для выяснения обстоятельств и препровождения под стражу за ношение оружие без дозволения нашего повелителя, сиятельного барона фон Кристель». Так важно объявил перед этим местный староста, он же, по совместительству, начальник гарнизона; судья и сборщик налогов, масляно поглядывая на Олегов кошелек и богатое ожерелье Аталетты. После этой попытки его заместитель, вместе с неразбежавшимися остатками «гарнизона», долго и униженно извинялся перед «господами магами» и их охраной, пока угрюмые местные крестьяне сметали в совок то, что осталось от предыдущего старосты после выпушенного разъяренным его наглостью Олегом файербола. «Остатки гарнизона» – три вояки, каждый весом под центнер, чей пивной «авторитет» не позволял им передвигаться так же быстро, как их менее обремененные жиром коллеги, яростно кивали, выражая полнейшее согласие со словами своего нового начальства.

В этой деревне им, наконец-то, согласились продать еды, и один из продавцов шепнул вновь взявшему власть в свои руки Олегу:

– Спасибо. Этот староста был преизрядной скотиной. Вам лучше объехать замок нашего хозяина. Он зело падок на золото, и говорят, что отнюдь не все богатые путешественники, останавливавшиеся на ночь в его замке, утром выезжали оттуда. – Говоря это, он продолжал ловко отмерять гречневую крупу. Легким кивком поблагодарив информатора, Олег отказался от сдачи. Выехав из деревни, он поделился тревожными сведениями со своими спутниками.

Выслушав его, наемники пожали плечами: мол, ты командир, ты и решай, как действовать будем, – а Аталетта крепко задумалась. Наконец, она, почесывая переносицу, сказала:

– Это вопиющее нарушение всех возможных правил и международных законов Ойкумены, и я надеюсь, что это не так. Но крестный как-то рассказывал, что один из посланных им торговых караванов, проезжая через баронство Кристель, бесследно исчез. Барон ссылался на разбойников, и я искренне хочу, чтобы это было именно так. Но все-таки, мне думается, что мы могли бы немного пренебречь этикетом и не оповещать барона о нашем посещении его владений.

– Красиво излагаешь, – улыбнулся Олег. – Я тоже не горю желанием ознакомиться с замком этого прохвоста. В общем, единогласно – замок объезжаем по широкой дуге.

К сожалению, в полной мере план осуществить не удалось. По всей видимости, скоропостижно возвысившийся заместитель испепеленного Олегом старосты поспешил уведомить барона о необычных путешественниках. В дне пути от замка барона, компания Олега столкнулась с полусотенным отрядом баронской стражи под предводительством подтянутого лейтенанта.

Выехав навстречу и осведомившись об именах путников, лейтенант представился сам, назвавшись Отто фон Буервилем, и чрезвычайно учтиво передал путешественникам приглашение гостеприимного барона фон Кристеля, а он, лейтенант, сопроводит их в замок, оберегая от возможных покушений разбойников, для чего и предназначен столь крупный отряд стражи.

Используя не менее учтивые выражения, Олег отклонил столь любезное предложение, мотивируя это недостатком времени.

Лейтенант, весь рассыпавшись в извинениях, сообщил, что жажда барона повидать их кампанию настолько велика, что им, Отто фон Буервилем, получен строжайший приказ привести путников пред светлые очи барона, и он, дабы порадовать своего господина, готов настаивать, используя в качестве аргумента свой отряд.

Оглядев стражников и не заметив ни луков, ни арбалетов, Олег преисполнился пренебрежения к воинству барона и заявил, что любой, кто попытается принудить его к чему-нибудь силой, рискует провести остаток дней на болоте, охотясь за мухами и комарами и громко квакая в дождливые дни.

Услышав это, лейтенант презрительно усмехнулся. Затем он заявил, что превратить человека в лягушку, жабу или любое другое, настолько мелкое существо, было не под силу даже величайшему эльфийскому магу Гедуэлю. Если же стоящий перед ним колдунишка считает себя более могущественным, то он может попробовать превратить в лягушку его, лейтенанта баронской стражи Отто фон Буервиля, но в случае неудачи ребра Олега могут изрядно пострадать.

Олег отразил его улыбку, после чего, картинно взмахнув рукой, без видимого напряжения превратил его в лягушку.

Эффект это вызвало сильнейший. Отряд, который еще минуту назад стоял угрожающей стеной за спиной своего командира, словно сдуло ветром. Перепуганные солдаты удирали с такой скоростью, что некоторые из них оставили свою обувь стоять на дороге, в крайней спешке выпрыгнув из сапог.

Однако и его собственные спутники не остались безразличными к сотворенному Олегом. Едва подобрав отвисшие до земли челюсти, они накинулись на Олега, требуя объяснений. Особенно злилась Светана, которую невероятно оскорбило то обстоятельство, что «такой могущественный маг, уже кучу времени ехал рядом, но все это время притворялся ничего не знающим, вытягивая из бедной ведуньи ее секреты». Олег загадочно ухмылялся, изображая «могущественного мага», но потом не выдержал и расхохотался, раскрыв секрет фокуса. На самом деле он всего лишь парализовал лейтенанта простеньким заклятием, которому обучил его Висс, а затем накинул на него морок лягушки, использовав то самое заклинание, которому обучила его Светана. Так и объясняется «невероятное превращение».

Узнав секрет, наемница долго качала головой, приговаривая: «…так и рождаются легенды…», – а затем потребовала обучить ее заклятью парализации и показать последовательности стыковки с мороком лягушки, при возможности трансформации морока в значительно менее энергоемкого козла. Олег с удовольствием делился наукой, предвидя в скором времени большое «пополнение» в стане рогатых непарнокопытных, за счет тех несчастных, которые осмелятся оскорбить грозную ведунью.

На лейтенанта Светана наложила сонные чары, которые должны были рассеяться спустя месяц, когда путники уже давно покинут пределы баронства. Сон, вызываемый ими, был куда больше похож на анабиоз, так что лейтенанту, которому под гипнозом внушили ложные воспоминания о жизни в болоте и приятном вкусе мимолетных комаров, а кроме того, наложили отгоняющие зверей чары, ничего не грозило. Присыпав его ветками, они продолжали путь.

Слава грозного чародея и его сопровождения летела впереди небольшого отряда Олега, вызывая почтение крестьян и полное отсутствие нападок властей, которых теперь можно было не опасаться.

Полюбовавшись со стороны замком, в который их так настойчиво приглашали, дружная компания пересекла границу баронства Кристель и двинулась дальше.

Под копытами коней лежало небольшое баронство Брисс, последнее перед вожделенным Майделем. Вскоре появилась таможня – небольшое бревенчатое строение неподалеку от обочины и здоровенная жердь на козлах, перекрывающая дорогу. Перед ней стояла небольшая очередь крестьянских телег и подвод.

– Похоже, в Бриссе наступило время очередной ярмарки, – озабоченно заметила Аталетта.

– Это может нам помешать?

– Да нет, разве что слегка задержит. Сейчас сюда будут стекаться толпы людей. На дорогах заторы, ни проехать ни пройти…

Перед таможней действительно было тесно. Сунувшейся было без очереди Олаф был немедленно обруган, как уже давно стоящими в ней крестьянами, так и таможенником – усталым мужчиной лет сорока в наряде стражника с гербами баронства.

– Ну почему же так, – не по-доброму усмехнулся Олег. Надо сказать, что в прошлый вечер он преизрядно перебрал местного вина, и сейчас у него сильно болела голова, а настроение колебалось где-то между «очень скверным» и «убить бы их всех». – Если очень хочется, то любую процедуру можно несколько ускорить. – С этими словами он сделал несколько пассов руками, одновременно бормоча какое-то заклинание.

В следующий миг сонную тишину позднего утра разорвал наполненный ужасом крики:

– Чудовище!!!

– Оборотень!!!

– Спасайтесь!!!

Очередь разбегалась. Бросая товары и натыкаясь друг на друга, люди обратились в паническое бегство. Меньше чем за пару минут дорога опустела.

– Что это было? – недоуменно спросила Аталетта.

– Если я не ошибаюсь, Ариох применил какое-то заклинание темной магии, вызывающее ужас, – неодобрительно поглядывая на Олега, отозвалась Светана.

– Ага. Простенькая иллюзия. Меня научил Висс. Каждому из них показалось, что ближайший сосед превратился в чудовище и собирается напасть. Так что дорога свободна, и мы можем ехать.

– Но зачем?!! – Голос принцессы был полон горечи. – Они же не нападали! А сейчас ты перепугал крестьян, они потеряли товары, в давке могли кого-нибудь затоптать. Ради чего ты это сделал?!!

– Нужно было освободить дорогу, – до Олега начало доходить, что он поступил не шибко красиво.

Ничего не ответив, Аталетта тронула коня и, проезжая мимо него, тихо шепнула:

– Все-таки ты – демон. А я начала об этом забывать.

Недоумевая, Олег поехал следом. Ему почему-то сильно не понравились слова принцессы. Некоторое время он напряженно обдумывал, что же она хотела этим сказать. Потом ему вспомнились другие слова: «…если ты походишь в демоническом облике достаточно долго, и люди поверят, что ты на самом деле демон – ты будешь им». Ему припомнились некоторые эпизоды его путешествия. Изумленный взгляд атамана разбойников, которого он отдал личам, и его шепот: «А я думал, что ты человек»; лицо деревенского старосты, попытавшегося их арестовать и буквально испепеленного файерболом; жестокая шутка над лейтенантом и сегодняшнее происшествие с селянами, виноватыми лишь в том, что мешали ему проехать.

Он припомнил себя прежнего – добродушного студента, любителя пива и красивых девушек, а вспомнив – поразился, как мало от него осталось. Хотя… Пиво и девушки – это очень неплохо, при любых изменениях характера. И все же как легко он теперь убивает. И при этом не испытывает каких-либо особых чувств. Хотя, нет – испытывает. Он еще раз восстановил в памяти все происшествия. Да. Вот только на человеческие эти чувства походят очень мало. Куда больше они напоминают ощущения, названные Гелионой «чувствами настоящего демона темного круга», – и жестокая радость от созерцания поверженного врага, и ненависть к посмевшим противоречить… Это все оттуда, – вдруг с изумлением понял Олег. – Но когда же я изменился? Когда начал мыслить как демон? Покопавшись в памяти, он нашел ответ и на этот вопрос. После посещения Онера Олег перестал испытывать отвращение к убийству. Видимо, долгое пребывание в шкуре демона, а может, и невероятное напряжение, при произнесении песенных заклятий сыграли свою роль.

Надо как можно реже использовать демоническое тело, даже в частичном превращении. Следить за своими поступками, чтоб не допускать таких срывов, как испепеленный староста. И срочно ехать в Валенсию – поступать учиться на мага. А то ведь так можно стать демоном и не заметить! И вот еще: мысли о подобном превращении уже не внушали такого отвращения, как раньше.

Занятый своими испуганными мыслями, он не обращал внимания на Аталетту, уже некоторое время ехавшую рядом и пытавшуюся привлечь его внимание. Наконец ей это удалось.

– Ау, Ариох! Очнись!

– Что такое?

– Мы подъезжаем к Бриссу. Сейчас там проходит ярмарка, и нам стоит обогнуть его, если ты, конечно, не намереваешься разогнать весь город, как тех несчастных поселян.

– Да, конечно, обогнем. А в чем проблема?

– В том, что мы едва не проехали поворот! Да что такое с тобой происходит?!!

– Задумался. Знаешь, я ведь действительно был неправ, так напустившись на этих несчастных крестьян. Спасибо, что указала мне на это.

– Всегда пожалуйста, – ошарашенно выдавила принцесса.


Глава восьмая Дорога в Майдель. Конец пути | Путь демона. Тетралогия | * * *