home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



* * *

Выпускной бал в Академии Светлой Силы… Единственный день в году, когда не обладающие магическим даром люди имеют шанс попасть в зачарованные стены обители волшебства. Любые дуэли в этот день запрещены, дабы не омрачать светлый праздник, и толпы людей идут на невероятные усилия, чтобы быть приглашенными учениками или преподавателями Академии, и получить шанс полюбоваться на истинные чудеса. Но для кого-то, это не только праздник, но и сложный и опасный экзамен, требующей тщательной подготовки.

Традиционно, сдачу танцем выбирали для себя наиболее успешные из выпускников кафедр друидов и демонологов. Нежные и прекрасные дриады не раз проходили под звуки вальса в обнимку с молодыми друидами, невероятно гордящимися успехом своего воззвания к Душе деревьев. Хищные и соблазнительные суккубы, призванные умелыми демонологами и скованные их волей, неоднократно демонстрировали гибкость и изящество детей инферно в яростном фламенко. Изредка случалось так, что кто-нибудь из нежитеведов решался продемонстрировать какое-нибудь наиболее удачное из своих творений, или водному магу удавалось призвать робкую нереиду. Однако впервые за всю историю Академии заявка на экзамен танцем была подана некромантом, тем более первокурсником.

Неосведомленные качали головами, задумчиво спрашивая окружающих, не сошел ли молодой некромант с ума. Ведь одним из важнейших параметров, влияющих на оценку при этой форме экзамена, считалась не только успешность призывания, не только надежность чар, опутывающих призванное создание, и не позволяющих ему причинить вреда окружающим, но и красота танца. А что красивого может быть в смерти?

Знающие Олега несколько лучше, но не посвященные в тайну сущности Вереены, задумчиво кивали, делая вид, что соглашаются с аргументами, а сами втихую занимали места с наилучшим обзором, не сомневаясь, что непредсказуемый первокурсник, и на этот раз выкинет что-нибудь этакое, на что будет весьма небезынтересно полюбоваться.

Друзья же Олега, еще с утра заняли лучшие места, и сидели в нетерпеливом ожидании начала выступлений. Лисса и Ариола, которым выпало ему ассистировать (Выбор Олега пал на них, потому владеющим магией огня было легче создавать освещающие иллюзии) заняли первые места, держа наготове заряженные соответствующими заклятиями простенькие одноразовые артефакты. Рядом с ними пристроились и остальные.

Согласно традиционному регламенту, все мероприятие проводилось в три этапа. На первом выступали ученики, желающие сдать проект. Они проводили призыв, после чего, под выбранную ими музыку исполняли один танец с призванным существом и уступали место следующему участнику. Когда кандидаты заканчивались, наступал второй этап: Общий танец магов всех курсов академии. Кандидат на зачет должен был продолжать удерживать призванное им существо, не позволять ему проявлять агрессии к другим танцующим. Призванная должна быть разумна, отвечать на задаваемые вопросы, иметь эстетически приятную внешность, и соответствовать большому количеству иных условий. Кроме того, чрезвычайно важным являлся уровень силы призванного существа. В случае прохождения этого этапа, курсовой или дипломный проект студента автоматически засчитывался как сданный.

Однако хорошим тоном считалось удержать призванную сущность и на третьем этапе, когда двери бального зала открывались, и туда допускались избранные горожане, получившие приглашение от магов или учеников академии. Высшим шиком и немаловажной причиной для похвальбы было и продолжение. Обычно, сделав несколько танцев, призыватель уводил призванную к себе, дабы разделить с ней ложе, если конечно это позволяла анатомия призванной. Именно поэтому, призыватели обычно были мужчинами. Лишь крайне редко, кто-нибудь из наиболее отчаянных девушек – демонологов решался на призыв инкуба.

В свете именно этой, последней традиции, среди неосведомленных о теме курсового проекта Олега магов, поднялась целая буря насмешливых шепотков, когда распорядитель объявил о выступлении некроманта.

Олег, которому по жребию выпало выступать последним, стоически переносил раздающиеся за его спиной насмешки, которые он слышал чутким ухом демона.

Перед своим первым выступлением он сильно нервничал. В периодически бросаемых Олегом на сцену взглядах, где, как раз сейчас, молодой бакалавр-демонолог изо всех сил пытался набросить «Узду страсти» на призванную им, и отчаянно сопротивляющуюся суккубу, легко читалось острое желание перекинуться, и провести с «укротителем» небольшую «разъяснительную беседу». Ему почему-то было очень жаль молоденькую демонесску, бьющуюся в незримых тисках пентаграммы. Откуда-то он точно знал, что пленнице мага не исполнилось еще и полусотни лет, что она очень боится, и хочет вернуться домой. Поколебавшись, он решил попробовать ей помочь. Тем более что именно этот демонолог, когда Олег огласил о своем желании участвовать, почти не скрываясь, заявил, что всегда считал разницу между некромантами и некрофилами исчезающе малой величиной.

Припомнив свой опыт пребывания в пентаграмме, Олег сконцентрировал внимание на одной из свечей и, не творя никаких заклятий, чтобы не учуяли пристально наблюдающие за действом маги, приказал ей погаснуть. Дар богини сработал превосходно. Свеча замерцала, огонек на фитиле уменьшился, а потом и вовсе погас, словно задутый сквозняком.

Почуяв слабину, образовавшуюся в её темнице, суккуба забилась еще яростней, и прорвав истончившийся барьер, исчезла с диким воем и хохотом.

Не без помощи Олега опозорившейся маг, собрал свои инструменты, и печально побрел прочь. Проводив его сутулую спину довольным взглядом, Олег пробормотал: – Я не злопамятный, я просто черный маг с хорошей памятью, – после чего встряхнулся, одернул плащ, и шагнул на освободившуюся сцену.

Зал погрузился во тьму. Зазвучали тревожные аккорды вступления. Спустя несколько тактов сцена осветилась багровым, колеблющимся светом, будто отражением множества бушующих в ночи пожаров, по ней заметались странные, словно изломанные невыносимой мукой тени, и Олег начал:

– Рухнул мир, сгорел до тла,

– Соблазны рвут тебя на части,

– Смертный страх, и жажда зла

– Держат пари…

Легкий, почти незаметный призрачный туман, заполнил сцену, вдруг словно расширившуюся, и превратившуюся в огромный, пылающий множеством пожаров город. Пряди тумана скользили меж яркого зарева огней, обтекая лежащие на мостовой окровавленные тела, на мгновения принимая образы диковинных хищников, готовых к нападению, и вновь обращаясь безобидным маревом. Но вот он сгустился, собрался перед сделавшим шаг вперед светловолосым человеком в темном плаще некроманта, единственной живой душе в этом царстве огня, хаоса и смерти.

– В темноте рычит зверье,

– Не видно глаз, но все в их власти,

– Стань таким, возьми свое!

– Или умри…

Из тумана сформировалась прекрасная девушка. Волна темных волос рассыпалась по точеному стану, затянутому в белое платье с длинным подолом, какие носили знатные дамы Трира лет двести тому назад. Впрочем, девушка ли? Тонкие пальцы заканчивались острыми когтями, прекрасное лицо с правильными чертами урожденной аристократки было чересчур бледным, и отсвет пожара, на мгновение мелькнувший в глазах девушки залил зрачки кровавым цветом.

Вампирша, а в этом не могло быть никаких сомнений, умением превращаться в туман обладали лишь наиболее могущественные из высших вампиров, умоляющим жестом протянула руки к призвавшему её магу. Он взял её ладони в свои, и странная пара в медленном вальсе пошла по агонизирующему городу.

– Танцы ведьм, и крики сов,

– Фальшивый праздник, где нет веселья…

– Бой часов, один безумный зов,

– Голод и боль…

Темп ускорился. Ранее напоминающий любовный, теперь, танец рисунком движений скорей напоминал схватку двух могучих хищников, завораживающе прекрасных в своей функциональной смертоносности. Люди просто не могли двигаться настолько плавно и быстро. Но, тем не менее, это происходило, и облаченный в черный плащ некроманта маг составлял достойную пару прекрасной вампирессе, двигаясь точно в такт странной, чуждой, никогда не слышанной раньше музыки, при этом ни на секунду не останавливая песню:

– Будь наготове, всюду рыщет стража,

– Линия крови путь тебе укажет…

– ПРОЧЬ…

На этой фразе пара распалась и замерла в атакующих позах. Из ладоней вампирессы выскользнуло и затрепетало, решая, какую форму выбрать, черное жало вейтангура. В руках мага материализовался пылающий меч духа, редчайшее оружие времен Даркианской войны. Зал ахнул. Казалось, время сделало шаг назад, шаг, длиной в двадцать лет, и зрители становятся свидетелями одной из множества небольших схваток, происходивших тогда повсеместно. Но песня продолжалась, и противники опустили оружие, подчиняясь её воле, и отдаваясь на волю танца…

– Ты был одним из нас,

– Но… Ангел тебя не спас…

– Днем лихорадка, ночью пир,

– Ты теперь демон, ты вампир!

Обвиняюще прозвучало из уст мага, и девушка поникла, признавая и смиряясь. И как бы ни были суровы сердца наблюдающих за представлением, мало кто из них удержался от мысли, что лишь очень немногие вампиры становились нежитью по собственной воле, и каковой бы ни была природа этой поникшей девушки, она заслуживает толику жалости.

Словно откликаясь на эти мысли, песня изменилась, становясь мягче, теплее. Медленно, шаг за шагом, настороженно глядя друг на друга, пара сходилась вновь, и вот уже тонкая и узкая ладонь вампирессы покоится в руке мага, и безумный танец продолжается, как ни в чем не бывало.

– … ты был одним из нас,

– Жаль, ангел тебя не спас…

В последний раз прозвучало под сводами зала, и огонь пожаров стал тускнеть, странный город, словно растворялся в поступающей тьме, вместе со звучащей все тише и тише музыкой, пока в сгустившемся мраке не скрылись светлые волосы мага и бледное лицо его партнерши.

Затем ярко вспыхнули магические светильники, осветившие принявшую свой обычный вид сцену бального зала, и усталый Олег, выступив вперед, произнес:

– Позвольте вам представить мою слугу-по-клятве, высшую вампирессу Вереену дель Нагаль.

Девушка коротко поклонилась и, словно это послужило сигналом, зал взорвался аплодисментами.

Дальнейшее усталый Олег запомнил плохо. Выступление буквально вытянуло из него все силы, и дальнейшее празднество припоминалось лишь смутными отрывками. Вот, он что-то отвечает толпе восхищенных студентов, жаждущих поучить нотную запись мелодии и текст песни. Вот, растолковывает свои действия какому-то магистру воздуха, желающему немедленно узнать все тонкости создания столь масштабных иллюзий. Вот танцует с Верееной какой-то дурацкий танец, спасая её от толпы назойливых поклонников, падких на экзотику. Вот он передает обессилевшей после выступления, и не имеющей больше сил сдерживаться вампирессе почти весь остаток своей магической силы, после чего все окончательно погружается в густой туман усталости. Более-менее четко Олегу запомнилось лишь поздравление ректора, лично поставившего «отлично» в его зачетке, напротив графы – «курсовая работа», и тихий шепот: – Не забудьте завтра зайти ко мне за направлением на практику. Похоже, вы действительно являетесь наилучшим выбором…

В себя Олег пришел лишь дома, на своей кровати. Причиной этому было холодное тело обнаженной вампирессы скользнувшей к нему под одеяло.

– Зачем? – припомнив её реакцию на произведенную им полгода назад попытку соблазнения, Олег не стал спешить с действиями.

– А разве это не предусмотрено традицией? – улыбнулась Вереена, едва приоткрывая безупречно белые, и неестественно ровные зубы.

– Я уже говорил, что не занимаюсь изнасилованиями, какие бы дурацкие традиции этого не требовали!

– Видишь ли, – вновь улыбнулась вампиресса, в уголке ее губ при этом блеснуло острое жало игольчатого клыка. – В данный момент, эта традиция кажется мне очень привлекательной. Ты наверно не знал, но прямые вливания магической силы, оказывается, очень возбуждают! Так что изнасилованием, похоже, предстоит заняться мне. В общем, как говорится, расслабься, и получай удовольствие! С этими словами девушка, усевшись на Олега верхом, прильнула к его губам в долгом поцелуе, и тому ничего не оставалось, как последовать мудрому совету.


Глава восьмая. The Show must go on | Путь демона. Тетралогия | Глава девятая. «Веселое» задание