home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава одиннадцатая. Ламаррские интриги

Жалуется Леголас Гимли:

– Вот все, все как Галадриэль предсказывала. Увидал я чаек и потерял покой… Нет, ты подумай – они, сволочи, можно сказать, в душу нагадили, а у меня стрелы все закончились…

(из толкиенутого творчества)

– Ну почему, почему мы их просто не прикончили! – В который раз простонал Олег, наблюдая за медленно двигающейся навстречу их пропыленной карете торжественной делегации высших сановников Ламарры. – Очередных торжеств по случаю приезда «великих магов-избавителей от ужасного корабля-призрака» я просто не переживу! Надо было просто закопать этих разбойников там же, у дороги, и ехать, как и договаривались, инкогнито!

– Не переживай ты так. Ничего в этом страшного нет. Зато мы получили награду. И вообще, не понимаю, зачем надо прятаться? – Откликнулся довольный Франко, мягко поглаживая заметно округлившийся кошелек. Действительно, сдавая на таможне плененных разбойников, за которых они получили немалую сумму, ставшую приятным дополнением к изъятым у разбойников награбленным ценностям, им пришлось раскрыть свое инкогнито, и цель поездки. Дальше, эти сведения наряду с описанием их внешности и предполагаемым маршрутом были немедленно переданы во все города, лежащие на их пути.

И вот, подъезжая к Ламарре, Олег грустно ожидал очередного повторения успевшего осточертеть сценария. Метод встречи «высоких гостей» в городах Иринии был удручающе однообразен. Приветствие главы города и наиболее богатых местных купцов, торжественный ужин и бал. При мысли о последнем Олег ухмыльнулся. Изначально показавшееся ему невероятно скучным и затянутым, мероприятие, уже на третий раз стало доставлять ему некоторое удовольствие. Стоило только догадаться, что репутация ужасного и мерзкого черного мага – некроманта, отпугивающая от него всех местных девиц имеет и свои плюсы. После этого, балы стали гораздо интересней. По крайней мере, для него…

Это выглядело так: после торжественного ужина, когда объявлялись танцы, Олег становился в уголок, и тихо-мирно скучал, изредка бросая оценивающие взгляды на танцующие пары. Вереена, у которой по прибытии в Иринию возникли серьезные проблемы общения, виду плохого владения языком, обычно составляла ему компанию. Все остальные приглашенные сбивались в кучу в максимально отдаленном от них углу, где располагался Франко.

В результате, создавалось парадоксальная ситуация, когда все гости теснились в одном из углов зала, оставив огромное свободное пространство Олегу с Верееной. Не теряющий времени даром, Франко в это время усиленно распускал слухи о Олеговой злобности, коварстве и жестокости, и «уж-жасных» вещах которые «этот некромант», любимчик САМОГО, – «а иначе бы его уже давно… ну, вы меня понимаете…», любит проделывать просто так, от скуки.

Затем Олег начинал скучать более демонстративно. В углах и по стенам зала начинали мелькать и шебуршиться зловещие тени, видимые только краем глаза, и исчезающие при прямом взоре, но вновь появляющиеся стоит отвернуться, тихий шелест складывался в слова, словно стремящиеся сказать что-то на неведомом языке… В общем в ход шел немалый арсенал психологических страшилок, понапридуманный Олегом в свободное время.

Согласно местным правилам этикета, покидать официальный бал чествования до его завершения, означало нанести тяжкое оскорбление виновникам праздника. Наносить оскорбление двум магом, один из которых к тому же был темным, (цитадельские маги, с которыми традиционно и ассоциировалась темная магия, в большинстве своем были чрезвычайно злопамятными типами с богатой на всяческие пакости фантазией) никто не рисковал. Поэтому, местная аристократия, стонала, пугалась, но с бала не уходила.

То, ради чего разыгрывалось представление, обычно начиналось после того, как из сгустившейся по углам тьмы начинали доноситься отдаленные голоса, молящие о пощаде, стонущие в муках, или изрыгающие проклятия, но до того, как каждый из присутствующих начинал слышать тихий, вкрадчивый голос, сулящий исполнения любых желаний за сущий бесценок – проданную душу. (К этому трюку Олег прибег лишь однажды, – в небольшом городке под названием Мерира, и больше использовать его не рисковал. Когда один из присутствующих мужчин, вместо того, чтобы выпить вина, упасть в обморок или зажать уши, как поступили большинство присутствующих, ответил согласием, в обмен на смерть какого-то своего врага, Олегу стоило гигантского труда удержать в себе демона, готового немедленно броситься исполнять это желание).

Тогда до кого-нибудь из распорядителей доходила мысль, что дальнейшая скука темного мага может привести к печальным последствиям, и «злобному некроманту» выделялась «жертва». Обычно это была более-менее симпатичная представительница местной аристократии, по каким-нибудь причинам не пользующаяся всеобщей любовью в «свете». Она подходила к Олегу на дрожащих ногах, обмирая от страха, и неловко начинала разговор, или приглашала на танец.

Сразу же все менялось. Исчезали ужасы, Олег с активно проявляемым удовольствием принимал приглашение, и местные бонзы успокаивались… Ненадолго. Наступал второй акт пьесы «злобный некромант».

В процессе беседы Олег мягко, но настойчиво выспрашивал у предложенной ему «жертвы» о её жизни. Мало кто из девушек, мог при этом удержаться и не начать жаловаться на весь обижающий и не признающий её высший свет.

Олег ахал и возмущался. Громко, так чтобы всем было хорошо слышно. Потом старательно изображал готовность оказать «всяческую помощь».

– Да, да, как это нехорошо с их стороны! Как можно, так поступать с очаровательной девушкой! Ну ничего… Заходите вечерком, у меня есть пара талисманов, которые помогут вам разрешить все ваши проблемы… Призрачный убийца, может слышали? Нет? Ну, ничего, им очень просто управлять, я вас научу… – Все это говорилось громким, хорошо слышимым во всех углах зала шепотом.

Девушка, выслушивая подобные обещания, млела от радости, начиная составлять в уме список заклятых подружек и конкуренток. Все остальные, тоже млели… От ужаса. Одно дело просто раздраженный темный маг, который в общем-то ни к кому из присутствующих не питал личной неприязни, и совсем другое, одна из них, имеющая кучу обид и претензий, и вдруг получившая в свои руки могущество.

Общество активно бросалось в другую крайность. Вокруг Олега, образовывался водоворот прелестных девиц, старательно не допускающих до него прежнюю «жертву», кавалеры вдруг обнаруживали, что Вереена прекрасна, что она является искренней и единственной любовью их жизни, и наперебой бросались приглашать её на танец.

Однако, через короткое время, оставшийся в почти полном одиночестве в другом конце зала, начинал «скучать» Франко.

Устроив, таким образом, метания общества раза два-три, приятели, дожидались момента, когда оно разбивалось на две «свиты» после чего, выражали «искреннюю» благодарность отцам города устроившим такой замечательный праздник и, ссылаясь на усталость после дороги, и желание выспаться перед завтрашним путешествием отправлялись… в ближайший трактир, где долго смеялись над проделанной пакостью. Измученные представители высшего света воспринимали их уход с плохо скрываемой радостью.

Но, увы. В Ламарре им предстояло работать, и посему было принято решение о нецелесообразности запугивания местного высшего света. К тому же, Ламарра была одним из крупнейших Иринийских портов, в котором нередко бывали маги, её население успело несколько попривыкнуть к магическим шуткам, и местные магнаты вполне могли написать жалобу ректору, буде прибывшие к ним практиканты чересчур расшалятся. Так что, развлечения отменялись, и предстояло скучнейшее выстаивание на очередном балу.

Франко было легче. Как светлый маг, он не вызывал среди людей такого страха, как Олег, который воспринимался прямым наследником традиций цитадельских некромантов, в свое время нагнавших немало страха на купеческую республику. Как рассказал ему Франко, во время войны, здесь «слега погуляли» некроманты из элитного гвардейского корпуса Рыцарей Отчаяния, удачно проникшие за линию фронта, и поднявшие приличную армию на местных кладбищах.

В отсутствие светлых магов, сражавшихся на фронте, они натворили немало дел, оставив по себе глубокую память среди иринийцев, и сделали бы еще больше, если бы Альфрани лично не прибыл, как последний резерв Академии, чтобы оказать помощь союзникам. Против милорда оказались бессильны соединенные силы четверых некромантов, и вся армия поднятых ими зомби.

С тех пор бессменный ректор Академии пользовался огромным уважением среди населения купеческой республики, а некромантов боялись больше прорыва инферно.

Выслушав эти сведения, Олег качнул головой, прошептав себе под нос: – Похоже, их здорово допек этот загадочный корабль, если они сами пригласили такого ужасного меня к себе на помощь.

Тем временем, торжественная делегация встречала их у ворот ратуши. Мэр города, достопочтенный Ринальдо Ассони, выступил с речью в честь «доблестных магов, присланных мудрейшим мэтром Элиасом Альфрани на борьбу с злокозненным кораблем-призраком». Олег едва удержался от искушения устроить какую-нибудь пакость, дабы «мягко намекнуть» оратору, о том, что в данный момент путникам, куда большее удовольствие доставило бы хорошая ванна, и мягкая постель, чем бессмысленное выстаивание на жаре в ожидании пока он наговорится. Однако, наконец, прозвучало завершающее: «А вечером будет устроен традиционный бал в честь высоких гостей», – Олег тяжело и обреченно вздохнул. – И торжественная часть была завершена.

С чувством выполненного долга, вся компания направилась вслед за выделенным им провожатым к дому почтенного магната Раёнера Васко, изъявившего желание приютить высоких гостей на время выполнения ими задания милорда ректора. Как сообщил Олегу Франко, он являлся одним из богатейших купцов-магнатов Иринии. Основной специализацией рода Васко являлось кораблестроение, однако в последнее время под руководством Раёнера компания обратила пристальнейшее внимание на морские перевозки, торговлю тканями, пряностями, и работорговлю, добившись в этом немалых успехов, и значительно потеснив конкурентов.

– Работорговец?! – Олег поморщился.

– Да, а что такого? Почтенное, и весьма прибыльное занятие. – Удивился Франко. – Не забывай, рабство запрещено лишь в Валенсии, и этом богопротивном Фенриане. Впрочем, после недавнего переворота, там пришел к власти некий Виктор Крэгхист, и говорят, он вновь восстанавливает торговлю людьми. По крайней мере, на рабских рынках сейчас появилось немало фенрианцев. – При этих словах Олег поморщился: – Зря я тогда отказался его убивать, – подумал он про себя. – Ведь видел же, кто он такой. Надо было подослать к нему втихую змейку, и скольких проблем бы не было… – Однако вслух он сказал совсем другое.

– Ты не вздумай при Ариоле ляпнуть насчет «почтенного занятия»! А то она тебе мигом покажет, где раки зимуют! – Олегу припомнились обстоятельства его знакомства с юной целительницей, и он невольно улыбнулся.

– Ну, что я, совсем тупой что ли, говорить такое своей невесте? Отлично понимаю, что это у неё больное место!

– Невесте? Что-то я совсем отстал от жизни. И когда свадьба?

– Да, невесте! Мне наконец удалось убедить отца, что ввиду её обучения в Академии, разница в финансовом положении наших семейств не является чем-то существенным, и лучшей партии мне не найти. Так что свадьба – этой осенью. Ты среди приглашенных. Я бы вообще хотел позвать тебя свидетелем, но… Сам понимаешь…

– Да ладно… Понимаю конечно! Некромант – свидетель на свадьбе? Твой папаша бы повесился! И так нормально. Хорошо хоть позвал.

– Обижаешь. Как-никак это ты ведь нас познакомил…

За таким разговором они, наконец, добрались до дому, хотя наверно было бы правильнее, исходя из размеров и внешнего вида, назвать его дворцом, Раёнера Васко. Когда Олег поужинал, и вытянулся в огромной ванной, полной восхитительно горячей воды, у него мелькнула мысль что жизнь все же не такая плохая штука, как кажется на первый взгляд. Даже если этот взгляд обращен на прекрасную вампирессу, единственную из них, кто остался свежей и бодрой после целого дня пути. Мысль мелькнула и прервалась, оборванная раздавшимся стуком в дверь комнаты.

– Вер, открой, – окликнул он вампирессу, не желая прерывать свое занятие. Та как раз находилась в его комнате, заявив, что в предоставленных ей апартаментах слишком светло, скучно, да и вообще, она хочет быть рядом с Олегом, поскольку с ним веселее. Не дослушав её аргументов, Олег ухмыльнулся, бросил, – располагайся, – и направился в ванную, бурча себе под нос: мол, нашла себе клоуна… На самом деле, такое внимание Вереены было ему очень приятно.

Из комнаты донесся приглушенный женский голосок, раздраженное шипение вампирши, а затем её же ядовитое хмыканье. В дверь ванной постучали, а затем, не дожидаясь его ответа, она открылась, и туда буквально влетела молоденькая рабыня в ливрее дома Васко, подпихнутая мощным толчком в спину. За ней вошла вампиресса, на лице которой было написана сложная смесь раздражения, ревности и едва удерживаемого смеха.

– Вот. Это к тебе, – Вереена развернулась, собираясь выйти.

– Постой. – Ошарашено произнес ничего не понимающий Олег, на всякий случай, ныряя поглубже в ванную, и радуясь про себя, что успел напустить туда достаточно пены. – Что это за вторжение? Что происходит?

– Меня прислал управляющий. – С трудом сдерживая слезы, произнесла рабыня. – Помочь вам мыться… Спину потереть, к балу подготовиться… Ну вы меня понимаете?… – Не выдержав, она залилась слезами. – Я же не знала что у вас тут дама… Мне ничего ни сказали… Я захожу, а она на меня… ШИПИТ! Мне страшно! – донеслось сквозь всхлипывания.

– Ладно, успокойся. Иди к себе. Как видишь, у меня есть, кому потереть спинку. И не бойся ты так! Ничего страшного. Ну не съест же она тебя!

– Ты уверен? – Ехидно улыбнулась Вереена.

Увидев мелькнувшие при улыбке клыки, девушка заревела еще громче.

– Уверен! – Ответил Олег. – Я не разрешу. И не шипи на ребенка! Она же не по доброй воле. Она рабыня, ей приказали, вот и приходится исполнять. И вообще, кто мне недавно рассказывал, какая она не ревнивая, и как мне в этом повезло? А теперь что?! Стоит только девушке прийти, спинку потереть, как сразу шипение начинается.

– Тоже мне, нашел ребенка… Молочные железы в платье не помещаются, а туда же, ребеночек. – Проворчала вампиресса, сдерживая смех. – Подумаешь, пошипела немножко… Нам, вампирам, между прочем положено так. Может, я покой твой охраняю, чтоб не тревожили тут всякие… детки. А ты иди, иди, милочка… Видишь, тут в твоих услугах не нуждаются!

Выпроводив служанку, Вереена от души расхохоталась.

– Ну и что ты смеешься? – поинтересовался Олег. – У девчонки ведь и правда выбора не было. Ей приказали, вот и пришлось исполнять. А ты сразу шипеть начала… Ненавижу рабство!

– Да-а? – Протянула девушка. И что ты намерен делать со своей покорной рабыней, о мой господин? – Ехидным тоном поинтересовалась она.

– Да какая ты рабыня?!! Ты сама-то в это веришь?

– Конечно нет. А если без шуток, то слышал бы ты, сколько и чего эта девица наобещала управителю, чтобы он направил её к тебе, то не стал бы так переживать по поводу её печальной доли. Да и ничего с ней страшного не произошло… Подумаешь, шикнула маленько. Будет теперь думать, кому спину тереть напрашивается!

– Ну ладно. Однако, раз уж прогнала помощницу, давай сюда, будешь мне сама «спинку тереть».

– А вот фиг вам, ваше имперское темнейшество. Я честная вампиресса, и злобным некромантам спинки не тру! Особенно в преддверии бала, а то знаю я тебя… и себя тоже. Так «спинкопотирательством» увлечемся, что на бал опоздаем. Так что никаких развлечений, вылезай из ванны, и живо собирайся!

Услышав о бале, Олег не смог сдержать грустного вздоха. – А может, ну его а? Как они достали, эти расфранченные купцы со своими наштукатуренными дочками и супругами.

– Да ладно тебе! Обычай это. Не явишься, – оскорбление всему городу, – бал-то в вашу честь! Да и вообще, смотри на жизнь проще. Франко потяжелее, чем тебе приходится, но он же терпит. На тебя хоть местные купчихи с дочками не вешаются, скажи спасибо своему статусу некроманта. Один Франко отдувается.

– Да, бедный Франко! Помнишь, как в прошлый раз его одна такая зажала в уголке? Он потом говорил, что эта… Как её? Забыл… Ну в общем ты помнишь, грудастая, его чуть не задавила.

– Та вдовушка? У которой грудь опаснее проклятия мертвителей? Н-да. Такая на одну грудь положит, другой прихлопнет, и скажет, что так оно и было! У матери ты таким плоским родился!

– Во-во. Вот тогда-то я и порадовался, что в Иринии некромантов боятся. А ещё…

– Послушай, я уже поняла, что тебе категорично не хочется вылезать из ванны, и идти на бал, но увы – есть такое неприятное слово – НАДО! – перебила его вампиресса. – Так что хватит мне клыки заговаривать, вылезай, и собирайся!

– Эх… Нет у тебя чувства прекрасного! – вдохнул Олег выбираясь из ванной.

– Как это нет?!! – возмутилась Вереена, подавая ему полотенце.

– А вот так! Так прекрасно было лежать в ванной, отдыхать… Еще прекрасней было бы если бы при этом ты составила мне компанию. А вместо этого, ты меня волочешь на очередной бал! И где у тебя после этого чувство прекрасного?

– Ну нет, так нет. Считай, что его у меня заменяет чувство долга.


* * * | Путь демона. Тетралогия | * * *