home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



79

Припарковавшись в сторонке у шоссе, Абигэль отлично видела морг. Она ждала, когда выйдет брат Фредерика, чтобы пробраться в его кабинет. Места она хорошо знала: пройдя через холл, можно было попасть куда угодно, от залов вскрытий до кабинетов на втором этаже, которые персонал никогда не запирал на ключ. Она точно знала, где лежали отчеты Эрмана Мандрие о вскрытиях и, главное, рентгеновские снимки каждого трупа, прошедшего через Институт судебно-медицинской экспертизы.

Судмедэксперт мог закончить работу поздно. Только его машина еще оставалась на стоянке. Поджидая его, Абигэль снова попыталась дозвониться директору пиренейского Центра сна. На этот раз, к ее великому облегчению, он снял трубку. Она объяснила, что уже звонила ему несколько часов назад по поводу похитителя детей. Последовала пауза, встревожившая ее.

– Простите?

– Да-да, я здесь, и я получил ваше сообщение. Это вы были пациенткой нашего центра в тысяча девятьсот девяносто четвертом? Абигэль Дюрнан?

Она удивилась: на автоответчике она не оставляла ничего подобного.

– Откуда вы знаете?

– Мне звонил жандарм, не далее как час назад. Мы говорили о вас.

– Его звали Фредерик Мандрие?

– Да, он самый.

У Абигэль защемило в груди. Фредерик шел по ее следу. Он, должно быть, звонил ее неврологу или был у нее. Она и направила его в Центр сна.

– Чего он хотел?

– Список пациентов, которые были в центре одновременно с вами. Он думает, что человек, которого вы разыскиваете по этому ужасному делу о похищении детей, тоже у нас лечился. Обычно я не даю такую информацию по телефону, но…

– Но?..

– Мне придется заново объяснять то, что я уже сказал вашему коллеге?

– Пожалуйста.

– Примерно полтора года тому назад страшный случай не сходил с первых полос местных газет. Труп моего предшественника Пьера Манжена нашли привязанным к дереву в глухом лесу в Пиренеях.

Абигэль никогда не слышала об этом деле.

– Как его убили?

– Его наполовину растерзали дикие звери. Все тело было в следах когтей и укусах. Они были повсюду, но больше всего на лице. Эксперты предположили, что это укусы лисицы или другого похожего зверя.

Лисица… Абигэль представила, как Фредди в темном лесу терзает и мучает привязанного человека. Как бьет его своей перчаткой по груди, по щекам. Кромсает его тело настоящими лисьими челюстями. Оставалось понять причину такой жестокости.

– Ниточки у следствия были?

– Ни одной, дело так и осталось нераскрытым. Полицейские выдвигали все возможные гипотезы, от действий психопата до мести. Они изучили часть досье в Центре сна, но не дошли до тысяча девятьсот девяносто четвертого, это было больше двадцати лет назад. Короче, я вам все это говорю, потому что ваш коллега-жандарм утверждал, что тут есть связь с его делом. Что человек, убивший моего предшественника, – тот самый, что держит в плену детей, и это, мол, связано с Центром сна и тысяча девятьсот девяносто четвертым годом.

– И вы дали ему список пациентов этого года?

– Да. Я не нарушаю профессиональной тайны: историй болезни этих детей больше нет, у нас мало что осталось до тысяча девятьсот девяносто девятого. Помещение архива затопило, когда было печально известное наводнение. Все, что я смог ему дать, – это имена и фотографии на маленьких карточках. Его интересовали только пациенты мужского пола. Их было двадцать три.

– Вы можете назвать мне их имена? – спросила Абигэль.

– Почему вы не спросите у вашего коллеги? Я как раз собирался отсканировать карточки и послать ему по электронной почте.

Абигэль закрыла глаза, провела рукой по лбу.

– Это сложно, он сейчас на операции, а мне нужны эти имена срочно.

– Хорошо.

Он продиктовал ей список. Абигэль вслушивалась в каждое имя, но ни одно ни о чем ей не говорило.

– Эти сканы, которые вы пошлете моему коллеге… можете послать их мне тоже, только отдельным письмом?

Абигэль рассчитывала на фотографии, может быть, она узнает чье-то лицо?

– Почему отдельным? – удивился он. – Ваш звонок кажется мне все более странным. Я…

– Моя дочь в числе жертв похитителя. Один из тех, кто сейчас у вас перед глазами, держит в плену моего ребенка больше шести месяцев. Он мстит, понимаете? Он похитил мою дочь, чтобы нанести удар мне. Прошу вас, пришлите мне эти карточки.

Короткая пауза.

– Вы получите их через час.

– Огромное спасибо. И последнее. Вы сказали тому жандарму о сообщении, которое я оставила на вашем автоответчике?

– Да, конечно сказал. Если два человека звонят мне с разницей в четверть часа по одному и тому же вопросу…

Абигэль поблагодарила и отключилась. Итак, теперь Фредерик знает, что она ведет свое расследование. И наверно, догадывается, что отчасти разоблачен. Что она не совсем потеряла память. Не поэтому ли он звонил? От ее молчания он, должно быть, сходил с ума.

Девятый час. Абигэль посмотрела на Институт судебно-медицинской экспертизы. Раз Фредерик в курсе, больше нет смысла действовать тайно, надо менять план, идти напролом. Выложить Эрману Мандрие мысль, которую она держала в голове.

Она перебежала дорогу и оказалась на автостоянке института. Вошла, миновала пустой холл, поднялась по лестнице. Через три секунды она была уже перед кабинетом судмедэксперта. Он стоял у стола и складывал в стопку какие-то бумаги, собираясь уходить.

Абигэль встала на пороге:

– Можешь уделить мне две минуты?


предыдущая глава | Сновидение | cледующая глава