home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава девятнадцатая

В ту ночь я не смогла заснуть и думала, как обычно, о матери, об отце, а также о Мисси, Ви и Биби. Чтобы прогнать из головы все эти мысли, я размышляла о том, что сообщу Джеду в письме. Последнее время я часто составляла в голове тексты таких писем. Он прислал мне открытку с изображением светлячков, но у меня не было возможности отправить ему ответ. Поэтому приходилось составлять тексты писем мысленно.

В этих ненаписанных письмах я открывала ему душу так, как не могла в настоящих посланиях. Я объясняла, что значит для меня та встреча в Сент-Джордже и что значит для меня наша группа. В моей голове любовь к нему и музыке навсегда смешались, неразрывным образом слились. Я «писала» ему о том, что поругалась с Биби, и о странных чувствах, которые испытывала по поводу Ви и ее желания спасти меня. Иногда я «писала» ему о том, что пугало меня больше всего – вероятность, что никогда не смогу выбраться из Ред-Рока, что не буду нормальной и не смогу быть с ним. Может, я сойду с ума. Сойду с ума не так, как сходили с ума некоторые воспитанницы Ред-Рока, которые резали себя, прогуливали школьные занятия или не ели, чтобы похудеть. Я боялась того, что стану такой же сумасшедшей, как моя мать.

Однажды после бессонной ночи я медленно сползла с кровати. Солнце только встало. Я знала, что меня ждет тяжелый день, особенно если нас отправят перетаскивать шлакоблоки. Я отправилась в общую душевую, зашла в кабинку и чуть не подпрыгнула до потолка, когда увидела в углу сидящую на корточках Ви.

– Не кричи, – прошептала она.

– Как ты сюда попала? – спросила я.

– Не привлекая к себе излишнего внимания.

– Но ты же все еще на Втором уровне?

– Да. Но даже тем, кто находится на Втором уровне, надо иногда мыться в общем душе. – Она показала пальцем в сторону раздевалки, в которой, как я уже видела, сидели две девушки, которые, видимо, ее сюда привели.

– А откуда ты узнала, что я буду именно в это время и именно в этой кабинке?

– Для бунтаря ты очень предсказуема. Ты всегда ходишь в душ утром и всегда моешься во второй кабинке.

– Как твоя жизнь? Я очень за тебя переживала. Тебе в «одиночке» должно быть совсем несладко.

– Ну да, веселого мало, но со мной случались вещи и похуже.

– Может, ты скажешь Шерифу, что готова взглянуть на себя и разобраться со своими «проблемами»?

– Сложно делать такие заявления, когда подобное происходит уже четвертый раз, – ответила она грустным голосом. – Я надеялась, что смогу вас увидеть. Надеялась, вы сможете выйти на связь.

– Это не так-то просто. За нами постоянно наблюдают.

– Есть способы. На любой замок есть своя отмычка.

– У тебя большой опыт, и ты знаешь, как это сделать. Что прикажешь предпринять в такой ситуации?

– Вы сами решаете, что делать.

– Ты считаешь, я должна была рисковать, выходя с тобой на связь, только из-за того, что ты для меня сделала?

На лице Ви появилось изумление. Было видно, ей больно, и я пожалела о том, что сказала.

– Брит, ты мне ничего не должна, – произнесла Ви. Ее голос звучал искренне, но я знала, все совсем не так, как она пытается представить. Я была ее должницей, и мне придется отплатить за поступок, который я никого не просила совершать.

– Давай не будем об этом. Просто получилось так: твой подарок на Рождество обошелся мне дороже, чем я рассчитывала. В любом случае мне было приятно его подарить. Ты хорошо провела время с Джедом?

– О да, – ответила я с улыбкой.

– Я за тебя рада. Значит, все того стоило.

– Получила удовольствие я, но наказали тебя.

– Так вышло. Ты на меня злишься?

– Нет, не злюсь, – соврала я. – Просто чувствую себя виноватой.

– Брит, – сказала Ви тоном человека, который знает, что такое скорбь, – чувствовать себя виноватой – значит попусту терять время. Не надо тратить на это ни свою, ни мою энергию.

Она подлезла под перегородку душевой кабинки, вылезла в следующей и включила воду.

В тот день во время работы на территории я чувствовала себя как никогда одинокой. Был жаркий день, и вожатые спрятались в тени на веранде, читали газеты и пили холодные напитки. Ситуация складывалась самым благоприятным образом для того, чтобы я могла поговорить с сестрами. Однако Марты с нами не было, так как ее отправили на очередной марш-бросок. Кейси работала вместе со своей новой соседкой по комнате. Я трудилась без пары и вспоминала разговор с Ви. На улице было так жарко, что никто не обратил внимания на то, что мое лицо стало мокрым от слез. Все думали, это пот.


Через три недели Биби решила со мной помириться и подошла ко мне во время перетаскивания шлакоблоков.

– Брит, – начала она, – все это очень утомительно. Может, мы перестанем?

Она не извинилась за сказанные ранее слова, не сказала «Я по тебе соскучилась» или «Дорогая».

– Биби, это ты на меня разозлилась, – заметила я.

– Послушай, я считаю, все это очень утомительно. Давай не будем вспоминать прошлое? У меня есть для тебя интересные новости.

– Какие?

– Пошли.

Она повела меня к Кейси, работавшей со своей соседкой по комнате.

– Брит, познакомься, это Лорел. Лорел, это Брит, – сказала Биби. Я внимательно рассмотрела Лорел. Она была невысокого роста. У нее были черные длинные волосы, завязанные пучком, и выразительные карие глаза. Очень симпатичная девушка.

– Лорел живет в одной комнате с Кейси.

– Я знаю. Привет.

– Привет.

– И оказывается, Лорел и Кейси – не просто соседки.

– То есть? – переспросила я. Мне было непонятно поведение Биби, которая говорила так, будто Лорел не стояла рядом. Кейси потупила глаза и носком ботинка ковыряла землю.

– Ты же знаешь, – продолжала Биби, – что в Ред-Роке часто подбирают соседку, чтобы наказать человека. А в случае с Кейси ей придумали просто удивительное наказание.

Я посмотрела на Лорел, лицо которой было совершенно непроницаемым. Я не очень понимала, зачем Биби подняла этот разговор в ее присутствии.

– Кейси поселили с лесбиянкой! – воскликнула Биби.

– Я предпочитаю термин «квир»[10], – пояснила Лорел.

Биби громко рассмеялась.

– Управляющие этой лавочкой идиоты, судя по всему, не подозревают, что я квир, – еще раз заметила Лорел.

– Просто чумовая история! – воскликнула Кейси. – Лорел упекла сюда мать, и все за то, что она в возрасте пятнадцати лет убежала в Сан-Франциско. А слиняла она потому, что ей было трудно оставаться такой, какая она есть, в небольшом городке. У них в единственной школе города состояло всего двести учеников. В общем, Лорел жила в городе, очень похожем на тот, в котором жила и я.

– Я убежала потому, что мне посоветовали, – сказала Лорел. – Когда стало совсем невмоготу, я позвонила по номеру телефона доверия и помощи для геев и лесбиянок. У меня очень религиозные и консервативные родители. Я поговорила с одним милым и отзывчивым парнем, который посоветовал мне переехать в какой-нибудь более крупный город. То есть немного подождать, а потом переехать.

– И на следующий день после этого разговора она уехала в Сан-Франциско, – заметила Кейси с улыбкой.

– Ведь парень, с которым я говорила, не уточнял, как долго я должна ждать, верно?

– Потом мама нашла ее и привезла домой, – продолжала Кейси, – но Лорел так понравилось в Сан-Франциско, что она еще раз убежала. И когда мать снова ее нашла, то сразу же отправила прямо в Ред-Рок.

– И никто не знает, почему ты убегала?

– Судя по тому, с кем меня разместили, они совершенно не в курсе, – ответила Лорел. – И я не собираюсь им ничего рассказывать, потому что с соседкой по комнате мне очень повезло, – добавила Лорел с улыбкой.

– Значит, вы теперь пара? – спросила Биби, которую, как обычно, нельзя было упрекнуть в том, что у нее есть чувство такта.

– Мы не видим смысла как-либо определять наши отношения, – ответила Лорел.

– Мы не пара, – сказала Кейси. – За исключением той девушки на пляже, Лорел – первая лесбиянка, которую я видела в жизни.

– Дорогая, – заметила Лорел, – каждый десятый человек на земле – гей или лесбиянка. Ты таких людей много видела, просто только о двух можешь точно сказать…

– Кейси, ты новая история успеха Ред-Рока. Тебя надо сфоткать для рекламной брошюры и напечатать с текстом: «Мне было очень плохо, ведь я не понимала, какой я сексуальной ориентации. Но в Ред-Роке меня поселили в одной комнате с лесбиянкой, и все мои проблемы исчезли», – пошутила я.

– Просто умора, – выдала Биби. – Надо обо всем Марте рассказать. Кстати, где она?

Кейси видела, как рано утром Марта ушла на очередной марш-бросок.

– Бог ты мой, в такую жару-то! – пожалела подругу Биби.

– Зной такой, что хоть стой, хоть падай, – согласилась Кейси.

– Мне нравится, когда ты по-техасски говоришь, – улыбнулась Лорел.

– Видишь, получается, не только тебе надо быть благодарной Ви за то, что она сделала, – сказала мне Биби.

– Заканчивай, – предупредила я.

– Хорошо, закончила.

– Давайте расходиться, – предложила Кейси. – Не надо отвлекать вожатых от чтения прессы.

– Чао, девушки, – произнесла Биби и отошла от нас.

Разбрелись и Кейси с Лорел. Я снова осталась одна.


Глава восемнадцатая | Сестры по благоразумию | Глава двадцатая