home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 10. Новые улики

Если бы Джайлс Вэйр не был так безнадежно влюблен и ужасно обеспокоен по поводу судьбы Анны Денхэм, едва ли он поехал бы в Париж из-за такой смелой догадки. Почтовая марка на письме указывала, что оно было отправлено из французской столицы, но найти ее в этом огромном городе было все равно что искать иголку в стоге сена. Тем не менее у Вэйра возникла идея – довольно глупая, – что инстинкт приведет его к Анне, и поэтому, как только молодой человек почувствовал себя достаточно окрепшим для путешествий, он пересек пролив вместе с Тримом. Джайлс покинул Риквелл примерно через три недели после разговора с Морли и понимал, что прошло достаточно времени, чтобы мисс Денхэм успела сменить место жительства. Но он доверился удаче.

Около двух недель Вэйр исследовал город вместе с преданным старым слугой. У Трима был зоркий взгляд, и он точно узнал бы Анну, если б она попала в поле его зрения. Но, несмотря на их бдительность и наблюдательность, они не видели никого даже отдаленно похожего на бывшую гувернантку. Конечно, если б Джайлс обратился к властям, которые ведут учет всех въезжающих и выезжающих, он, возможно, добился бы большего. Но, зная, что мисс Денхэм ищет английская полиция, Вэйр не смел прибегать к таким мерам. Ему приходилось полагаться лишь на себя, и его поиски ни к чему не привели.

– Ничего не выйдет, сэр, – сказал Трим уже как минимум в десятый раз, – мы сбились со следа. Лучше нам вернуться в Лондон. Я не хочу, чтобы вы заболели здесь, среди чужих врачей.

– Я не покину Париж, пока не буду уверен, что здесь ее нет, – решительно заявил Вэйр.

– Но, сэр, я не понимаю, насколько уверенным вы хотите быть. Мы уже обыскали все бульвары и Елисейские Поля, мы валимся с ног. Вы сами на себя не похожи, сэр, если вы простите старика, который нянчил вас с рождения. Ее здесь нет. Я не удивлюсь, если она окажется снова в Лондоне, – схитрил Трим.

– Что, прямо в лапах полиции? Бред!

– Так ли это, сэр? Я часто слышал, что они прячутся под самым носом у «фараонов», потому что это последнее место, где их станут искать. – Уточнять, что подразумевается под «они», слуга не стал. – Если б она вернулась в Риквелл, то была бы в безопасности, особенно если б устроилась в каком-нибудь коттедже и назвалась вдовой.

– Трим, ты перечитал детективов!

– Не я, сэр, у меня нет на это времени. Но по поводу возвращения в Лондон…

– Мы вернемся завтра, Трим, – внезапно решил Вэйр, и его слуга радостно отправился упаковывать вещи.

Джайлс неожиданно подумал, что, в конце концов, старик может быть прав и что, сбив полицию со следа отъездом за границу, Анна могла бы вернуться в Лондон. Она может быть там сейчас, жить где-нибудь на окраинах, пока полиция тратит время на переписку с властями Франции. Более того, Вэйр подумал, что было бы неплохо выяснить, чем занимается Стил. Он вел это дело и мог бы уже напасть на след. В этом случае Джайлсу надо было быть в курсе, чтобы спасти мисс Денхэм от любой угрозы. И наконец, ему пришло в голову, что он мог бы выяснить что-то о друзьях Анны от людей в Институте гувернанток, где ее наняла миссис Морли. Если она вернулась в Лондон, была вероятность, что девушка решила спрятаться у кого-то из друзей. Любой, кто знает Анну, мог быть уверен, что она невиновна в том, в чем ее обвиняют, и, конечно же, помог бы ей избежать несправедливости закона. Так рассуждал Джайлс, одурманенный чувствами, но молодой человек забывал, что только он был влюблен в эту девушку и что он вряд ли помог бы ей, если б не был полностью убежден в ее невиновности. Возможно, он и вовсе не стал бы ей помогать. Большинство людей боятся закона и не рвутся помогать тем, кто может попасть под руку правосудия…

Тем не менее Вэйр, убежденный своим старым слугой, покинул Париж и вернулся в Лондон. Он приехал в свои комнаты в отеле «Гвельф» напротив парка и продолжил поиски Анны. К счастью, Джайлс знал от миссис Морли адрес Института гувернанток, который находился в Южном Кенсингтоне, и на следующий день после возвращения отправился туда, чтобы хоть что-нибудь выведать. Шансов на это практически не было, но Джайлс не видел других способов достичь желаемого.

Институт представлял собой высокое здание из красного кирпича с зелеными шторами и строгим, опрятным видом. Посетителя провели в чопорную гостиную, где его встретила чопорная же пожилая леди, носившая очки, а в ее черном платье был спрятан карандаш. Тем не менее она оказалась не такой чопорной, как выглядела: лицо ее было радостным, а добрые глаза блестели. Про себя миссис Кейнс восхищалась этим молодым человеком, который был так вежлив. Кроме того, он был так красив и молод, что она просто не могла не оказать ему помощь. Несмотря на свой возраст, пожилая леди не утратила женского чутья, и ее влечение к противоположному полу ничуть не было затуманено десятками лет в сфере образования. Но, несмотря на все это, когда она услышала имя Анны, то в беспомощности развела руками.

– Почему вы приходите сюда расспрашивать об этой несчастной девушке? – спросила миссис Кейнс и сердито посмотрела на Джайлса. Прежде чем тот успел ответить, она снова взглянула на его карточку, которую держала в руках, и опешила. – Джайлс Вэйр, – прочитала она, сделав глубокий вдох. – Вы тот самый…

– Я был обручен с молодой леди, которую убили, – сказал молодой человек, удивленный своей известностью.

Порозовевшее лицо миссис Кейнс стало красным.

– И вы, конечно же, хотите отомстить за ее смерть, найдя мисс Денхэм?

– Наоборот, я хочу спасти мисс Денхэм.

– Что?! Вы не считаете, что она виновна?

– Нет, миссис Кейнс, не считаю. Все говорят, что это она убила мисс Кент, но я убежден, что она невиновна. Я пришел попросить вас рассказать мне, где она может быть.

– Почему вы пришли ко мне? – Перед тем как задать этот вопрос, пожилая женщина убедилась, что дверь закрыта.

– Я подумал, что вы можете знать о ее местонахождении.

– С чего бы мне знать об этом?

– Ну, признаюсь, у меня нет оснований быть уверенным в этом… по крайней мере, не было до того, как я пришел к вам.

– А теперь? – Дама наклонилась вперед, внимательно ожидая ответа.

– А теперь я думаю, что если б она пришла к вам просить о помощи, то получила бы ее от вас. Я вижу, что вы также верите в ее невиновность.

– Верю, – сказала миссис Кейнс тихим голосом. – Я знаю Анну много лет и уверена, что она не способна на подобное. Она и мухи не обидит.

– Значит, вы можете помочь мне. Вы знаете, где она?

Миссис Кейнс посмотрела на раскрасневшееся лицо Вэйра, на его блестящие глаза. Своим проницательным взглядом она уже разгадала секрет его рвения помочь ей.

– Значит, вы любите ее, – сказал она еле слышно. – Вы любите Анну.

– Почему вы так решили? – удивленно спросил Джайлс; он не был готов к тому, что его так легко раскусят.

– Я помню, – сказала миссис Кейнс сама себе, но достаточно громко, чтобы он услышал, – была какая-то газета, которая утверждала, что мотивом преступления была ревность, и…

– Вы хотите сказать, что это было написано в газетах?! – разъяренно вскрикнул ее собеседник, сверкнув глазами.

– Не в уважаемых газетах, мистер Вэйр. Они ничего не объяснили. Но какой-то репортер из маленькой газетенки приезжал в Риквелл, чтобы собрать скандальные подробности у слуг, я полагаю.

– Например, от миссис Перри, – пробормотал Джайлс, а затем уже в полный голос добавил: – И что там написали?

– Этот человек – скорее всего, это была женщина – сочинил кричащую статью, которую напечатали в газете «Файерфлай».

– Скандальная газетенка, – раздраженно проворчал Вэйр. – И что в ней говорилось?

– Что вы любили Анну, но были обручены с мисс Кент, и что для того, чтобы заполучить вас, Анна убила ту девушку.

– Это полная чушь. Я найду редактора, и ему не поздоровится. Я заставлю его напечатать извинения.

– Я бы на вашем месте не стала так поступать, мистер Вэйр, – сухо сказала пожилая леди. – Оставьте сплетников в покое. Я сама не верю ни единому их слову, разве что одной фразе.

– Какой фразе, миссис Кейнс?

– Той, которая утверждает, что вы влюблены в Анну. Я вижу это в ваших глазах.

– Могу ли я вам доверять…

– Конечно, можете. Анна мне как родное дитя. Я верю в ее невиновность и сделаю все возможное, чтобы ее оправдали. Она не убивала ту девушку.

– Нет, я думаю, девушка была убита неизвестным мужчиной, который приехал в Риквелл из какой-то адвокатской конторы. Я не знаю, зачем он убил бедную мисс Кент, и не понимаю, зачем Анна помогла ему скрыться.

– Вы называете ее Анной, – мягко заметила Кейнс.

Даже сквозь бронзовый загар было видно, как Джайлс покраснел.

– Я не имею права называть ее так, – сказал он. – Она не давала мне такого разрешения. Миссис Кейнс, я уверяю вас, между мной и мисс Денхэм ничего не было. Я дал обещание своему покойному отцу жениться на мисс Кент. Но влюбился в мисс Денхэм, и у меня есть причины полагать, что это взаимно.

– Она сама вам так сказала?

– Нет-нет! Мы с ней никогда не произносили ничего такого. Мы были друзьями, ничего больше. Мисс Кент вздумалось приревновать меня из-за мелочи, которую я подарил мисс Денхэм на Рождество, и с этого начались проблемы. А затем пришло анонимное письмо, в котором говорилось, что Анна хочет убить Дейзи.

– В письме так и говорилось?! – воскликнула пожилая дама. – Но я не понимаю… У Анны не было врагов, насколько я знаю. Никто не мог ненавидеть такую милую девушку. Ее отец…

– Вы знали ее отца? – вырвалось у Джайлса.

– Нет, но она часто говорила о нем. Она обожала своего отца, хотя со стороны он казался скитальцем. Он умер во Флоренции.

– Хотелось бы знать, действительно ли он умер.

– Конечно. Он… но это долгая история, мистер Вэйр, и у меня нет времени рассказывать вам ее. Кроме того, есть человек, который может рассказать вам все об Анне и ее отце. Княгиня Караши. Вы знаете ее?

– Я где-то встречал ее имя.

– Возможно, в афише, – спокойно сказала миссис Кейнс. – О, не смотрите так на меня! Эта княгиня на самом деле венгерская аристократка. Она поссорилась со своими соотечественниками и приехала в Англию с очень небольшим количеством денег. Чтобы как-то выжить, попыталась стать гувернанткой. А впоследствии благодаря тому, что у нее красивый голос, стала певицей. Я слышала, что она очень популярна.

– Как же так вышло, что она много знает об Анне… то есть о мисс Денхэм?

– Потому что если к кому Анна и пойдет за помощью, так это к княгине. Та познакомилась с Анной, когда была гувернанткой, и они стали лучшими подругами. Они всегда были вместе. Я не знаю, где Анна, мистер Вэйр. Она не приходила ко мне и не писала, но если она в Англии, княгиня знает об этом.

– Думаете, эта Караши расскажет мне? – с волнением спросил Джайлс.

– Я, право, не знаю. Она романтичная натура, и если узнает, что вы любите Анну, то, возможно, поможет вам. Но это будет зависеть от самой Анны. Как она к вам относится?

В качестве ответа Джайлс рассказал про письмо из Франции и про рисунок монеты со словом «невиновна».

Миссис Кейнс выслушала его и кивнула.

– Очевидно, Анна ценит ваше мнение. Я думаю, вам лучше рассказать все это княгине. – Она быстро написала что-то на бумаге. – Вот ее адрес.

– Ох, спасибо вам! Спасибо!

– И мистер Вэйр, – добавила пожилая леди, положив руку Джайлсу на плечо, – если вы услышите что-то об Анне, дайте мне знать. Я всей душой надеюсь, что вы сможете спасти бедняжку.

– Если есть способ доказать ее невиновность, то вы можете рассчитывать на меня, – последовал ответ молодого человека. Он покинул миссис Кейнс и Институт с бешено бьющимся сердцем, полный надежд.

Джайлс был рад, что судьба привела его к такому верному другу той, которую он любил. А еще он был рад, что миссис Кейнс узнала о его чувствах, иначе не отправила бы его к княгине Караши. Вспомнив о ней, он взглянул на клочок бумаги, который все еще держал в руке. Адрес подруги Анны был таков: 42, Гилберт-мэншнс, Вестминстер. Вэйр решил не терять ни минуты зря. Венгерская княгиня сможет рассказать ему, где находится мисс Денхэм, и, возможно, сумеет в целом рассказать ему о жизни Анны и объяснить ее поведение в Риквелле.

Ведь было все же что-то загадочное в бывшей гувернантке. Джайлс был уверен в этом. Она сказала, что ее отец умер, а обстоятельства указывали на тот факт, что он жив и что он и был тем самым незнакомцем, который появился и исчез так неожиданно. А еще был этот странный случай с анонимным письмом и непонятное упоминание об Алом Кресте. И тот факт, что яхта, на которой Анна сбежала, называлась «Красный Крест». Все эти обстоятельства указывали на какую-то тайну в ее прошлом, и тайна эта могла быть каким-то образом связана со смертью Дейзи Кент. Анна не убивала ее, но раз она помогла преступнику сбежать, значит, помогла преступлению свершиться… Вэйр вздрогнул, посмотрев на ситуацию под таким углом. Что, если мисс Денхэм знала что-то о задуманном убийстве? Но молодой человек моментально отбросил от себя эту мысль. Анна добра и искренна, ее руки не запятнаны убийством. Такая женщина не совершила бы, не могла бы совершить преступление намеренно или быть причастной к нему. Когда он увидит ее, то попросит все объяснить, и тогда все встанет на свои места.

Споря сам с собой, Джайлс написал письмо княгине Караши и попросил ее о встрече. Он упомянул, что виделся с миссис Кейнс и что пожилая леди дала ему адрес венгерской аристократки. Кроме того, он добавил, что его желание увидеться с княгиней связано с попытками выяснить местонахождение мисс Денхэм. Отправив эту записку, Вэйр решил, что не в силах больше ничего сделать, пока не получит ответ.

Но он был слишком взбудоражен, чтобы сидеть на месте. Ему пришло в голову, что он мог бы отыскать Стила и выяснить, что удалось разузнать о преступлении в Риквелле. Молодой человек отправился в Скотленд-Ярд и сказал, что хотел бы увидеть детектива, но ему сообщили, что тот находится за пределами города и не вернется в течение недели. Никто не мог сказать, куда он уехал, поэтому Джайлсу пришлось ограничиться лишь оставлением записки и обещанием прийти снова.

На следующий день он получил от княгини Караши записку с приглашением прийти следующим вечером в девять часов. Она не упомянула Анну и не добавила никакой информации, а просто назначила час и место встречи и подписалась как Ольга Караши. Вэйр почувствовал, что эта женщина была намеренно сдержанна, и задумался, собирается ли она вообще что-либо ему рассказывать. После некоторых раздумий он решил, что она ведет себя вежливо, хотя записка и была очень краткой и холодной. Он встретится с ней, и, возможно, при встрече ему удастся уговорить ее помочь ему. В конце концов, она наверняка знает, что он был обручен с погибшей девушкой, и думала – как и миссис Кейнс, – что он желал, чтобы Анну арестовали.

На следующий вечер молодой человек с особой тщательностью собрался и поехал в Вестминстер. Экипаж остановился перед большим кирпичным зданием рядом с аббатством, и Джайлс, отпустив кучера, вошел в большой светлый холл с мозаичным полом. При входе к нему подошел портье, который провел его к дверям квартиры княгини Караши, находившейся на первом этаже.

Вэйра впустила ухоженная служанка, которая проводила его в живописную гостиную. Там, в сумеречном свете, стояла около окна высокая женщина в вечернем платье. Джайлс подумал, что ее фигура ему знакома, и узнал ее поворот головы…

– Анна! – воскликнул он, раскрыв объятия. – Анна, моя дорогая!


Глава 9. Странное открытие | Тайна королевской монеты | Глава 11. Княгиня Караши