home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 16. Происходит непредсказуемое

Джайлс покинул «Веселого танцора», полный решимости обмануть Ольгу, если это возможно. Такой женщине нельзя доверять. У нее есть власть, и она нечестно использует ее ради своей выгоды. Более того, как бы там ни было, Джайлс не мог заставить себя сделать ее своей женой. Он слишком сильно любил Анну. И потом, Вэйр начал спрашивать себя, не эгоистичен ли он сам – ведь ему не хотелось терять благодарность за спасение женщины, которую он любил. Несмотря ни на что, он не мог даже помыслить о том, чтобы хладнокровно отвернуться от Анны, так что Джайлс начал думать в другом направлении – как бы обойти подлую Ольгу.

Прежде всего он теперь был уверен, что Анна где-то недалеко, что, как он проницательно заметил, скорее всего, она в монастыре. Обнаружение монеты и присутствие Ольги в деревне подтолкнуло его к этой мысли. Каким-то образом княгиня узнала о местонахождении своей подруги и приехала сюда, чтобы убедиться в этом. Если Джайлс согласится предать Анну и сделать Ольгу своей женой, она, возможно, поможет Анне сбежать или, как она заявила, снимет с нее обвинения.

С другой стороны, если он откажется, княгиня расскажет полиции, где найти несчастную гувернантку. Возможно, мисс Денхэм удастся спастись, но, учитывая, что она сбежала сразу же после убийства, ей будет трудно оправдаться. Кроме того, причина, по которой она взяла вину на себя, может снова возникнуть на ее пути. Ничего не оставалось, кроме как жениться на Ольге и освободить таким образом Анну – или найти ее самому. Вэйр сделал выбор в пользу второго варианта как наименее противного для его чувств.

Но Ольга отнюдь не была его противником. Она страстно любила Джайлса и знала, что он не любит ее, и это знание научило ее не доверять ему. Ее страсть была настолько сильна, что она готова была заполучить его в мужья против воли, веря, что в роли жены ей удастся со временем заменить в его сердце прошлую любовь. Но Караши хорошо знала, что даже для того, чтобы спасти Анну, он не сдастся без борьбы.

Поскольку это было правдой, она начала размышлять, что предпримет Вэйр. Ей пришло в голову, что он попытается проникнуть в монастырь, поскольку, по некоторым его словам, она поняла: он считал, что Анна скрывалась там. У Ольги было свое мнение на этот счет, но ей было необходимо следить за его действиями, а не за своими мыслями. По этой причине она приняла решение присматривать за молодым человеком и быть поблизости от него на протяжении всех двух дней.

Так получилось, что, прежде чем Джайлс смог построить планы на следующий день – они включали в себя посещение Франклина, – Ольга появилась в его доме и выразила желание осмотреть его картинную галерею, о которой она так много слышала. Ее мать, сказала княгиня, приедет днем посмотреть на дом, который, как ей говорили, являлся ярким примером образцового английского загородного дома.

Джайлс негромко заворчал в ответ на эти слова, поскольку был достаточно умен, чтобы распознать уловку мадемуазель Ольги.

– Дом стар, как Тюдоры[17], – попытался он образумить ее, – вашей матери лучше взглянуть на более современный образец.

– О нет, – ответила его гостья сладким голосом. – Я уверена, она будет рада оказаться здесь. Дом такой живописный!

– Боюсь, что я обещал навестить одного человека сегодня днем.

– О, вы должны отложить этот визит, мистер Вэйр. Когда две леди приходят к вам, вы никак не можете оставить их в одиночестве.

– Может, мы можем отложить это на завтра…

– Не думаю. Мы с матерью завтра уезжаем. Ей необходимо быть в городе, на приеме в австрийском посольстве.

Джайлс назвал другие отговорки, но Ольга его не слушала. Она осталась на все утро и рассматривала картины, не упоминая разговор прошлого вечера. Между ними был заключен молчаливый договор, что они не будут говорить об этом, пока не наступит время для ответа Вэйра. Сам же он не мог забыть тот обжигающий поцелуй и чувствовал себя довольно неловко.

В отличие от Ольги. Она была спокойна и держала себя в руках, и хотя находилась с ним в одной комнате больше двух часов, не выказала ни тени замешательства. Джайлс с отвращением называл ее про себя старой девой. Но это было не про нее, ведь Ольга вела себя очень осмотрительно. Она просто была безумно влюбленной женщиной, готовой на все, чтобы заполучить желаемое. Учитывая глубину ее чувств, княгиня Караши очень обдуманно сдерживала себя в присутствии мужчины, которого любила. И Вэйр теперь понимал, почему она покинула свою семью и стала жить в соответствии со своими принципами.

– Я не останусь на ланч, – сказала она, когда он предложил ей это, – но мы с матерью придем в три часа. Я уверена, мы прекрасно проведем день.

Было уже почти два. Джайлс попытался улыбнуться, и у него это неплохо получилось, учитывая его чувства в тот момент. Если б только он мог вести себя дерзко, он отказался бы от чести предложенного визита, но вести себя так по отношению к очаровательной женщине, решившей добиться своего, было для него слишком трудно. Вэйр брыкался как мог, но в конце концов принял неизбежное.

Ольга вернулась в гостиницу и увидела старшую княгиню, сидящую на диване и яростно обмахивающуюся веером. Миссис Моррис тоже была в комнате, дрожа от волнения, и стелила скатерть для ланча. Младшая Караши посмотрела на свою мать.

– Ты уже прогулялась? – спросила она.

Пожилая аристократка кивнула.

– Там очень тепло, – сказала она.

– Что теперь ты думаешь? – нетерпеливо спросила ее дочь.

– Я думаю, что ты очень умная женщина, Ольга, – ответила старшая Караши, – но я слишком голодна, чтобы обсуждать это сейчас. Когда я поем и отдохну, мы поговорим.

– Лишь одно слово. Я права?

– Абсолютно права.

Этот разговор велся на французском, и миссис Моррис ничего не поняла из сказанного. Хотя даже если б она поняла слова, ей было бы неясно, о чем шла речь. Тем не менее Ольга и ее мать вернулись к английскому, из уважения к хозяйке дома, и некоторое время болтали о визите в дом Вэйра. Так начался ланч.

После трех мать с дочерью были у Джайлса. Он принял их полностью невозмутимо, в то время как на душе у него было очень неспокойно. Старшая из княгинь назвала его очаровательным молодым человеком.

– И какой замечательный у вас дом! – сказала она, глядя на старомодный дом эпохи Тюдоров с серыми стенами и окнами со средниками. – Он похож на сказочный дворец. А наш замок, – она имела в виду дом ее мужа в Штирии, – выглядит очень сурово и негостеприимно.

– Он был построен в Средние века, – заметила Ольга. – Я не думаю, что люди в те времена были особо дружелюбны.

– Я бы лучше жила на Ямайке, – вздохнула пожилая дама. – Зачем я вообще уехала оттуда?

Младшая княгиня, имея привычку раздражаться каждый раз, когда ее мать обращалась к воспоминаниям своей молодости, взяла ее за локоть. Та снова вздохнула и не стала продолжать. Характер уроженки Ямайки нельзя было назвать покладистым, и это постоянно мешало их отношениям с Ольгой. Поэтому она обычно уступала дочери. «Нервы дороже», – объясняла женщина.

Но ее покладистого настроя не хватило на весь день, и закончилось все тем, что она нарушила планы Ольги. После горячего чая на лужайке пожилая княгиня сказала, что она не очень хорошо себя чувствует и что ей хотелось бы отправиться домой. Ее дочь начала было возражать, но Джайлс, надеясь на возможность отделаться от них, согласился, что старшая гостья действительно выглядела нездоровой, и предложил отправить их обратно в гостиницу в своем экипаже. Мать Ольги мгновенно согласилась.

– Тогда мне не придется идти пешком, – заявила она, – ведь я уже столько проходила сегодня!

– Куда же вы ходили? – спросил Джайлс, удивляясь, зачем такая праздная женщина будет утруждать себя в такой жаркий день.

– В леса около места, которое называется монастырем.

– В монастырь! – воскликнул он, пораженный. – Вы знаете мистера Франклина?

– Моя мать сказала «в леса около монастыря», – объяснила Ольга, бросив раздраженный взгляд на пожилую леди. – Она не входила внутрь.

– Нет, – подтвердила пожилая леди, – я не входила. И я не знаю этого человека. Ах, моя дорогая Ольга, давай вернемся! Я совсем нехорошо себя чувствую.

– Я прикажу подать экипаж, – сказал Джайлс, вставая.

– И вы поедете с нами? – спросила младшая княгиня.

– Мадемуазель Ольга, вы должны меня извинить, но даже у деревенского жителя есть свои дела.

И с этими словами Вэйр поторопился прочь. Через полчаса он с удовлетворением смотрел, как экипаж удалялся с очень недовольной молодой леди на заднем сиденье. Затем Джайлс начал обдумывать, что же можно сделать, чтобы обойти ее.

Было уже слишком поздно звать Франклина, поскольку время приближалось к шести часам. И все же Вэйр решил проверить лес около монастыря. Ему показалось странным, что пожилая княгиня была там этим утром, и он спрашивал себя: вдруг она тоже знала о местонахождении Анны? Но это, как он решил, было невозможно. Мать Ольги пробыла в Англии всего несколько дней и едва ли могла узнать что-либо о гувернантке. Однако было непонятно, зачем она решила прогуляться именно в этом направлении и вообще, зачем она вышла на прогулку в такой день. Здесь была еще какая-то загадка, в добавление к той, что уже мучила молодого человека.

Как бы там ни было, время было слишком ценно, чтобы тратить его на разговоры с самим собой, поэтому Джайлс поспешил отправиться в лес около монастыря. Он не хотел, чтобы его увидели, и, выбирая боковые, едва заметные тропинки, пошел окольным путем. Было уже почти семь, когда Вэйр оказался в лесу. Летние вечера были длинными, и под густыми деревьями лился мягкий свет сумерек, полный умиротворения и приятных лесных звуков. Если б он пошел прямо, то пришел бы к самому дому, который находился в центре этого сказочного леса. Но это совсем не входило в его планы – он был еще не готов увидеться с Франклином. Джайлс смотрел по сторонам, чтобы увидеть, нет ли кого поблизости, но безуспешно. Затем он повернул к тому месту, где нашел монету Эдуарда VII, и, к своему удивлению, обнаружил девочку, которая, наклонившись, искала что-то. Он сразу же решил, что она искала монету. Но это явно была не Анна.

Внезапно подняв взгляд, девочка внимательно осмотрела его, и он ясно увидел ее лицо в тихом вечернем свете. У нее были рыжие волосы и веснушки, а одета она была – как сказала бы миссис Перри – во все цвета радуги. Джайлс моментально догадался, кто это, и кивнул.

– Добрый вечер, мисс Франклин, – сказал он, поднимая шляпу, – кажется, вы что-то ищете. Могу я вам помочь?

Девица сердито взглянула на него и нахмурилась.

– Вы нарушаете границы чужих владений, – сказала она довольно грубым голосом.

– Боюсь, что да, – ответил молодой человек, смеясь, – но вы простите меня, если я помогу вам в вашем поиске, не правда ли?

– Кто вы? – спросила дочь Франклина, ничуть не тронутая его вежливостью. – Я никогда раньше вас не видела.

– Я только что вернулся из Лондона. Меня зовут Вэйр.

– Вэйр! – повторила девочка. – Джайлс Вэйр?

– Да. Вы знаете мое имя?

Мисс Франклин еще раз внимательно посмотрела на незваного гостя и, как ему показалось – он был достаточно тщеславен, чтобы подумать так, – смягчилась к нему.

– Я слышала, как миссис Морли говорила о вас, – резко заявила она.

– Ага! А слышали вы, как говорила обо мне леди?

Дочь Джорджа уставилась на Джайлса.

– Нет, я никогда не слышала никакую леди, говорящую о вас, – ответила она, усмехнувшись. – Какая леди?

– Леди, которая живет в вашем доме.

Взгляд девочки помрачнел, а лицо ее приобрело каменное выражение.

– В доме нет никакой леди, кроме меня.

– Нет леди, которая потеряла то, что вы ищете?

На этот раз Вэйр застал собеседницу врасплох, и она покраснела, после чего попыталась скрыть свое смущение грубостью.

– Я не знаю, о чем идет речь, – сказала она, топнув ногой. – Вы можете убираться с нашей земли, или я напущу на вас собак!

– Понимаю. Вы держите собак, не так ли? Бладхаундов[18], кажется?

– Откуда вы знаете? – спросила мисс Франклин. – Да, мы держим бладхаундов, и они порвут вас на кусочки, если вы не уйдете.

– Вы, кажется, забываете, что мы живем в цивилизованной стране, – тихо сказал Джайлс. – Если вы напустите на меня собак, я напущу на вас полицию.

– Полицию! – В первый момент девочка казалась очень удивленной, но быстро оправилась. – Мне нет дела до полиции, – заявила она, пытаясь защититься.

– Вам, может, и нет, но Уолтер Франклин это не одобрит.

– Кто он? Никогда не слышала о нем.

– Никогда не слышали о своем дяде? – спросил Вэйр, а затем подумал, как бы он мог объяснить этой малышке, откуда он узнал о нем, не признаваясь в подслушивании. Внезапно молодой человек вспомнил, что Франклин – как он предполагал – накануне имел откровенный разговор с Оливером Морли. Этой возможностью Джайлс и решил воспользоваться. – Мистер Морли говорил мне, что ваш отец упоминал своего брата.

Девушка удивилась и задумалась.

– О, вы имеете в виду дядю Уолтера, – сказала она после паузы. – Да, но мы никогда не говорим о нем.

Это замечание казалось не слишком правдивым. Было похоже, что девочка хотела взять слова отца назад, что бы тот ни говорил.

– Вы поэтому притворились, что не знаете, о чем идет речь? – спросил Вэйр.

– Поэтому, – бесстыдно солгала мисс Франклин.

Она врала. Джайлс был уверен в этом, но не мог уличить ее во лжи.

Он внезапно вернулся к предыдущей теме разговора, которая касалась возможности того, что Анна находилась в монастыре.

– Что насчет той монеты, которую вы ищете? – спросил Вэйр.

– Я не ищу никакой монеты, – ответила дочь Джорджа, готовая защищаться. – Я потеряла свою брошь. Вы нашли ее?

– Да, – ответил Джайлс, внимательно глядя на нее. – Это монета Эдуарда Седьмого в форме броши.

Он подумал, что мисс Франклин будет опровергать это, но она спокойно восприняла его слова.

– Вы нашли ее, раз знаете, как она выглядит, – заявила она. – Пожалуйста, дайте ее мне.

– Я оставил ее дома, – ответил Джайлс, хотя на самом деле монета лежала в его нагрудном кармане. – Я отдам ее вам завтра, если вы скажете мне, кто вам ее дал.

– Я нашла ее, – призналась девочка, – на церковном кладбище.

– Ага! – Внезапно Вэйра озарило. – Рядом с могилой бедной девушки, которую убили?

– Я не знаю ни о какой убитой девушке, – отпарировала мисс Франклин, выглядевшая при этом весьма встревоженной, как будто понимала, что совершает ошибку.

– Знаете. И вы знаете леди, которая ухаживает за надгробным камнем и постоянно приходит на могилу. Не отрицайте правду.

Дочь Франклина осмотрела собеседника с ног до головы и пожала пухлыми плечами.

– Я не знаю, о чем вы говорите, – заявила она и отвернулась. – Раз вы не ведете себя как джентльмен, я сама уйду. – И с этими словами девочка направилась прочь.

– Не натравливайте на меня бладхаундов! – выкрикнул Джайлс. Но мисс Франклин даже не повернула головы. Она просто шла ровным шагом, пока не исчезла из виду в темном лесу.

Вэйр подождал какое-то время. У него была мысль, что девочка наблюдала за ним, но это ощущение быстро исчезло и, зная, что он остался один, молодой человек тоже ушел.

Он начал сомневаться во Франклине, поскольку его дочь явно что-то недоговаривала. Джайлс был уверен, что Анна скрывалась в этом доме и что именно она ухаживала за могилой. Возможно, Джордж Франклин дал ей убежище, поскольку она помогла его негодяю брату сбежать. Думая об этом, Вэйр двинулся через лес с намерением отправиться домой. Часы показывали девятый час.

Вдруг ему пришло в голову, что сейчас самое время сходить на кладбище и посмотреть, не изменилось ли что-нибудь на могиле Дейзи. Все люди уже были дома в этот час, и церковный двор должен быть пуст. Приняв решение, Вэйр пошел в сторону церкви и перелез через низкую стену, которая отделяла двор от парка. Он увидел могилу Дейзи. А над ней склонилась женщина. Она подняла взгляд и вскрикнула от удивления. Это была Анна Денхэм.


Глава 15. Опасный разговор | Тайна королевской монеты | Глава 17. Частица правды