home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 26. Конец неприятностям

Джайлс вернулся в Риквелл через неделю и увидел, что даже за такой короткий срок там произошли большие перемены. Пустив ко дну «Темную Лошадку», «Светлячок» тотчас же вернулся в Англию. Сумасшедшая выходка Дейна не сильно повредила яхту, хотя нос ее и был разбит. Калторп сначала хотел зайти в ближайший порт, чтобы привести судно в порядок, но, обнаружив, что «Светлячок» хорошо держится на плаву и им можно управлять, решил подождать с ремонтом до возвращения в Дувр.

Некоторые из членов утонувшего корабля были подобраны. Поскольку все они были так или иначе связаны с обществом Алого Креста, Стил взял их под арест и отвез в Лондон. Вэйр же поехал с Анной к ее матери. Княгиня Караши приняла ее с распростертыми объятьями, а Ольга – с чувством благодарности.

– Вы исправили весь вред, что я причинила, – сказала сестра Анны Джайлсу.

– Все хорошо, – ответил он. – Теперь мы друзья?

– Друзья, и ничего больше. Я возвращаюсь в Вену с матерью, и я согласилась выйти за графа Тарока.

Успокоившись на этот счет, Джайлс отправился обратно в Риквелл, оставив Анну в обществе старшей княгини. Не успел он войти в дом, как Трим сообщил ему новость.

– Мистер Франклин мертв, – сказал слуга резко и неожиданно.

– Мертв! – удивленно повторил Вэйр. – Неужели из-за сломанной ноги?

– Нет, – ответил старик, – но вчера он получил телеграмму и после этого принял яд. Его дочь приедет сегодня, чтобы увидеться с вами, сэр. Она слышала, что вы возвращаетесь на днях.

Джайлс удивился, зачем Порции понадобилось видеться с ним и почему Денхэм покончил жизнь самоубийством, получив телеграмму. Трим не знал, о чем была эта телеграмма, поэтому Вэйру пришлось ждать, пока не придет девушка и не прольет свет на случившееся. Возможно, у нее было какое-то сообщение от покойного для Анны. Тем временем слуга рассказал, что миссис Морли покидает Риквелл.

– Она продала всю свою мебель и сами «Вязы», – сказал Трим. – Я видел Морриса вчера, и он сказал, что она остановилась в «Веселом Танцоре» со своими детьми.

– Она знает, что ее муж умер? – спросил Джайлс.

– Умер, сэр? Мистер Морли мертв?

– Ох, я забыл… Вы же не знаете. Да, Трим. Он утонул вместе со своей яхтой «Темная Лошадка» в Бискайском заливе.

– Бедная женщина! – воскликнул шокированный слуга. – Она так любила его…

У Вэйра было свое мнение по этому поводу, но он оставил его при себе. Молодой человек начал разбираться с письмами, которые накопились за время его отсутствия, и обнаружил письмо от миссис Морли, написанное на днях. В письме говорилось, что она хотела бы увидеться с ним и что навестит его, как только он вернется. Женщина писала, что должна сказать ему нечто важное, и слово «важное» было подчеркнуто. Джайлсу было интересно, собиралась ли она сказать ему что-то о предательствах Морли, но потом он вспомнил, что, как говорил Дейн, Элизабет ничего не знала о его двойной жизни. Желая поскорее услышать, что же она хочет ему сказать, Вэйр отправил к ней Трима с запиской, прося ее прийти к нему и предлагая самому пойти в гостиницу, если она желает поговорить там. Когда слуга ушел, Джайлс продолжил давать необходимые распоряжения по поместью.

Не прошло и часа, как к нему явилась Порция, сменившая свой радужный наряд на траур. Когда она вошла в кабинет Вэйра, он увидел, что глаза ее были красными, а лицо – опухшим от рыданий. Ему было искренне жаль бедняжку, и про себя он решил присматривать за ней, как и просил Денхэм. А пока молодой человек постарался, как мог, успокоить девушку.

– Я очень сочувствую вашей потере, – сказал он.

Порция возмущенно взглянула на него.

– Почему вы так говорите? – спросила она. – Вы не были его другом.

– Нет. Конечно, не был. Но я все равно не могу не сожалеть, что такой одаренный человек растратил себя таким образом и покончил жизнь самоубийством.

– Ему ничего не оставалось, – сказала она со скорбью в голосе. – Его должны были послать в тюрьму, как только нога немного заживет. Полиция не могла увезти его немедленно, иначе он давно уже оказался бы в тюрьме. Но теперь он мертв, и я рада. Что бы вы ни говорили о нем, мистер Вэйр, он был моим отцом и хорошо относился ко мне. Да и к Анне тоже. Она сама вам скажет.

– Я не сомневаюсь в ваших словах, – мягко ответил Джайлс. – У вашего отца были хорошие черты, Порция. Какую часть его печальной жизни вы знаете?

– Я знаю, что он совершал ошибки, – упрямо ответила его гостья, – и что это чудовище Морли ужасно относился к нему. Я рада, что Морли умер.

– Откуда вам это известно? – резко спросил Вэйр.

– Отец вчера получил телеграмму от Стила. Детектив обещал сообщить ему, когда Морли будет пойман, поскольку отец люто ненавидел его. Когда пришла телеграмма со словами, что Морли утонул, отец сказал, что больше ему незачем жить и что он вполне готов умереть. Затем он отослал меня из комнаты и принял яд. Я вернулась через час, – всхлипывала Порция, – и нашла его уже мертвым. Он выглядел таким спокойным и красивым…

Джайлса пробрала дрожь от таких слов, но он промолчал, понимая, что дочь Денхэма знала очень мало и решительно не собиралась узнавать больше. Она возвела своего умершего отца в герои и не собиралась менять свое мнение из-за рассказов чужаков. Вэйр подумал, что в Денхэме должно было быть много хорошего, раз он добился такого уважения Порции и Анны. Но у него не было времени дольше разговаривать с Порцией об этом, так как ему принесли записку, и он прочитал, что его ожидает миссис Морли. Оставалось сказать мисс Денхэм несколько слов на прощание.

– Как вы собираетесь жить дальше? – спросил он.

– Анна присмотрит за мной, – ответила девушка. – Полагаю, вы не станете настраивать ее против меня.

– Зачем мне это надо? – мягко возразил Джайлс. – Я только рад помочь вам, чем смогу. Но деньги, которые оставил ваш отец…

– Не беспокойтесь. Отец виделся с мистером Ашером, юристом, и оставил все деньги Анне, все до последнего пенни. Я ничего не получаю! – закричала вдруг Порция с новой волной отчаяния. – Но я надеюсь, Анна поможет мне. Я уверена, что всегда очень хорошо относилась к ней, даже несмотря на то, что она мне не сестра.

– Ваш отец сказал вам об этом?

– Да. Он сказал, что она приемный ребенок. Хотя я не понимаю, почему он оставил ей все, а мне – ничего…

Порция снова расплакалась.

Вэйр понял, что Альфред Денхэм встретился с Ашером и передал все деньги Анне. Естественно, он рассказал юристу всю историю мошенничества, и теперь Ашер должен был передать Анне ее наследство. Но, видимо, Денхэм обманул Порцию, чтобы та не думала о нем плохо после его смерти. Джайлс решил не переубеждать девушку.

– Я прослежу, чтобы вы не остались без помощи, – сказал он. – Вы все еще живете в монастыре?

– Мне больше некуда пойти, пока я не услышу что-нибудь от Анны.

– Анна в городе. Я напишу ей, и мы подумаем, что можно сделать.

Порция собралась уйти. Она так и не произнесла ни слова благодарности за доброту Вэйра.

– Значит, вы женитесь на Анне, – сказала она. – Что ж, я надеюсь, вы будете добры к ней.

– Вы в этом сомневаетесь?

Порция, несмотря на свой траур, резко замотала головой.

– Я не знаю, – сказала она. – Все мужчины плохие, кроме моего отца, который был очень, очень хорошим. – И мисс Денхэм с вызовом взглянула на Джайлса, как бы ожидая продолжения спора.

Но Вэйр слишком жалел эту девушку, чтобы как-то ей возражать. Он довел ее до двери, и она ушла в несколько более приподнятом настроении, чем приходила сюда. Затем молодой человек вернулся в кабинет и увидел миссис Морли, уже стоящую около его стола. Она выглядела больной и измученной, но, изменив своим привычкам, надела цветное платье и, кажется, старалась выглядеть как можно наряднее. Женщина заметила удивление на лице Джайлса и угадала его причину.

– Да, мистер Вэйр, – сказала она, разглаживая свое платье, – видите, я уже надела свой праздничный наряд. Даже несмотря на то, что Оливер оставил меня, мне нет нужды впадать в траур. Нет. Он специально покинул меня. Я намерена показать всем, что мне все равно.

– Миссис Морли, ваш муж мертв, – сообщил молодой человек.

– Мертв! – Элизабет подскочила на кресле и снова опустилась в него с бледным лицом, а затем, к ужасу Джайлса, расхохоталась. Он знал, что Оливер был ей плохим мужем, но от того, что она начала смеяться, узнав о его смерти, его пробрала дрожь. Он быстро объяснил, как именно погиб Морли, и женщина не только снова засмеялась, но и похлопала в ладоши.

– Мертв! – снова повторила она. – Ха! Удача наконец-то улыбнулась ему.

Вэйр подумал, что вдова не в себе, чтобы так говорить, но на самом деле миссис Морли была в своем уме, и ее восклицание, как скоро узнал Джайлс, было вполне справедливым. Элизабет объяснила ему причину своего ликования.

– Разве вы не назвали бы человека счастливым, – сказала она тихо, – если он умер в водах моря, вместо того чтобы быть повешенным, как он заслуживал?

– Что вы имеете в виду? – удивленно просил Джайлс.

– Разве вы не догадываетесь? – Его гостья вытащила из кармана какую-то бумагу. – Я пришла, чтобы отдать вам это, мистер Вэйр. Признание моего мужа.

– Признание?

– Да. Вам это покажется крайне интересным. Это мой жалкий муж убил Дейзи.

– Не может быть! – воскликнул Джайлс. – Он же был все время в библиотеке! Вы сказали…

– Я знаю, что говорила, – быстро перебила его Элизабет. – Я сказала так, чтобы спасти свое имя от позора, я соврала ради моих детей. Оливер не заслуживал жалости, которую я проявила к нему. Он бросил меня. А теперь он мертв. И я рада слышать это. – Она замолчала и снова засмеялась. – Я не надену траур, мистер Вэйр.

– Не надевайте, миссис Морли, – сказал молодой человек, пожав плечами.

– Не называйте меня так, пожалуйста, – попросила женщина и, заметив свою визитную карточку на столе, разорвала ее напополам. Затем, открыв сумочку, достала другие карточки и тоже разорвала их. – Нет больше миссис Морли. Я миссис Уортон. Это имя моего первого мужа – настоящего мужа, отца моих тройняшек. Да, мистер Вэйр. Я продала всю мебель и «Вязы». Завтра я уезжаю на юг Франции с детьми. Я поселюсь во Франции под именем миссис Уортон, и старая жизнь будет забыта навсегда. Вы осуждаете меня?

– Учитывая то, что я знаю о Морли, я не могу осуждать вас, – пробормотал Джайлс. – Но что вам известно, миссис Мор… то есть миссис Уортон?

– Мне известно все. Слушайте, мистер Вэйр. Когда Оливер женился на мне, я любила его. Я думала, что он любит меня за то, какая я есть, но ему были нужны лишь мои деньги. Через некоторое время после нашей свадьбы я узнала, что он играет в азартные игры. Он проиграл все мои деньги. К счастью, у меня была тысяча в год моего личного дохода, который он не мог трогать, и он не смел посягать на деньги, оставленные моим детям. Все остальное – а это очень большая сумма – он отнял у меня и проиграл.

– Я удивляюсь, почему вы раньше не положили конец всему этому. Я имею в виду, вы должны были уйти от мерзавца.

Миссис Морли вздохнула.

– Я любила его, – сказала она тихо. – Мне понадобилось много долгих дней, чтобы убить в себе эту любовь. Я делала все, о чем он просил меня. Купила «Вязы» и получила опекунство над Дейзи. Я никогда не думала, что он женился на мне для того, чтобы она жила с нами. Я была одним из самых старых друзей ее отца и любила эту девочку. А Морли смог подстроить все так, чтобы я сделала то, что он хотел, даже не подозревая об этом.

– Морли был очень умным человеком.

– И очень злым, – спокойно сказала вдова. – Я не могу забыть, как он относился ко мне и моим девочкам. Дейзи всегда ненавидела его. У меня так и не получилось заставить ее полюбить Морли. Я не знаю, что он сказал или сделал ей – мне всегда казалось, что он хорошо к ней относится, – но она всегда испытывала к нему неприязнь. Он думал, что, когда она получит деньги Пауэлла, он сможет сделать с ними все, что угодно. Но когда понял, что она ненавидит его, то решился на ее убийство.

– Но вы не знали об этом тогда? – на одном дыхании спросил Джайлс.

– Нет. Конечно, не знала, иначе отправила бы девушку куда-нибудь. Я говорю исходя из того, что узнала недавно. Когда тот мужчина пришел сказать Морли о смерти Пауэлла, он знал, что Дейзи покинет дом и выйдет за вас замуж, как только получит наследство. Поэтому Оливер попытался уговорить Денхэма, когда тот был в библиотеке, убить Дейзи и для этого взял стилет со стены. Денхэм отказался. Был еще человек по имени Дейн, который приходил с посланием. Морли и его попросил убить девушку, но и тот не захотел этого делать. И тогда Оливер понял, что ему не остается ничего иного, кроме как убить Дейзи самому. Через день будет уже слишком поздно, поскольку она услышит о деньгах и уедет из нашего дома. Морли взял кинжал и пошел к церкви в надежде убить ее, когда она выйдет среди толпы людей. Он надеялся убежать незамеченным.

– Сумасшедшая идея! – заметил Джайлс.

– В ее сумасшествии кроется ее безопасность, – холодно объяснила вдова. – Но случилось так, что Денхэм выманил Дейзи из церкви, а сам задержался там на какое-то время. Морли, стоявший у дверей, увидел ее. Она немного подождала, а затем пошла к могиле своего отца. Оливер пошел за ней и убил ее, вонзив кинжал ей в спину, когда она встала на колени в снег у могилы. Она с криком упала. Он бы повторил свой удар, но заметил Денхэма и побежал обратно в дом. Я была в библиотеке, когда Морли вернулся. Он придумал какой-то предлог, и я не догадывалась, что произошло.

– У него был с собой стилет?

– Кажется, да, но я его не видела. Позже он взял стилет обратно в церковь и притворился, что нашел его, чтобы можно было обвинить Анну. Денхэм никогда не подозревал Морли в этом. Почему, я не знаю – ведь любой, кто знал о его просьбе к Денхэму и Дейну, догадался бы, что Оливер виновен.

– А как вы всё это узнали? – спросил Джайлс, глядя на признание Морли, написанное его же рукой.

– По частям. Сначала я ни о чем не догадывалась. Но появились подозрения – одно, другое… И я внимательно стала наблюдать за ним. Я просмотрела его бумаги и узнала все об Алом Кресте, и…

– Подождите, миссис Морли… то есть Уортон. Это Морли написал то анонимное письмо, обвиняющее Анну?

– Да. Он сделал это для страховки, если понадобится убить Дейзи. Он надеялся, что такие намеки, сделанные заранее, помогут обвинить во всем Анну. Это глупая речь Анны к Дейзи, когда она пригрозила убить ее, натолкнула его на такую мысль. Но Анна ничего такого не имела в виду. Это были просто слова, сказанные сгоряча. Тем не менее Морли воспользовался ими… Итак, мистер Вэйр, я узнала о шайке грабителей – и тогда поняла, за какого человека вышла замуж. От моей любви не осталось и следа. Я начала думать, как мне от него сбежать. Он бормотал во сне, поскольку совесть его была нечиста.

– Думаю, он был слишком сильным человеком, чтобы иметь совесть.

– В любом случае он всегда бормотал во сне. Из его слов я выяснила, что он имеет какое-то отношение к смерти Дейзи. Я обвинила его и сказала ему, что знаю все об Алом Кресте. Сначала Морли отрицал правду. Но потом, мало-помалу, я вытащила из него признание. Затем я заставила его написать это признание и подписаться, дабы я могла спасти Анну, в случае если ее поймают. Я пообещала ради своего имени и ради своих детей не пользоваться признанием, если только Анна не попадется полиции. Вот почему Морли сбежал с Анной. Он хотел, чтобы она все еще была подозреваемой, и… – Тут Элизабет засомневалась и неуверенно взглянула на Джайлса. – Думаю, что Оливер был влюблен в мисс Денхэм.

– Мерзавец! – яростно вскрикнул ее собеседник.

Миссис Уортон – как теперь она себя называла – засмеялась и встала, готовая уйти.

– Я не думаю, что теперь это имеет значение, – сказала она. – Анна ведь не утонула?

– Нет, – ответил Вэйр. – Она в Лондоне, и я надеюсь, что скоро мы поженимся.

– Я желаю ей счастья, – сказала Элизабет равнодушным голосом. – Мне всегда нравилась Анна, и ради нее я и добыла это признание. Оно, когда его опубликуют, полностью очистит ее имя. Вам не стоит тянуть – покажите его полиции, и пусть детективы разбираются с этим. Через несколько дней я буду во Франции под именем миссис Уортон, и прошлое для меня перестанет существовать. Прощайте.

Женщина протянула Джайлсу руку.

– Прощайте, – ответил тот, пожимая ее. – Я верю, что вы будете счастливы, миссис Уортон.

– По крайней мере, моя жизнь будет спокойной, – ответила Элизабет и ушла не только из комнаты, но и из жизни Вэйра.


Глава 25. Катастрофа | Тайна королевской монеты | * * *