home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 8. Ирония судьбы

Джайлс медленно шел на поправку, но все еще был не в состоянии покидать свою комнату. Прошло уже больше месяца со дня смерти Дейзи, и все это время все новости, связанные с произошедшими событиями, сообщались больному. Поэтому он знал о похоронах, о приговоре присяжных и о преследовании Анны. Трим, который ухаживал за своим молодым хозяином – и не позволил бы никому другому делать это за него, – день за днем рассказывал все, что происходило вокруг. Сам слуга твердо верил, что мисс Денхэм была виновна, но не делился своим мнением с Вэйром, зная, как сильно тот переживал из-за случившегося несчастья.

Молодой сквайр не мог смириться с мыслью, что Анна была виновна. Улики были против нее, и он не понимал, по какой причине она сбежала с этим клерком. Если эта девушка была невиновна, то, казалось, она делала все возможное, чтобы против нее открыли дело. Но Джайлс так сильно любил ее, что чем больше все в деревне ее очерняли, тем сильнее он утверждался в вере, что она невинна, как ангел. Если б только мог, он последовал бы за ней и уговорил бы ее вернуться и честно рассказать всем об истинных событиях той ужасной ночи. Но пока молодой человек был прикован к кровати, даже если б у него была возможность, он не смог бы выследить ее. Стил приходил рассказать о своих действиях, но даже он не мог догадаться, где искать Анну. И Джайлс в душе радовался этому.

– Что нового сегодня, Трим? – вяло спросил он однажды.

– Мистер Морли пришел увидеться с вами, сэр. Он ждет внизу, – ответил слуга.

– Я думал, он уехал в Брайтон с женой и семьей…

– Он уехал несколько дней назад, – подтвердил Трим, – но потом вернулся, сэр. Как он сказал – специально, чтобы увидеться с вами.

– Это очень мило с его стороны. Позови его сюда.

– У вас достаточно сил, сэр?

– Да, старый ты зануда. Я надеюсь окончательно поправиться уже через неделю.

Слуга замотал седой головой. Он был пессимистом и не верил во внезапное выздоровление, уверяя, что в таких случаях после улучшений снова наступает ухудшение.

– Вы снова заболеете, сэр, и может быть еще хуже, – пробормотал он.

Вэйр засмеялся, зная причуды Трима, и попросил его из комнаты.

Когда старый слуга вышел, ворча, что его хозяина все время беспокоят, Джайлс задумался, какие новости привез Морли из Брайтона. Возможно, он приехал поговорить о Дейзи и ее безвременной смерти, но они уже обсуждали это в прошлый раз. Молодой человек искренне скорбел о своей невесте, поскольку в душе она ему нравилась. И все же он не мог не признать, что брак между ними был бы ошибкой, и каким бы драматическим ни было разрешение данной ситуации, это сняло с него непосильное обязательство. Его любовь к Анне всегда стояла бы между ним и несчастной мисс Кент, а ревность Дейзи разрушила бы их жизни. Конечно, он и теперь никак не мог сделать Анну своей женой, учитывая, что она находилась в бегах и обвинялась в ужасном преступлении. Но как бы там ни было, поскольку он не женился на Дейзи, ситуация была менее запутанной. Однако сердце Вэйра разрывалось от боли за женщину, которую он любил, и он находил слабое утешение в подобных рассуждениях.

Вошел Оливер. Он выглядел румяным и веселым, прямо как в былые времена. Очевидно, морской воздух и смена обстановки притупили его горе, и Джайлс не мог не отпустить циничное замечание.

– Я думал, что Дейзи была вам дорога, – сказал он укоризненно.

– Она была дорога и мне, и моей жене, – ответил его гость, садясь рядом с кроватью. – Но мы не в силах ничего изменить, и я стараюсь смириться с этой утратой. И как бы вам ни казалось, Вэйр, мне бывает очень тяжело. А вам?

– Я искренне скорблю о бедной девушке. Это ужасно, что ее жизнь оборвалась так неожиданно. Но я так же горюю о мисс Денхэм, если не сильнее. В конечном счете страдают те, кто остался здесь, Морли.

– Хм! – задумался маленький мужчина. – Значит, вы действительно любили мисс Денхэм?

– Морли, – приподнялся Джайлс, – что вы имеете в виду?

– Я просто повторяю слова Дейзи.

– Она была помешана на этой мысли, – сказал Вэйр с тревогой в голосе. – Я никогда не давал ей повода для ревности.

– Вы бы женились на ней, если б ничего этого не произошло?

– Конечно, – сухо ответил молодой человек. – Я пообещал своему отцу, что дочь его лучшего друга будет моей женой.

– Я уверен, что вы повели бы себя достойно, – хмуро сказал Оливер, – но с тем же успехом вы могли и не жениться на этой девушке. Я думаю, у нее были основания для ревности к мисс Денхэм.

Вэйр застонал.

– Я делал все, что было в моих силах… – начал было он. – Это мое личное дело, Морли. Вы не имеете права лезть в мои дела.

Его собеседник пожал плечами.

– Как пожелаете. Я больше не скажу ни слова. Но не думаю, что вы когда-нибудь снова увидите мисс Денхэм.

– Я и не рассчитываю на это. Пожалуйста, давайте оставим этот разговор.

– Мы можем закрыть эту тему. Но, поскольку я считаю ее виновной, мне необходимо задать вам пару вопросов.

– Я не буду отвечать ни на какие вопросы, – выпалил Джайлс. – Мисс Денхэм невиновна.

– Тогда почему она сбежала?

– Я не знаю. Если мне удастся найти ее, я попрошу ее вернуться и все объяснить. Я уверен, она сможет.

– Ей придется это сделать, когда ее поймают. Как вы рассчитываете отыскать ее, Вэйр?

– Я не знаю. Подождите, пока я снова не встану на ноги.

– Ну, – сказал Морли радостно, – я дам вам подсказку – Алый Крест.

– Ерунда! Несмотря на анонимное письмо, это не имеет к ней никакого отношения. Что вам удалось выяснить?

– Только то, что рассказал мне Стил. Он обнаружил лодочника в Грэйвсенде, который заявил, что в день преступления – Стил назвал ему дату – небольшой пароход стоял на реке недалеко от города. Он назывался «Красный Крест». А на следующее утро его уже не было. Ночь была туманной, и никто не видел, как он отплыл. Он просто исчез. Что вы скажете на это, Вэйр?

– Ничего. Какое отношение это судно имеет к мисс Денхэм?

– Разве вы не понимаете? В анонимном письме говорилось об Алом Кресте. Украшение в виде алого креста было найдено возле церкви, и пароход назывался…

– «Красный Крест», а не «Алый Крест», – прервал Джайлс гостя.

– Разница лишь в оттенке, – иронично заметил тот. – Но я уверен, что мисс Денхэм с ее компаньоном уплыли на этом судне. Я не вижу других путей, как они могли сбежать.

– Зачем этот клерк поднялся на борт?

– Именно это Стил и пытается выяснить. Я думаю, он наведет справки в компании «Ашер, сын и Ашер». Но название парохода, тот факт, что мисс Денхэм добралась до Грэйвсенда, где стояло судно, и его исчезновение на следующее утро после преступления доказывают мне, что она сбежала и что она виновна.

Вэйр изо всех сил старался сдержать себя.

– О! – воскликнул он с иронией. – Значит, вы полагаете, что мисс Денхэм устроила все так, чтобы яхта оказалась в Грэйвсенде, готовая увезти ее прочь сразу после смерти Дейзи?

– Похоже на то, – подтвердил Оливер. – Я уверен, что убийство было преднамеренным.

– А моя машина тоже оказалась перед воротами церкви специально? – возмутился больной.

– Почему нет? Мисс Денхэм знала, что ваша машина приедет за вами после службы.

– Морли, я признаю, что все это выглядит компрометирующе, но она невиновна.

– Хм! Вы любите ее.

– Это здесь ни при чем.

– Думайте что хотите. Не будем больше об этом. Я хочу сообщить вам то, для чего я пришел.

– Наверняка по какому-то еще менее приятному поводу, – выпалил Джайлс, однако тут же почувствовал себя неловко за такие слова. – Прошу прощения, Морли, это было грубо с моей стороны. Но эта болезнь, да еще события последних недель сделали меня уязвимым и раздражительным. Простите мне мою слабость.

– О, всё в порядке, Вэйр, – добродушно ответил его гость. – Я всегда снисходителен к больным. Совсем скоро вы станете прежним собой.

– Я уже никогда не буду прежним, – угрюмо ответил молодой человек.

Оливер снова собрался упомянуть Анну, но он знал, что эта тема еще больше ухудшит настроение его собеседника, тем более что Джайлс выглядел очень болезненно и обеспокоенно. Так что Морли великодушно сдержался, чтобы не усугублять ситуацию.

– Давайте перейдем к делу, – сказал он, вынимая из нагрудного кармана бумаги. – Поскольку вы с Дейзи были обручены, я подумал, что будет правильно поставить вас в известность об информации, которую я получил от компании «Ашер, сын и Ашер».

– О том напоминании об оплате, о котором вы мне говорили? – устало спросил Джайлс. Ему не были интересны дела Оливера.

– Нет. Мне удалось уладить ту проблему. Адвокаты приняли оплату по частям. В данном случае они обращаются ко мне как к официальному опекуну Дейзи. Она унаследовала пять тысяч дохода в год, Вэйр.

Джайлс открыл глаза и взволнованно привстал на кровати.

– Вы хотите сказать, что ее двоюродный дядя Пауэлл умер?

Морли кивнул.

– Весьма иронично, не правда ли? – сказал он. – Она постоянно ждала и надеялась на эти деньги, а теперь, когда они стали доступны, не может порадоваться этому. Вот ведь как жестоко иногда судьба шутит над нами!

– Бедняжка! – вздохнул Джайлс. – Как часто мы с ней обсуждали, что будет, когда она получит наследство… Я всегда говорил ей, что моих денег хватит на нас двоих, но она страстно желала иметь свой собственный доход.

– Взгляните на документы, – попросил Оливер, передавая бумаги молодому человеку, – и вы увидите, что Пауэлл умер больше четырех месяцев назад в Сиднее. Его адвокаты уладили дела по поводу его поместья в Новом Южном Уэльсе, а затем связались с Ашером, как Пауэлл и посоветовал им при жизни. Вот копия его завещания.

– Вижу. Но не могли бы вы рассказать мне об основных его пунктах? Я слишком устал, чтобы вникать в документы.

– Если вкратце, то деньги были завещаны Дейзи, а в случае ее смерти они переходят к человеку по имени Джордж Франклин.

– Хм! Удача свалилась на него так неожиданно благодаря смерти бедной Дейзи… Кто он такой?

Морли взглянул на письмо.

– Он был зятем мистера Пауэлла, женатым на его сестре, которая умерла. Я не знаю, какие еще остались родственники. А фирма «Ашер» не знает, где находится Франклин, но они пытаются разыскать его. Пять тысяч в год безоговорочно переходят к нему.

– Зачем они рассказали все это вам?

– Сам не понимаю – разве что из-за того, что я был официальным опекуном Дейзи. Как бы я хотел, чтобы она все-таки унаследовала эти деньги, Вэйр, ведь я не могу сказать, что у меня не было своего интереса в этом… Если б Дейзи осталась в живых, она бы что-нибудь мне заплатила… Конечно, то, что я сделал для нее, я сделал из чисто дружеских чувств к ее отцу и не имею права требовать что-либо взамен, но когда Франклин узнает о моих обстоятельствах, я надеюсь, он одолжит мне немного, чтобы помочь в моей затруднительной ситуации.

– Это зависит от того, каким он окажется человеком. Но я всегда думал, Морли, что Кент оставил свою дочь вашей жене, а не вам. Ведь это она была его старым другом.

– Все правильно, но Кент назначил меня опекуном, поскольку миссис Морли отказалась связывать себя официальными бумагами. Я уверен, что сделал для нее все, что мог, – добавил гость, неожиданно покраснев.

– Я знаю. Вы были для нее как родной отец, и я сожалею, что она не успела отблагодарить вас, – заверил его Джайлс, после чего задумался на секунду, а затем добавил: – Я был обручен с Дейзи, и я богат. Позвольте мне помочь вам, Морли.

– Нет, спасибо. Это очень щедрое предложение с вашей стороны, но я привык быть независимым. Если этот Франклин предложит что-нибудь, я не откажусь принять от него тысячу фунтов. Но только не от вас, Вэйр.

Джайлсу понравился добродушный тон, которым Оливер произнес эти слова. Он хорошо знал, что долгое время Морли с женой делали все, что могли, для Дейзи Кент и что оба они заслуживали высочайшей похвалы. Молодой человек предположил, что, возможно, миссис Морли согласилась бы принять…

– Нет, – прервал его гость, – моя жена ни в чем не нуждается. У нее есть свои средства, и их более чем достаточно.

– Тогда почему бы вам не попросить ее о помощи?

– Дорогой мой Вэйр, я женился на миссис Морли, потому что любил ее, а не ради денег. Все ее состояние принадлежит только ей, я не притронулся ни к единому шиллингу. Она бы с радостью помогла мне, но я отказался.

– Не слишком ли это самоотверженно с вашей стороны?

– Возможно, – несколько сухо ответил Оливер, – но таков мой характер. Как бы там ни было, я вижу, что уже достаточно утомил вас. Я пришел лишь для того, чтобы сообщить вам об этой несправедливой участи, о том, что Дейзи получила наследство слишком поздно. Мне пора. Моя жена ждет меня в Брайтоне уже завтра.

– Когда вы возвращаетесь в «Вязы»?

– Через месяц. А каковы ваши планы?

Джайлс задумался на несколько минут, прежде чем ответить. Наконец он заговорил серьезным тоном:

– Морли, я знаю, что у вас предубеждение по отношению к мисс Денхэм…

– Я считаю, что она виновна, если вы об этом, Вэйр.

– А я говорю, что она невиновна. Я намерен посвятить себя ее поискам и разгадать эту тайну.

– Что ж, желаю вам удачи, – сказал Оливер, направляясь к двери, – но не сообщайте мне ничего, когда найдете ее. Если я ее увижу, то сделаю все, чтобы ее арестовали.

– Я понимаю. Поскольку это очевидно, что вы ее враг, я буду держать все в секрете. – Больной снова приподнялся на кровати. – Но уверяю вас, Морли, я найду ее. Я докажу, что она невиновна, и сделаю ее своей женой.

Его собеседник открыл дверь.

– Чудеса остались в прошлом, – сказал он. – Когда придете в себя, вы будете благоразумнее. До свидания, и скорейшего вам выздоровления.

Когда посетитель ушел, в комнате появился Трим с письмами. Он был недоволен тем, что обнаружил Джайлса таким взволнованным, и поэтому отказался передавать ему корреспонденцию. Только когда Вэйр всерьез разозлился, слуга уступил ему. Он с ворчанием вышел из комнаты, когда молодой человек начал открывать письма. Первые два пришли от друзей в городе, которые узнавали о его здоровье, а третье было с французской маркой и парижским почтовым штемпелем. Джайлс открыл его без интереса, но при взгляде на содержимое у него вырвался возглас удивления. На листочке тонкой иностранной бумаги карандашом были нарисованы монета в полсоверена Эдуарда VII, а также три круга, образующих треугольник и подписанных буквами «A», «D» и «P». Ниже почерком, который больной не мог спутать ни с чьим другим, было написано одно слово: «Невиновна».

– Анна, Анна! – вскрикнул Вэйр, страстно целуя письмо. – Я ни секунды не сомневался в тебе!

И только спустя час он вдруг вспомнил, что чуть не направил Морли по следам Анны Денхэм. Если б он только увидел это письмо…

– Париж, – прошептал Джайлс, – я еду туда.


Глава 7. Оливер Морли | Тайна королевской монеты | Глава 9. Странное открытие