home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 2


К часу по полудни они были уже верстах в пяти от устья слияния Пенной и Великой. А там еще с полверсты вверх по речушке, и дом. Именно в этот момент они и услышали первые выстрелы, которые с каждой минутой становились все более отчетливыми. Не сказать, что палили как на поле боя, но все же довольно интенсивно. И это были явно не учебные стрельбы его товарищей. Они конечно регулярно тренировались, но только по воскресеньям. А сейчас только четверг. Так что, ничего хорошего это означать не могло.

- Никак в Замятлино,- озвучил общую мысль Борис.

- Больше негде,- уверено подтвердил Иван.- Поспешать надо. До устья Пенной, всяко разно можно идти по Великой. А там, разберемся. Емеля, крути педали, что есть мочи. Борис, садимся на весла.

- Слушаюсь,- едва не в голос, ответили телохранители.

Ну да. Помимо гребного колеса, на катамаране были предусмотрены и весла с уключинами. Причем две пары. Мало ли какая надобность возникнет. Скорость эдак на пару верст возрастала, а если подналечь, так и на все три. И они налегли. Еще как!

Пока добрались до Пенной, перестрелка стала совсем вялой. Так, раздавались отдельные выстрелы, с довольно значительными промежутками. И говорило это только об одном, нападающие серьезно получили по зубам, и теперь стараются лишний раз не отсвечивать. А что? Очень даже реальный сценарий, учитывая точность оружия и опыт товарищей Ивана. Ну и еще то, что думать о плохом решительно не хотелось.

- Емеля, в Пенную входить не будем. Правь к той иве,- глянув себе за спину, и указывая направление, приказал Карпов.

- Понял, Иван Архипович.

Вот и ладно, что понял. Катамаран пошел в пологий поворот, и взял курс к намеченному участку берега. Еще немного, и раздвинув тонкие прутья, нависшие над самой водой, лодка оказалась под сенью ветвей плакучей ивы. Вот, все же удивительное дерево. Даже в самую знойную жару под этим деревом всегда прохладно. И дело тут вовсе не в том, что весна, и вода все еще стылая. Подобное наблюдается даже в южных широтах и посредине лета.

Привязали катамаран к дереву, и поспешили на берег. Сознание того, что их товарищи сейчас отбиваются от противника, подстегивало похлеще иных стимуляторов. За транспорт и груз можно не переживать. Если не знать точно, что под ивой что-то находится, ни с воды, ни с берега лодку не рассмотреть. Ну или нарваться совершенно случайно.

- Братцы, меняем порох на полках и в магазинах,- спохватившись, остановил бойцов Иван.

А и то. Оружие заряжали еще перед выездом из Замятлино, а прошло уже трое суток. Да больше половины суток они провели на воде. Нет, оно конечно вовсе не означает, что порох отсырел настолько, что ни на что не годен. Просто, у кремневого оружия и без того слишком высокий процент осечек, чтобы увеличивать шансы дополнительными факторами. Ага. И еще, не забыть протереть кресало от грязи и жиров спиртом. Он и ершик находятся в пенале на прикладе карабина.

Парням хорошо. У них обычные, так сказать, армейские образцы. Ссыпали порох с полок карабинов, и из пороховниц насыпали новый. А вот Ивану нужно вытрясать из магазина на кресале. Эдакой коробочке, из которой порох подается на полку посредством дозатора. Да та же манипуляция и с револьверами. Впрочем, с револьверами пришлось помучиться всем троим.

Иван вообще подошел к оснащению своих людей со всей ответственностью. У каждого из них помимо карабинов, было еще и по одному револьверу. У самого Ивана и телохранителей по два. Жаль револьверы с унитарными патронами остались в Керчи, при денщике, которого де Вержи брать отказался. Он ведь прибыл арестовать Ивана. И без того, во многом пошел на встречу.

Двигаться пришлось прямиком через лес. Не то, чтобы напролом, но использовать только звериные тропинки, ведущие в нужном направлении. Места тут мало обжитые. Только и того, что в восьми верстах пригород Остров, да вокруг него с дюжину деревенек и сел. А дальше озера, леса и болота. В этом же месте, только одна деревенька, Замятлино. Все. Дальше одна сплошная глушь.

А потому и тропы натаптывать, кроме зверья, некому. Правда, есть одна стежка, нахоженная людьми. Вездесущие мальчишки, которые пробавлялись рыбалкой натоптали. Ловля свежей рыбы, это их епархия. Когда дело к зимним заготовкам, то там уж в дело вступают мужики. Но они до великой спускаются на лодках, и никак иначе. Потому как тут уж возникает потребность и в сетях и в мордах*. Да и улов как-то вывозить нужно. Словом, уже не баловство, а серьезный подход.

*Морда — рыболовная снасть-ловушка, имеющая вид двух вставленных один в другой конусов, сплетенных из прутьев.

Вот только, лучше бы тропу мальчишек обойти стороной. Потому как на общем фоне она очень даже отличима, а значит может быть потенциально опасной. Поэтому и приходится пользоваться звериными путями, подчас продираясь сквозь ветви подлеска.

Они уже приблизились к опушке, перед выпасами, когда шедший впереди Борис, резко остановился, и присел. Отсюда до их острога было не дальше трехсот шагов. А чем еще должна была быть барская усадьба в этих развеселых краях, как не острогом? Нет, понятно, что не стоит смотреть на окружающую действительность так-то уж радикально. И граница с шляхетской вольницей недалеко, и лихие случаются, но перебарщивать все же лишние.

Н-да. Нет, ну все верно, чего уж там. Только у военных мозги всегда будут по другому закручены. Не умеют они жить обычной гражданской жизнью. Обязательно устроятся с военным уклоном. Потому как военный это не работа, и не служба, а образ жизни. Когда еще служилый оттает, и приспособится к новым реалиям.

Вот и Иван с парнями, наученные горьким опытом, еще с зимы озаботились строительством острога. Благо с плотницкой артелью в неурочное время особых проблем не возникло. Правда, артельщики покрутили пальцами у виска. Мол, чудаки дремучие, кто же строит в зиму, да еще и из сырого леса.

Знали о чем говорят, чего уж там. Щели в строениях уже сейчас начали появляться. А что будет дальше, и думать не хотелось. Но основательно можно будет отстроиться и после. Для начала же им нужен был укрепленный пункт, и острог вполне подходил. А что прикажете делать, коль скоро на руках изрядная сумма, а такой же надежный человек, как дядя Яша, Ивану в этих краях неизвестен. И сам еврей никого не присоветовал, хотя и знал, куда отправляется Карпов. Знать не было у него тут никого, в ком он был бы уверен. У Ивана же, отсутствовало желание кого-либо проверять.

- Что там, Борис,- поравнявшись с ним, и опустившись на колено, скорее выдохнул, чем спросил Карпов.

- Да вон они, аспиды,- так же выдохнул боец.

Ага. А вот начинает прорисовываться картина в целом. Острог, стоящий несколько на отшибе от деревеньки. Н-да. Деревня. Три небольших избенки, с постройками, обнесенные плетнями. Вот и все поселение. Ничего, бог даст, вскоре тут станет куда веселее.

Но то картина известная. А вот валяющиеся на еще неподнявшейся весенней траве с десяток тел, это в уже знакомом пейзаже нечто новенькое. Как и вспухшее на стене острога белое облачко, с донесшимся звуком выстрела. И если судить по направлению вырвавшегося из ствола дыма…

Та-ак. А вон они и нападающие. В смысле, никого особо не рассмотришь. Просто видно, что примерно в паре сотен шагов вправо от них, кто-то есть. Кто-то, не больно-то и знакомый с лесной наукой, а потому легко определяется среди подлеска. Конечно деталей не рассмотреть и из острога. А потому и в том что пуля найдет свою цель, имеются определенные сомнения. Но свинец, ударивший в ствол, или прошуршавший по ветвям, по нервам все же пройдется.

Так. С виду ситуация патовая. Засевшие в остроге не могут достать укрывшихся в лесу. Нападающим нечего и мечтать, достать обороняющихся. Даже будь у них винтовки с диоптрикой, поди попади с такого расстояния в бойницу, которую отсюда и не видно. Подойти поближе, подставиться под меткие выстрелы. И трупы на лужайке, весьма красноречиво указывают на то, что лучше бы этого не делать.

Ох, что-то Ивану это напоминало. Вот такая же ситуация была у них на Урале, когда на них напали башкиры. Йолки! Один в один! Н-да. Вот только почти. Все же тогда им удалось извести лес на куда большее расстояние, и лучникам было никак не достать до острога. А тут…

Со стороны нападающих в сторону обороняющихся полетела стрела оставляющая за собой дымный след. Чуть погодя еще одна. Потом еще. И еще. Если начнется пожар, а он рано или поздно начнется, то это радости не добавит. Уже сейчас Артем будет вынужден отрядить часть людей на поиск и тушение огненных гостинцев. С первым же возгоранием, придется выделить еще больше людей. И если нападающих наберется хотя бы с пару десятков, и у них имеются лошади…

Послышалось ржание. Ага. Кони у нападающих есть. Значит, и преодолеть открытое место за короткое время они успеют. Пар-разиты! Интересно, Гришка тоже отсиживается за стенами, или уже воспользовался подземным ходом? Эх. Разведать бы. Да некогда. Еще немного, и пожгут все, сволочи!

- Братцы, слушай мою команду. Расходимся и движемся в сторону этих гадов. Между собой держимся в десятке шагов, не больше. Идем скрытно. Если есть возможность взять в клинки, делайте. Нет. Палите не задумываясь. Вопросы?

- Да чего спрашивать. Ясно все,- пожал плечами Емеля.

Ага. В особенности по отношении клинков. У обоих бойцов сабельки имеются. И обращаются они ими не в пример лучше, чем со штык-тесаками. Хотя и штыками не пренебрегают. Нет, в рукопашной Ивану с ними не ровняться.

Едва сделал первый шаг, как потянул из ножен тесак, и пристроил его на стволе. Случись противник с длинным клинком, и Ивану противопоставить ему нечего. Нет, если бы при нем были бы его револьверы, то для рукопашной они подошли бы как нельзя лучше. Ну да, нет тех револьверов, и хватит об этом. Вот он карабин со штыком, и уже не все так безнадежно.

Как Иван ни старался, а первым противника заметил Емеля. Вот только что крался, как здоровый и матерый котяра. А вот сорвался, словно камень, пущенный пращей. Мгновение, и после отрывистого шороха ветвей и листьев, послышался сдавленный стон. Вроде и негромкий, и в то же время в сознании Ивана он прозвучал ударом гонга.

Впрочем, услышал это не он один. Из-за листвы кусов подлеска тут е послышались тревожные выкрики. Емеля выдернул из тела штык, и навскидку, практически не целясь выстрелил в пока еще невидимых Карпову врагов. Мало кустов, так еще и дым в лесу не спешит развеиваться.

Вот кусты раздались в сторону, и перед ним, шагах в двадцати, возник какой-то мужик в сером кафтане. Не успел вскинуть карабин, как выстрелил Борис. Неизвестный тут же повалился на землю, оглашая округу паническим и болезненным криком. Каким-то неестественным криком. Но что с ним не так, Ивану разбираться было некогда.

Ломиться сквозь кусты, понятия не имея, что там впереди. Глупее не придумаешь. Карабин в левую руку. Правой извлечь гранату. Отработанным и привычным движением большого пальца сковырнуть берестяной колпачок. Крутнуть колесико кресала. Есть дымок!

Чугунная чушка улетела за кусты. Время тянется бесконечно долго. Вот в просвете листьев появился еще кто-то. Выстрел! Молочно белая пелена, но кое-что рассмотреть все же можно. Есть! Правда, на таком коротком расстоянии, стреляя из винтовки и метя в грудь, попасть в ногу… Даже если стреляешь на вскидку… Ну-у-у, бывает.

Иван тут же позабыл о своем намерении воспользоваться штыком. Вместо этого выронил карабин и выхватил сразу оба револьвера. Отточенным движением повел оружием вдоль бедер, взводя при этом курки. Долго тренировался. Пижонство? Возможно. Зато какая экономия времени выходит. Правда, к сожалению сколь-нибудь приемлемо стрелять с двух рук у него научиться так и не получилось. Ну да, похоже здесь придется биться лицом к лицу.

Хлопок взрыва. Рядом прожужжало. Толи осколок, толи картечина из начинки. Плевать. Время. У них только одно преимущество, внезапность. Ошеломят, запутают, испугают, обратят в бегство, и тогда они выиграли. Нет. Им троим не выстоять, а товарищам от острога не поспеть.

Пробегая мимо раненого и не желая тратить на него заряд, врезал по голове ногой как по футбольному мячу в момент решающего пенальти. Кажется услышал хруст позвонков. Впрочем, только и того, что кажется. Не до этого ему сейчас. Ясно одно, вырубил он его качественно, и он какое-то время не противник. А такой бой по определению не может длиться долго.

Кусты перед ним раздались в стороны. А вот и разбойнички! Странные какие-то лихие. Мозг отмечает это как-то отстраненно. Шагах в пятнадцати от него неровная живая стенка из вооруженных мужиков. Не иначе как отпрянули после взрыва гранаты. Странно, но никого не задело. Может просто слегка оцарапало?

Да плевать. Куда занятнее сами нападающие. Десятка два их. Одежда вполне приличная. У некоторых даже дорогая. Все вооружены огнестрелом! Только у двоих арбалеты, с налаженными болтами, один из которых уже горит. Это что за бандиты такие!?

Все это пронеслось в его голове буквально в мгновение ока, пока он вскидывал обе руки с револьверами. А в следующее, Иван уже нажал на спуск, и грохнул дуплет. Треснули выстрелы справа и слева. Это Емеля с Борисом отметились. А в следующее мгновение побросав револьверы, ринулись в рукопашную на ходу выхватывая сабли и ножи.

Роняя себя на колено Иван успел ругнуться на тему стереотипов местных, относительно огнестрельного оружия. После выстрела оно отбрасывалось в сторону и в дело вступали клинки. И нужно слить несколько бочек пота, пока вытравишь из них это. Уж из ветеранов точно. Именно поэтому Иван и старался заполучить молодняк.

А еще, не преминул удивиться тому обстоятельству, что оба его выстрела достигли своей цели, свалив двух противников. Правда один из них точно был ранен, так как схватился за плечо. Емеля так же достал выстрелом одного из разбойников. Борис промазал.

Упав на правое колено, и больно ушибив его, Иван почувствовал как снося мурмолку*, над головой пролетел горящий арбалетный болт. В ноздри вроде бы даже ударил запах паленых волос. Вот только вдаваться в детали он не стал. В отличи от подчиненных он предпочитал огнестрельное оружие. Поэтому руки с револьверами пошли вперед вдоль левого бедра, упираясь в него и ставя на место кресала, одновременно взводя курки.

*Мурмолка – русский головной убор, шапка с плоской тульей из алтабаса, бархата или парчи, с меховой или матерчатой лопастью в виде отворотов.

Руки сами, делают всю работу. Взгляд наблюдает за происходящим. А посмотреть есть на что. Емеля и Борис вломились в нападающих как кабаны. При этом бешено орудуя клинками, и оглашая окрестности яростными криками. Трое бегут на Ивана, громко выкрикивая какой-то воинственный клич. Карпов вновь вскинул револьверы и поочередно нажал на спуск. Два выстрела раздались с коротким промежутком. И…

Нет, он определенно сегодня в ударе! Двое нападающих валятся на землю. Впрочем, и расстояние отделяющее их смехотворно. Всего-то шагов семь. Один из них запнувшись, так и проехался по жидкой траве прямо до места, где мгновение назад был Иван.

Сам он, сознавая, что перезарядиться не успевает, выбросил свое тело вперед, навстречу третьему, уже замахивающемуся саблей. Вложив в это движение всю массу своего тела, Карпов выбросил вперед правую ногу, насаживая на нее разбойника, не ожидавшего подобной подлости. Дух из него выбило качественно и надолго. Он только и успел, что высоко взбрыкнуть ногами, и рухнуть на спину, сильно приложившись головой оземь.

Иван же отскочил назад, стараясь охватить всю картину боя, и вновь взводя курки, единым отработанным движением вдоль бедер. Поэтому он отчетливо различил, раздавшиеся чуть в стороне выстрелы. Как и повалившихся на траву бандитов. И это могло означать только одно, обороняющиеся не собирались отсиживаться за стенами, и воспользовавшись подземным ходом предприняли вылазку.

Впрочем, сообразил это не только он. Многие нападавшие, так же пришли к выводу, что соотношение сил резко изменилось. Причем, тут по видимому сработал принцип, у страха глаза велики. А потому бросив товарищей уже ввязавшихся в рукопашную, и незамечающих ничего вокруг, остальные ринулись в заросли подлеска.

Иван вновь вскинул револьверы, и выстрелил в бегущих. Но… Хотя расстояние продолжало оставаться небольшим, на этот раз ни один из выстрелов не достиг своей цели.

Потом он решил помочь своим бойцам. Вновь взвел курки. Прицелился с правой руки в одного из наседавших на Емелю и нажал на спуск. Осечка. Быстро переложил револьвер из левой руки… Разбойник в которого только что целился Иван вдруг ни с того, ни с сего, замер, словно схлопотал в грудь сильнейший удар, и изломанной куклой упал на землю. Ин-нтерес-сно! Прицелился в другого. Выстрел! Есть!

Впрочем, загадочное происшествие разрешилось очень быстро. Кстати, оно имело повторение с еще одним нападающим. Вновь взводя курок, Иван наблюдал за тем, как на помощь его телохранителям приходят Ефим и Игорь. А чуть в стороне, скользнула фигура Григория, с воздушкой наперевес. Иван четко рассмотрел как само оружие, так и набалдашник глушителя.

- Гришка, не увлекайся!- Только и успел выкрикнуть Иван.

- Понял,- раздался в ответ полный задора и огня голос парня.

Очень хочется надеяться, что действительно понял. Бросаться в атаку очертя голову, как только что поступил Иван с телохранителями, умным никак не назовешь. Но, признаться, он тогда не видел иного выхода. Разбойники очень даже могли спалить острог, и какова обстановка у обороняющихся Иван не знал. Вот и решил атаковать сходу. Сейчас же ситуация в корне изменилась, и инициатива полностью была в их руках.

Парням помощь Карпова больше не понадобилась. А вскоре из-за деревьев послышался топот множества лошадей. Судя по всему, всадники, а повозкам по звериным тропам не пройти, удалялись в сторону Пенной. Ага. Получается они собираются воспользоваться бродом, что на тракте. Не сказать, что там сейчас так уж мелко. Половодье как-никак. А потому, лошадкам по грудь будет. Но переправиться вполне возможно.

И куда дальше? Да кто же их знает. Для начала не мешало бы понять, кто это вообще такие. Разбойники? Ага. Как бы не так. Скорее уж господа со своими холопами. Нет, гадания ни к чему путному не приведут.

- Тяжелых добить. Легких тащите на беседу,- начал отдавать распоряжения Иван, как только из-за кустов появился Григорий.

- Троих ссадил,- довольно сообщил парень.- Где-то с дюжину ушли. И остальных лошадок с собой заводными увели. Там только четыре осталось.

- Та-ак. И сколько же их было? На лугу лежит где-то с десяток. Здесь… Дюжина. Троих ты там прибрал. Да с дюжину ушло. Хм. Около четырех десятков выходит. И все при хорошем оружии. Григорий, займись-ка пленными.

- Сделаю,- недовольно дернув уголком губы, тут же ответил парень.

Это хорошо, что ему не нравится пытать людей. Иметь подле себя больного на голову маньяка не хотелось. А так, когда человек четко сознает, что делает пусть и грязную, но нужную работу. Н-да. Вот Иван к примеру к пыткам как-то не очень. То есть, вообще. Экспресс допрос в полевых условиях, точно не для него. Нет, если жизнь заставит, не так раскорячишься. Но отчего бы не остаться в стороне, когда есть такая возможность.

Впрочем, с пленными вышла незадача. Добить пришлось троих тяжелых. С более или менее легкими ранениями ушли, остальные были холодными. Кстати, тот которому Иван врезал по голове как по мячу, так же оказался мертвым. Не показался Карпову хруст. Все же сломал ему шею. Зато тот, что получил ногой в грудь, пришел в себя, и был вполне пригоден для вдумчивой беседы.

Ага. А вот и из острога ребятки поспели. Вот только к шапочному разбору. Лучше бы прокатились вниз по Пенной, может и успели бы перехватить беглецов. Хотя-а. Знать о том Артем не мог. Да и не успели бы они. Речку ведь не нужно переплывать.

- Емеля, Борис, вы чего рванули в рукопашную? Богатыри былинные?

- А как иначе-то, Иван Архипович,- пожал плечами Борис.- Они же вон как близко были. Перестрелку не приняли бы, пошли бы в рукопашную. Вот мы и связали их боем, чтобы ты, значит, нам из пистолей помогал. Мы с Гришкой такому учились.

- И чему еще учились?

- Да много чему,- пожал плечами Емеля.

Угу. Но он-то о том ни сном ни духом. Не иначе как Рыбину стало скучно, вот он и подтянул телохранителей. А что, им дополнительная подготовка совсем не помешает. Да и сами мужики калачи тертые, многое умеют, и новым не брезгуют. И скорее всего чему-то толковому сумели научить и Григория. Уж больно ловко у них получалось. У этой парочки незазорно поучиться и Фролу Емельяновичу.

При мыслях о казаке, стало чуть тоскливо. Надежный как скала, Копытов сейчас командовал Измайловской сотней, которая квартировала в Керчи. Вот так. Пошел за Иваном, приняв его авторитет, несмотря на младость лет. А как результат, застрял в стрельцах в одиночестве. Ну да, чего теперь-то. Жизнь еще и не такие коленца выделывает.

Пока суд да дело, нашел свою мурмолку. В смысле, установил ее судьбу. Безрадостную. Сгорела она к ляду. Тут же вспомнил о волосах. Ага. Брить голову налысо, однозначно. Не то, выходит чуть ли не забритый лоб как у какого каторжника или рекрута. Хотя, каторжан тут пока не бреют, а рекрутами так и вовсе не пахнет. И появятся ли, непонятно. Петра-то нет.

Хотя-а… Николай тот еще затейник. Вон, слухи дошли, опять отправился воевать турок. Никак не замирится. Впрочем, войны тут неспешные, и десять лет могут бодаться. К тому же, это турки никак не желают смириться со сложившимся положением дел. Ну и руки у них оказались развязанными. Ну да. Заклятые союзники заключили с султаном мир, оставив русских одних против весьма серьезного врага.

- Как у вас тут?- Поинтересовался Иван у подошедшего Артема.

- Нормально. Пытались поджечь, но загореться нигде не успело. Кабы в деревеньку пускали стрелы, то да, беда могла прийти. А так, обошлось.

- Раненые, убитые?

- Все слава Богу. Крестьяне сразу же подались в лес. Думаю, до рассвета носу оттуда не высунут.

- Вот и ладушки.

- Литовские шляхтичи,- подойдя к Ивану, доложился о результатах допроса Григорий.

- Точно. Вот что мне показалось странным в их криках. Погоди. Но я вроде бы слышал польскую брань. Хм. И кажется белорусскую. Хотя-а…Да, было что-то…

- Да чему удивляться, Иван Архипович. Там же полная солянка. Кабы южнее, то да, там все больше русины*. А севернее, из-за войн со шведами, шляхта изрядно перемешалась.



*Русины – самоназвание белорусов в описываемый период.


Ага. Ну молодец Гришка, что тут скажешь. Не просто так проживает в Замятлино, а интенсивно так собирает информацию об окружающей местности. Служба в Керчи, и соседство с татарами приучило к подобному подходу. И это хорошо.

- Откуда они?

- Из окрестностей Балви. Землевладельцы со своими холопами.

- И какого они тут позабыли?

- Ну так, за серебром подались. Слух у них там кто-то пустил, что поблизости от Острова, один московит прикупил деревеньку Замятлино, и острог поставил. Да не просто так, а по причине полной мошны, туго набитой серебром и златом. Обычное в этих местах дело.

- Обычное говоришь,- зло процедил Иван.

Нет, так дело не пойдет. Эдак ему жизни не дадут. Прогонит этих, заявятся другие. И уж тем более в свете того, что он тут собирался развернуть самый настоящий строительный бум. А это все требует серьезных вложений. Не сидеть же все время в осаде. Получается, нужно врезать так, чтобы только пух и перья.

- Артем, как считаешь, что будут делать побитые шляхтичи?- Поинтересовался Иван у бывшего полусотенного, и в настоящий момент своего заместителя.

- Уползут зализывать раны, что же еще. Причем не на Псковских землях. По ним сразу будет видно, что они из боя вынулись. И то что шляхтичи, тоже понять несложно. На такое число воев, разбойнички не позарятся. Значит сами куда сунулись, и получили по сопатке.

- Вот и я так думаю. Выходит до парома в Острове они не пойдут. Станут переправляться через Великую где-то верстах в четырех от нас. Причем вплавь.

- Могут и обойти Остров,- усомнился Григорий.

- Долго. По сути вещей, мы уже должны отправить островскому посаднику весть о шляхетском отряде. А тат соберет ополчение и устроит погоню. Не-эт. Они будут уходить. Причем со всей поспешностью. Так братцы, слушай мою команду. Артем, седлаете каноэ и рвете вниз по реке. Гришка, Емеля, Борис, Игорь и я к катамарану. Он конечно груженый, но вниз по течению, да с дополнительными двумя парами весел ходко пойдем.

- Может мы верхами, берегом пойдем,- предложил Артем.

- Нет. На берегу они могут устроить засаду, на случай погони. Здесь мы их взяли потому что не подгадывая сумели ударить одновременно, и ошеломить. Если они устроят засаду, все будет иначе.

- С пленным что делать?- Поинтересовался Григорий.

- Заколи, и вся недолга,- пожав плечами, ответил Иван.- Чего глядите? Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет. Слыхали такие слова? Кстати, как раз в этих местах их и произнес князь Александр Невский. Понятно.

Иван выдернул из кобуры револьвер, и выстрелил в пленника. Осечки не случилось. Привязанный к дереву шляхтич тут же сник, испустив дух. Вот так. В конце-концов, они пришли сюда не воровать, а грабить, и как следствие, убивать.

Иван налегал на педали настолько сильно, насколько это вообще было возможно. Парни на веслах так же выкладывались изо всех, а потому катамаран буквально летел по реке. Не сказать, что так же, как и с мотором, но носы каноэ исправно задирались вверх, причем особо, при очередных гребках. Вот так и не скажешь, что лодка перегружена.

Кстати, легкое каноэ с шестью гребцами с большим трудом сокращает разрыв с катамараном. Артем не оставил в остроге никого. Всех погнал в погоню. Когда отправлялся на помощь к дерущимся в лесу, в остроге оставлял двоих. Теперь же. Пар-разит. Иван с ним еще разберется. Ну как можно оставлять дом без присмотра. Там ведь кроме имущества, есть еще и казна. Вояка! Йолки!

Вот они! Великая заложила крутой поворот, и перед взором догоняющих предстали беглецы. А кому еще вздумается переправляться вплавь, в холодной воде весенней реки? Получается, беглецы отдалились от Замятлино не больше чем на три версты. И до берега им остается всего-то шагов семьдесят. До них же, не больше двухсот.

- Братцы, бросайте весла и беритесь за карабины. Живее. Уйдут, - продолжая бешено вращать педали, приказал Иван.

Парни тут же побросали весла, и вскоре загрохотали выстрелы. Пусть катамаран сейчас и шел без рывков, сказывалось испытанное бойцами напряжение. И чего тут только не было, от беготни, до рукопашной схватки. Да что там говорить, одна только гребля дорогого стоила.

Словом, из четырех прогрохотавших выстрелов, свою цель нашли только два. Иван четко видел, как головы пары пловцов пропали под водой. Карпов продолжал вращать педали люсом к этому еще и само течение Великой, поэтому расстояние сокращалось довольно быстро.

Поэтому пока трое бойцов перезаряжали свои карабины, Григорий отложил в сторону оружие командира и подхватил свою духовушку. И тут же раздались частые, и тихие хлопки выстрелов. Если их едва слышал Иван, находившийся рядом со стрелком, то беглецы вообще не должны были ничего различить.

Впрочем, без разницы. Нет, двоих ему подстрелить удалось. А вот с остальными вышло полное разочарование. Беглецы уже после первых выстрелов поспешили укрыться за лошадьми. Так что, очень скоро цели попросту исчезли из поля зрения. Стрелять лошадей? Можно. Но-о…

Иван налег на педали еще больше, хотя и казалось, что это уже невозможно в принципе. Григорий занял более удобную позицию для стрельбы. Остальные трое, покончив с перезарядкой, последовали его примеру. Вот только цели пока не появлялись из-за лошадей.

Наконец лошади достали до дна, и рывками начали выскакивать на берег. Дистанция сократилась еще больше. Но всадники, продолжали укрываться за животными, вцепившись в седла. Но вечно это продолжаться не могло. Наконец беглецы начали вскакивать в седла, и пришпоривать коней. И именно в этот момент стали представлять собой мишени.

Выстрелы раздались как с катамарана, так и с нагонявшего его каноэ. Часто захлопала воздушка. Послышалось ржание раненых лошадей. Три из них все же угодили под раздачу. На землю свалились еще четверо бандитов. А кого еще-то? Бандиты и есть. Впрочем, двое из них упали, едва достигнув берега, так и не сумев вскочить в седла. И если судить по тому, что видел Иван, оба они были ранены еще раньше.

А вот четверым удалось уйти, нахлестывая своих лошадей, и прильнув к их гривам. Причем, ушли с заводными, что никак не радовало. Поди догони этих сволочей. А отпускать хотя бы одного в планы Ивана никак не входило. Урок должен был быть максимально серьезным.

Раненых добили без тени смущения и сожаления. Ну, не так чтобы совсем. Но не колеблясь ни мгновения. Плевать на их выкрики о выкупе и о том, что они благородные шляхтичи. Благородные, мать их. Бандит, он и в дворянском звании бандит. Опять же, как знать, скольких они уже отправили на тот свет, вот в таких пограничных набегах, для выправления материального положения. Так что, собаке, собачья смерть. И точка!

- Артем, немедленно отправь двоих в острог. И чтобы это было в последний раз,- тихо, чтобы не слышали посторонние, сквозь зубы процедил Иван.

- Понял,- понурился полусотенный.

- Дальше. Переловите всех лошадей. И соберете все имущество. Трупы в ледник. Завтра поутру отправишь троих в Псков, к Рудакову. Отсчитай там две тысячи рублей. Половину золотом. Да пуская расскажут ему о телах.

- Опять кромсать будет?

- Будет,- боднув его строгим взглядом, подтвердил Иван.- И чем больше он выпотрошит этих,- кивок в сторону трупов,- тем больше сможет спасти наших.

- Да понял я все.

- Это хорошо, что понял. Да. Выдели парням еще шестьдесят рублей для Ерофея, старшины плотницкой артели.

- Значит, скоро у нас будет многолюдно.

- Будет. А чтобы следом не пришла и беда, мы догоним и тех четверых, что ушли.

- Думаешь, не найдется больше желающих?

- Думаю, дураков хватает. Но на них глядеть вообще не стоит. А вот те кто поумнее будут знать, что из отправившихся в набег, не вернулся ни один. Глядишь, это их отрезвит.

- Понял.

- Вот и ладно. Ну что думаешь, Гриша, догоним?- Обратился Иван к подошедшему Рыбину, который в дополнение к своей воздушке, уже отжал у одного из парней карабин.

- Да куда они денутся. Оно конечно, через Удрою они и вплавь переправиться смогут. Чай не Великая. Да только до нее им только один путь, по тракту. А значит крюк изрядный делать. Мы же пройдем напрямки, через лес и болото. Полазал я тут, так что не сомневайся, опередим с гарантией.

- Пешком пойдем?

- Не. Пешком нежелательно. Мало ли, как оно обернется. А лошадей я там проведу.

- Емеля, Борис, готовы?

- Готовы, Иван Архипович,- отозвался Борис.- И харч прихватили,- показал он котомку, которую извлек из катамарана.

Это они еще в Пскове закупались в дорогу. И как всегда с запасом. А то мало ли как оно все обернется. Вот и пригодилось. Не сказать, что там так уж много. Но ноги с голодухи не протянут, и то хлеб.

Признаться, Иван успел трижды пожалеть о своем решении непременно настигнуть беглецов. Ладно бы пришлось выдержать пару-тройку десятков верст бешеной скачки. Он конечно завзятым наездником не стал, и это было бы для него вполне серьезным испытанием, но то что пришлось выдержать сейчас, не шло ни в какое сравнение.

Галоп на открытых участках, сменялся продвижением по звериным тропам, где ветви так и хлестали по лицу, грозя оставить всадников без глаз. Нередко приходилось спешиваться и вести лошадей в поводу. С учетом же того, что при них были еще и заводные лошади, становилось совсем весело. А уж когда на пути встало болото, Иван и вовсе усомнился в том, что Григорий знает куда их ведет.

И вообще, когда это он успел тут все узнать и облазать!? Нет, понятно, что Гришка по большому счету непоседа, и облазил всю округу. С охотниками общался, и вообще, по большому счету это случайность, что он оказался в остроге, потому как все время пропадал невесть где. Вот только, бредя по пояс в мутной воде, и с податливым дном под ногами, отчего-то казалось, что фамилия у его друга не Рыбин, а непременно Сусанин.

Однако, за час до заката, когда лес уже начал тонуть в вечерних сумерках, они внезапно вышли на дорогу. Не сказать, что Московский или Вильненский тракт, но маршрут вполне наезженный. А то как же, купеческие караваны не только по большим трактам ходят, но и по второстепенным направлениям. Да и не одни купцы. Люди везде живут, а значит и дороги между поселениями имеются.

- Не упустили?- Переводя дух, поинтересовался Иван у Григория.

- Не. Этож мы напрямки, только верст десять отмахали. А им, по дороге, чуть не вдвое нужно отмахать. Оно конечно с заводными, но ведь те не так чтобы и свежие. Так что беречь будут.

- Сколько мы прошли,- Иван даже усомнился в том, что все верно расслышал.

- Ну, с десяток верст. Нам до Удрои по дороге еще версты четыре. Я помню это дерево,- друг детства указал на расколотый по стволу дуб.

Приметный великан. Тут не иначе как постаралась молния. Страшно подумать какая должна была высвободиться энергия, чтобы сотворить такое. Словом, хочешь, не хочешь, а эта картина отпечатается в твоей голове намертво. Просто не сможешь не обратить внимание.

- А что не так, Иван Архипович?- Удивился Гришка.

- Да я думал, что мы позади оставили полноценный дневной переход.

- Это, господин сотник оттого, что ты за зиму поотвыкнуть успел от серьезных переходов. Забыл как сам же поучал – во всем нужна сноровка, закалка, тренировка.

- Ага. Поумничай еще у меня. Значит, думаешь не прошли еще?

- Неа,- мотнул головой Рыбин.

- Ну тогда готовим встречу. Господи, хоть бы дотемна появились. Как думаешь, в ночь остановятся?

- Сомнительно,- покачал головой Григорий.- У них же земля под ногами горит. Идут по дороге. А значит, останавливаться не след. Тем более, что ночи сейчас лунные. Да и лошади у них заводные есть. Думаю, до границы они роздыху знать не будут.

Ну что сказать? Прав оказался Гришка. Беглецы появились когда сумерки сгустились настолько, что уже в семидесяти шагах их очертания размывались и были практически не видны. В том, что это те кто им нужен, сомнений никаких. Уж четверых всадников с заводными, отличить всяко разно было возможно.

Иван прицелился в движущегося впереди и справа. Перед устройством засады они рассмотрели несколько вариантов движения шляхтичей. И этот порядок как раз укладывался в один из них. Оставалось только взять на прицел своего клиента, и дождаться сигнала от Рыбина, крика филина.

Н-да. Вместо этого заржал трофейный жеребец Ивана. Скорее всего, у кобылы под каким-то седоком была течка. А иначе с чего бы этому ироду ржать как конь стоялый. Хм. Вообще-то он и есть конь. Чтоб ему!

Иван нажал на спуск, но было уже поздно. Пуганные всадники тут же всполошились. Тот, которого держал на мушке Иван не раздумывая дал шпоры лошади, и сорвался с места в карьер. Карпов же промахнулся. Зато остальные парни не подвели. Ссадили разом всех троих. Григорий подхватил свою воздушку и попытался было достать убегающего всадника, да без толку. Две пули, пущенные Иваном из револьвера, так же ушли в белый свет, как в копейку.

- Ушел, в перехлест его в колено!- В сердцах выкрикнул Григорий, когда всадник растворился в сгущающихся сумерках.

- Не блажи,- одернул его Иван.- Емеля, Борис, соберите лошадей да барахло.

- Что делать-то будем?- Поинтересовался Григорий.

- Ты этим трактом до границы хаживал?

- До границы. Но только тут уж не срежешь. Коленца дорога конечно закладывает, но не то, чтобы можно было срезать.

- Сколько отсюда до границы?

- Верст двадцать пять. Чуть больше или меньше.

- Гнать он не будет. Сейчас сойдет горячка, и он сбавит ход. А то и вовсе встанет на ночевку,- предположил Иван.

- Тогда в погоню?- Скосил взгляд на командира Григорий.

- Уймись, Аника-воин. Верхами шеи переломаем, пешком, сами ноги протянем. Разбиваем лагерь и отдыхать. С рассветом отправимся догонять. Никуда он не денется. Тоже чай не семижильный.

- Его страх гонит,- усомнился Григорий.

- Это он его сейчас гонит. А через час поотпустит, и усталость возьмет свое. А нет. Значит найдем его на той стороне, и все одно достанем. Выйдет чуть дольше, но с гарантией. Они же все из окрестностей этого самого Балви, правильно?

- Ну да.

- Ну так и деться ему некуда.

Ночь прошла без происшествий. Лошади успели достаточно хорошо отдохнуть. К тому же теперь у каждого в распоряжении было по две заводные, а значит и чередовать их можно куда чаще. В итоге, это сыграло свою роль. Оправившись в погоню в предрассветной дымке, уже к полудню они нагнали беглеца, у небольшой пограничной речушки.

Правда, тот успел переправиться, оказавшись на сопредельной территории. Оно бы и плевать, да именно в этот момент появился какой-то отряд из дюжины всадников. Может пограничный разъезд, а может какой шляхтич со своими холопами. Кто же их разберет.

Военная форма только, только набирает популярность, и имеется только там, где есть регулярная армия. Шляхту же к таковым никак не отнести. Одеты кто во что горазд, пусть и на королевской службе. Только и того, что амуниция и вооружение стараются подбирать однотипные.

- Уш-шел, гад! Прямо из под носа ушел!- наблюдая за тем, как беглец подъезжает к разъезду, раздосадовано выпалил Рыбин.

- Гришка, ты его достать сможешь?- Задумчиво глядя в сторону всадников, поинтересовался Иван.

- Шагов пятьсот. Но смогу,- уверено произнес лучший тсрелок сотни.

- Ну так достань, Гриша.

- Уверен, Иван Архипович?

- Делай, Гриша. Делай.

- Слушаюсь.

Рыбин соскочил с седла. Подошел к отдельно стоящему дереву, пристроил цевье на толстой ветви. Поднял диоптрический прицел. Ими были снабжены все карабины, прихваченные из мастерской, при побеге. Прицелился. И нажал на спуск.

Грохот выстрела. Облачко порохового дыма. Мгновение назад всадник, еще что-то пояснял вышедшим ему навстречу землякам. Теперь же, нелепо взмахнув руками, упал в траву. Лошадь испуганно дернулась, и прянула в сторону. Всадники же похватали мушкеты, в ожидании команды от своего командира.

- Емеля, Борис, займите позиции. Гришка, перезаряди карабин, и изготовь духовушку. Не журись, братцы. Дернутся, так мы их тут всех и положим,- вынимая и вздевая над головой белый носовой платок, бодро заверил Иван.

Потом отвязал повод заводной, и двинул лошадь шагом к берегу речушки. На той стороне его поняли правильно. От отряда отделился один всадник, и так же направился навстречу парламентеру.

- Приветствую вас, пан. Псковский дворянин Карпов Иван Архипович

- Шляхтич Великого княжества Литовского, Острожский Константин Иванович,- в свою очередь представился тот, и тут же,- Я требую…

- Как дела у барона фон Ланге?- Вдруг перебил его Иван

- Вы знаете моего шурина?- Искренне удивился шляхтич.

- О как! Значит прекрасная Амалия пала-таки перед напором смелого русина.

- Откуда?.. Нападение разбойников. Это вы?

- Я.

- Но помнится, вы не стали представляться, говоря, что ваше имя ничего мне не скажет.

- Верно. Тогда я был никто, и звали меня никак. Но за прошедшее время я успел отличиться в войне с турками и получить дворянство. Даже покомандовать стрелецкой сотней. Слышали об измайловцах?

- Так это вы?

- Я.

- И вы же были уличены…

- Ложь. От первого и до последнего слова, ложь,- даже не дал ему закончить Иван.

- Итак, я обязан вам жизнью. И в то же время, вы убиваете подданного короны Речи Посполитой, прямо на глазах солдат короны.

- Помнится вы не очень-то убивались, по погибшим разбойникам.

- То были разбойники.

- Эти ничем не лучше. Было их порядка четырех десятков, и они решили совершить набег на мое имение. Оно может тут и в порядке вещей, но не для меня. Домой из них, теперь уже никто не вернется. Во всяком случае, живым.

- Вот значит как?

- Именно так, Константин Иванович, и никак иначе. Я мирный человек, но непрошенным гостям на моей земле делать нечего. И еще. Если вдруг долг в вас возобладает над чувством благодарности, учтите одну маленькую деталь. Нас только четверо. Но все вооружены скорострельными штуцерами. Думаю, вы слышали о них,- при этом Иван указал на лежащий поперек седла карабин.- Кроме того, у каждого из нас имеется по паре магазинных пистолей,- и вновь демонстрация, на этот раз, револьверов.- Так что, если вы нападете на нас, мы перебьем вас всех. Какие мы стрелки, Вы могли убедиться сами. Константин Иванович, мне бы не хотелось раздувать ссору из-за бандита.

- Он был шляхтичем.

- Он пришел в мой дом, чтобы убивать и грабить,- покачав головой, возразил Иван.

- Признаться, трудно вам возразить. Будем считать вопрос исчерпанным.

Конечно ты будешь считать именно так. Атаковать-то придется по открытой местности. И огневое преимущество на стороне этих клятых псковичей, или московитов, поди разберись. Так что, лучше сохранить лицо, чем нарываться на неприятности. Иной причины принятого решения не было. Иван помнил, эту особенность довольно заносчивого пана. Но в слух Иван произнес все же другое.

- Рад, что не ошибся в вас. Так, все же, как дела у фон Ланге?

- Отлично. Мы в точности выполнили ваши рекомендации, и рука срослась самым лучшим образом. Ганс сейчас служит комендантом пограничного замка Апе.

- Передавайте ему и вашей супруге мои наилучшие пожелания. До встречи.

- Надеюсь, что если она и состоится, то в следующий раз не под мушкетную пальбу,- ухмыльнувшись, и покачав головой, ответил Острожский.

- Полностью разделяю ваши чаяния, Константин Иванович.

Вот и ладушки. Худой мир, он куда лучше доброй ссоры. Впрочем, тут и ссоры-то никакой не было. Хотя-а… Кто же их шляхтичей знает. Они ведь все больше сами себе на уме.

Нуда и бог с ними. Сейчас тишком, да бочком, разойдутся краями, и пора возвращаться домой. Весна в разгаре, а дел нужно сделать столько, что хоть за голову хватайся. Хм. И надо будет озаботиться десятками тремя наемников. А то еще опять кто припожалует в гости. Не до всех же доходит с первого раза. Ну да ничего, Иван не постесняется и во второй раз разъяснить. Ему не сложно. Хм. Ну или выхода у него иного нет.


 ГЛАВА 1 | Фаворит. Книга 3 | ГЛАВА 3