home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 5

Кремацию назначили на субботу. Игорь основательно выбился из сил, бегая по инстанциям, простаивая у дверей всевозможных кабинетов, делая заказы в магазине похоронных принадлежностей и униженно расшаркиваясь перед высоким кладбищенским начальством ради получения разрешения на подхоронение урны с прахом Ларисы родительской могиле. И прочая, и прочая… Эта бесконечная суета, мелькание чиновничьих лиц и бумажная волокита опошляли и сводили на нет весь трагизм происходящего, низводя случившееся до уровня жилищно-коммунальных заморочек.

По вечерам Игорь уединялся в квартире и, будучи не в состоянии что-либо читать и кого бы то ни было видеть, выискивал по ящику боевики похлеще или врубал свой «Панасоник» и пересматривал давно уже набившие оскомину видеокассеты.

На днях, когда уже полностью стемнело, Игорю послышалось, как что-то громко стукнуло в оконное стекло. Раздвинув шторы, он посмотрел за окно, но ничего не увидел. Лишь на подоконнике валялись разные безделушки и стояла опустошенная пластиковая бутыль из-под фанты…

Игорь отошел от окна, но через некоторое время снова стукнуло. И эти стуки с разным интервалом времени, то громче, то тише, стали повторяться каждый вечер… Это начинало казаться странным. И, как и все происходящее в последнее время, необъяснимым.

«Барабашка завелся», — усмехнулся Игорь. И, махнув рукой, перестал обращать на это внимание.

Предстояло готовиться к поминкам и закупать продукты на целую ораву. Мать с Иришкой вызвались помочь в поисках необходимого для устройства стола. Свою помощь предложили и соседи по площадке, Нина Леонидовна и Сергей Сергеевич.

Пышнотелая пожилая соседка поймала Игоря на лестнице, оттащила в сторону, словно кто-то мог подслушать, и, схватив за пуговицу, громким шепотом зачастила:

— Бедная Лорочка! Как жаль бедняжку!.. Всегда была так любезна со мной, обходительна… Игорь! Скажите ради Бога, что произошло? Что толкнуло ее на ЭТО?.. — Нина Леонидовна сильно надавила на последнее слово. — Лорочка была такая интеллигентная девочка. Такая хрупкая… Я же ее с пеленок помню… Игорь, послушайте. Я ничего не сказала милиционерам… А они меня допрашивали… Я же прекрасно слышала, как вы бранились накануне… Как она кричала… Боже мой! Как она кричала!.. Игорь, поверьте, я никогда не слышала, чтобы Лорочка так кричала… И слов от нее таких… даже представить себе не могла. Игорь, неужели все это из-за вас?.. Как же вы ее не уберегли! Боже мой!..

Состроив постно-обреченную мину, Игорь терпеливо слушал многословную соседку и периодически сокрушенно поддакивал.

— Знаю, — продолжала Нина Леонидовна. — Вам сейчас трудно одному. Людей принять, стол приготовить… Вы можете полностью рассчитывать на нашу помощь…

Сергей Сергеевич стоял поодаль и, сочувственно улыбаясь, согласно кивал головой.

Игорь поблагодарил за проявленную заботу и пригласил их на поминки…

Он уже много кого наприглашал.

Забрав из милиции телефонную книжку, в которой там уже не было нужды, он обзвонил каких-то дальних Ларисиных родственников, ее подруг, и кое-кто из них откликнулся на приглашение. К чему Игорь в дальнем уголке своей души отнесся с некоторым специфическим интересом. Потому что с его стороны из женского пола, если не считать семнадцатилетнюю сестренку Иришку, была только Марина. А всем в редакции было известно, что это — «барская собственность», посягать на которую не полагалось, и самой большой вольностью, допускаемой по отношению к ней, была возможность любоваться издалека.

Правда, все знали и о том, что по Марине давно и самозабвенно сох юный Эдичка. Но, как говорится, се ля ви…

Не был информирован о предстоящем событии только один человек — Ларисин старший брат Гоша. Игорь терпеть его не мог, и это чувство было взаимным. Но в нынешней ситуации данное обстоятельство не должно было иметь никакого значения, и поэтому Игорь настойчиво пытался дозвониться до него. Но в ответ слышались либо долгие, либо слишком частые гудки. Ничего не оставалось, как ехать самому.

Игорь вскочил в свою «восьмерочку» и тронулся с места. Проезжая мимо многочисленных торговых точек, решил прихватить пузырек — как-никак, к шурину едешь. И остановился.

Возле киосков было как всегда — ни людно, ни пусто. Алкаши сосредоточенно теребили смятые бумажки и подыскивали, что попроще. Солидный народ затаривался основательно и добротно.

Игорь окинул взглядом полки и остановился на «Довгане». Взял бутылку и, открывая дверцу машины, заметил вдруг мелькнувшую за ларьком знакомую физиономию. Это был позавчерашний абрек. Игорь усмехнулся, включил зажигание и дал газ.

Ехать было не близко, к Комендантскому аэродрому.

Не глядя по сторонам, Игорь мчался вперед. Перед площадью остановился на красный свет и закурил. Бросив взгляд налево, он обратил внимание на тормозящий рядом черный «джип» с затемненными стеклами. И вдруг что-то припомнил.

Этот же «джип» только что стоял возле киосков, и около него топталась группа кавказцев. Беря пузырь, Игорь не обратил на них никакого внимания — как на обычную, приевшуюся до тошноты своей одиозностью деталь городского пейзажа. Но теперь вспоминалось, как они своими черными, как угли, глазами нагло уставились на него, как бы прицеливаясь, и негромко переговаривались на своем языке. Вспомнилась и торжествующая, хотя и изрядно подбитая им, физиономия чернявого щенка, укрывшегося за киоском.

Это был тот самый «джип». Игорь часто видел его у ларьков и хорошо запомнил. На правом крыле должна красоваться небольшая вмятина с треснувшей эмалью.

Игорь покосился влево: вмятина была на месте.

Не дожидаясь, пока погаснет желтый свет, он рванул с места. «Джип» сделал то же самое.

«На моей „восьмерочке“ от него не уйдешь, — мелькнула мысль. — Попробовать, что ли, на светофорах отыграться?..»

Движение здесь было интенсивным, и пока была возможность лавировать между машинами. Но дальше пойдет открытая дорога, и там его сразу накроют… Вернуться? Не было смысла. Его тачку наверняка уже срисовали и в лучшем случае взорвут возле дома…

Почему они два дня ничего не предпринимали, — об этом лучше было бы поинтересоваться у них самих. А пока самое лучшее — это уйти от преследования и спрятать машину в гараже. Да так, чтобы не навести на него. Гараж был далеко от дома, и поэтому Игорь, постоянно имея нужду в колесах, ставил машину во дворе, всякий раз надеясь на авось и на то, что утром он обнаружит свое средство передвижения на месте и в полной сохранности. До сих пор это удавалось…

«Джип» не отставал. Сомнений не было — за Игорем гнались. И с какой целью — выяснять было недосуг.

Подлетев к какому-то переулку, он резко затормозил и внезапно кинулся вправо. «Джип» не ожидал такого маневра, проскочил вперед. Но было ясно, что через какие-то секунды он снова окажется на хвосте.

Возвращаться на проспект и ехать прежним маршрутом было бессмысленно. Через несколько кварталов надо было сворачивать с магистрали и долго мотаться по пустынным лабиринтам новостроек. Это был бесперспективный вариант. Там Игорь целиком и полностью окажется во власти этих подонков. Необходимо вернуться в город и покрутиться по оживленным улицам. Глядишь, и пронесет.

Черные снова висели на хвосте.

Несясь на полной скорости, Игорь резко тормознул. Резина завизжала. Тачку тряхнуло, закрутило, бросило в сторону. Игорь выровнялся и стремительно понесся обратно, еле увернувшись от столкновения с идущим на таран «джипом».

Вылетев на магистраль, он понесся к центру. Сквозь рев мотора услышал пронзительный свисток, но успел юркнуть в неприметный закоулок и через какой-то проходной двор выехал на параллельную улицу. «Джипа» не было видно. Но это не успокаивало Игоря. Он мчался в город, поближе к родным и хорошо знакомым центральным районам.

Проскочив Каменный остров, свернул на набережную, объехал Дворец молодежи и, не торопясь, как ни в чем не бывало прокатился мимо ГорГАИ. Затем свернул на Левашовский и, миновав его, покрутился немного по проходным дворам и наконец въехал в полутемный закуток одной из многочисленных параллельных улочек Петроградской стороны. Остановился.

Надо было передохнуть.

Игорь достал сигарету. С жадностью закурил. Было бы можно — и выпил бы… Но пока рано.

Чем хороша Петроградская сторона — так это своими дворами. Практически весь район можно пересечь насквозь, почти не выезжая на проезжую часть. И всегда можно найти удобную лазейку, чтобы слинять от кого-нибудь или затаиться до поры до времени…

Игорь курил и обдумывал дальнейший путь.

«Ехать к Гоше или сразу в гараж? Что предпочтительней?.. Может быть, и черт с ним, с этим Гошей? Не больно-то он сестричку свою жаловал. Порой даже и с днем рождения поздравить забывал. Даже по телефону…»

Братик Ларисы заведовал какой-то адвокатской конторой и был старше своей сестры лет на пятнадцать. Будучи сыном Михаила Павловича от первого брака, очевидно, считал себя обделенным родительской лаской и таил в душе обиду на весь окружающий мир. Он жил один и никогда не был женат…

Игорь усмехнулся.

— Ладно, поехали, — решил он. — Была не была…

На этот раз обошлось без приключений. «Джип» куда-то исчез. И сколько Игорь ни всматривался в зеркальце, ничего подозрительного позади себя не обнаружил. Одни машины плелись в хвосте, иные с шумом обгоняли его, но никому до его «восьмерки» не было никакого дела.

Поставив машину у подъезда и убедившись, что в Гошиной квартире на четвертом этаже светится одно из окон, Игорь вошел в парадную. Осмотрелся на всякий случай по сторонам. Никто его не поджидал, и можно было спокойно подниматься наверх. Выйдя из лифта, он позвонил.

В квартире что-то брякнуло. Но к двери никто не подошел. Игорь подождал и позвонил еще раз.

«Как тогда, у Илоны», — с горечью вспомнил он.

Дверь не открывали. Игорь забарабанил кулаком:

— Гоша, открой! Это я. Игорь… Бирюков.

Чувствовалось, что в прихожей кто-то стоит и рассматривает его через глазок. Затем дверь приоткрылась. Но ровно настолько, насколько позволяла металлическая цепочка.

— Чего тебе? — спросил недовольный голос.

— Впусти, разговор есть.

— Какие у меня с тобой разговоры…

— Серьезные. Лариса умерла.

— Да ты что!.. Подожди, я сейчас!..

Дверь захлопнулась.

В квартире что-то зашлепало, опрокинулось… Стихло.

Дверь широко распахнулась. На пороге стоял Гоша. В тапках на босу ногу и в голубом халатике до колен.

Не в пример своей высокой темноволосой сестре, он был среднего роста, со светленькими, тщательно уложенными волосенками и застывшей капризной миной на изнеженном лице.

— Заходи… Не сюда. На кухню.

— Понял.

Игорь плюхнулся на табурет. Достал бутылку.

Гоша с каким-то сомнением повел плечами:

— Да я не один… У меня гости…

— Понял. Не межуйся. Зови сюда.

Гоша странно замялся, смутился, словно застигнутый врасплох… Игорь скользнул по нему взглядом:

— Ладно. Я на пару минут. Короче, в субботу кремация. Завтра, то есть. В два часа.

— Пораньше нельзя было сообщить?.. Что ж ты, буквально за несколько часов… Как обухом по голове…

— Звонил тебе всю дорогу. Никто трубку не брал… Извини, что нагрянул невпопад. — Игорь поднялся, с сожалением глядя на нераспечатанную бутылку. — Ну ладно. Я пошел…

— Стой! Подожди! Скажи хоть, что случилось! — опомнился Гоша.

— Сказал же — Лариса умерла.

— Ну что ты заладил одно и то же!.. — Гоша заходил по кухне. — Понял, что умерла. Но ведь этого мало… Ничего конкретного… Как? Отчего?.. Ты же ничего не рассказал толком…

— А что рассказывать? В понедельник, днем. Я на работе был. Пришел вечером и увидел… Вот и весь рассказ.

— А отчего хотя бы? Врачи что говорят? Она что — болела?..

Игорь стоял, засунув руки в карманы. Глядел в окно.

— А что они могут говорить?.. Я, Гоша, думал — выпьем с тобой. Обмозгуем, что и как… Как дальше жить… А ты, видишь, гостей принимаешь… Это я так, конечно, к слову…

— Что-то ты темнишь…

— Ничего я не темню. Отравилась она. Ядом. Сама!..

Гоша осел на табурет:

— Дай закурить.

— На, держи.

Игорь стоял у окна, искоса наблюдая за Гошей. Тот молча курил, тонкими пальцами нервно стряхивая пепел в консервную банку. Он сидел на табурете, забросив ногу на ногу, отчего пола голубого халата съехала, обнажив округлое розовое колено.

Кивнул на бутылку:

— Наливай, что ли…

— А как же гости?

— Хрен с ними. Перебьются…

Игорь уселся за стол и с хрустом отвернул винтовую пробку.

В полном молчании выпили по полстакана. Сидели и курили, ничего не говоря друг другу. Игорь отметил про себя, что после бешеной гонки и неприятной встречи с шурином водка оказалась как нельзя более кстати…

А разговаривать не хотелось. Да похоже было, разговор и не склеится. Оба прекрасно понимали, что не получат от него никакого удовольствия. Настоящий разговор должен состояться. Но не сейчас, и совсем на другую тему…

Игорь покосился на Гошу и понял, что мысли того вертятся сейчас совсем не в том направлении, чтобы позволить себе сокрушаться смертью сестры. Он принял эту смерть как свершившийся факт и теперь усиленно прокручивал в мозгу варианты дальнейших действий.

Пауза начала затягиваться.

На лице Гоши читалось нескрываемое нетерпение. Он зыркнул на Игоря, встретился с ним взглядом, быстро отвел глаза. Ленивым движением руки взял бутылку, плеснул еще понемножку…

Так же молча хлобыстнули. Игорь отломил кусочек хлебца, поднялся, пошел к выходу.

— Так значит, завтра в два? — догнал его бесцветный голос.

— Да, — не оборачиваясь, ответил он.

— Буду.

«Педик вонючий!» — зло подумал Игорь, захлопывая за собою дверь. Сплюнул.

Выйдя на улицу, сел в машину и решил ехать в гараж.

Уже стемнело. Игорь вырулил за угол и покатил по тихому проспекту. Движение было редкое, как на каком-нибудь проселке. Навстречу попадались лишь одинокие легковушки.

Игорь закурил, мысленно пережевывая встречу со своим бывшим родственником. Бывшим. Потому что теперь тот был для него, что называется, ни сват ни брат. Пустое место.

Но по всему было видно, что это «пустое место» вскоре начнет сильно вонять. А именно — по поводу так неожиданно доставшихся Игорю недвижимости и вожделенных для каждого сноба предметов старины…

Внезапно Игорь почувствовал себя очень неуютно. Он заглянул в зеркальце заднего вида. И, уже почти ожидая этого, заметил мчащийся за собой черный «джип».

Было отчетливо видно, как из окна машины высунулась рука с пистолетом, из которого через мгновение выплеснуло яркой вспышкой. О бампер звонко ударило металлом.

Игорь врубил газ на полную скорость, до отказа. Автомобиль словно взлетел над землей и понесся вперед.

Очевидно, движок «джипа» находился не в лучшей форме, поскольку после этого расстояние между машинами резко увеличилось.

Сзади раздалась автоматная очередь. Послышался громкий хруст треснувшей пластмассы и звук пробиваемой жестянки. Скорее всего, прошили багажник и высадили стоп-сигнал…

Неожиданно на Игоря теплой волной накатилось странное состояние: ощущение безмятежного покоя и пассивного безразличия ко всему. Мозг заволокло прозрачным искрящимся туманом. Словно далекие звуки органной музыки или неясное звучание многоголосного хора неслись из глубины вечернего неба. Исчезло чувство реальности. И хотя его тело, удивительным образом слившееся с автомобилем в единое целое, исправно выполняло свои функции, все происходящее воспринималось словно в каком-то гипнотическом полусне.

Игорь явственно видел и осознавал, как на повороте дороги его «восьмерка» на полной скорости вылетела на встречную полосу и едва не впрессовалась в идущую лоб в лоб на нее «тойоту».

Сквозь завораживающее мерцание плавающих бликов он равнодушно фиксировал взглядом, как издалека показалась прущая навстречу громада «Урала» с двумя необозримыми контейнерами на прицепной платформе…

— Притормози! — неожиданно совсем рядом раздался женский голос.

Игорь повиновался. Почти автоматически. Подрулил к обочине. Остановился. Краем глаза он смутно различал женскую фигуру на правом сиденье. И отливающие старинной бронзой пряди волос. И ровный голос — не то Ларисы, не то Илоны…

— Сейчас все кончится, — продолжал голос. — Открой дверь. Достань пистолет.

Без каких бы то ни было эмоций, словно послушная механическая кукла, Игорь вынул из внутреннего кармана куртки неизвестно как оказавшийся там парабеллум. Снял с предохранителя. Взвел затвор… Открыл дверцу.

Сзади, из-за поворота, вывернул черный автомобиль и понесся прямо на него.

— Стреляй!

Пелена спала. Игорь вскочил. И не целясь выстрелил несколько раз. Было видно, как на лобовом стекле «джипа» один за другим вдруг раскалывались черные слепые глаза.

«Джип» пошел юзом. Его развернуло и бросило под колеса мчавшейся махины. «Урал» резко дернулся вправо, отчего платформу выворотило навстречу «джипу», и тот тупой металлической мордой ткнулся в раскрывшуюся щель между тягачом и платформой прицепа. Стальные тросы оглушительно лопнули, как гигантские перетянутые струны. Высокие контейнеры качнулись и, не удержавшись на покосившейся платформе, медленно повалились вниз, тяжелым прессом оседая на крышу салона. Словно консервную банку, сплющивая в гармошку кузов легкового автомобиля и его содержимое. Послышался нечеловеческий вопль, заглушаемый скрежетом упрямо ползущего в кювет «Урала» и наседающей на него своей массой искореженной платформы прицепа.

Затем грянул взрыв, и все закружилось в огненном вихре и черном смерче густого ядовитого дыма.

— Недурно, Игорек, не правда ли?.. — приглушенно, словно издалека, засмеялась Лариса-Илона. — Теперь не задерживайся. Тут больше нечего делать…

Игорь обернулся. В салоне никого не было…


Глава 4 | Черное зеркало | Глава 6