home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 10

Следующие несколько дней прошли откровенно скучно. Нале полегчало, но лекарь ей подниматься пока не разрешал, и я старалась ее лишний раз нетревожить, к вящему раздражению самой девушки. Тавиша постоянно где-то носило, мы и не виделись почти. Днем он занимался делами, распоряжаясь доставшимся вместе с телом и именем состоянием, сменил управляющих в каких-то имениях и бдительно следил за судьбой изгнанных родственников, заодно искал Беату, но паршивка надежно спряталась. Вечером же посещал ужины и балы, но ночевать неизменно возвращался домой. Боялся, что рыжая негодяйка опять попытается натянуть поводок, и на всякий случай старался держаться поближе ко мне.

Я же занимала себя, чем могла. Время до обеда проводила с учителями, потом уходила в библиотеку и просиживала там до глубокой ночи. Оттуда и знала, что ночует мой любвеобильный друг не где-нибудь, а здесь. Сама слышала, как он возвращался. Только после этого откладывала книгу, гасила светильники и шла к себе.

А в коридорах, вместе с запахами мужчины, усталости, хорошего одеколона и выдержанного вина, всегда чуяла легкий флер женских духов. В дом, где жили мы с Налой, Тавиш женщин никогда не приводил, но сомнений в их наличии в его жизни не оставалось.

Вот же… Что стоило ведьме наколдовать его домашним и более сдержанным?!

Сегодняшний день должен был пройти привычно: я распрощалась с учителями, которые признали мои первые успехи, перекусила и как раз направлялась в библиотеку, мысленно прикидывая, что стану читать сегодня, как вдруг из-за поворота показался Тавиш.

— О! А тебя-то мне и надо, — просиял он и поймал меня за руки.

Ладони у него были привычно прохладные, и я инстинктивно сжала их в своих, чтобы согреть.

Опомнилась, отдернула руки, отвернулась.

— Маг в город вернулся? — Другой причины, почему бы я срочно понадобилась Дивальду, который почти неделю обо мне не вспоминал, в голову не лезло.

— Походи еще немного в маске, нетерпеливая моя. — Губы Тавиша дрогнули в одной из редких улыбок, которая нашла отражение и в глазах. Он взъерошил мне волосы и настойчиво развернул лицом к себе. — Я просто хотел узнать: а не засиделась ли ты в четырех стенах?

Ну… вот даже не знаю, что тут ответить. Стен тут не четыре, а куда больше, и прошедшее время было проведено с пользой. К тому же наблюдать, как он крутит очередные шашни, лично у меня желания не возникало, особенно без поддержки Налы. Но и выбраться куда-нибудь хотелось, попробовать применить полученные от учителей знания на практике.

— Сегодня вечером будет одно мероприятие. — Пока я отмалчивалась, Тавиш все решил. — Да не трясись ты, это не бал, и там будет темно! В общем, ты будешь моей парой. А завтра смотаемся на остров и попробуем еще разузнать про Аделину, я как раз организовал портал.

— Лучше бы ты с таким же рвением Беату разыскивал, — проворчала я, отступая на шаг.

Вечер? Его пара?!

Дыши, Михаэлла… Вдох-выдох.

Пусть только выкинет что-нибудь, я ему такое устрою!

— Думаешь, я не разыскиваю?! — тут же вскинулся Тавиш. — Она оказалась умнее, чем я думал.

Отвечать не стала, чтобы не продолжать спор. Лично я не могла считать умной женщину, собственноручно разрушившую свою жизнь, а потом решившую наколдовать себе любовника, прекрасно зная, что ритуал может привести к каким угодно последствиям. Ну а то, что прячется ловко… Можно подумать, у нее есть выход! И вообще, если бы кто-то меньше тратил времени на девиц сомнительного поведения, может, уже бы и нашел.

Мысленно продолжая ворчать в этом же духе, я отправилась к себе в комнаты. Хоть Тавиш и заверил, что там ничего такого и выглядеть можно просто, нужно было переодеться. Не в домашнем же платье идти.

Распахнув дверь в гардеробную, минуту я простояла в растерянности. Трудно было привыкнуть, что у меня столько вещей. Да что там вещи, благодаря Тавишу теперь у меня есть кругленький счет в банке, и я сама могу купить себе что угодно, даже собственный дом. Но и это казалось пустяком в сравнении с тем, что теперь у меня есть близкие люди и шанс на нормальную жизнь.

Вспомнила, как наколдованный заботился обо мне, и на сердце неуловимо потеплело. Глупая я. Это куда ценнее, чем если бы я привлекала его, как одна из этих легкодоступных девиц.

Отмахнувшись от внезапно нахлынувших мыслей, я решительно сняла с вешалки платье, достаточно скромное и удобное, чтобы я могла одеться без посторонней помощи. Весь процесс занял всего несколько минут, после чего я, захватив туфли, вернулась в спальню и ненадолго застыла перед зеркалом.

А ничего! И то, что лицо затянуто белоснежным кружевом, только придает загадочности и какой-то пикантности.

Столичный шарм, вот как это называется. Простое темно-синее платье с кораллового цвета манжетами и оторочкой по подолу выглядело скромно. Даже красновато-оранжевые камешки на плечах и внизу юбки не делали его нарядным. Волосы я просто расчесала, сунула ноги в туфли на низком устойчивом каблуке, закрепила вокруг талии тонкий поясок в цвет украшений на платье и решила, что готова выйти из дома.

— Ты быстро учишься, — отметил мое появление Тавиш.

— А у тебя странная манера делать комплименты, — не успела прикусить язык я. — Мог бы просто сказать, что хорошо выгляжу, мне было бы приятно.

Дивальд хмыкнул и промолчал, только подал мне руку. Помедлив немного из чистой вредности, я ее все-таки приняла, и мы направились к уже ожидающему экипажу.

В нем тряслись почти час, я даже задремать успела. Спутник благородно подставил плечо, и не то чтобы это было неприятно, но гордость оказалась категорически против. Так что я откинулась на спинку, и хоть она и была мягкой, к моменту, когда экипаж замер, шея изрядно ныла.

Выходили мы на городской окраине, которая была мрачной, злачной, грязной, — в общем, именно такой, каким и обязано являться подобное место. Сумерки, казалось, добрались сюда на пару часов раньше положенного времени, а по самым укромным закоулкам уже шныряли подозрительные личности. Я кожей ощущала каждое их движение, кажется, даже дыхание расслышать могла. Что только не пригрезится со страху!

Забыв все глупости, намертво вцепилась в руку Тавиша.

Куда он меня привез?! Мало у нас было неприятностей? Кому-то еще захотелось?

А тут еще наш экипаж двинулся с места и куда-то поехал.

Под кожей пронеслась волна жара. Тавиш с ума сошел?!

— Что это значит?! — выдохнула свистяще.

— Опасно оставлять здесь экипаж и слуг, — невозмутимо сообщил он. — Местечко то еще. Поэтому неподалеку есть замаскированная магией и надежно охраняемая площадка. Нас заберут, когда все закончится.

Ага, их, значит, опасно, а нам в самый раз?! Ладно, на мне ничего ценного нет, но у Тавиша перстни, запонки и часы золотые с драгоценными камнями в кармане, я видела. Фу ты, вырядился, как на светский прием! На языке уже вертелась лекция о правилах элементарной осторожности, принятых в этом мире, если некоторые переселившиеся не в курсе, но высказаться я не успела.

Снова характерный грохот. И еще один экипаж, который тоже скрылся минуту спустя, оставив на разбитой мостовой троих мужчин и женщину. В отличие от нас, они медлить не стали, сразу скрылись в ближайшем здании трущобного вида.

Э-э-э?

Тавиш уверенно повлек меня туда же.

Он явно оценил мой испуг, и по наглой физиономии растеклась довольная ухмылка. Ах ты ж зар-ррраза!

Меня будто прорвало:

— Жить надоело? Или не терпится с драгоценностями расстаться? Так мог просто подарить их какому-нибудь нищему, не обязательно еще и меня заставлять рисковать. — Фу-у-у, выдохлась. Но запал еще не прошел.

Впрочем, долго слушать нравоучения Тавиш никогда не любил, вот и сейчас поспешил перебить, пока я не набрала воздуха для нового витка:

— Брось, это обычное развлечение знати…

— Дать возможность себя ограбить? Вы тут что, соревнуетесь, у кого украли больше?!

Чокнутые. Даже не знаю, кто ненормальнее: мой полупотусторонний друг или столичные аристократы.

— Миша, угомонись, — перестать улыбаться он все-таки не мог. — Ничего страшного не случится. Но ты правильно сделала, что надела неброское платье. Здесь лучше не выделяться.

Лязгнула тяжелая дверь, кожу слегка царапнуло — мы прошли магическую защиту.

Поморгав немного, я приспособилась к царившему в узком длинном холле полумраку и как раз успела увидеть, как Тавиш передает низкорослому сутулому мужчине с несимпатичными острыми чертами лица и сальными волосами, собранными в хвост, несколько сверкающих монет.

— Проходите, — растекся в неискренней улыбке тот. — Дорогу вы знаете.

— Благодарю, — сухо откликнулся Дивальд.

— И присматривайте за своей девушкой, — с неприятной усмешкой посоветовал… а вот даже предположить не рискну, кто он здесь. — Иначе имеете все шансы отправиться домой без нее. Многим женщинам нравятся эти звери, вы знаете.

Даже в полутьме было видно, как помрачнел Тавиш. Мою руку, все еще зажатую в его ладони, кольнули отрастающие когти.

— Моя подопечная, — процедил сквозь зубы мужчина, специально акцентируя второе слово, — не из таких.

— Как скажете, — хихикнул неприятный тип и переключился на новых гостей.

Мы же прошли длинный узкий холл без каких-либо украшений, в его конце уткнулись в лестницу, устремляющуюся вниз, и стали спускаться.

Лестница была до того узкой, что создавалось ощущение, будто стены сжимают, не дают вздохнуть. Но глаза настолько привыкли к скудному освещению, что неплохо различали ступени, которым, казалось бы, полагалось тонуть во мраке. И все равно место оставалось крайне неприятным. Поэтому, когда лестница вывела нас в небольшой подземный зал, оснащенный магическими светильниками, а в его конце обнаружились огромные двустворчатые двери, я вздохнула с облегчением. Как оказалось, рано.

За дверьми обнаружились трибуны. Они шли по кругу огромного зала, а в центре него расположилась обнесенная магической решеткой арена.

Как много места… Как много людей… Я и не предполагала, что мы спустились так глубоко.

— Где это мы? — Я настойчиво подергала спутника за рукав.

Была готова, что он опять не скажет ничего внятного, но Тавиш умел быть неожиданным.

— Слышала когда-нибудь о риссах? — уточнил он, пока мы пробирались к своим местам.

— Мама Мианна учила со мной историю, — немного обиженно напомнила я. — Во время последней войны, которая длилась больше пяти лет, несколько добровольцев согласились выпить особое зелье, которое изменило их тела, превратив в совершенные орудия для уничтожения врага. Ну и что с того? Несколько сотен лет прошло, при чем здесь это?

Дивальд помог мне усесться и задал следующий вопрос:

— А что с ними дальше стало, ты знаешь?

— Нет. Откуда? — передернула плечами я.

Дались ему те риссы!

— Так я и думал, — удовлетворенно отметил Тавиш. — Смотри внимательно, Михаэлла. Сейчас ты увидишь бой риссов.

Что-то мне не по себе стало…

— Хочешь сказать, что герои войны теперь бьются на потеху знати? — Я с искренним ужасом воззрилась на сидящего рядом мужчину.

— Не сами они, а их потомки, но тоже риссы, — поправил он. — И не на потеху нам, а по каким-то своим причинам. Но они разрешают присутствовать всем желающим, а желающих обычно много.

— И берут деньги за вход. — Это просто в голове не укладывалось.

— Нет, как раз вход совершенно бесплатный, — хохотнул Тавиш.

— За что же ты дал деньги тому противному типу?

— Ставку сделал, — честно признался этот неугомонный. — Впрочем, выигрыш забрать вряд ли получится.

И столько печали в голосе… Ну прямо карапуз, у которого отняли конфету!

— Почему? — полюбопытствовала я просто потому, что пока заняться было больше нечем.

— Если таковой случится, его все равно придется отдать, чтобы мы с тобой могли выйти отсюда живыми и с полным комплектом частей тела. — Со мной снова были честны.

И снова привычный мир расширился. А еще срочно захотелось и столичную знать, и риссов всей толпой отправить на консультацию к мозгоправу. Им это очень надо!

Смотреть пока было не на что, арена пустовала, если не считать мага, проверяющего, не нужно ли где усилить защиту. И пока бой не начался, Тавиш как раз успел объяснить мне немного про загадочных существ.

То зелье сделало их почти оборотнями, о которых рассказывают в сказках, с той только разницей, что они были разумны, превосходили в размерах и, хотя и обрастали шерстью, не теряли человеческих очертаний. Пути назад не было. Те несколько человек фактически пожертвовали собой.

После окончания войны они стали не нужны, но король, который правил тогда, был им благодарен. Он велел построить для риссов отдельный квартал в столице и выдать каждому внушительную сумму вознаграждения. Измененные распорядились золотом с умом, так что теперь их потомки не просто обеспечены, а очень богаты. И услуги власть предержащим до сих пор оказывают, иначе как еще риссам удалось добиться почти полной независимости?

Так и живут: вроде бы в городе, почти в самом центре столицы, но как бы сами по себе, в своем маленьком королевстве. У них даже правитель собственный есть. Тавиш мне его показал осторожно. Худощавый черноволосый мужчина по виду ничем не отличался от обычного человека. Он сидел на противоположной стороне трибун, в самом первом ряду, и с задумчивым видом смотрел в никуда.

Но стоило моему взгляду скользнуть по синему бархатному камзолу и остановиться на перстнях, которыми были унизаны переплетенные пальцы, мужчина выпал из своих мыслей и посмотрел прямо на меня. Прямо в глаза. Будто по носу щелкнул.

Я вздрогнула и, спасаясь от его тяжелого взгляда, отвернулась.

Несколько мгновений боролась с желанием снова глянуть туда, чтобы узнать, чем занят самый главный рисс.

Удар гонга стал настоящим спасением. Начался бой.

Всеобщее внимание разом переключилось на арену.

На ней как раз в этот момент появились трое: два мускулистых рисса в удобных обтягивающих одеяниях и уже знакомый мне неприятный тип. Он поприветствовал присутствующих, поблагодарил за ставки, представил противников и исчез.

Грянул второй гонг.

Мужчины в мгновение ока оказались на противоположных сторонах арены, подобрались, приняли боевые стойки и… начали обрастать шерстью. Одежда просто исчезла. Тела раздались, риссы стали выше и крупнее. Я и не поняла, в какой именно момент у них появились звериные головы, похожие на волчьи, с сияющими желтыми глазами.

Третий удар смешался с рыком, от которого кровь в жилах застыла. Противники бросились друг на друга.

Это было страшно. От звуков, которые они издавали, не то что кровь, воздух в легких замерз. И не у меня одной, весь зал затих. Казалось, никто даже пошевелиться не осмеливался. А в пределах зачарованной решетки тем временем катался бело-золотистый рычащий клубок, летели в стороны клочья шерсти и кровавые брызги. Защита то и дело начинала мерцать всеми цветами радуги, еще и шипела, когда об нее ударялась чья-нибудь туша, но все выдерживала.

Я сама не поняла, в какой момент вцепилась в руку Тавиша. Обнаружила это, только когда почувствовала его палец, нежно скользящий по моей ладони. Действие было совершенно механическим, учитывая, что взгляд Дивальда был прикован к происходящему на арене.

Как такое может нравиться?! Жуть какая-то! Зверство. Я почти сразу уткнулась взглядом себе в колени, еще бы и уши с радостью заткнула. Однако большинство присутствующих были всецело поглощены боем.

Похоже, местным аристократам золото на мозги давит, вот они и утратили ориентиры. Больше никогда не дам себя заманить в подобное место!

Тем неожиданнее оказалось услышать от Тавиша минуту спустя:

— Вставай и осторожно пробирайся к выходу. Мы уходим.

Поначалу я недоверчиво моргнула, но, обнаружив, что сам Тавиш решительно поднялся, тоже вскочила и с энтузиазмом рванула в указанном направлении. Дело это было нелегкое, учитывая, что свободных мест на трибунах не осталось, а сидели мы в середине ряда. Приходилось протискиваться под недовольное ворчание других зрителей. Даже несколько замечаний относительно родословной моего спутника прозвучало.

Он не прореагировал. Видно, дело совсем плохо.

— Тавиш? — обеспокоенно зашипела я.

— Иди, не отвлекайся. — Поговорить он не был настроен.

Но поскольку втравила нас в это не я, можно было и посвоевольничать:

— Почему мы так внезапно сорвались? Я думала, тебе интересно.

Позади шумно вздохнули, видимо, пытаясь вернуть внутреннее равновесие.

— Главное я уже увидел. К тому же тобой заинтересовались. Так что шевелись, дома поболтаем.

Серьезно? Он правда думает, что можно все вот так и оставить?

— Что-о?! — Услышанное удивило и напугало, и я, запутавшись в юбках и ногах, наступила на ногу пожилой разодетой тетке.

Пришлось истратить несколько драгоценных мгновений на извинения, и все равно вредная особа продолжала брюзжать, пока Тавиш не разулыбался и не отвесил ей несколько изобретательных комплиментов.

Однако помешала смыться нам вовсе не моя оплошность.

— Господин Дивальд? — послышался крайне удивленный женский голосок, когда я как раз выбралась в проход и собралась вздохнуть с облегчением. — Какая приятная неожиданность!

Да ладно?! Лично я была иного мнения.

Но Тавиш уже наклеил на физиономию любезную улыбку. Интересно, только я вижу, насколько она фальшивая?

— Нарья? — приподнял изящную светлую бровь тот, кто нынче носил известную в высших столичных кругах фамилию Дивальд. — Потрясающе выглядите. Красный вам идет. И эта шляпка…

Денег на наряд падчерица Аделины не пожалела. И Тавиш, оказывается, прекрасно умеет похвалить женскую красоту. Вот только меня эти открытия скорее раздражали.

— Благодарю, — сверкнула глазами и улыбкой наша старая знакомая. — Заметили, как часто мы сталкиваемся в последние недели? Быть может, это судьба?

Как ловко. Даже я оценила.

А вот улыбка Тавиша сделалась чуть более искренней.

— Прошу меня простить, но мы как раз уходим. — И сожаление мне показалось вполне настоящим. — Моей сестре стало дурно от кровавого зрелища.

— О, я все понимаю, — сочувственно закивала хитрая особа. — Я сама большую часть представления просидела зажмурившись. Но, пока вы еще здесь, можно вас попросить об услуге?

Это был шаг за рамки. Если я правильно помню уроки этикета, незамужней девушке не следует обращаться с просьбами к чужому мужчине. Впрочем, чему я удивляюсь? Все эти маски, бои, свободный образ жизни… С тех пор как король покинул столицу, рамки заметно раздвинулись.

— Вы можете попытаться, — блистательно улыбнулся Дивальд.

Просительница ничуть не смутилась.

— Друзья, с которыми я пришла сюда, завтра уезжают, а через несколько дней у Дешеев состоится большой прием. Вы должны знать, ваши имена есть в списке гостей. — И продемонстрировать, что навела справки, она тоже не постеснялась. — Мне очень хочется туда пойти, но хозяева придерживаются строгих правил и не обрадуются, если незамужняя девушка явится одна. Наверняка подумают обо мне плохо…

— Разумеется, вы можете присоединиться к нам. — Тавиш помнил, что мы спешим, и времени на отговорки тратить не стал. — Мы заедем за вами.

Распрощавшись с Нарьей и не забыв коснуться губами ее руки, Дивальд схватил меня за локоть и поволок к выходу.

— Будешь целовать всякую гадость, губы бородавками покроются. — Я так нервничала из-за внимания жутковатых риссов к моей скромной персоне, что сдержаться и не съязвить просто не смогла.

Дивальд фыркнул и ускорил шаг, чтобы некоторым стало не до болтовни.

— Я учту.

Но было поздно. У заветной двери нас уже поджидали. А все чья-то невоздержанная в развлечениях натура виновата! Злость на этого ловеласа была такой сильной, что я стряхнула его пальцы со своего локтя и, гордо вздернув подбородок, устремилась к цели.

Помимо уже не раз замеченного в зале хвостатого типа выход перекрывал главный рисс собственной персоной и еще двое, светловолосых и совершенно одинаковых. И не то чтобы настроены они были враждебно, но смотрели так внимательно, пристально и изучающе, будто нацелились разрезать меня пополам, чтобы выяснить, что там внутри.

Стало совсем не по себе. И безумное упрямство еще настойчивее потребовало не показывать вида.

Да что это со мной?!

Тавиш не отставал ни на шаг.

— Уже уходите? — бесцеремонно поинтересовался главный рисс, когда мы оказались прямо перед ним, и прошелся по мне весьма откровенным взглядом.

Желание прямо сейчас сдернуть маску и тем самым убить его интерес на месте я подавила. Оставим это на самый крайний случай. А вот воспротивиться какому-то новому чувству не сумела и тоже принялась демонстративно его разглядывать. Черноволосый, подтянутый, глаза выразительные… Назвала бы его красивым, если бы не был таким беспардонным. И если бы не превращался в жестокого зверя. Но последнее почему-то смущало чуточку меньше.

— Моей спутнице стало нехорошо от этого зрелища. — Тавиш неопределенно махнул рукой в сторону арены.

Кстати, там уже все закончилось. А мы так торопились убраться отсюда, что не заметили, ни чем, ни когда. Но другие зрители оставались на местах, значит, ожидается еще бой.

— Вот как? — На холеном лице главного рисса промелькнуло недоумение. — Интересно.

Показалось, или он носом повел? Обнюхивает меня?!

— Вы нас задерживаете, — процедил сквозь зубы Тавиш. По тому, как его пальцы сжимались в кулаки и снова разжимались, можно было понять, что он с трудом сдерживается. — Девушка плохо себя чувствует, ей нужно на воздух. Дайте пройти!

Включившись в игру, я напустила на себя самый несчастный вид, на какой была способна. С непривычки получилось не особенно убедительно, но тоже кое-что.

Близнецы посмотрели на черноволосого в ожидании хоть каких-то распоряжений.

— Да идите, кто вас держит! — заявил тот и с места не сдвинулся. — Только сначала не будете ли так любезны просветить меня, господин Дивальд, откуда у вас вдруг возникла новая родственница?

К этому мы готовились, хотя и ожидалось, что вопрос будет исходить от тех, кто хотя бы имеет право его задать. Тавиш чуть склонил голову набок и смерил меня таким взглядом, будто сам впервые увидел. Позер несчастный. Нашел время выделываться.

— Из глухой деревни, — выдал загодя заготовленную версию он. — Она выходила меня, когда я едва концы не отдал из-за пробуждающейся магии, а я в благодарность забрал ее в столицу. Вот собираюсь вывести в свет. Еще вопросы?

— Дайте подумаю…

Эти двое с удовольствием мотали друг другу нервы. Один нагло врал, второй, подозреваю, прекрасно об этом знал, но уличить не мог… или пока не мог. А мне было страшно до одури. Внутри натягивалась-натягивалась невидимая струна и в один прекрасный момент лопнула. Меня это достало!

Первым пришло в голову уже знакомое — снять маску, и пусть они полюбуются, живо все любопытство растеряют. Но тогда выход в свет отменится и новая жизнь окажется под большим вопросом. И тут в голову пришел совсем другой вариант, не менее противный, зато куда более авантюрный.

Я покачнулась, во всех красках припомнила, что недавно успела увидеть на арене, да так живо получилось, что к горлу и в самом деле подступил ком.

— Вы в порядке? — Первым почуял неладное самый влиятельный рисс, потому что стоял ближе всех ко мне.

А я только того и ждала.

— О-о-о, что-то меня мутит!.. — И еще раз пошатнулась, а потом стала потихоньку склоняться таким образом, чтобы было похоже, будто я собираюсь сделать грязное дело прямо на его дорогущие, начищенные до блеска сапоги.

Может, будь у него времени побольше, он бы и распознал ложь, но сейчас рисс ругнулся, шарахнулся в сторону и уже с безопасного расстояния рявкнул:

— Не смею вас больше задерживать, как-нибудь потом поговорим. Живо, выведите ее на воздух!

Через каждые два шага отбирая меня друг у друга, Тавиш и близнецы ломанулись к выходу. Восхождение на лестницу в таких условиях превратилось в опасное приключение. А как только мы с «родственничком» оказались в экипаже и тот качнулся, что, несомненно, обозначало начало движения, наколдованный ехидно произнес:

— Хватит притворяться, Мишка. Я не какой-то блохастый, меня так легко не проведешь.

Разоблачение маленького спектакля совсем не вызвало смущения. Видимо, этот этап мы уже прошли.

Раскусил? Ну и ладно, ну и пожалуйста! Мне же меньше напрягаться.

Откинувшись на мягкую спинку, я успела еще увидеть мельком исчезающих вдалеке риссов. Фу, кажется, выкрутились!

— Чего им надо было вообще? — Недовольство почему-то было направлено на спутника.

Вечно он втягивает меня в неприятности! И на фоне этого тот факт, что он же обычно нас обоих оттуда и достает, терял всякое значение.

— Понятия не имею, — скривился Тавиш. — Я заметил, что Эд показывает тебя кому-то из своих, и решил на всякий случай убраться оттуда.

Противный внутренний голосок предрек, что встреча с главным риссом еще повторится. Настроения это само собой не прибавило, и я не стала тратить душевные силы на то, чтобы сдержаться:

— И у нас бы это могло получиться, если бы не твои девки, — сказала с укором и подкрепила слова взглядом.

— А ты ревнуешь? — как всегда в такие моменты принялся хохмить друг.

— Вот еще! Просто хочу спокойной жизни.

Правда хочу. Очень-очень.

— Помню. — Дивальд отстранился, полумрак экипажа нисколько не помешал ему заглянуть мне в лицо. — Размеренного быта, правильного, унылого мужа и прорву детей. Ты же сама через пару лет от тоски взвоешь!

— Не взвою!

— Точно уверена?

Мгновение мы боролись взглядами, и тот факт, что из-за темноты глаз друг друга не видели, абсолютно не мешал.

— Я лучше знаю, что мне нужно! — в конце концов упрямо тряхнула головой я.

— И жалеть не станешь? — тоскливо уточнил Тавиш, будто я ему предлагала присоединиться ко мне в моем тоскливом существовании.

Покровители упасите от такой компании!

— Нет.

Темноту заполнил его вздох.

— Что же, каждый из нас получит желаемое, — пробормотал наколдованный, возвращаясь в нормальное положение.

Ехать до дома еще оставалось некоторое время, и в тишине и темноте в моей голове рождались несколько неожиданные мысли.

Рисс, наверное, как-то сообщил о моем состоянии, потому что экипаж ждал нас у входа…

А с Тавишем потому так легко и свободно, что ему я могу сказать все. Абсолютно все. Даже то, в чем самой себе признаться страшно.


Глава 9 | Михаэлла и Демон чужой мечты | Глава 11