home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 12

Запланированный разговор по душам состоялся на следующее утро, за завтраком, правда, начался он не с Налы, а с Тавиша, да и не с самого разговора, а с предупреждения мне быть как можно более осторожной.

— Риссы — отчасти животные, — вещал Тавиш, напрочь игнорируя остывающий в тарелке омлет. — Они идут за инстинктами и часто вообще не контролируют себя. Уж не знаю, что они в тебе почуяли, но клянусь своей новой жизнью, со вчерашнего вечера на тебя открыта охота.

Устали мы все вчера знатно, но, поскольку спать изволили в своих постелях, мы с Налой утром выглядели свежими и полными сил и чувствовали себя соответственно. А вот Тавиш, который пропадал неизвестно… ладно, очень даже известно где, вид имел помятый, самочувствию любовные утехи на пользу не пошли, а потому и настроение у наколдованного было отнюдь не самое радужное.

Впрочем, заразить им меня ему не удалось. Я прищурилась на солнечный лучик, донесла до рта ароматный кусочек омлета, прожевала, проглотила и только после этого лениво сообщила:

— Учти, дома меня запереть не удастся. И против охраны я категорически возражаю.

Дивальд скривился и окончательно отодвинул от себя тарелку, так и не притронувшись к еде. Странно, обычно он от женщин возвращался довольным, бодрым и полным бурлящей энергии…

— Почему? — Необычные, неестественные, но давно уже привычные глаза подозрительно посмотрели на меня.

Мысленно потерла ладошки и поставила себе жирный плюс: я тоже иногда угадываю, что у него на уме!

— Не хватало еще, чтобы Гордик подумал, будто меня от него охраняют!

Ожидала, что сейчас этот бесчувственный тип поднимет меня на смех, мол, безопасность важнее какого-то там свидания, но Тавиш в очередной раз удивил. Видимо, не так уж я его и изучила. Возражений вообще не последовало! Он посмотрел на меня пристально и медленно кивнул, будто соглашаясь с собственным, не озвученным пока решением. А потом и нас с Налой в известность поставил:

— Тогда и я пойду.

— Зачем? — вскинулись мы одновременно.

— На всякий случай! — глухо рыкнул наш защитник. — И это вообще не обсуждается, так что не трудитесь произносить вслух то, о чем сейчас подумали. У вас и так все на лицах написано. Обеих касается.

Пришлось смириться с судьбой.

Подпортив нам настроение, Тавиш с чувством выполненного долга удалился. Предлогом были срочно возникшие дела, но не надо быть магом-провидцем, чтобы догадаться: отсыпаться пошел. Значит, в ближайшие часы ему будет не до нас. А это, в свою очередь, значит, что можно спокойно поговорить.

Когда шаги на лестнице стихли, я решилась осторожно затронуть со вчерашнего вечера не дававшую покоя тему:

— Ты-то чего всполошилась, все равно одна идешь? — Речь шла, конечно, о нашем с Гордиком свидании, на котором Нале предстояло сыграть роль дуэньи.

Девушка вздрогнула и неловко звякнула вилкой о тарелку.

Я попала в точку!

— За компанию, — почти правдоподобно отговорилась скрытница.

Ага, так я и поверила!

— Нала-а-а-а… — протянула понимающе.

И одарила ее таким взглядом, что подруга вмиг покраснела до корней волос.

Но выдавать свою страшную тайну она так легко не собиралась и ради ее сохранения даже завтраком готова была пожертвовать. Я и опомниться не успела, как она выскользнула из-за стола.

— Пойду я. У меня там… учителя, вот…

— Их на сегодня отпустили, — напомнила я, тоже поднимаясь.

Печальный взгляд мазнул по недоеденному омлету, сладким гренкам и кружкам на подносе, над которыми змеился полупрозрачный пар. Надеюсь, у нее там что-то стоящее моего подвига, иначе… покусаю, вот!

Догнала беглянку на подступах к лестнице.

— Признавайся, кто он, — подслушанным у Тавиша требовательно-проникновенным тоном выдала я и приобняла подругу за плечи. — Хочу знать все!

Да, бесцеремонно! Но сколько она раз совала нос в наши с Тавишем отношения? Вот то-то же. Час расплаты настал!

— Нет у меня никого! — затравленно, даже немного виновато пискнула Нала. — Честное слово!

— Клянусь, я не выдам, — не сдавалась я.

Мы обменялись упрямыми взглядами, из чего я только больше уверилась в наличии у одной неуемной особы сердечной тайны. И я буду не я, если сегодня же все не разузнаю!

Нала мой настрой тоже быстро раскусила, и он ей определенно не понравился, потому что в следующий миг эта вредина вывернулась из-под моей руки и рванула вверх по лестнице.

Во мне проснулся азарт.

Как у охотника, выследившего свою дичь. Или нет… как у хищника, настигающего добычу.

Тело двигалось словно отдельно от разума, на одних инстинктах. Перескакивая через ступеньки, я легко догнала Налу, ловко обошла ее, после чего деликатно, чтобы не поранить, затолкала в комнату.

Грохнувшая за спиной дверь послужила эффектной точкой.

Странный транс прошел, я вздрогнула, моргнула и недоуменно уставилась на подругу.

— Ух ты!.. — выдохнула она.

Хорошо, Тавиш ничего не видел, иначе опять бы завел свою излюбленную песню о том, какая я вся странная и необычная.

— Так что там с парнем? — спросила устало, падая в кресло.

Нала обхватила себя руками за плечи, посверкала на меня подозрительным взглядом, нервно прошлась по комнате, вернулась и требовательно спросила:

— А точно не выдашь?

— Сказала же: я нема как рыба!

— Даже Тавишу ни полслова? — въедливо допытывалась моя единственная за всю жизнь подруга.

Уже ради этого стоило молчать. Хотя в случае с наколдованным это будет трудно, особенно если я пойму, что он должен знать. Даже несмотря на всех его девиц сомнительного поведения, Тавиш всегда будет занимать в моей жизни особое место. Уж не знаю, привязка тому причина или то, что он изменил мою жизнь.

— И ему в том числе, — пришлось преодолеть себя, чтобы произнести эти слова.

— Нарушишь обещание, никогда тебя не прощу!

А вот это было уже обидно.

— Эй, я не давала повода для недоверия!

Наши взгляды столкнулись, собравшаяся в глазах подруги дымка слез быстро погасила мое негодование.

— Прости, — судорожно вздохнула она. — Просто тут такое!.. Понимаешь… В общем, это наш учитель танцев!

Она сказала и замерла, глядя на меня огромными, словно блюдца, глазищами. А я… услышала, осознала, еще минута понадобилась на то, чтобы поверить, а потом… хихикнула. Знаю, некрасиво, и я сразу же зажала рот рукой, но звук уже вырвался.

— Мэтр Руто? Который на девчонку похож?

Перед глазами тут же всплыл облик молодого мужчины, ему еще не было и тридцати, а выглядел он и того моложе. Худощавый из-за постоянных занятий и диет, с золотистыми волосами, вьющимися красивыми колечками и всегда идеально уложенными, длинными, как у девчонки, ресницами, мечтательной дымкой во взгляде и смешно выпирающими в трико коленками. Нет, он симпатичный, конечно. Даже красивый. Как картина или статуя в музее. На такое смотреть приятно, но чтобы забрать к себе в дом…

— Ничего ты не понимаешь! — возмутилась Нала. — Он самый красивый, самый добрый, галантный, утонченный…

— Стоп, — прервала восторженную тираду я. — Поняла уже, он самый-самый. А этот образец всех мыслимых и немыслимых достоинств хотя бы догадывается о твоем к нему отношении?

У Дивальдов, похоже, завелась семейная привычка меня удивлять, потому что Нала, поняв, что я не бегу сдавать ее Тавишу, расслабилась и выдала:

— Конечно! Мы уже год вместе.

Хорошо, что я уже в кресле сидела, не то сейчас отбила бы себе что-нибудь.

— Э-э-э? Это в каком смысле?!

— Во всех.

Влипла. Вот кто меня просил раздавать невыполнимые обещания?! Хотя в противном случае из Налы бы и слова вытащить не удалось… Но теперь-то что делать?! Может, я излишне приземленная и совсем не романтичная, тем не менее считаю, что Тавишу сказать надо. Отлично, если этот Адриан правда любит Налу, только порадуюсь за них. Но вдруг у него не совсем благородные намерения?

Год… Куда только прежний Тавиш смотрел?!

— И что делать думаете? — поинтересовалась осторожно.

Нала забралась на подлокотник кресла и уткнулась носом мне в плечо.

— Поначалу хотели сбежать и пожениться, но за последние недели столько всего произошло… Тавиш пропал, а потом вернулся, но его словно подменили. Будто он и не он одновременно. Повзрослел, что ли? Противных завидущих родственников в доме не стало, зато появилась ты. В общем, сбегать я теперь не хочу.

Взаимность — это всегда приятно. Я погладила подругу по волосам.

— Тогда придется все рассказать Тавишу.

Она длинно вздохнула, но не стала возражать.

— Адриан накопит денег, откроет собственную школу танцев, встанет на ноги, тогда и скажем, — кивнула Нала. — Чтобы брат не подумал, что ему мое приданое нужно.

И все равно чувствую себя между двух огней!

Приданое у подруги действительно имелось, его еще родители Тавиша выделили. А этот Адриан… Ничего плохого о нем подумать не могу, но хорошо бы Тавишу с ним самому поговорить. Но невозможно: он сейчас занят собственными делами, сам не заметит, а я доверие Налы не предам.

Следующие часа три я добросовестно слушала, какой Адриан замечательный, талантливый и вообще все слова восхищения, которые только можно вообразить, это о нем. Он раньше танцевал в королевском театре, потом сильно повредил ногу и вынужден был довольствоваться заработком домашнего учителя. В общем, Нала влюблена окончательно и бесповоротно, и это радовало и пугало одновременно.

Что ж, удачи им с танцевальной школой… Хотя с характером Налы им лучше бы брачное агентство открыть!


Вечер планировался тихий, даже скучный, в обществе книги и стакана молока с печеньем. Но не сложилось.

Как открылась дверь, я не заметила.

— Михаэлла? Не спишь? — тихо спросил Тавиш, осторожно заглядывая в комнату. Уже успело стемнеть, так что его осторожность имела определенный смысл.

Стоило его голосу вторгнуться в мой маленький полутемный мирок, как все тело покрылось мурашками. Кажется, даже пламя на кончиках свечей задрожало от неясного возбуждения.

— Нет. — Голос тоже дрогнул.

Я отложила книгу и спустила ноги с кресла на пол. Тот факт, что на мне одна ночная сорочка, а кто-то наглый беспардонно пялится, не смущал. Привыкаю, что ли?

— Отлично. — Тавиша тоже ничто не смущало, он решительно перешагнул порог и прикрыл за собой дверь. — Собирайся, поедем к магу.

Сел в кресло и приготовился ждать.

Я даже прикрываться не стала, хотя халат лежал тут же, на подлокотнике кресла. Точно привыкаю.

— Прямо сейчас? — уточнила взволнованно.

— Хочешь отложить визит еще на пару месяцев? — как-то уж слишком понимающе предложил он.

Хотя бы до утра, чтобы морально подготовиться… ко всякому. Но два месяца? Я же изведусь!

Взглянула на довольную физиономию и решила в своих страхах не признаваться.

Но в ванную я уходила с приятной мыслью о том, что даже бурная личная жизнь не послужила причиной для Тавиша забыть данное мне обещание.

Чувствуя себя заколдованной куколкой, натянула первое попавшееся платье, наспех причесалась и уже через минуту вернулась в комнату, где меня тут же окатила волна искреннего возмущения:

— Эй, это мое печенье! И молоко!!!

Ну вот как думать об этом чудовище хорошо?!

Муки совести Тавишу были неведомы, и взглядом он прожигался из рук вон плохо, а потому ничто не помешало ему, слизав с губ крошки, приложиться к стакану и расправиться с остатками моего ужина. Вот… слов на него не хватает!

— Вкусно, — сообщил Тавиш, довольно улыбаясь.

— Не сомневаюсь, — буркнула я.

Злилась я больше для порядка, чтобы на что-то отвлечься от нервов перед встречей с магом. Вдруг ничего не получится? А если, наоборот, получится?! О-о-о-х…

— Я думал, ты долго. — Тавиш, как всегда, все понял и игру поддержал. — И вообще, на ночь глядя есть вредно, не то не влезешь ни в одно из своих платьев. Согласись, обидно будет пропустить Бал Масок не из-за проблем с лицом, а из-за того, что малость поправилась!

Опустив взгляд, я обозрела тонкую талию и решила, что у меня есть причины для возмущения.

— Ах ты… Ты!..

— Самый лучший в мире друг? — услужливо подсказал Тавиш и довольно ухмыльнулся.

С такой формулировкой я была не совсем согласна.

— Вредный, наглый, бесстыжий… — Я могла еще много справедливых эпитетов добавить, но меня перебили:

— И это все тоже. — Кажется, он принял сказанное мной за похвалу. — Идем уже, экипаж давно ждет.

Когда спускались по лестнице, я с такой силой вцепилась в ладонь спутника, что рука слегка онемела.

Отвлекая меня от ненужных мыслей, в экипаже Тавиш рассказал, что мага этого знает давно, в прошлой жизни не раз обращался к нему по всяческим щекотливым делам и, как правило, не был разочарован. Срабатывало слабо. Я нервничала и уже на выезде со двора успела искусать губы до крови.

Пора уже с этим что-то делать! Минута внутренних попыток восстановить контроль над эмоциями — и в голове родился один любопытный вопрос.

— Зачем ты вообще на бой риссов пошел, еще и меня с собой потащил?

— Ошибся, с кем не бывает, — досадливо поморщился Дивальд.

Раскаивается, я уже достаточно его изучила, чтобы разбираться в таких вещах. Но демонстрировать это не спешит. Тавиш — он такой Тавиш!

— Я думала, ты не любитель кровавых зрелищ… — Это я вспомнила, с каким отвращением он говорил о том, другом, мире, где когда-то обитала потусторонняя часть его личности.

— Они мне глубоко противны, — подтвердил наколдованный.

— Тогда…

— Понимаешь, Михаэлла. — Голос звучал задумчиво, словно Тавиш затруднялся подобрать слова. — Я уже был слабым, возвращаться к этому не хочу. Здесь все иначе. Я в разы сильнее любого нормального человека. Пожалуй, даже мага.

— Хотел оценить риссов? — постигла ход его мыслей я.

На тонких губах мужчины обозначилась умиленная улыбка. Искренняя, а не клоунская, что особенно приятно.

— Как же здорово иметь рядом человека, который тебя так понимает! — выдохнул наколдованный. Потом обнял меня за плечи, притянул ближе, ткнулся губами в макушку и вдруг выдал: — Миш, а ведь из нас могла бы получиться неплохая пара, а?

Ага! Ты будешь за юбками волочиться, а я страдать. Вот счастье-то!

Но вслух я сказала совсем другое:

— Кажется, мы приехали.

Экипаж действительно уже с минуту как остановился. Дорога к магу оказалась совсем недолгой. Видимо, он жил где-то в средней части города.

Тавиш помог мне выбраться и уверенно повел к ближайшему зданию — достаточно старому, каменному, с зарешеченными окнами и охраной у входа. В просторном холле ухоженная старушка записала наши имена в толстую книгу посещений и только после этого указала в сторону лестницы. А перед кабинетом мага, который, похоже, все-таки не живет здесь, а принимает посетителей, нам встретился молодой человек в мундире. Он окинул визитеров профессионально-равнодушным взглядом, не прекращая теребить один из многочисленных карманов на своем широком кожаном поясе, и указал на приоткрытую дверь:

— Проходите. Мэтр Оргис вас ожидает.

Сам же парень быстро скрылся на лестнице. Очевидно, это был помощник или ученик мага, и его рабочий день только что закончился.

Не успели мы обозначить свое присутствие стуком в дверь, как на пороге появился рыжеволосый, коротко остриженный мужчина с большими залысинами и воодушевленно хлопнул в ладоши:

— Тавиш, демоняка, решил заделаться моим конкурентом?!

У меня сердце в пятки ушло: а ну как этот маг что-то почувствует? Но Тавиш и ухом не повел.

— Нет уж, предпочитаю праздный образ жизни аристократа, — в тон ему ответил мой спутник. — Теплая постель и красивая девушка меня прельщают всяко больше, чем захолустье, болото и зубастая нечисть.

Мужчины не просто пожали руки, но и, смеясь, похлопали друг друга по плечам. Похоже, они давние приятели, а то, что я сейчас наблюдаю — их привычный стиль общения.

— В таком случае, к тридцати пяти годам ты разжиреешь и приобретешь подагру, а я заберу себе всех твоих красоток, — продолжил хохмить маг, жестом приглашая нас в кабинет.

— Посмотрим, — усмехнулся наколдованный.

Если бы не огромный рабочий стол, заваленный тем, чему предстояло однажды стать амулетами и артефактами, это помещение можно было бы воспринять предназначенным для жизни. Царил в нем какой-то особый уют, чисто мужской. В смысле, что глаз ничему особо не радуется, но жить можно. И комфортно жить. Глубокие мягкие кресла, ковер, шторы. Книги. Много книг! Они не только занимали четыре большущих шкафа, но и лежали повсюду, некоторые были открыты, с загнутыми, измусоленными страницами. Еще, пока меня не отвлекли, взгляд успел зацепиться за полки с зельями и с папками, арбалет и поднос с метательными дротиками, а также продавленный диван. Из присутствия здесь последнего сам собой напрашивался вывод о том, что маг практически живет на работе, когда не в разъездах.

— А это, — мэтр Оргис заинтересованно кивнул в мою сторону, — так понимаю, и есть твоя деликатная проблема?

— Михаэлла Ритара. — Тавиш наконец сделал то, что давно следовало — представил меня. — Она очень помогла мне, когда было нужно, и вообще дорогой для меня человек.

Интереса во взгляде мага заметно прибавилось. Очевидно, до этого момента он видел во мне всего-навсего одну из подружек своего неуемного дружка. Но рассматривал мэтр Оргис необидно, и вообще он и весь окружающий его беспорядок вызывали у меня симпатию.

— Ридуш Оргис, будем знакомы. — Мне бережно пожали руку. — Будете чай? Извините, больше ничего, кажется, нет…

Судя по растерянному взгляду, которым он заскользил по помещению, сомневаюсь, что в случае надобности маг отыщет хотя бы чай, о чашках вообще молчу, а потому на всякий случай покачала головой.

— Не стоит, спасибо.

— Посмотри ее лицо, — без лишних церемоний перешел к цели нашего визита Тавиш.

Усадив меня на стул, маг осторожно снял маску, и кожа ощутила прикосновение прохладных пальцев. Это оказалось неожиданно приятно. Было жарко, а кружева, напичканные магией, не особенно пропускали воздух, так что следы от язв побагровели и немного чесались. Но, к чести мага, нужно сказать, что работал он профессионально. Даже поморщиться себе не позволил.

— Как интересно… — пробормотал он после беглого осмотра.

Между редких рыжих бровей залегла недовольная складка.

— И непонятно…

Ушло минут десять, после чего Ридуш смирил профессиональную гордость и прямо спросил:

— Чем, говоришь, ты переболела?

Я украдкой вздохнула. Похоже, не судьба.

— Какой-то заразой с болот. — Тавиш с ответом успел раньше.

— В тех местах ее зовут просто лихорадкой, — немного виновато добавила я.

Сама понимаю, что негусто, ну так я и не маг, даже не лекарь. Они тут все умные — вот и пусть научные названия болячке дают, а мне важно, чтобы меня от ее следов избавили.

Ридуш, судя по всему, придерживался похожего мнения, потому что недовольства не выказал. Напротив!

— Очень интересно! — воодушевился он.

А затем учинил настоящий допрос с пристрастием, да такой, что королевские дознаватели отдыхают. О последних я, конечно, совсем ничего не знала, это Тавиш ворчал, потому что его тоже пытали. И построже, чем меня. Он же у нас образованный, должен был разобраться, что там к чему хотя бы примерно. Ну, это маг так считал.

— Понятно только, что совсем ничего не понятно, — удрученно вздохнул Оргис, в задумчивости ероша жидкие волосенки. — Зато теперь я знаю, куда планировать следующую вылазку. Пожалуй, завтра и начну.

Ага, отлично. Только что-то я подзабыла, для чьей пользы задумывался визит. Лечить меня уже не собираются? Даже не попробуют?

— Рад за тебя. — Наши с Тавишем мысли снова сошлись. — Но стереть этот кошмар с ее хорошенького личика ты можешь?

Карие с оттенком зеленого глаза мага поверх моей макушки многозначительно уставились на друга.

— Ну что, поздравляю тебя!

— С чем? — напрягся Тавиш.

И я вместе с ним. Как-то все идет не по плану.

— Надо было влюбиться по уши, чтобы разглядеть под этим всем хорошенькое личико, — заржал маг.

Мы с Тавишем его веселья не разделили. Я так и вовсе окончательно разуверилась в успехе мероприятия. Что этот Ридуш за маг, если дружбу от любви отличить не может? Только на нечисть охотиться и годен.

— Не отвлекайся, — сквозь зубы процедил Дивальд.

— Попробую, но ничего не гарантирую, — согласился Ридуш.

По лицу вновь заскользили его руки, только теперь их окутывало белоснежное сияние и холодок был еще приятнее. Но я так сильно нервничала, что расслабиться никак не могла. А лечение, как назло, длилось долго. Полчаса, по самым скромным прикидкам.

Когда же Ридуш закончил, я даже зеркало просить не стала. Откуда-то интуитивно знала, что ничего не вышло.

— Кажется, они немного поблекли, — неуверенно выдавил маг. — Я хотя бы снял воспаление.

Тавиш приглушенно ругнулся, встал со своего места и зачем-то положил руку мне на плечо.

— Мази, компрессы, зелья… Неужели совсем ничего нет?! — В голосе наколдованного звучала такая беспомощность, что я вздрогнула всем телом и накрыла его руку своей.

— Пока нет, — развеял в прах все наши надежды маг. — Но я завтра же отправлюсь в приграничье, осмотрюсь там на месте и, возможно, что-то придумаю.

Несколько мгновений над кабинетом звенела пустая тишина. Я даже мыслей собственных не слышала. Будто весь мир заполнило жгучее разочарование. И нет от него спасения.

Только теплая рука на плече осталась.

— Ты оптимист, — вздохнул Тавиш.


Стоило оказаться в экипаже, меня прорвало. Словно плотину смело бурным потоком, по щекам хлынули горячие слезы, плечи затряслись в рыданиях, и зубы застучали. Маска от влаги сама отвалилась. Видимо, не предназначена она, чтобы в ней плакали.

— Эй, прекрати! — Тавиш сел рядом и крепко прижал меня к себе. — Еще не все потеряно. Он же обещал найти средство. В крайнем случае, обратимся к другому магу.

— Ты сам-то веришь, что из всего этого что-то получится? — горько спросила я, глядя на друга сквозь пелену слез и темноту.

Ответом стало молчание. Он никогда мне не врал. И плакать перед ним было не стыдно.

Уткнувшись носом в плечо Тавиша, я продолжила свое мокрое дело.

— Моих денег хватит на скромный дом в средней части города? — простучала зубами, когда мы уже подъезжали к особняку Дивальдов.

— Вполне, — отозвался Тавиш, не прекращая поглаживать меня по волосам. — А зачем тебе?

Слезы снова сдавили горло железным кольцом, мешая дышать и говорить.

— Не хочу этого всего… — получился невнятный хрип, но наколдованный расслышал и понял.

Я и ойкнуть не успела, как меня пересадили на колени. Сразу стало как-то по-особенному тепло и уютно.

— Не выдумывай. Слышишь? — тихо рыкнул Тавиш и прижался подбородком к моим волосам. — Еще есть шанс. До Бала Масок полно времени.

— Все зря! — всхлипнула я.

Но плакать хотелось все меньше. А чего хотелось? Не знаю… Не хочу знать! Не могу себе позволить.

— Тогда вместе уедем перед самым праздником, — вдруг тихо и серьезно сказал Тавиш. — У меня есть замок. Там горы, речка, и я еще в первые дни отправил управляющего, чтобы выкинул оттуда вороватую родню, которая там прижилась. В нем и поселимся. Может, еще Налу с собой возьмем, если она захочет.

А…

Уедем вместе?

Но как же Нарья…

Спросить об этом я так и не смогла. Никому третьему сейчас не было места в уютной темноте чуть покачивающегося экипажа.

Так прошел миг, а может быть, целый час. Мысли кружились в голове вихрем ярких раскаленных бабочек, но ухватить хоть одну за хвост никак не получалось. Ох… Сама не знаю, зачем я отстранилась и заглянула в угловатое лицо обнимающего меня мужчины. Его руки тут же сместились вверх, пальцы заскользили по щекам и подбородку.

Губы потянулись к губам.

— Нет! — Я в последний момент успела опомниться. — Стой. Не надо.

Тавиш дернулся, как от удара, но послушно остановился.

— Почему? — хрипло спросил он, пронзая меня взглядом. Так, что мурашки по всему телу.

— Я не хочу потом страдать.

Вывернувшись из его рук, я сама распахнула дверь, выскочила из давно никуда не ехавшего экипажа и стремительно направилась к дому. Только успела еще заметить, что кучера нет. Видимо, нас попытались оставить наедине…


Глава 11 | Михаэлла и Демон чужой мечты | Глава 13