home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9

Первый мой выход в свет назначили через две недели. Но они прошли в таком ритме, что я уже готова была на любую авантюру, лишь бы только не сидеть в классной комнате с занудными учителями.

Учили меня не так досконально, как Налу. С ней целью было дать девушке достойное образование, со мной же — просто сделать все возможное, чтобы я не ударила в грязь лицом в приличном обществе. Трудно, учитывая, что об этикете, столичных сплетнях и негласных правилах поведения в домах высшей знати я не знала ничего, но не невозможно. Для Тавиша вообще нет ничего невозможного! Особенно если добиваться нужного результата ему приходится не своими руками.

С раннего утра и до наступления темноты я слушала преподавателей, даже с Налой почти не виделась. Не оставляли они свою жертву и в столовой, педантично исправляя малейшую ошибку в пользовании приборами. Ритм был такой, что я всерьез опасалась, как бы собственное имя к завершению занятий не забыть.

Тавиш все время где-то пропадал. Нет, он заглядывал ко мне стабильно раз в день, на минуточку, чтобы подразнить и рассказать последние новости. Так я узнала, что подходящий для моего исцеления маг нашелся, но сейчас он в отъезде, и наведаться к нему получится уже после выхода в свет. В поисках загадочного помощника Беаты Тавиш пока не продвинулся и нанял следить за ней уличных мальчишек. Впрочем, переподчинить его эта чокнутая больше не пыталась.

Но по ночам наколдованный тоже пропадал, что порядком раздражало. Налу даже больше, чем меня саму.

Так протекли почти все дни, отведенные на мою подготовку.

В пятницу вечером, часа за два до конца уроков и экзекуции за ужином, в мою учебную камеру ворвалась брызжущая энергией Нала и протрещала:

— Так, я ее забираю. Модистка прислала посыльного, надо срочно ехать в салон выбирать новые туфли. Предыдущие одна из ее помощниц случайно испортила. Господа преподаватели, на сегодня вы свободны!

Но перспектива провести пятничный вечер где-нибудь не здесь почему-то не вдохновила ни лысеющего учителя хороших манер, ни высокую худую даму, рассказывающую мне о всяческих иных нюансах.

— Господин Дивальд велел заниматься до упора, — поджала тонкие длинные губы она. — Сегодня мы должны повторить все, что за прошедшие две недели выучили.

— Это он просто про нашу проблему не знает, — отмахнулась Нала. С моими учителями она говорила, как со всеми прочими слугами в доме, — вежливо, но твердо, чтобы не оставалось сомнений, кто тут главный. — И поскольку разыскать его сейчас не представляется возможным, решения принимаю здесь я. Вы свободны. Я уже распорядилась, чтобы вам за сегодняшний день заплатили.

Недовольно пыхтя, они все-таки вымелись за дверь, прихватив с собой и учителя танцев, и учителя верховой езды заодно.

— Миша, ну что ты как в храмовой бесплатной школе, честное слово, — принялась выговаривать мне Нала, как только мы остались наедине. — Устала или тебе куда-то надо — так им и говори. И спокойно иди по своим делам. А то на тебя уже смотреть страшно!

Так вот как тут у них заведено…

— А раньше сказать не могла? — простонала я, пряча лицо в ладони.

Хотелось завалиться спать на неделю, а еще почему-то прибить одного блондинистого паршивца, который тоже мог бы предупредить.

— Я думала, тебе Тавиш сказал, — пожала худыми плечиками девушка.

— Можно мы за туфлями не пойдем? — подняв на нее глаза, взмолилась я. — Мне уже ни нарядов, ни выхода в свет не хочется.

Нала тихо прыснула и ободряюще сжала мое плечо.

— Конечно, пойдем! — заявила она и хитро сверкнула глазами. — Но ты просто посидишь на мягком диване и выпьешь чаю, это с моей обувью беда приключилась. Потом можем заглянуть в кондитерскую, погулять по городу, сходить в книжный магазин, как думаешь?

Отказа бы она не приняла, так что я послушно кивнула.

Усаживаясь в экипаж, вспомнила, что следовало оставить Тавишу хотя бы записку.

И как же я была права!..

Слуга модистки ехал с нами, сидел напротив, на самом краешке сиденья, и раболепно взирал то на Налу, то на меня. Вообще-то, так не должно было быть, но, еще до того как меня выцарапали у учителей, он чего-то там наболтал Нале, и вот результат. Кто я такая, чтобы возражать, но ведь эмоциям не прикажешь! И ловя на себе редкие взгляды, я тихо радовалась, что на мне маска. Даже будь лицо здоровым, сейчас я хотела бы ее.

Воздух казался пропитанным чем-то неприятным, хотя экипаж надушили перед тем, как мы сели в него. Огни ночного города, которые в другое время захватили бы меня целиком, сейчас совершенно не интересовали. Хотелось быстрее уже доехать.

И быстрей вернуться домой.

— Что-то не так? — Нала сидела на одном сиденье со мной, и лиц друг друга мы не видели в полумраке экипажа, но каким-то непостижимым образом она почувствовала, что мне неспокойно.

— Пахнет противно. Разве не чувствуешь?

Блондинка повела носом и покачала головой:

— Совсем нет.

— Странно…

В этот момент напомнил о себе паренек с сиденья напротив. Только что сидел так, чтобы занимать как можно меньше места, и даже шелохнуться лишний раз не решался, а тут поднял на нас глаза и ровно заговорил:

— Это у меня. Сейчас выброшу.

Медленно, словно не по-настоящему, его рука скользнула в карман и извлекла оттуда небольшой черный мешочек, развязала шнурок, высыпала на ладонь горстку светящегося серебристого порошка… По пухлым губам расплылась предвкушающая усмешка.

Нала первая сбросила оцепенение.

— Удушливая пыль!

Жаль, рассказать, как вести себя в сложившейся ситуации, не успела. Этот гад швырнул сияющий порошок нам в лицо.

Подруга всего пару раз кашлянула и тяжело откинулась на спинку сиденья. Меня же сознание покидало чуть дольше. Перед глазами все плыло, и воздух казался сладким и вязким, его тяжело и больно было вдыхать. Но я еще успела увидеть, как напавший на нас парнишка метнулся к окну, чтобы безопасно вздохнуть.

Не задумываясь о том, что творю, я резко выбросила руку вперед… За дальнейшее не ручаюсь. Сознание заволокла пугающая темнота.


— Второй кучер за неполный месяц, — отметил прохладный женский голос. — Слуги у Тавиша Дивальда долго не живут.

Каблуки прогромыхали по мостовой. Вслед за ними слух разобрал еще одни шаги, более тяжелые.

Я все слышала, но разлепить глаза не могла. Пошевелиться или застонать тоже не получалось.

Дверь экипажа распахнулась, щеку и шею обдало прохладным воздухом. Приятным, несмотря на обилие столичных запахов. К горлу подступила тошнота. Что этот гаденыш с нами сделал?!

— Зато девчонки живы, — отметил мужской, явно немолодой голос. — Эта так точно. Хм… Посмотри-ка сюда…

Не знаю, что он там нашел интересного, но я бы тоже взглянуть не отказалась. Но увы, тело неприятно онемело, и веки упрямо не желали приподниматься.

— Отлично, нас именно она и интересует, — без особой, впрочем, радости произнесла женщина. — Забирай и пойдем.

Сильные руки сняли меня с сиденья.

Вспышка страха и злости придала сил. Со мной такое уже не раз случалось. Они что же, собрались оставить беспамятную Налу одну, непонятно где?! И куда-то уволочь меня?

Огромным усилием открыть глаза все-таки удалось.

Почти даже не удивилась, увидев знакомое уже белое платье из тяжелого бархата и кружевную маску.

С губ слетел тихий стон.

Уже неплохо. Для начала.

— Не волнуйся, дорогая, все будет хорошо. Тебе просто нужно подышать свежим воздухом, — заметила мое возвращение в мир незнакомка, о личности которой я, впрочем, догадывалась. — Мы опоздали, но тебе как-то удалось вырубить негодяя. Сейчас мой друг с ним разберется.

Однако меня интересовало совсем не это.

— Нала…

— Ей досталось больше, — скрывать правду от меня не стали.

А я как раз набралась сил, чтобы выразить свою мысль:

— Не смейте бросать ее здесь одну!

— Девочка, ты не в том положении, чтобы командовать, — справедливо заметила непонятная особа.

Так-то оно так, но я ощущала такой прилив сил, и перед глазами больше не плыло. Извернувшись в руках пожилого мужчины, я вернула себе свободу. Покачнулась, когда ноги встретились с мостовой, но устояла, а миг спустя прижалась лбом к прохладной стене близлежащего здания и часто задышала, борясь с тошнотой.

— Ладно, вытащи и вторую, — тем временем решила незнакомка. — Я пока найду экипаж.

Каблуки уступали куда-то в сторону, мужчина отправился за Налой, я же как раз пришла в себя достаточно, чтобы оглядеться. А посмотреть было на что… Темный узкий переулок. Явно не в таком должен находиться салон лучшей модистки в городе. Два экипажа, наш и другой, подешевле. И возле второго три тела, которым, судя по всему, больше не суждено очнуться.

Что эта парочка сделала с напавшим на нас парнем и его подельниками, понятия не имею, но что-то долго он не подает признаков жизни… Ну да я бы на его месте тоже лучше притворилась трупом. А на своем — с удовольствием сделала бы так, чтобы притворяться ему не пришлось.

Вернулась женщина быстро.

— Идти сама можешь? — Это она мне, Налу ее сообщник тащил.

— Ага.

До конца не веря, что легко отделалась, я направилась за ней прочь из страшного переулка.

— Никогда не заботься о ком-то больше, чем о самой себе, — вдруг нарушила молчание, прерываемое тяжелым дыханием, узнанная незнакомка. — Уж поверь, я знаю, о чем говорю.

Молчу. А что тут скажешь?

Отсутствие ответа парочку нисколько не задело.

— Передай своему парню, чтобы поскорее решал что-то с Беатой. Она хочет, чтобы он и его деньги принадлежали только ей, и может повторить попытку, а меня может не оказаться рядом.

Ценная информация. Но…

— Вовсе он не мой парень!

— Тем лучше. — Странная штука — эти маски, они полностью скрывают лицо, но позволяют увидеть улыбку. Намек на нее. — Я как раз собиралась сказать, что он тебе изменяет.

Не мне. К счастью.

Вот только если это такое уж счастье, что же тогда сердце тяжелое, словно камень?

Больше разговоров не было. Нас погрузили в экипаж, перекинулись несколькими словами с извозчиком и отпустили. Когда же я, прильнув к окну, поискала взглядом две фигуры, оставшиеся позади, улица была совершенно пуста.


Дорога до дома прошла в страхе. Нала сломанной куклой лежала на сиденье и лишь только слабо дышала, за окном проносились незнакомые улицы. А вдруг извозчик везет нас совсем не туда? Вдруг я напрасно поверила этим двоим? С чего бы им вообще нам помогать?

К моменту, когда экипаж остановился, меня уже изрядно трясло, а по щекам бежали горячие ручейки.

Не успела выглянуть в окно и убедиться, что оказалась именно там, где нужно, как дверь распахнулась, являя бледного, перепуганного и злого Тавиша.

— Какого…

Да, нас собирались распекать, но я нарушила все планы, просто упав мужчине в руки и разрыдавшись.

— Что случилось? — прохрипел удушаемый в объятиях наколдованный.

— Сказали, нужно выбрать новые туфли… потом он бросил какой-то порошок нам в лицо… Кучера убили! Я так испугалась!!!

— Где Нала?!

Злость испарилась, Тавиш был до смерти перепуган.

— Здесь. Она без сознания.

Руки словно задеревенели, и разомкнуть хватку я бы не смогла, даже если бы захотела. Да и желания сейчас были прямо противоположные — почувствовать себя в безопасности, чтобы прижали к груди, утешили.

В такие моменты Тавиш всегда был идеальным мужчиной. Меня сгребли в охапку и понесли к дому. На ходу Тавиш успевал бормотать что-то успокаивающее и отдавать распоряжения слугам насчет Налы, вызова лекаря и каких-то отваров для меня.

Час спустя я разместилась на мягком диванчике в одной из малых гостиных, замотанная в плед и почти уже не всхлипывающая. Наколдованный потихоньку вливал мне в рот теплый травяной чай, не забывая аккуратно придерживать голову. Оставалось только глотать. Налу к этому времени перенесли в ее комнату, и только что к ней провели пожилого мужчину с заостренной седой бородкой и ларцом зелий в руках. Вроде бы это семейный лекарь Дивальдов.

Пока ждали его вердикта, Тавиш учинил мне настоящий допрос. Пришлось раза три все подробно пересказать. Только когда я опять попыталась впасть в истерику, этот зверь смилостивился и приказал сварить мне еще что-то успокаивающее.

— Какая же ты сильная, Михаэлла, — пробормотал он, усевшись на подлокотник дивана и поглаживая меня по волосам. — И магическая гадость тебя не взяла, и напавшего ты оттолкнуть успела…

— Подействовала она, просто слабее, чем на Налу, — вяло отбивалась я. — Может, на меня меньше попало?

Наколдованный хмыкнул:

— А вот это как раз неважно. Парализующий магический порошок запрещен, уж слишком удобно его использовать для всяких грязных дел… Достаточно сыпануть горстку, частицы рассредоточатся по всему помещению, хоть что-нибудь, да вдохнешь. А если вдохнешь, точно свалишься. Он боевых гейров берет, а ты у нас девушка миниатюрная.

Так-то оно так, но как ударила парня в экипаже, даже не помню. И силы быстро вернулись, стоило испугаться и разозлиться… Что-то это да значит.

— Тавиш?

— Мм-м?

Пора было менять тему, пока не вылезло что-то такое, к чему я сейчас не готова. К тому же меня волновало и кое-что еще.

— Кажется, меня эта беглая преступница, Аделина, спасла.

Душа нисколько не противилась безумной версии. Наоборот!

— Мне тоже так кажется, — добил меня Тавиш. — А ты, случайно, не догадываешься почему?

Из-за ларца, конечно! Но как именно тут все связано, я представления не имела, поэтому пробормотала что-то нечленораздельное и сладко зевнула.

Тут как раз принесли новую чашку чая. Ромашкового, если нос не подводит.

Усевшись удобнее, я маленькими глоточками пила ароматную жидкость, мысли же были далеко. Если беглая каторжница охотится за своими сокровищами, почему она не попыталась их у меня вытребовать? Возможность была, никуда бы я не делась. К чему были мимолетные нравоучения? И кто тот мужчина рядом с ней?

Ничегошеньки не понятно.

И от этого еще любопытнее…

Хоть бы с Налой все обошлось!

Сделала глоток, заметила изучающий взгляд Тавиша и чуть не поперхнулась. Вот просто чувствую: в его блондинистой голове родилась очередная опасная затея. Срочно захотелось закопаться поглубже в одеяло!


Чай оказался с сонным зельем, так что желание мое сбылось.

Проснувшись, от служанки узнала последние новости. Нале лекарь определил провести несколько дней в кровати, так что совместный выход в свет откладывается. Девушка до сих пор не открывала глаз, хотя и выглядела уже чуть получше. Тавиш еще вчера вечером рванул к Ффруа, но вернулся ни с чем, если не считать сбитых костяшек на пальцах. С кем-то он все же сцепился, но Беаты в доме не было. Из салона модистки прислали наши наряды, и никаких проблем ни с платьями, ни с обувью, ни с чем-то другим не было.

Надо же было так глупо попасться!

Убедившись, что в доме временно установилась тишь да гладь, я направилась в ванную. Там долго отмокала в обжигающе горячей, ароматной воде, наслаждалась тем, как растворяются остатки вчерашних переживаний, а тело и разум заполняют энергия и умиротворение.

В неприятности влипли, выводы сделали… живем дальше.

Когда же вернулась в спальню, там меня поджидала неожиданность. И называлась она — «наглость потусторонняя, неистребимая».

Сначала я его вообще не заметила! Блаженно жмурясь, прошествовала до двери гардеробной, там выскользнула из халата, с удовольствием потянулась до треска в косточках и протянула руку к заботливо приготовленной кем-то одежде на сегодня.

Оставалось справиться всего с тремя застежками, когда где-то сбоку тоскливо вздохнули.

— Хорошее было представление. Жаль, быстро закончилось.

Глянув в зеркало, я еще успела заметить выражение, как у ребенка, у которого отняли конфету, промелькнувшее на узком лице.

Совести у некоторых нет! Они про нее небось даже не слышали.

Подавила желание швырнуть в него чем-нибудь поувесистее и приложила максимум усилий, чтобы пальцы на застежках не дрожали.

— Миша, ты просто искусительница. — В его устах это, наверное, был комплимент, но я как-то не оценила.

— Сразу видно, что кто-то сегодня дома ночевал.

Наколдованный насупился и дразниться перестал. Вместо этого перешел к вещам более серьезным.

— Вдвоем на бал пойдем?

Одно из богатейших столичных семейств сегодня устраивало праздник, который идеально подходил для моего первого появления в свете. Вот только настроения туда идти уже не было.

— А может, лучше дождемся, пока Нала поправится? — Я моляще посмотрела на Дивальда. — С ней мне будет спокойнее.

— Так и знал, что ты это скажешь, — потер ладони Тавиш. — Тогда предлагаю заглянуть в гости к родственникам последнего мужа Аделины Бернежки и разузнать про ларец. Ты со мной?

Прикусив губу, я некоторое время сомневалась. Влезать в очередную авантюру не хотелось. Когда уже наступит спокойная, размеренная жизнь? С другой стороны, не отпускать же этого сумасброда одного? Он что угодно натворить может. К чему пугать ни в чем не повинных людей?

— Ладно, пойдем. — После долгих колебаний я все-таки сдалась.

— Отлично, — просиял Тавиш. — Мне уже не терпится разгадать эту тайну!

Вот ведь неугомонный, а?

Визит был назначен на вечер. Из родственников у убиенного мужа остались только две дочери. Тавиш отправил им записку с просьбой о встрече, и девушки пригласили нас на чай.

Но до этого мы еще успели заглянуть к очнувшейся Нале. Вчера ей здорово досталось, и сейчас она была еще очень слаба.

— Прости, я испортила вечер, — простонала она, едва увидела нас с Тавишем в дверях. — А ты к нему столько готовилась…

Однако разочарования из-за того, что не попадаю на праздник, я совершенно не испытывала. Напротив, даже радостно, что удалось это дело немного отсрочить.

Да, я трусиха. И нет, мне ни капельки не стыдно!

— Ничего страшного, — заверила болезную и улыбнулась.

Подойдя к кровати, я аккуратно установила поднос с завтраком. Мы не просто так пришли.

— Спасибо, что спасла нас. — Нала тоже вымучила слабую улыбку.

— Это не я, — получилось уж очень таинственно.

Настолько, что она совсем не то подумала…

— О… Надеюсь, ты его хоть поцеловала в благодарность? — Нала стрельнула взглядом в скромно приткнувшегося в кресло Тавиша.

Тот польщенно раскраснелся.

— Нет, — пожаловался он, — но она мне кое-что показала…

— А?!

Чего-чего я ему там показала?

— Мм-м, и это было даже лучше, чем поцелуй.

Реакция тела оказалась проворнее разума. Рука сама схватила из мисочки с клубникой самую крупную ягоду и швырнула ее в паршивца. Даже не промазала! Не в лоб, конечно, попала, как мне хотелось, но расплывающееся красное пятно на белоснежной сорочке тоже вполне удовлетворило.

— Убит. — Тавиш притворно схватился за сердце и откинулся на мягкую спинку.

— Понятия не имела, что он подглядывает! — попыталась оправдаться в глазах подруги я.

Правда, моя испорченная репутация никого не интересовала.

— Эй, полегче, это мой завтрак! — прикрикнула на нас Нала и тут же принялась сожалеть: — Опять я все интересное пропустила.

— Специально для тебя мы можем и повторить, — оживился ее неугомонный родственничек.

И так алчно посмотрел на меня, что…

— Только попробуй что-нибудь выкинуть, тогда точно прибью, — зашипела я на него.

Нала наблюдала за нами с неослабевающим интересом.

— Миииш? — Девушка обратила на меня лучезарный взгляд, берясь за ложку.

— Что?

Хорошенькая мордашка сделалась хитрой донельзя. Вот все-таки странно, что она родственница именно этой его половине…

— Ну ты посмотри, какое сокровище пропадает. — Названого брата она обожает, это я за прошедшие дни уже поняла. — Симпатичный, не дурак, богатый, щедрый, родовитый, еще и маг к тому же. Может, давай мы его немного подвоспитаем, и ты за него замуж выйдешь? Я уже к тебе как-то привыкла.

Притворившись, что всерьез задумалась над предложением, я поизучала взглядом пришибленную персону в кресле.

И наконец определилась с решением:

— Тебе надо, ты и выходи. А я не хочу воспитывать, я уже воспитанного хочу.

— Не могу, он мне как брат. — Нала тоже заупрямилась.

Очень кстати опомнился предмет интереснейшего обсуждения.

— Девушки, прекратите меня делить! — вполне серьезно возмутился Тавиш. — Рано меня еще в брачные сети. Я, может, только жить начинаю.

Не сговариваясь, мы с Налой обменялись смеющимися взглядами. Ну-ну.


Развеселый завтрак вымотал Налу так, что стоило нам выйти за дверь, она уснула и до самого вечера, когда мы собрались уходить, больше не просыпалась. Ну и ладно, ей только на пользу, пусть набирается сил.

Протряслись в экипаже почти час. Сегодня на улицах их было много, попадались не только привычные, черные или серые, но и нарядные, украшенные гербами, лентами, с сопровождением. Время было позднее, выспавшаяся знать торопилась на ужины и приемы.

Все это разбудило во мне любопытство. Страшно захотелось узнать, где бывал Тавиш все те вечера, пока я корпела с учителями. Но как?! Если спрошу, он еще подумает, что мне есть до этого дело… И я не спрашивала.

Как выяснилось, это было далеко не последнее испытание, которое наколдованный блондин мне на сегодня запланировал.

Экипаж остановился у трехэтажного особняка, в котором сдавались квартиры. Каждая из них в несколько раз превосходила мой прежний дом, в просторном холле сидел пожилой мужчина и бдительно следил, кто и к кому приходит, и все-таки, по моему мнению, не так должны жить дочки богача, владевшего несметными сокровищами.

О своих умозаключениях я не преминула сообщить Тавишу, пока мы взбирались на третий этаж. На что получила познавательный ответ:

— Я навел справки. Сюда девушки переехали уже после смерти отца. И живут достаточно тихо, в свет почти не выходят.

Подозрительность сделала стойку, пришлось отмахнуться от нее. Совсем нервы расшатались с этими нескончаемыми злоключениями.

Стоило лишь слегка нажать на звонок, как дверь сразу же распахнулась.

— Проходите, мы вас ждали, — лучисто улыбнулась хозяйка.

По кружевам, скрывающим мое лицо, скользнул настороженный взгляд.

Я взаимно разглядывала молодую женщину. Невысокая, симпатично округлая, лет слегка за двадцать. Но эти рыжие волосы, немного вьющиеся на кончиках, родинку над левым уголком рта и немного раскосые глаза с хитринкой я определенно уже где-то видела…

Вот только где?

А! Точно! На пути в столицу. Это же Нарья, одна из подруг, с которыми приятно провел время в Терое Тавиш.

Кстати, его выражение лица стоило того, чтобы сюда прийти. Таким удивленным я его не видела, даже когда «любимые родственники» чуть не продали его дом.

Зато Нарья держалась так, будто и в самом деле видит нас в первый раз.

— Проходите, занимайте любые кресла, — усердно исполняла роль гостеприимной хозяйки она. — Какой предпочитаете чай? Или, может быть, кофе? Предложила бы чего-нибудь покрепче, но мы с сестрой не держим в доме спиртного.

Угу. А еще не шастаете где попало и не проводите ночи с первыми встречными.

Ну, сестра-то, может, и не проводит, а вот ты…

Ох, как хотелось ей это сказать в лицо! Но приходилось держаться.

Бегло осмотревшись, я сделала вывод, что квартирка у девушек небольшая. Гостиная, две спальни, кухня и еще парочка бытовых помещений: ванная или кладовка. Все. Даже мебель, похоже, привезена из другого места. Уж слишком громоздкая для небольшого помещения. И вся разная, будто хозяйки просто взяли из старого дома любимое.

Кто бы говорил, конечно, но отчего-то подумалось, что сестрички стеснены в средствах.

— Мы полностью доверяем вашему вкусу, — ворковал тем временем пришедший в себя Тавиш.

Вторая сестра сидела угрюмой букой и лишь слегка кивнула нам в знак приветствия.

Нарья меня раздражала. Я по-прежнему не знала, как себя с ней вести после случившегося в Терое. Хотелось побыстрее выяснить важное и уйти, а не чаи распивать, но треклятая вежливость заставила с благодарной улыбкой принять узорчатую чашку. Даже немного отпить. А вот к пирожному, подсунутому мне едва ли не под нос, даже не притронулась.

— Так что же вас привело? — наконец перешла к делу хозяйка, усаживаясь рядом с сестрой. — Из записки я поняла, что есть какие-то сведения о мачехе.

Слово прозвучало так грубо и неприязненно, что я поежилась. Оно и понятно, учитывая, что сотворила Аделина, но… лично у меня бояться или ненавидеть ее не получалось. Да и не за что было, если честно. Эта странная особа пришла нам с Налой на помощь, когда могла просто пройти мимо.

— Она удрала с острова. — Информации Тавишу было не жалко.

— Знаю, — разочарованно выдохнула Нарья. — Меня туда следователи вызывали, только пару недель назад вернулась из поездки. Это все?

Задумчивый взгляд соскользнул с Тавиша на меня и через мгновение вернулся обратно. Симпатичный и обходительный мужчина интересовал Нарью куда больше девушки в маске, особенно учитывая их общее прошлое.

— Ходят слухи, будто есть некие сокровища, оставшиеся от вашего отца, которые Аделина теперь разыскивает, — в лоб спросил наколдованный, отчего обе хозяйки вздрогнули и переглянулись. — Они действительно существуют?

Прямота, граничащая с грубостью, — иногда вернейшее средство выбить собеседника из равновесия. Вон как обе девицы зашевелились при одном только упоминании о ценностях!

— Как же, разыскивает она! — прошипела Нарья, вмиг утратившая все спокойствие. — Эта гадина украла ларец и где-то припрятала. Больше некому! Отец даже нам не говорил, где он. Все боялся, что мы молодые и глупые, тут же все промотаем.

— А что в ларце, если не секрет?

Девицы еще раз переглянулись, будто безмолвно советуясь, рассказывать нам или нет.

Уж не знаю, честно ли, но Нарья в итоге ответила:

— Мы так и не узнали.

Правдоподобно, но отношение к ней было предвзятое, так что верить я не спешила.

Тавиш же, выяснив, что хотел, сразу засобирался уходить, светскую беседу не поддержал, даже чай не допил. И если Нарье это не понравилось, да так, что она даже скрыть своего недовольства не смогла, то мое настроение медленно поползло вверх. Может, не так он и безнадежен?

И правда, не так. Потому что намного хуже!!!

Дернуло же меня спросить:

— Что, разонравилась девушка? Или наоборот, слишком хороша для твоей потусторонней половины?

Мастер в нашем селе, видать, поработал знатный, и даже теперь, когда краска местами слезла, жуткие туши вызывали отвращение. Считалось, что они не делятся на мужчин и женщин, это со слов Тавиша я узнала, что все не совсем так. И теперь, представляя «дам» из другого измерения, видела их именно такими. Зато понимала, почему Тавиш не кривится, глядя на меня. И почти не смущалась его. Только когда он врывался ко мне в момент переодевания, а делал он это с завидным постоянством… впрочем, это уже совсем другая история.

Мы как раз вышли из подъезда и усаживались в экипаж. Наверняка сестрицы наблюдали сверху, макушка от их взглядов так и зудела.

— Связываться во второй раз с одной и той же — не в моих правилах, — сообщил наколдованный, помогая расправить на сиденье мои юбки, чтобы они не помялись.

Запомнить: больше не думать о нем слишком хорошо.

— Почему? — Уж не знаю, хотела разговор поддержать или показать, что мне его похождения совершенно безразличны.

— Тогда это уже не развлечение, а отношения, — поделился ходом своих мыслей демон. — А оно мне надо?

— Тебе виднее.

Очень кстати подумалось, что меня он уже два раза целовал. Ну и правильно, у нас отношения. Пусть не романтические, но совершенно особые.

Главное, покончить с ними раньше, чем в моей жизни появится кто-то настоящий.

Если появится…


Глава 8 | Михаэлла и Демон чужой мечты | Глава 10