home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 11

– Ребята, у нас мало времени, – сказала Лана. – Хватайте вещи – и вперёд.

Красавец в доспехах, вошедший за ней, поклонился.

– Привет, Пэро, – кивнула Милена.

Через минуту все в полном обмундировании стояли возле выхода.

– Я проведу вас по тайной лестнице, – сказал Пэро. – Внизу её охраняют двое моих солдат. Это самый незащищенный выход. Смена караула через десять минут. Мы должны успеть до того, как прибудет разводящий со сменой.

– Что требуется от нас? – спросил Виктор.

– Этих двоих я попытаюсь отвлечь, – сказал Пэро. – Госпожа Лана дальнейшую дорогу знает. Когда же прибудете в мужскую половину города, вас встретят у главной арки и отведут в надежное место. Там будете дожидаться меня. На этом всё. Идёмте.

Из соседнего помещения был выход на лестничную площадку. Ступени из серебристого гранита были отполированы до зеркального блеска, и Милена пожалела, что нет времени их как следует рассмотреть. Бежать по ним было нельзя – скользко. Придерживаясь за кованые решетки перил, компаньоны стали спускаться.

Миновав три пролета, по знаку Пэро все перешли с лестничной площадки в круглое помещение, откуда вниз шла винтовая лестница.

– Идите не спеша и тихо, – прошептал Пэро.

Все подчинились.

Вдруг Пэро остановился и быстро вскинул руку.

– Прошу вас, стойте здесь и ожидайте сигнала.

Он стал опускаться и скоро скрылся из глаз.

– Эй, гвардеец! – послышалось снизу через некоторое время.

– Так точно, господин начальник!

– Что это? Почему такой заспанный вид? Ты спал, что ли?

– Никак нет, господин начальник! Я думал!

– Ах, ты думал! А было велено думать?

– Никак нет!

– Имя!

– Садвик.

– Итак, ты нарушил устав! А где второй?

Молчание.

– Где второй, я тебя спрашиваю?

– Он по нужде отошел, господин начальник.

– Марш за ним! Немедленно!

– Слушаюсь! Но… как же пост, господин начальник?

– Иди, выполняй. Я постою за тебя…

– Слушаюсь!

Быстрый топот.

– Эй! – негромко позвал Пэро. – Опускайтесь!

– Проклятье! – выругался Заро. Край его плаща случайно намотался на виток решетки и, когда он дернулся, завязался в узел.

Макс схватил его за ворот и изо всех сил дёрнул плащ. Он слегка изогнул решетку, а плащ даже не затрещал. Макс принялся развязывать узел на шее Заро.

– Нет! Нельзя оставлять плащ, – прошептал Заро. – В нём сила.

– Обрежем край. – Виктор выхватил нож.

– Нет. Все магические предметы живые, если их ранть, они теряют часть силы. Этот плащ мне еще нужен.

– Скорей же! – торопил Пэро. – Вот-вот вернутся постовые…

Лана вцепилась в злополучный узел и, ломая ногти, принялась распутывать. Макс стал ей помогать. В дело пошли зубы.

– Осторожней, – нервничал координатор. – Магические вещи требуют бережного…

– Да заткнись ты! – рявкнул Макс.

Наконец, узел развязался, но тут послышались шаги сразу нескольких пар ног.

Компаньоны бросились вниз и тотчас отпрянули. В небольшой вестибюль вошло пятеро солдат, вооруженных настоящими солитонаторами. Когда отец Милены, которому дядя Ромуальд приходился братом, служил в пограничных войсках на одном из дальних астероидов Солнечной системы, у них на вооружении были подобные бластеры – дома в подтверждение имелось армейское фото.

Милена, опускавшаяся первой, успела вскочить в неглубокую нишу. Отсюда она могла видеть лишь ноги Ланы, стоящей на ступеньках выше и часть плаща Заро.

– Взять их! – крикнул Пэро, но в тот момент, когда один из солдат пробегал мимо Милены, с глухим стуком в спину ему воткнулся короткий нож. Милена успела вырвать оружие из рук поверженного в момент его падения.

Солдат издал предсмертный хрип и упал, расквасив лицо о мрамор.

Значит, Пэро подставил себя под удар.

На секунду она вновь скрылась в нише – только для того, чтоб понять устройство оружия, и тут же с разочарованием сообразила: оружие лишь внешне похоже на бластер, на самом деле оно стреляет дротиками.

Милена гланула мельком на убитого. Ещё с десяток коротких стальных дротиков торчало из чехла на его поясе.

Несколько мгновений понадобилось солдатам, чтобы осознать измену начальника. У входа послышался шум и лязг металла.

Выскочив из засады, девушка подняла арбалет и выстрелила, лишь на мгновенье прицелившись.

Дротик вошел в шею одному из солдат. Атаку двух других пытался отразить Пэро.

Раненный солдат, одной рукой схватившись за дротик, поднял меч и, шатаясь, пошагал прямо на Милену. Она выстрелила вторично и с отвращением увидела, как острый дротик, раздирая ткани переносицы, почти целиком вошёл в голову бедолаги. С остановившимся взглядом он рухнул.

В эту же секунду крепкая рука Виктора выхватила у нее арбалет.

Милена отступила, давая дорогу, и Виктор уверенно выстрелил в одного из соперников Пэро. Дротик ударил в сердце, и ещё один солдат.

Пэро тем временем одолел соперника. Безголовое тело пало на колени и, безвольно прислонившись к стене, замерло.

Макс подоспел к выходу, когда на полу лежало четыре трупа.

Пятый солдат бросился бежать.

– Лана, вперёд! – крикнул Макс. – Показывай дорогу!

– Пэро ранен! – крикнула она.

Они с Виктором подхватили Пэро под руки. Милена подобрала арбалет и два чехла.

Макс заткнул за пояс меч. Подойдя к Пэро, он наклонился и легко закинул его себе на плечо.


Через полчаса компаньоны подошли к подножию главной арки. Здесь заканчивалась территория женской части Города и начиналась мужская.

Макс поставил Пэро на ноги. Тот, вглядываясь в темень, присвистнул.

Тут же прозвучал ответный свист.

– Выходи, Прадо! – негромко позвал Пэро.

Из глубины арки на мостовую, освещенную луной, вышел мужчина во всём белом.

– Это мой брат, – сказал Пэро. Он был на несколько лет постарше и говорил.

– Здравствуйте, добрые странники, – Прадо был постарше и говорил приятным низким голосом: – Что с тобой, брат мой?

– Пустяки, любезный брат! – Пэро махнул рукой. – Воин не станет обращать внимании не мелочи.


Дом, где жил Пэро со своим братом, был таким в котором и подобает жить начальнику Гвардии: эркеры, колонны, пузатые балкончики… Многоярусный фронтон возносился в звездное небо. Стены выложены тёмным полированным камнем.

– Прошу. – Прадо учтиво поклонился.

Гостям предоставили две комнаты.

Милене пришлось разделить с Ланой широкое двуспальное ложе. Они помылись и почти тотчас уснули.

Остаток ночи прошел спокойно. Милене снились шестилапые мутанты и химеры из дворца Лиуо, они нападали, но в итоге всё окончилось хорошо.


Наутро, когда Милена проснулась, Лана ещё спала. Окна спальни смотрели на восток, в сторону покатых голубых холмов, из-за которых поднималось оранжевое светило.

Милена улыбнулась. Ей удалось по-настоящему отдохнуть.

Набросив одежду, она вышла из комнаты и нос к носу столкнулась с Максом. Это был не совсем тот человек, с кем ей хотелось встретиться в самом начале дня.

Макс тащил увесистую корзину. Содержимое было накрыто куском материи. Судя по всему, то были продукты.

– Куда ты все это несешь? – спросила она.

– Через пять минут уходим, – буркнул Макс. – Буди Лану.

– Вы узнали, как добраться до того ущелья?

– Какого ущелья? Слушай, собирайся, пожалуйста… Тебе по пути все расскажут.

– Ты нормально объяснить можешь? – Милена сердито развела руками. – Где Виктор?

– Там… – Макс небрежно кивнул головой.

Но Милена уже и сама увидела широко улыбающегося Виктора, шедшего по коридору.

– Доброе утро, моя дорогая! – он обнял Милену и притянул её к себе.

– Что происходит? – спросила она, увертываясь от поцелуя. – Почему вы приняли решение отдельно от нас?

– Сейчас мы находимся в городе Мимферо, – сказал Виктор, ведя её за собой. – Женщины и мужчины здесь живут раздельно. Всем женщинам, кроме жриц васты сознания, разрешают встречаться с мужчинами только в дни весеннего равноденствия. Как тебе это?

– Курьёзно, – сказала Милена.

– То-то! – Виктор засмеялся. – В мужской половине города установлен сухой закон, женщин нет, и все давно бы умерли от скуки, однако в городе процветает подпольный винный бизнес и имеются тайные дома свиданий, куда приходят женщины из своей половины города. В общем, обстановка – та еще, но все свыклись, не ропщут.

– Вик, но Заро сказал, что это вроде как продукт нашего воображения… – Милена посмотрела вопросительно.

Виктор развёл руками и улыбнулся.

Они вышли на задний дворик. В середине правильного квадрата бассейн с неработающим фонтаном. За бассейном четыре колонны.

– Оба брата – холостяки. Отец их умер несколько лет назад. Он был обычным солдатом. Этот дом принадлежит Пэро. Он молодец. Но теперь у парня нет будущего. Всё, что он умеет – это воевать. Карьера его пошла коту под хвост, ты сама понимаешь. Поэтому Пэро попросил взять его с собой. Мы подумали, что можно было бы согласиться, но он ранен и до выздоровления должен будет скрываться у друзей. А нам ждать нельзя.

– Но как же мы доберемся до врат в васту времени?

– Дорогу в ущелье Сынов Тьмы нам будет указывать Прадо. Он сам вызвался идти с нами.

Милена вернулась в спальню. Лана сидела на кровати и сладко потягивалась.

– Мне приснился кошмарный сон, – сказала она, улыбнувшись. – Будто я живу во дворце, и на мне надет самый дурацкий на свете наряд.

Милена подобрала с пола джинсы и футболку и бросила их Лане.

– В таком случае быстро натягивай вот это – и пошли!

Спустя некоторое время команда была в сборе. Все собрались у колоннады на заднем дворике.

Прадо закрыл дверь на ключ и, махнув рукой, пошагал по аллее.

– Пойдем в обход центральной площади, – на ходу сказал он. – Чем меньше глаз, тем лучше.

Миновав несколько улиц, они остановились у небольшого барака.

– Попрощаюсь, – сказал Прадо.

Он постучал в закрытые ставни и отошел в сторону.

Через минуту дверь открылась и, опираясь на палку, из дома вышел Пэро. Нога его была перевязана. Он подошел к друзьям, стараясь сохранять осанку.

Молча обняв брата, юноша поклонился Лане. Затем учтиво кивнул остальным, задержал взгляд на Максе.

– Береги ее, о славный рыцарь, – сказал он. – Ибо она достойна королевской чести.

– Прощай, – сказал Макс.


Они шли лиственным лесом, пока не оказались у подножия южных гор.

Здесь лиственные леса сменились хвойными, а из сероватого грунта то тут, то там стали проглядывать потрескавшиеся каменные глыбы.

Подъем с каждым часом делался всё круче. Запасы еды быстро заканчивались, и разговоры путников в их короткие передышки постепенно становились все принуждённее.

К вечеру седьмого дня путники они вышли на гладкое плато. Кое-где небольшими островками росли карликовые деревья со скрюченными стволами и небольшие кустарники.

На западе узкой полосой поблескивало море.

Прадо посмотрел на солнце, медленно оседающее за горизонт, и повернулся к Виктору: с самого начала он почитал его за предводителя.

– Если поспешить, то через пару часов будем на месте.

– Ясно! – сказал Виктор и, развернувшись к разбредшимся компаньонам, крикнул: – Ускоряемся!

– А может, лучше передохнуть здесь до утра? – предложил Заро.

– Ночи в горах слишком холодные, – сказал Прадо. – Я доведу вас, а сам успею свернуть вправо, там деревушка.

Через полчаса дошли до края плато.

Здесь начинался каньон. Ширина его была не менее трех сотен шагов. Справа он сужался, а слева поворачивал к югу и вдали, врезаясь в скалы, превращался в ущелье.

Компаньоны, не тратя времени, начали спуск по каменистому склону.

– Ну и ну, – уныло сказал Заро, глядя в открывшуюся пропасть.

Дно каньона было уже погружено в сумерки.

– Движемся наискось – в сторону ущелья! – сказал Прадо. – Другого спуска нет.

Хватаясь за колючие ветви стелющегося можжевельника, компаньоны стали опускаться. То и дело из под ног сыпались камни.

Временами попадались тропы, нехоженые уже многие годы. Суровый климат и сухие юго-восточные ветра не давали им зарасти, зато происходящие порой оползни часто преграждали путь.

Сумерки сгущались, и идти становилось всё труднее. Один раз Виктор чуть не улетел в пропасть вслед за выскользнувшим булыжником. Он упал и покатился по отвесному склону и лишь чудом успел ухватиться за большой камень. Оба трофейных арбалета, висевших у него на плече, стали добычей пропасти.

– Ты с ума сошел! – крикнул Макс, подавая ему руку. – В темноте смотри ногами.

Никто не знал, сколько осталось до окончания спуска.

Прадо стал серьёзен. Через каждые пять-десять шагов он останавливался и, вытянув шею, настороженно прислушивался.

Заро, который основную часть пути плёлся сзади, неожиданно стал вырываться вперед, будто у него утроились силы.

– Плохое предчувствие, – сказала Милена, оказавшись рядом с Виктором.

– Что поделать, – отозвался Виктор. – Теперь мы заложники обстоятельств.

В эту минуту над их головами беззвучно пронеслась тень.

– Что это? – прошептала Лана.

– Черные призраки, – испуганно пробормотал Прадо. – Они очень опасны…

– Спокойно! – крикнул вполоборота Заро. – Это всего-навсего наблюдатели. Вдали от храма эти твари бессильны.

– Откуда вы знаете? – спросила Милена. Но координатор не ответил. Он быстро пошагал дальше.


Наконец, спуск стал выравниваться, и теперь не надо было держаться руками.

Все чаще стал попадаться мягкий грунт. Кое-где на нём росла трава и какие-то растениями с широкой колючей листвой.

Милена сорвала один из листов, понюхала и с отшвырнула в сторону. От растения разило серой.

– Ни за что больше не срывайте их! – сказал Заро, догадавшись по звуку. – Это адский лопух! Он невероятно ядовит.

– Смотрите! – крикнула Лана.

Узкая долина, усеянная валунами, словно река, плавно извивалась, уходя в сторону ущелья. Кое-где росли деревья. Отвесные скалы уносились вверх, к небу, затянутому чёрными тучами.

– А где наш Заро?! – спросил Виктор.

Все почти одновременно увидели белевшую вдали фигурку.

– Стой! – заорал Макс.

Они побежали.

Всюду теперь была мягкая глинистая почва, поросшая все тем же адским лопухом. Видимо, где-то рядом протекал ручей: ноги то и дело проваливались в топкие места.

В долине стоял удушливый серный запах. От него слезились глаза и неприятно пощипывало в носу и горле.

Несмотря на то, что компаньоны выкладывали последние силы, расстояние до Заро только увеличивалось.

– Откуда у него такая прыть? – задыхаясь, спросила Лана.

В эту минуту облака на небе разошлись, и в просвет выглянула бледная луна. Её свет упал на долину, и вся она вспыхнула голубоватым пламенем.

Глазам путников открылась мрачная картина.

Примерно в ста метрах от того места, где они стояли, долина упиралась в высокий каменный порог, за ним начиналось ущелье. На порог этот быстро и уверенно карабкался Заро.

Ущелье сужалось и уходило в темноту, но света было достаточно, чтобы разглядеть чудовищных размеров пещеру, в глубине которой виднелись белесые ступени.

Милене показалось, что над входом в пещеру, словно хлопья пепла, вьются рваные тени.

– Это и есть Храм Отрицания, – сказал Прадо. – Моя миссия выполнена. Дальше для меня дороги нет. Ещё ни одно существо не возвращалось из храма. Черные призраки пришли из толщи черни. Говорят, когда-то они были сущностями вселенной… Они пришли сюда, нарушив границы владений Храма, за что были покараны… Но я верю, о странники, в вашу удачу. А я побегу в соседнюю деревеньку, тут у меня друзья. Прощайте.

Он поклонился. Однако не успел он сделать и пары шагов, как черные тени, налетевшие невесть откуда, схватили его и с жутким воем понесли к пещере.

Макс выхватил меч и несколько раз со свистом рассек воздух, но тени уже исчезли.

– Потомки черни, – пробормотал Виктор. – Они куда сильнее, чем я предполагал.

– Это послужит нам уроком, – отозвалась Лана. – Надо сторониться открытых мест.

– Держимся группой, – сказал Виктор. – Так будет легче отбиваться.

Сбившись в кучу, озираясь, они двинулись вперёд.

– Пятно! – Лана указывала на каменный порог. – Это то, о чём я думаю?

Они ускорили шаг и через несколько минут стояли у подножия.

Запутавшись в колючем кустарнике, растущем из расщелины отвесной скалы, в неуклюжей позе висел координатор.

Какое-то время компания и Заро молча смотрели друг на друга.

– Считаю своим долгом предупредить, – наконец сказал Заро. – Главная персоназа заключила с Орманом сделку.

– О чём это вы? – спросил Виктор.

– Она дала ему убежище в своём мире. За это он пообещал ей вечную или, во всяком случае, долгую и счастливую жизнь.

– И что?

– Они заключили договор… Я уверен в этом… Если Господин Отрицания поселяется в каком-либо из миров, он окружает себя надежными слугами, временно делая смертных неуязвимыми. Три тысячи лет назад я знал прекрасную юную девочку по имени Лэйла. Она была дочерью моего хозяина, и однажды я её соблазнил, – старик ухмыльнулся. – Была романтическая история. Мы собирались бежать на край света. Но, увы, наш план был разоблачен. Меня изгнали, и я нашёл пристанище при дворе царя Гистаспа, а Лэйлу, образно выражаясь, выдали замуж за одного заморского принца.

Координатор вздохнул.

– О главной персоназе я слыхал и прежде. Но кто бы мог подумать, что моя маленькая Лэйла жива, что она руководит вастой сознания! Стоило мне её увидеть, как я всё сразу же вспомнил!

– Но откуда вы знаете о сделке? – спросил Виктор.

– Интуиция. Я прекрасно понимаю психологию Ормана, ведь он долгое время был моим работодателем.

– Так, – Макс подошел ближе, вынимая из-за пояса меч. – А теперь говори, зачем бежал? Хотел предупредить хозяина о том, что мы уже близко?

Заро фыркнул. Куст, на котором он висел, угрожающе затрещал.

– Об этом ему и так доподлинно известно. Мало того, он слышит сейчас каждое наше слово.

– Что ещё! – спросил Виктор.

– На самом деле васта сознания принадлежит Господину Отрицания Орману, и здесь, в этой самой пещере, сосредоточена вся власть. Мимферо, город главной персоназы всего навсего прикрытие. Наивная Лэйла не ведает, что её ждет после того, как истечет срок договора…

– И что же её ждет? – спросил Виктор.

– Ну, например, Орман превратит её в уродливую старуху, и ей придется ходить по миру столько же, сколько она правила в своём призрачном дворце. Мало ли, что придумает его фантазия. Представьте себе, что будет, когда бывшая главная персоназа станет скитаться из уровня в уровень, сея среди сущностей проклятия и страшные болезни до тех пор.

Тут Заро расхохотался. Куст вновь затрещал, и координатор полетел вниз. Он упал прямо в руки Макса.

Поставив Заро на ноги, Макс прислонил его к стене.

– Не вздумай удрать. Иначе я тебя свяжу.

Но координатор стоял смирно и удирать не собирался.

– Хотите знать, почему я бежал? – он криво усмехнулся.

– Сейчас ты нам все расскажешь. Других вариантов у тебя нет, – рявкнул Макс.

– Как пожелаете… – Заро пожал плечами. – Но знайте: у меня была единственная возможность вам помочь, и вы её у меня отняли…

– Вы слышите, шеф?! – крикнул он. – Это была моя неудачная попытка совершить что-нибудь положительное!

Тут подземные толчки затрясли каменное подножие. Местами пошли трещины, и по всему ущелью прокатился гул.

– Помните меня, господин Орман?! – крикнул Заро. – Я вернулся! Если опять умру – знайте: я – созданный для обмана и зла – хотел исправиться! Я был почти искреннен с этими хомунами! И вот я говорю им правду, а вас беру в свидетели! Видят небеса: я спешил к вам, ибо намеревался отвлечь ваше внимание, чтобы мои друзья могли пробраться к святая святых!

Толчки вновь повторились. На этот раз из пещеры донесся гул, похожий на далекий рёв гигантского зверя. Тысячи теней взвились над пещерой. И затем всё стихло.

Заро в изнеможении уронил голову.

– К своему несчастью я застрял в этих проклятых кустах. Мой план не сработал. Но вы можете ещё использовать меня. Как приманку. Больше всего Орман опасается и ненавидит тех, кто служил ему долгие годы. Вот и сейчас он с нетерпением ждет, когда я войду в его тронный зал, чтобы подвергнуть страшному наказанию, а затем превратить в жалкую кучку пепла…

– Откуда нам знать, что вы не лжете? – спросила Милена. – И что вы не в сговоре с Орманом?

– Знаю, вы не верите мне, – сказал координатор. – Но прошу, возьмите меня с собой. И старый Заро, которого когда-то называли Сыном Звезды, сделает всё, чтобы помочь вам.

– Вы что совсем чокнулись? – неожиданно крикнула Лана. – Мы без Заро просто не справимся!

Макс попытался взять её за плечи, но девушка резко его оттолкнула. Повернувшись к Заро, она сказала:

– Я верю вам.

– Спасибо, сестричка, – сказал Заро.

В этот миг над ними пронеслись тени.

– Потомки черни! – крикнула Милена.

– Идёмте, – сказал Виктор. – Назад дороги нет.

Высота порога была не меньше трех человеческих ростов. Помогая друг другу, они взобрались наверх. Подойдя к пещере, остановились.

– Ашам-Ху! – прошептал Заро.


Старинные, поросшие мхом ступени, вели наверх. Ряды высоченных колонн поддерживали каменный свод, который озаряло голубоватое свечение.

Было мрачно, как в громадном склепе. Макс щелкнул фонариком.

Поднявшись по лестнице, они остановились у развилки. Из огромных каменных глыб были выложены три высоких арки. Над каждой высечены надписи.

Луч фонарика пробежался по письменам.

– Надписи предупреждают, что за вход в тоннель мы поплатимся жизнью, поскольку смертным не дано пройти дорогой богов, – сказал Виктор. – Макс, посвети.

Он достал карту.

– В левый тоннель потомки черни уносят всех, кто отказался входить в пещеру, а в правый тоннель они уносят души умерших… Средний тоннель ведет в тронный зал, где сидит Орман.

Тут ветер шевельнул волосы, и над головами что-то пронеслось.

– Чёртовы твари, – прошептала Лана.

Тоннель был непрогляден, как сама тьма. Свет фонаря выхватывал лишь смутные очертания неровных стен и свода.

Ход плавно вёл вниз. Кое-где были выдолблены ступени. Основная часть пути была завалена камнями и труднопроходима.

Время от времени путников обгоняли проносящиеся тени. Они не пытались нападать.

– Осведомители возвращаются со своих постов, – пояснил Заро. – Они носятся по всей васте и собирают сведения для Ормана.

По стенам во многих местах сочилась вода. Собираясь на дне, она текла ручьём, и чтоб не замочить ноги, приходилось идти по самому краю тоннеля.

Неожиданно воды стало больше, из ручья она постепенно превратилась в бурлящий поток, и вот поблизости послышался шум водопада.

Он звучал жутко и монотонно, и от этого шума у Милены мурашки шли по коже.

Вдруг поток свернул, преграждая путь.

– Дальше-то куда? – спросил Макс, но тут его фонарик высветил узкий мостик.

– Здесь начинается река ненависти, – сказал Заро. – Она течет сквозь все миры, чтобы отделить мертвое от живого.

– Я пойду вперед, – сказала Лана.

Придерживаясь за прогнивший канат, компаньоны пересекли реку.

Долгое время ещё они блуждали по угрюмому тоннелю, и вот, наконец, впереди забрезжил свет.

– Ятха-аху-вайрье-атха-ратуш-ашам-чит-хача, – быстро зашептал Заро.

– Что ты там бубнишь? – настороженно спросил Макс.

– Я должен произнести заклинания, – сказал Заро. – Иначе не успеем мы войти, как нас тотчас сожрут потомки черни. Но… – он посмотрел на Макса. – Если мне не доверяешь, заклинания можешь произнести сам.

Макс промолчал, и спустя несколько секунд вновь послышалось бормотание Заро:

– Вангахауш-даджда-мангхо-шьетхана-намм! Ангхауш-маздай-кшатхремача!

Вскоре тоннель стал расширяться, открыв ярко-освещенный выход. Под ногами появились гладко отесанные ступени.

Компаньоны плотнее прижались друг к другу.


Глава 10 | Дороги Богов | Глава 12