home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 4

Телом я живо ощущал прохладу воды, пока плыл с открытыми глазами к бетонной стене в конце бассейна. Из-за водопада поверхность воды надо мной волновалась, слабый свет, проникавший сквозь волны и пузырьки пены, отбрасывал на дно зыбкие тени, скользившие подо мной, как суетливые мыши. Я плыл вперед сквозь колышущиеся тени, пока не увидел на дне массивный темный предмет.

Я резко взмахнул руками и в одно мгновение оказался с ним рядом. Моему взору предстала паутина длинных волос, мерно покачивающихся в воде, и смутно различимые очертания лица — женского лица с выпученными глазами и раскрытым ртом.

Я содрогнулся от отвращения, но продолжал еще некоторое время рассматривать труп. Пугающая мысль, что она, может быть, жива, внезапно пришла мне на ум, но я знал, что это невозможно. Женщина была в одежде. Я установил, что на дне ее удерживал тяжелый груз, само же тело было как-то странно изогнуто, а на шее чернела повязка. Безумная мысль, что она все еще жива, никак не покидала меня, и я хотел удостовериться в обратном. На шее я нащупал толстую проволоку, обвивавшую ее и глубоко впившуюся в кожу. Почувствовав сильную горечь во рту, я оттолкнулся от дна и всплыл на поверхность.

Все ожидавшие меня у кромки бассейна слегка расступились, когда я подплыл и выкарабкался из воды. Никто не спросил, что я обнаружил; по выражению моего лица им все стало ясно. Они ждали, что я скажу.

Я набрал полные легкие воздуха и изрек:

— Так и есть. На дне мертвая женщина. Судя по всему, насильственная смерть.

Томительная тишина явно затягивалась. Наконец Оскар Своллоу, видимо движимый желанием разрядить обстановку, дрожащим голосом сказал:

— Вот так всегда в Голливуде: кто-нибудь обязательно испортит веселье.

Вряд ли его реплика кому-нибудь понравилась, но все же молчание было нарушено. Рауль сокрушенно вздохнул: «Боже мой! Убийство!» — а Кинг тихо выругался.

Я обвел всех взглядом:

— Кто-нибудь может объяснить случившееся? Как и почему мертвая женщина оказалась в бассейне?

Все молчали. Кое-кто отводил от меня глаза, качая головой. Я обратился к Раулю:

— Рауль, это твой дом, как ты можешь все это объяснить?

— Боже мой! Это просто ужасно, Шелл… Я не могу понять, как это могло произойти?

Выждав минуту, я снова обратился к Раулю:

— Пожалуй, мне придется воспользоваться твоим телефоном.

Он испуганно взглянул на меня:

— Зачем?

— Чтобы позвонить в полицию.

— Ну, знаешь ли… — Он замолчал, не закончив фразу.

Внезапно его поддержал Дуглас Кинг:

— За каким чертом звонить в полицию? Я вовсе не хочу быть замешанным в этой истории, да и никому из нас это не нужно.

Я стоял спиной к бассейну, а все остальные сгрудились передо мной. Я посмотрел на Кинга:

— Вы не исключение, мы все замешаны в этой истории просто потому, что оказались здесь, когда был обнаружен труп. И мы обязаны сообщить об этом в полицию.

Дженова почесал свою кустистую бровь и подошел ко мне ближе.

— Не нужно торопиться, мистер Скотт. Я прекрасно понимаю Кинга. Дуглас не может допустить никаких кривотолков, особенно если будет упомянута сегодняшняя вакханалия. — Он помедлил и добавил: — Это не нужно ни мне, ни всем остальным.

— Дело вовсе не… — начал было я, но Своллоу перебил меня:

— Я в свое время написал пару сценариев для радио, в которых трупы своевременно убирались оттуда, где они были обнаружены. Я бы предложил…

На этот раз я сам прервал его:

— Подождите минутку! Мы обязаны сообщить в полицию и не имеем права поступить иначе!

Однако никто не поддержал меня. А одна из девушек спросила:

— Неужели мы не можем просто разойтись по домам? Боже мой!

И все дружно согласились с нею. Я начинал терять терпение.

— Черт побери! Естественно, никому не хочется быть замешанным в убийстве, — заявил я. — И все-таки нравится вам это или нет, но я звоню в полицию.

Рауль как-то неуверенно осведомился:

— Шелл, почему ты решил, что это убийство? Может быть…

— К сожалению, Рауль, никаких «может быть».

Он сморщился и покачал головой. Тут я наконец осознал, что многие из присутствующих по вполне резонным причинам не желали, чтобы их имена попали на страницы газет, и тем более под крупным заголовком, намекающим или открыто заявляющим не только об убийстве, но и о языческой оргии. Кинг, Дженова, Рауль. Я не знал, как обстояли дела со Своллоу, хотя и он не выглядел счастливым. Все девушки явно стремились поскорее разойтись по домам. Короче говоря, я ни у кого не вызывал симпатии.

Выругавшись про себя, я направился к дому, но Кинг нагнал меня и схватил за руку.

— Уберите руки, Кинг.

Он повиновался, но не отступал:

— Послушайте, Скотт, вы, кажется, решили, что если носите какой-то там жестяной значок, то можете здесь командовать? Забудьте о полиции, приятель.

Дженова подошел ближе и решительно поддержал его:

— Я согласен с Кингом и вынужден настаивать на том же, мистер Скотт…

— Вы настаиваете? Настаиваете?! Да кто вы такой, черт возьми?! Неужели вы не можете понять, что произошло убийство?! — Я смерил Кинга взглядом. — Для вашего сведения, приятель, я звоню вовсе не потому, что ношу этот, как вы выразились, жестяной значок.

— Вы не станете звонить.

Я продолжал как ни в чем не бывало:

— У меня имеется лицензия частного детектива, это верно, и об обнаруженном трупе я обязан информировать ближайшие правоохранительные органы, иначе я лишусь работы. Но ведь любой гражданин обязан в подобной ситуации действовать так же.

— Вовсе нет, если об этом никто не знает, — возразил Дженова.

Тут я перешел на официальный тон:

— Рауль, спрашиваю в присутствии свидетелей: у тебя есть возражения против того, чтобы я по твоему телефону позвонил в полицию?

Он поколебался с секунду, потом сказал:

— Поступай, как знаешь, Шелл.

— Спасибо. Но тогда…

— Я предупреждаю вас, Скотт, — снова вмешался Дженова. — Я вынужден настаивать, чтобы вы дали возможность решить этот вопрос мне. Это… дело вас совершенно не касается.

— Как вам это нравится?! — воскликнул я, ни к кому конкретно не обращаясь. — Еще пара секунд, и я начну действовать.

Я подошел к нему вплотную и уставился на него. Кинг стоял справа от меня, поигрывая мускулами. Я продолжал, обращаясь к Дженове:

— Хватит мне угрожать! Будете доказывать свою правоту в полиции. Я считаю разговор оконченным.

Я услышал, как Кинг хрипло прорычал: «Ну уж нет!» — и вдруг мне показалось, что красиво уложенные каменные глыбы водопада внезапно подпрыгнули на пятнадцать футов и обрушились на мой череп. Я опрокинулся назад и оказался сидящим на траве, по инерции проехав на собственной заднице. В голове шумело, и я не мог понять, что со мной произошло. Ухо горело, голова раскалывалась от боли. Я повалился набок, опираясь на локоть, и посмотрел на Кинга, стоявшего в шести футах от меня. Позади него догорал закат, и на этом фоне он выглядел особенно свирепым. Казалось, вот-вот он поставит ногу мне на грудь и завопит, как горилла.

Я полежал несколько лишних секунд, чтобы усмирить собственную ярость, потому что когда двое здоровенных парней бросаются друг на друга, вполне возможно, что один из них действительно убьет другого. Мне тут же стало ясно, что Кинг не представляет серьезной опасности: типичная куча мускулов без каких-либо признаков интеллекта, он возвышался надо мной в традиционной, хотя и слегка осовремененной, позе Джона Салливана[1]. Он красовался в картинной позе, вместо того чтобы наброситься и избить меня. Когда туман в моей голове рассеялся, я сумел рассмотреть выражение других лиц. Дженова откровенно радовался. Своллоу пытался изобразить безразличную скуку, а Рауль озабоченно хмурился. На физиономиях девиц читался либо страх, либо любопытство. Элен же покусывала нижнюю губу, лихорадочно теребя собственные руки. Следует признать, что в этот момент Кинг выглядел намного живописнее меня.

Дженова восхищенно похлопал Кинга по руке, напоминавшей бревно, пока я медленно поднимался на ноги. Кинг оттолкнул Дженову. Он ухмылялся, пристально наблюдая за мной. Мои руки были опущены по швам, и Кинг, должно быть, решил, что разгадал мою тактику. А мне только того и нужно было. Когда я приблизился на расстояние удара, он вскинул левую руку, изображая, что делает финт, а правый кулак отвел назад.

Я выбросил вперед правую руку, словно желая схватить его за горло. Я действовал стремительно, однако вовсе не собирался его душить, а изо всех сил ударил по его левой руке ребром правой ладони так, что она глубоко врезалась ему в шею, между кадыком и подбородком. Он отпрянул и, размахивая руками, рухнул без чувств на землю. Если бы его правый кулак оказался проворнее, все могло бы сложиться иначе, но этого не случилось, и я запросто мог прикончить его.

Он лежал на земле, склонив голову набок и неуклюже подогнув ноги. Ухмылка исчезла с его лица. А когда я зашагал к дому, никто даже не пикнул.


Глава 3 | Трое под одним саваном. Сборник | Глава 5