home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 16

Сэмсон предусмотрительно подождал, пока мы не подошли почти вплотную к владениям Черри из камня и красного дерева, и лишь тогда связался по рации с местным управлением полиции. Там удивились, но разрешили работать на их территории.

Фил достал из бардачка короткоствольный револьвер и протянул мне. Это оказался мой кольт.

— По правде сказать, я не слишком надеялся, что ты выкрутишься, — признался он. — Однако на всякий случай прихватил его с собой. — Помолчав, он спросил: — А как ты вышел на Черри, Шелл?

— Он сам вышел на меня. Мне было абсолютно ясно, что Джейк и Пот на кого-то работают, но я не знал, на кого именно, пока Черри не велел им доставить меня к себе для переговоров — весьма для меня лестных, о которых я тебе рассказывал. К тому времени у меня накопилось достаточно информации, Фил, но я многого не понимал и не знал, на кого она меня выведет. И вот, благодаря Черри, все разъяснилось.

Мне было известно, что Дэнни и Фрэнк повязаны с каким-то типом по имени Джим и что этого Джима иногда называют Мак. Им оказался Маккьюни. Бизнес шел неплохо, и Дэнни с Фрэнком не оставались внакладе. Ключик к разгадке мне дала Рут, когда рассказала, что Фрэнк по пьяной лавочке разболтал, откуда возьмутся большие деньги, которых должно хватить на их свадебное путешествие. Из могилы мистера Грэйвса. Это походило на бессмысленный стишок "могила мистера Могилы", но теперь, когда мы познакомились с мистером Грэйвсом, оказалось, что стишок не такой уж бессмысленный. К тому же мы давно догадывались, чем занимается Черри, но не могли ничего доказать.

— Не можем ничего доказать, — мрачно поправил меня Сэмсон.

Я понимал, что он имеет в виду и почему так мрачен. На Черри у нас имелось более чем достаточно — и все же маловато для представления дела в суд. Ведь показания Трупенни, кроме его самого, обличали только Джейка и Пота, но никак не Черри.

Не следует забывать, что суды Калифорнии — в чем немалая заслуга постановлений Верховного суда — чрезвычайно снисходительны к наркопреступникам. Причем не только к тем, кто употребляет наркотики, но и к толкачам, и даже к оптовым поставщикам. С точки зрения здравого смысла — маразм, но именно таково положение дел в современной судебной практике. Огромные усилия тратятся на защиту так называемых конституционных прав и гражданских свобод всякого рода преступников и рецидивистов. Эти усилия совершенно не сравнимы с теми, которые направлены на соблюдение прав подавляющего большинства законопослушных граждан. Абсурд вроде того, что для защиты овец надо охранять волков.

Таким образом, совокупность некоторых постановлений Верховного суда с их всепрощенческой позицией, а то и прямым попустительством, плюс явное нежелание администрации губернатора действовать со всей решительностью превратили Калифорнию в рай для наркодельцов. Копы их арестовывают, а судьи при каждом удобном случае отпускают на свободу. И даже если закоренелые наркодилеры попадают за решетку, то судят их, как правило, за какое-нибудь мелкое правонарушение; поэтому некоторые получают минимальный срок или вообще освобождаются от наказания. Но даже если какой-то ублюдок загремит на полную катушку, судьи сразу же начинают вздыхать и охать, что парень сломлен, болен, и спешат отправить его — и ему подобных сукиных детей — в клинику. Впрочем, тут я согласен — они больны той же болезнью, что и Аль Капоне, Хрущев или Джек Потрошитель.

Мне было известно, что к нынешнему, 1961 году озабоченные сложившейся ситуацией круги пытались провести ряд законов, касающихся наркобизнеса, которые имели бы острые зубы. Увы, в настоящий момент у них нет даже десен. Поэтому, несмотря на то что нам было доподлинно известно, чем занимается Черри, у нас не хватало доказательств, чтобы добиться вынесения Большим жюри постановления о судебном преследовании, не говоря уже о возможности представить дело Черри к рассмотрению Верховным судом.

Оставалась последняя надежда — может быть, слегка поднажав, удастся разговорить Джейка и Пота. И самого Черри.

Заметив ведущий в сторону шоссе проселок, я предупредил Фила:

— Сверни здесь.

Он так и сделал, не снижая скорости и не включая сирену. Когда мы подъехали к лужайке перед огромным домом Черри, Сэмсон заметил:

— Эта хибара, должно быть, обошлась тысяч в двести долларов.

— Ага. Что равняется прибыли от нескольких килограммов героина. Мы можем подъехать сзади. — И я показал куда.

Перед домом стояла всего одна машина, черный "бьюик-электра". Сэмсон объехал дом, миновал бассейн и остановился у черного хода, через который вчера провели меня. Вокруг все выглядело спокойно — похоже, нашего приезда никто не заметил.

Достав из поясной кобуры тупорылый револьвер, Сэмсон скомандовал:

— Ты войдешь с черного хода, Шелл, а я — с парадного.

— Смотри, поосторожней. Эти кореша…

— Учи ученого, — фыркнув, оборвал он.

— Я просто предупреждаю, что они малость не в себе…

Сэмсон ухмыльнулся и посмотрел на часы.

— Ровно через минуту я войду в парадную дверь… время пошло.

Мы вылезли из машины, и он сразу же скрылся за углом дома, а я неторопливо подошел к двери черного хода, посматривая на секундную стрелку часов. Мягко повернув дверную ручку, я бесшумно открыл дверь и проскользнул внутрь.

В нескольких шагах от меня начинался устланный ковром коридор, по которому меня вели под конвоем Джейк и Пот. Посматривая по сторонам, я двинулся по нему. Никого. Свернув налево, я подошел к распахнутой двери, за которой открывалась громадная гостиная, заставленная массивной мебелью; здесь же важно красовался выложенный из камня камин. Тоже никого. С того места, где я стоял, была хорошо видна парадная дверь, за которой, наверное, уже приготовился к вторжению Сэмсон. Прошло чуть более тридцати секунд.

Быстрым шагом я двинулся по коридору прямо к той комнате, где вчера у нас с Черри состоялось столь милое свидание. Подойдя к двери, я замер, услышав голоса. Мне оставалось сделать несколько шагов, но тут со стороны парадной донесся грохот. Это вступил в игру Сэмсон.

Ближайшая от меня дверь оказалась незапертой. Я осторожно заглянул внутрь. Небольшая спальня, предназначавшаяся, видимо, для гостей. Я вошел в нее и прикрыв за собой дверь, оставив узкую щелочку.

Голоса смолкли, потом компания загалдела снова, но уже тише. По коридору кто-то шумно протопал. Держа наготове револьвер, я выглянул в щелку и увидел, как мимо торопливо прошел Джейк Лютер с озабоченным выражением худого, злобного лица. В правой руке он держал автоматическую пушку 45-го калибра. Передернув на ходу затвор, он поднял пистолет дулом вверх.

Намерение убийцы обеспокоило меня, но я решил, что Сэмсон в состоянии сам позаботиться о себе; у меня и своих хлопот полон рот.

Проследив, как Джейк исчез в огромной гостиной, я вышел в коридор и как можно тише подкрался к кабинету Черри. Дверь оказалась закрытой. Взведя курок кольта, я резко толкнул ее.

Как только она распахнулась, я одним прыжком ворвался в комнату и, пригнувшись, быстро осмотрелся. Никого. Я повернул голову в сторону смежной комнаты — тут-то он меня и достал. Должно быть, он притаился за открытой дверью кабинета. В мгновение, когда я повернулся влево, дверь со всего маху ударила по моему бедру. Теряя равновесие, я полетел вперед, однако успел обернуться и заметить, как на меня бросился Пот. В руках у него ничего не было, но я потерял равновесие и никак не успевал повернуться к нему лицом до того, как громила атаковал меня.

Он обрушился на меня всем телом своей здоровенной, мускулистой туши, ударив кулаком по правой руке. Выбитый из нее револьвер пролетел несколько футов по воздуху и ударился о стену. У моего кольта очень мягкий спуск, от удара боек сработал, и неожиданный грохот выстрела смешался с глухим шлепком врезавшейся в потолок пули.

Я приземлился на пол — сначала ударился о него левым коленом, затем всей физиономией проехался по ковру. Пот ринулся на меня, выставив вперед обе клешни, норовя вцепиться в горло. Подняв ногу, я лягнул его, целясь в лицо, но промахнулся. Пятка саданула его в плечо, отбросив Пота в сторону.

Послышался топот ног в коридоре, со стороны парадной двери донесся приглушенный грохот выстрела и какой-то треск. Пот тяжело грохнулся на пол подле меня. Я успел встать на колени, когда он уже был на ногах. Теперь топот слышался совсем близко — бежали сюда. И тут Пот размахнулся и со всего маху обрушил свой кулачище на мою шею. Ощущение было такое, словно лягнул взбесившийся кенгуру. Удар отбросил меня влево, но я успел выставить руку, чтобы опереться об пол и не растянуться плашмя. Оттолкнувшись от пола, я мгновенно выбросил кулак вперед.

Я целил ему в лицо, но массивный бегемот ловко уклонился, и вся сила удара пришлась по его ключице. Звук сломавшейся кости прозвучал неожиданно громко. В дверях произошло какое-то движение, но Пот, взревев от боли, вцепился своими толстенными пальцами мне в горло. В коридоре грохнул выстрел, за ним мгновенно последовал более низкий и раскатистый хлопок автоматического сорок пятого.

Лапища Пота, придавив мне подбородок, так сильно сжала горло, что я не мог повернуть голову и глянуть, что происходит за дверью. Перед глазами поплыли огненные круги. Сцепив оба кулака в один, я резко ударил по предплечью Пота, и тут из коридора один за другим донеслись еще два резких выстрела.

Пальцы Пота ослабили хватку, и я тут же изо всех сил трахнул его по другой ключице — на этот раз нарочно. Удар попал в цель, и кость хрустнула, издав неприятный, чавкающий звук.

Быстро обернувшись, я увидел, как складывается пополам стоящий в дверном проеме Джейк. В следующий момент он выронил пистолет, и тот с глухим стуком упал на пол. Происходящее напоминало замедленную киносъемку: Джейк попытался поднять руку к груди, к тому месту, где расплывалось алое пятно крови, но не смог; его руки обвисли как плети; медленно подломились колени, и он стал падать… В последний момент он успел поднять голову и поймать глазами меня. В них отражалась смерть.

— Прощай, сукин сын, — напутствовал я подонка.


* * * | Трое под одним саваном. Сборник | Глава 17