home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 3

Херши застонал, его веки дрогнули. Мы были одни в кабинете управляющего; я сидел на краешке стула рядом с кушеткой, где лежал сенатор.

Пол открыл глаза, застонал и задал мне именно тот вопрос, который я и ожидал услышать.

— Что… со мной случилось?

— Эд Гар вцепился в твой подбородок.

Пола передернуло.

— У меня такое ощущение, что этот тип до сих пор не отцепился. — Сенатор закрыл глаза, но минуту спустя снова раскрыл их и обвел взглядом комнату. Потом он скосил глаза на меня, и на его приятном худом лице появилось выражение безграничного презрения.

— Что же ты, Скотт, не гоняешься за преступниками, не стреляешь в Эда Гара, не защищаешь…

— Погоди, Пол, — улыбнулся я ему. — События развивались чересчур стремительно, к тому же твоя красотка спутала мне все карты.

— Какая красотка? — сначала не понял он.

— Да та куколка, с которой ты танцевал. — И я рассказал ему обо всем, что случилось после того, как он потерял сознание. В заключение я поинтересовался, что это была за девица? И какое отношение имеет к ней Эд Гар?

Херши сидел на кушетке, осторожно потирая ушибленный подбородок. Ему перевалило за сорок, он был на дюйм ниже меня, но гораздо худее. Выступающие кости не портили его лица, но красавцем его тоже нельзя было назвать. С таким лицом можно смело выступать по телевидению — избирательной кампании это не повредит. Херши оторвал руку от подбородка и пригладил свои густые, слегка вьющиеся волосы, в которых уже пробивалась седина.

— Эту девицу зовут Лорри Вестон, — ответил он. — Неделю или две назад она была близка с Блейком.

— Представляю, насколько близка, — хмыкнул я. Сенатор кивнул.

— А Эд Гар, как ты знаешь, подручный Блейка.

Херши впервые увидел эту девушку примерно час назад. Утром она позвонила ему и сказала, что один из людей Блейка сообщил ей, что раздобыл для босса сведения, которые помогут "покончить с Херши". Больше она ничего не могла сказать, но и этого оказалось достаточно, чтобы сенатор тут же бросился проверять свой сейф, где он хранил папку — "дело Блейка".

— Пропала не только папка, — закончил свой рассказ Пол, — но и сам сейф.

Я встал. Теперь мне стало ясно, зачем он меня позвал. Пол между тем продолжал:

— В сейфе у меня хранились и другие важные документы. Много личных бумаг, которые я бы не хотел увидеть обнародованными. Например, то письмо из департамента государственных сборов.

— Черт с ними… — начал было я, но тут же замолчал. До меня дошло, что это значит.

Пол недавно получил письмо от парней, занимающихся налогами, в котором говорилось, что льготы, указанные им в своей декларации о доходах, ему не полагаются. Пол вовсе не хотел ограбить казну, он просто не так понял один из бесчисленных законов о налогах. Однако сумма, которую он задолжал государству, составила несколько сотен долларов. При обычных обстоятельствах такие дела улаживаются безо всяких проблем, но если это письмо попадет в руки Блейка, то разразится грандиозный скандал. Можно не сомневаться, что Блейк использует эту историю в качестве компромата против Херши.

Пол тихо выругался.

— Не пройдет и двух дней, как я стану в глазах публики аферистом, потешающимся над доверчивыми избирателями, чьи денежки я прикарманил самым бессовестным образом. Мы ведь с тобой отлично знаем методы работы Блейка.

— Да, знаем. Но ведь ставленник Блейка еще не избран… — напомнил я.

— А, черт с ним, с этим письмом. Меня гораздо больше беспокоят показания свидетелей, они ведь были подписаны, ты не забыл?

— И в самом деле. — Я об этом как-то не подумал. Свидетельские показания были подписаны не только мной и Херши, но и теми людьми, кто нам их дал.

Пол медленно произнес:

— Если Блейку до этого не было известно, что мы под него копаем, то теперь он это знает. И теперь ему известны имена людей, которые выдали нам его тайны.

— Надо проверить… все ли с ними в порядке, — пробормотал я.

— Я уже проверял. Звонил всем троим, но никого не застал, — заявил Херши.

Двумя нашими осведомителями были гангстеры по имени Энди Нельсон и Вилли Фейн. Но первая моя мысль была о Мартите. Не только потому, что она дала нам свои показания совсем недавно, всего три дня назад, но главным образом потому, что это была Мартита. Мартита Дельгадо, невысокая мексиканская девчонка с мягкими черными волосами и с губами красными, как кровь.

Я медленно произнес:

— Ты думаешь, что Блейк… — На столе управляющего стоял телефон, я схватил его и набрал номер Мартиты в отеле "Паркер". В ухе у меня отдалось не меньше двенадцати гудков, и только тогда я повесил трубку. Я позвонил Вилли Фейну и тоже не дождался ответа, после чего набрал номер Энди Нельсона.

Нельсон, самый нервный и самый беспокойный из всей троицы, дав нам свои показания, два или три раза сменил уже место своего проживания. Всякий раз, сообщая нам новый адрес, он не переставал трястись при мысли, что Блейк пронюхает о его предательстве. Я знал, что Нельсон продал нам своего босса потому, что, не выполнив данного ему обещания, получил от Блейка основательную взбучку. Словом, Энди проиграл дважды.

Нельсон оказался дома. Когда я сообщил ему, что Блейк узнал о том, что гангстер его продал, Энди разразился потоком ругательств.

— Заглохни, — велел ему я. — Мне очень жаль, но теперь уже ничего не поделаешь. Отправляйся в городское управление и найди там капитана Сэмсона из отдела по расследованию убийств. Это мой друг — я ему позвоню и объясню ситуацию. Он тебя куда-нибудь спрячет и, если хочешь, даже приставит охрану.

Нельсон заявил, что конечно же хочет, и бросил трубку с таким грохотом, что у меня зазвенело в ухе. Я тоже хотел, чтобы его охраняли, — так, на всякий случай. Ни один следователь не может позволить, чтобы его осведомители страдали оттого, что сообщили ему нужные сведения, — так он быстро лишится и осведомителей, и информации.

Я повернулся к сенатору Херши.

— С Нельсоном все в порядке, так что, может быть, и с остальными тоже. — Я подумал, что мы задали Блейку задачку.

Херши кивнул, но ничего не сказал. Лицо его осунулось и стало еще длиннее, чем обычно. У меня тоже на душе скребли кошки. Мы с Блейком до этого по-настоящему ни разу не сталкивались. Но за время своей работы частным детективом я отправил двух его парней в тюрьму Сан-Квентин, а одного, причем совсем недавно, — на кладбище. Так что, когда мы с ним однажды встретились, он очень вежливо сказал мне, что если я еще раз суну нос в его дела, то останусь без оного.

— А ты хоть примерно представляешь себе, когда грабители унесли сейф? — спросил я Херши.

— Прошлой ночью, но точного времени я не знаю, — пожав плечами, ответил он. — Вчера меня попросили выступить на обеде Торгового союза. С шести вечера до двух часов ночи примерно я был там. Выступил перед собравшимися, а потом выпил несколько коктейлей, — тут он снисходительно улыбнулся, — и объяснил им, почему они должны голосовать за меня.

— Торговый союз? Но я слышал, что это — вотчина Блейка. Очень странно, что оппозиционеры пригласили тебя выступить с речью. А эта девица, Лорри Вестон, не сказала тебе, кто сообщил ей о том, что Блейк все узнал? Очень уж все это подозрительно, — рассуждал я. — Она сообщает тебе важные сведения, ты приводишь ее в этот клуб, тут появляется Эд Гар, вырубает тебя и срывает одежду с девицы. Я знаю, что это весьма своеобразный тип, но такой эксцентричной выходки я не ожидал даже от него.

— Я знаю не больше тебя, — со вздохом проговорил сенатор.

— А она сказала, почему это ей вздумалось рассказать тебе о том, что Блейк все узнал?

— Нет. Я позвонил ей сегодня днем и пригласил пообедать в этом клубе. А потом позвонил тебе. Она приехала, и мы встретились у дверей клуба. Я думал, мы сможем выяснить, что случилось. — Пол покачал головой. — Но у меня так и не получилось с ней поговорить. Да и Лорри вела себя так, как будто приехала сюда только для того, чтобы развлечься. Я без конца повторял ей, что надо заняться делом, но она словно оглохла, а может, просто не хотела меня слышать.

— Скорее всего, не хотела, — согласился я. — Может быть, она занимается совсем другим делом. — Я улыбнулся Полу, но тут же согнал с лица улыбку. — А может, Блейк ее специально подослал? Ведь Гар появился сразу же после вашего прихода.

— Не знаю, как-то не задумывался над этим. — Пол осторожно пошевелил челюстью. — Давай-ка выбираться отсюда. Может быть, у меня в офисе мы придумаем, что нам делать.

— Встретимся у тебя, — подтвердил я.

В машине я отстегнул кобуру, которая слишком бросалась в глаза, и засунул ее под сиденье, а потом развернулся и поехал по бульвару Беверли. Через пару кварталов показался отель "Паркер", и я остановился около него. Комната номер 27 была свободной, служащий стола регистрации сообщил мне, что мисс Дельгадо покинула отель вчера в семь часов вечера. За ней зашли двое мужчин, и она уехала с ними. Нет, своего адреса она не оставила.

Я хорошенько осмотрел комнату, но в ней не осталось ничего от Мартиты, кроме, пожалуй, воспоминаний о том, как я впервые увидел здесь эту крошку. Один из моих осведомителей сообщил мне, что эта девчонка в свое время состояла у Блейка в любовницах и, возможно, расскажет о нем много интересного. Я нашел ее в отеле "Паркер" и убедил — за триста баксов — рассказать нам с Херши о темных делах Блейка, что она и сделала.

Но когда я впервые постучал к ней в дверь и она открыла, я был так ослеплен, что даже забыл, зачем я сюда явился. Впрочем, ненадолго. Мартита, одетая в голубое платье из тонкой и прозрачной материи, расчесывала свои длинные черные волосы, которые сияющей массой падали ей на плечи. Мы немного поболтали, а потом я сообщил ей, зачем пришел, и в конце концов она согласилась нам помочь.

Но теперь комната, где жила Мартита, была пуста, и я не знал ни куда она уехала, ни почему. Возвращаясь к своему "кадиллаку", я вспоминал нежные черты ее лица и чертиков в ее больших черных глазах.


Глава 2 | Трое под одним саваном. Сборник | Глава 4