home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement




Речь, произнесённая после введения всеобщей воинской повинности в связи с выборами советов уполномоченных на всех немецких предприятиях. Она была произнесена 2 апреля 1935 года года в депо Мюнхен-Фрейман и одновременно передавалась по радио для всех немецких рабочих, собравшихся на предприятиях, чтобы вместе её послушать.


Немецкие рабочие!

Сегодня я специально обращаюсь к вам — собравшимся во всех немецких землях на своих рабочих местах, чтобы вместе меня послушать, — тогда как в других моих речах я старался обращаться ко всем немцам вообще. Внешним поводом для этой речи являются предстоящие по всей Германии выборы уполномоченных, внутренним — давно лелеемое мною желание обратиться специально к немецким работникам физического труда. К тем людям, которых я долгими годами на фронтах Мировой войны считал моими лучшими товарищами, самыми верными долгу и самыми храбрыми изо всех, с кем мы чувствовали себя тогда связанными общей судьбой, общими страданиями, тех, кто стоял друг за друга, как положено немецким фронтовикам. Никто не спрашивал другого, кем он был на гражданке, к какому общественному классу принадлежал. Был лишь один критерий: хорош ли этот человек как солдат, можно ли на него положиться в трудную минуту, отважен ли он в бою и хороший ли он товарищ в промежутках между боями. И я находил эти достоинства именно среди немецких рабочих.

Годы отделяют те времена от нынешних, годы, в которые возник разрыв между работниками физического труда и другими слоями народа. Этот разрыв все больше увеличивался за эти годы из-за подстрекателей, с одной стороны, и неспособных вождей, с другой.

Взаимопонимание в эти годы казалось потерянным навсегда. Я лишь нехотя и с грустью могу вспоминать об этих годах. Можно было бы прийти в отчаяние, если бы не возникло новое сообщество, подобное фронтовому, — сообщество национал-социалистического Движения, СА и СС. Мы снова оказались вместе — работники физического труда и умственного труда, крестьяне — как солдаты новой идеи — и стали, несмотря на все бедствия, живым доказательством того, что такое сообщество возможно и после войны, что взаимопонимание может быть большим, чем раньше, если только найдутся вожди, которые будут не разделять людей, а соединять их на общей платформе. И именно в этом новом сообществе я снова познакомился со многими рабочими, которые, однажды проникнувшись новой идеей и новым духом, отдавались ему с неслыханным самопожертвованием. И я так рад, что могу обратиться в моей сегодняшней речи к немецким рабочим, потому что я знаю, что чувство общности и внутренней связи всех немецких товарищей по судьбе охватило и немецкий рабочий класс в целом, и что и другие сословия в Германии прониклись новым духом, так что можно надеяться, что с расколом покончено навсегда и все следуют великому лозунгу: совместный труд для нашего немецкого народа.

Но я обращаюсь не только к тем, кто занят физическим трудом, но и к великому сообществу всех созидателей, которые дополняют друг друга в производственных организациях.

Я обращаюсь к вам, работники умственного труда, инженеры, токари по металлу, руководители предприятий, врачи, бухгалтеры, к вам, рудокопы, к вам, сельскохозяйственные рабочие, к вам, трудящиеся соплеменники вообще, какой бы почётный титул ни носил ваш труд. Я обращаюсь, таким образом, хотя и к особой части моих немецких соплеменников, но ни в коем случае не к сословию или классу. Я обращаюсь к сообществу тружеников предприятий, стоящих сейчас рядом друг с другом там, где они вместе работают.

Сегодня вы знаете, что рабочие не могут делать нужную работу, если изобретатели и инженеры не поставят перед ними задачи, если руководитель предприятия не будет регулировать его работу, а коммерсанты её не рассчитают, не вложат капиталы и не позаботятся о сбыте. Но последние лучше, чем раньше, осознают, что вся их умственная работа, все их конструкции и расчёты не имеют смысла, если рабочие не воплотят их идеи и конструкции в действительность. Вам не обойтись друг без друга, вы взаимно дополняете друг друга как большие группы народного сообщества, такие, как рабочие, крестьяне, ремесленники и т. д., потому что одна часть без других не может долго существовать.

Никогда не следует забывать этот основной национал-социалистический тезис. Никогда больше так называемые вожди не должны противопоставлять друг другу мелкие классовые и сословные интересы — то крестьян, то рабочих, то буржуазии — и ставить их выше общих интересов народа.

Мы все должны быть всегда бдительны, чтобы не появились новые подстрекатели, действующие старыми марксистскими методами, — всё равно, в каком обличье. Тот, кто попытается это сделать, должен знать, что против него наиболее резко выступит сам народ со своими пробудившимися инстинктами, тем более, что он знает, что нынешние вожди сами образуют сообщество и их обязанность — устранять нарушения в общих действиях с учётом великих общих интересов народа, от которых зависит благо сословий и отдельных лиц.

Вскоре вам предстоят выборы, но это не будут выборы в прежнем смысле слова. Вы не будете, как при прежних выборах советов предприятий, отдавать свои голоса за какое-либо политическое направление, вы не будете выбирать представителей какой-либо классовой партии, — вы выберете людей из вашей среды, которые, как говорит само название органов, куда их выбирают, всецело пользуются вашим доверием и на основе этого доверия будут решать проблемы, возникающие между отдельными членами предприятия. Представители старых партий не будут больше засыпать вас обвинениями в адрес других классов: предпринимателей, руководителей предприятий и т. д. Вам не будут давать пышные обещания, которые потом большей частью не выполняются. Вас не будут натравливать друг на друга. Вы должны выбрать людей, которые помогут облегчить общую борьбу, ибо каждое предприятие в той или иной степени участвует в экономической борьбе. Вы должны выбрать людей, которые будут устранять или, по крайней мере, сглаживать трения, неизбежно возникающие на производстве. А мы — те, кому вы доверили руководство Германией, обещаем вам лишь одно : что мы, работая честно, и впредь будем стараться делать всё возможное, чтобы облегчить положение всего нашего народа и тем самым — каждого его члена в отдельности, что мы хотим сделать всё, чтобы хотя бы постепенно всем и каждому из наших соплеменников стало лучше (аплодисменты).

Мы очень хорошо знаем, что сегодня очень и очень многие рабочие, масса рабочих, вынуждены ещё работать в неудовлетворительных, часто даже плачевных условиях. Мы знаем, что жертвы, которых от вас требуют, велики. Но одно несомненно: эти жертвы, по крайней мере, не будут напрасными, как в прежние времена, потому что в общих чертах намечается подъём (аплодисменты). Ваш отказ от более высокой зарплаты — жертва в пользу тех, кто до сих пор был выключен из производственного процесса и испытывал унизительные чувства, что он влачит своё существование за счёт остальных, работающих, соплеменников, причём помощь была слишком малой, чтобы по-настоящему жить, — она только не давала умереть.

Вы идёте на жертвы, потому что знаете, что национал-социалистическое государство требует и от работодателей, чтобы они использовали свои прибыли в первую очередь для того, чтобы дать работу тем, кто её ещё не имеет, что оно в своём стремлении облегчить бедствия безработных, дать всё новым и новым безработным заработок и хлеб, обеспечить работой всех, достигло успехов, которые остальной мир и большинство наших соплеменников считали невозможными, — вы это знаете!

Обещание, которое Адольф Гитлер дал, когда пришёл к власти, — всеми средствами и со всей энергией бороться с безработицей — выполнено! (аплодисменты)

И ещё одно обещание национал-социализма выполнено: обещание сделать немецких рабочих равноценными членами народного сообщества (бурные аплодисменты).

Никто не может сегодня оспаривать, что работники физического труда чувствуют себя в национал-социалистическом государстве абсолютно равноценными и все соплеменники относятся к ним как к равноценным (аплодисменты). Я знаю, что эта идеальная сторона успеха национал-социалистов для немецких рабочих намного важнее материальных улучшений, хотя последние тоже весьма желательны. И ничто немецкий рабочий не ценит так высоко, как факт, что его признали равноценным (бурные аплодисменты).

Большая вина бывших марксистских «вождей» заключалась в том, что они, постоянно делая упор на преодолённом нами понятии «пролетарий», унижали рабочих перед остальными соплеменниками. А вина вождей буржуазии и других сословий заключалась в том, что они искусственно раздували сословное самосознание и чванство и со своей стороны тоже увеличивали разрыв в народе, как и те, кто делал ставку на пролетариат.

Мы преодолели этот разрыв, мы стёрли классовые понятия и мы позаботимся о том, чтобы они никогда более не возникли. (бурные продолжительные аплодисменты)

НСДАП с самого начала сознательно назвала себя рабочей партией, причём в понятие рабочих она включала всех, кто работает, и после прихода к власти делала всё, чтобы воспитать в народе уважение к труду в любой форме. Первого мая, в День национального труда, все воочию видят это уважение, и каждый понимает, что труд — это дело чести и что уважается любой труд. Этот день был ожесточённым днём классовой борьбы, а стал днём радостного единения немецких трудящихся (Законом от 10 апреля 1933 г. первое мая было объявлено Праздником национального труда).

Понимание немецких рабочих и уважение к ним родились в совместной борьбе и в общих страданиях на фронтах Мировой войны. Не случайно первыми национал-социалистами были фронтовики, и сам Вождь, как простой человек, провёл долгие военные годы на фронте среди соплеменников всех слоёв. Когда он, как простой рабочий на стройке, узнал тяжесть физического труда и тяжкий жребий рабочих, он в хорошие и плохие времена, которые он делил со многими немецкими рабочими в окопах, в блиндажах, на постое, в боях и перерывах между ними, всегда хорошо понимал, что рабочие — такие же хорошие немцы, как и все остальные соплеменники. Он знал, что немецкие рабочие готовы на самопожертвование, хотя очень многие из них не имеют ничего материального, что стоило бы защищать, и, несмотря на это, они готовы на неслыханное самопожертвование. (аплодисменты)

Нужно постоянно подчёркивать: немецкие рабочие на великой войне полностью выполнили свой долг! (бурные аплодисменты)

То, что произошло в конце войны, не их вина, а вина отдельных бессовестных вождей (аплодисменты).

И так же выполняют свой долг рабочие при строительстве новой Германии. Многие задолго до нашего прихода к власти вели в рядах Движения борьбу за национал-социалистический Рейх, борьбу, которая часто была для них ещё трудней, чем для других, потому что их особенно терроризировали их товарищи, которые тогда ещё находились в другом лагере. И когда, завоевав власть, мы покончили с подстрекателями и лжецами, которые изображали национал-социализм в ложном свете, масса немецких рабочих со свойственным им идеализмом скоро стала работать на новую Германию.

Я говорю об этом не для того, чтобы польстить немецким рабочим и произвести на них особое впечатление накануне выборов. Я отдаю долг справедливости тем соплеменникам, которых в широких кругах народа долго считали менее национальными, или даже интернациональными. (шумные аплодисменты)

Мы горды тем, что представители всех слоёв и кругов немецкого народа сражались на фронтах Мировой войны, а позже боролись за новую Германию. И во время референдума в Сааре, и во время всенародных референдумов, которые проводил Адольф Гитлер, немецкие рабочие плечом к плечу с остальными немецкими соплеменниками выполняли свой долг, опровергая зарубежную ложь, будто они стоят в стороне. (аплодисменты)

Только благодаря неслыханной сплочённости немецкого народа вокруг Адольфа Гитлера ему удалось руководить столь успешно в годы после прихода к власти. И именно благодаря тому, что за ним последовали немецкие рабочие, Адольфу Гитлеру удалось снова сделать Германию свободной. (аплодисменты) Его заявление о том, что снова вводится всеобщая воинская повинность... (бурные, не раз возникающие аплодисменты прерывают речь)

Введение всеобщей воинской повинности — а мир знает, что за этим стоит уже сегодня сила : соответствующее число вооружённых солдат — эта мера, отбрасывающая важные положения Версальского договора, нарушаемого другими — равнозначна провозглашению немецкой свободы и независимости. (долго не смолкающая буря аплодисментов)

С 16 марта 1935 года мы — снова свободный народ, о котором мир знает, что на его свободу нельзя больше посягнуть, не встретив мощный отпор. (снова буря аплодисментов) Поверьте мне — мир слышит ваши бурные аплодисменты, а сегодня я окончательно уверился: наш народ уже не тот, которым он был в 1918 году. (воодушевлённое одобрение)

Восстановление немецкой армии имеет не только моральное значение, так как материальные богатства народа и экономика, которая их производит, нуждаются в защите. Мы все помним, каковы были последствия того, что мы после краха 1918 года не могли больше противостоять нажиму других народов. Плоды труда нашего народа, богатства, которыми сам наш народ охотно бы воспользовался, пришлось отдавать. Никто не может утверждать сегодня, что он лично не понёс от этого ущерба, так как правительство отдавало в счёт репараций всё — коров и овец, локомотивы и железнодорожные вагоны, химикалии и машины, древесину, золото, валюту. В результате огромное бремя налогов несли на себе все, а беззаботное печатание бумажных марок привело к тому, что они совершенно обесценились.

Последствием краха одного предприятия за другим было увольнение соответствующего числа рабочих, которые не получали больше зарплату и не могли выступать в роли покупателей, что, в свою очередь, вызвало падение спроса и крах всё новых и новых предприятий. Количество безработных исчислялось миллионами, и национал-социалистическое государство приняло это страшное наследие прошлой системы.

Экономическая катастрофа в Германии никогда не приняла бы такие ужасные размеры, и наши противники не смогли бы предъявлять безумные экономические требования, если бы им приходилось считаться с возможностью отпора со стороны Германии. Если бы тогда существовал настоящий немецкий Вермахт, Германия и весь мир были бы если не избавлены от несчастья, которое повлекла за собой экономическая катастрофа, то пережили бы его в значительно меньших масштабах.

Инфляция, связанная с репарационными платежами и общим экономическим кризисом, унесла с собой и миллионы мелких сбережений на чёрный день — деньги, которые люди накопили за свою трудовую жизнь, отказывая себе во многом. Она годами отнимала у честных немецких рабочих часть их зарплаты, потому что зарплата не поспевала за снижением покупательной способности денег.

Последний тяжелейший удар германская экономика получила, когда Франция по ничтожным причинам оккупировала ценнейшую производственную область Германии, Рурскую область, так как Германия не могла этому воспротивиться (Рур был оккупирован французскими и бельгийскими войсками 12 января 1923 г. под тем предлогом, что Германия якобы умышленно не выполняет поставки угля и леса по репарациям.).

Никогда более убедительно и с более страшными последствиями не показывали ни одному народу, что это значит — быть беззащитным перед миром, что это значит — несмотря на желание мирно трудиться и на способность хорошо работать — не иметь возможности защитить свой труд. Вы все столь же хорошо помните эти бедственные времена, как и я.

Кроме защиты, которую даёт новообразованный Вермахт, его восстановление будет иметь большие прямые и косвенные последствия. Доверие, которым пользуется растущая немецкая экономика, благодаря убеждению мира, что ни одно государство не сможет больше произвольно вмешиваться в наши дела и нарушать развитие нашей экономики, подкрепляется тем, что получают новые стимулы экономические связи с другими государствами. Тем самым создаются предпосылки для дальнейшей работы в Германии и для постепенного улучшения благосостояния народа и отдельных людей.

Более того: уход молодых людей в армию создаёт рабочие места для более старших. Производство вооружений для новой армии даст многим нашим соплеменникам работу и хлеб. Германская экономика в целом, как и экономика любой великой нации, может снова рассчитывать на потребности армии. Она уподобляется, таким образом, экономике других стран. И это может лишь пойти на пользу экономическому оздоровлению мира. Многие из вас уже работают прямо или косвенно на вооружение новой народной армии. Ваше умение и ваша добросовестность — залог того, что это вооружение будет хорошим.

Я знал, что вы все гордитесь новой народной армией. С этого момента я уверен в этом больше, чем когда-либо. (бурные аплодисменты). Я знаю, что старые солдаты среди вас охотно вспоминают о времени военной службы (оживление в зале) и что вы будете рады, если из ваших сыновей снова будут воспитывать в армии настоящих мужчин (аплодисменты), а молодые люди горды тем, что смогут маршировать в рядах новой армии (нескончаемые аплодисменты, воодушевлённые возгласы) Вы имеете тем больше оснований гордиться новой армией, поскольку можете быть уверенными, что это действительно народная армия в лучшем смысле слова. (аплодисменты) Новая немецкая армия проникнута национал-социалистическим духом и свободна от всего, что в старой армии противоречило тому принципу, что именно для солдат не должно быть никаких привилегий на основании богатства, кастовой принадлежности, или мёртвых школьных знаний. (аплодисменты) Новая армия не знает больше одногодичного срока добровольной службы, и вождём в ней может быть только тот, кто обладает достоинством настоящего вождя (шумные аплодисменты). Это — армия немецкого народа и армия для немецкого народа (бурные продолжительные аплодисменты). Она снова будет защищать Германию, её людей и их имущество и те предприятия, на которых вы работаете. Немецкая армия не имеет империалистических задач, она охраняет мирную жизнь немцев (аплодисменты). Я часто подчёркивал, что мы хотим мира и особенно хотят его члены правительства, которые познали бедствия войны на собственной шкуре (аплодисменты).

Я повторю ещё раз, что бессильное, практически невооружённое государство среди вооружённых до зубов других государств представляет собой опасность для всего мира, потому что у государственных деятелей других стран легко может возникнуть соблазн отвлечь внимание от внутренних трудностей у себя, организовав военную прогулку в беззащитные государства. Но одна такая акция, помимо бед, которые она принесёт конкретному государству, может повлечь за собой и другие военные авантюры. Вооружённая немецкая сила устранила эту опасность для мира во всём мире. (бурные аплодисменты) Германия убеждена, что её Вермахт обеспечит для неё мир, но она также убеждена, что он поможет обеспечить мир в Европе (воодушевлённые продолжительные аплодисменты).

Под защитой нашей новой армии мы хотим продолжать вместе работать, выполняя свой долг — каждый на месте, указанном ему Судьбой.

Многие товарищи не вполне понимают, какую большую ответственность за свою работу они несут, что означает, например, дефект при изготовлении детали, когда требуется точность обработки до долей миллиметра, когда из-за самого мелкого дефекта могут пойти насмарку сотни рабочих часов других людей. Но такую же ответственность несёт и врач, когда во время операции режет скальпелем живую плоть. Многие не знают, в каких условиях вынуждены работать сотни тысяч людей, что это значит, день за днём, ночь за ночью, работать долгие часы под землёй, скорчившись или лежа на спине, во тьме шахты, при одном лишь слабом свете лампочки, в невыносимой жаре, покрываясь потом и угольной пылью, за такую зарплату, которая — небеса свидетель! — слишком мала при такой работе. Но понимание судьбы рабочих распространяется благодаря национал-социалистическому просвещению и воспитанию. Там, где старые люди ещё не могли найти друг друга, находясь по азные стороны моста, новое поколение, которое растёт в большом сообществе Гитлер-югенда, а потом воспитывается в СА, СС, в рядах НСДАП и Трудового фронта, будет знать одних только немцев (аплодисменты).

Тогда каждый протянет руку друг другу с той же непредвзятостью и таким же уважением, с которым раньше протягивали друг другу руки только люди, принадлежащие к одному сословию или классу. Счастливые от сознания того, что мы строим лучшее будущее для наших детей, мы хотим стоять вместе, гордые Вождём, который нас сплотил, который снова придал смысл нашей работе, который символично соединяет в себе работников физического и умственного труда, бывшего подчинённого и нынешнего Вождя всего народа.

Под его руководством мы продолжаем нашу работу ради дальнейшего оздоровления нашего народа и Отечества, чтобы у наших детей и внуков была бы такая Родина, где они бы жили лучше, чем многие из их отцов, и которой они бы могли гордиться от всего сердца.

Мы продолжим строить её под руководством человека, который до сих пор с таким успехом вёл нас, под руководством первого солдата и первого рабочего Германии — Адольфа Гитлера! (За возгласами «Слава Вождю!» следуют долгие бурные аплодисменты и восторженные крики).



К ЖИТЕЛЯМ ЗЕМЛИ СААР | Избранные речи | К ЛЮДЯМ ДОБРОЙ ВОЛИ ЗА РУБЕЖОМ