home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



5

Когда Ридж вышел из полицейского участка, чтобы хоть и с опозданием, но все-таки пообедать, ему было много о чем поразмыслить. Походило на то, что теперь половина обитателей Лингхема оказывалась замешанной в убийстве или, по крайней мере, состояла в сообщниках. Викарий, Эльма Холланд, и вот теперь Недди Уэр. Против Недди Уэра свидетельствовало еще кое-что. Среди гипсовых слепков отпечатков ног на берегу некоторое количество принадлежало адмиралу и его племяннице, а несколько других – больших, грубых подошв, подбитых гвоздями – могли в Рэндел-Крофте принадлежать лишь садовнику. Но это также могли быть следы Недди Уэра. Отпечатки были четкие, и старший инспектор собирался после обеда выяснить лично, принадлежали они Недди Уэру или нет. Однако теперь по данному вопросу уже никто не сомневался.

Да, он был хитер, этот Недди Уэр. Ридж с сожалением признал, что старик очаровал его. Недди Уэр выдал ему точную информацию по всему, что касается реки и ее связи с приливами и отливами, которую Ридж мог проверить у любого. Даже в том, что послужило бы против него, он был чрезвычайно аккуратен. Но что относительно его размышлений и предположений, которые инспектор поставил практически на один уровень с остальными? Теперь было трудно отделить предположения от фактов, даже сверяясь с блокнотом. Однако Риджу казалось, будто Уэр искусно внушил ему две главных идеи. Во-первых, если адмирал вообще в ту ночь плыл на лодке, он должен был плыть вниз по течению. И во-вторых, ему бы понадобился час, чтобы дойти до Уинмута на веслах. Как же эти идеи выглядели теперь?

Для первой не существовало никакой веской причины. Почему адмирал должен был плыть вниз по течению? Чтобы брошенную лодку могло в дрейфе отнести туда, где ее нашли, к тому времени, когда ее нашли. Но обнаружили ли ее в то время? И в том месте? Теперь самый первый рассказ Уэра нужно от начала до конца подвергнуть подозрению.

А как тогда насчет второй идеи? По воде от Рэндел-Крофта до Уинмута было чуть более четырех километров. Адмирал должен был выйти в путь между четвертью и половиной одиннадцатого вечера. В это время, даже по информации самого Уэра, отлив находился в максимально низкой точке. Разве не мог здоровый мужчина дойти туда на веслах, да еще с помощью стремительно падающего отлива? Разумеется, мог. Вдвое быстрее. Что ж, хорошо. Недди Уэр хотел обмануть полицию относительно времени, когда адмирал в тот вечер мог прибыть в Уинмут (если предположить, что во втором случае он говорил правду и адмирал действительно вышел вниз по течению). Тогда зачем это ему?

Инспектор машинально отодвинул от себя тарелку с пирогом с крыжовником и оставил безнадежно остывать один из кулинарных шедевров своей квартирной хозяйки.

Риджу виделись только две возможных причины. Первая: чтобы у кого-то было алиби на половину двенадцатого, а не на одиннадцать часов. И вторая: заставить полицию считать, что заходивший в начале двенадцатого в «Лорд Маршал» человек является мошенником – а именно так она и решила. Но в таком случае заходивший действительно был адмирал…

Все как-то сильно усложнялось. Инспектор перешел к другому вопросу. Существовало еще одно преимущество в том, чтобы сдвинуть время происходивших событий вперед на полчаса. Сразу после полуночи брат, Уолтер Фицджеральд, находился в кабинете адмирала. Лишние полч

Ну ладно, уже существовали ответы на несколько вопросов из его списка в тридцать девять пунктов. Ридж пролистал блокнот и просмотрел их, чтобы проверить, могло ли вмешательство Недди Уэра помочь разгадать какие-то головоломки.

Вот оно, сразу. Пункт 26: почему в плаще была эта «находка»? Инспектор, вспомнил, как бился над ним. Если именно адмирал вывел лодку в тот вечер, причем довольно теплый, зачем надевать плащ, чтобы садиться на весла? А если на веслах сидел не адмирал? Если гребцом был Недди Уэр, который не только поставил лодку на место, но и вывел ее с адмиралом в качестве пассажира? Вот здесь благодатная почва для расследования. Если только все это правда, то Недди Уэр должен знать не только, куда отправился адмирал, но и кто убил его. Но как бы выяснить, правда это или нет? Ведь по данной версии Недди Уэр ничем себя не выдаст.

Оставалась одна-единственная возможность. Викарий сидел в своей беседке. Он мог что-нибудь заметить. Ридж уже подозревал, что викарий что-то видел из беседки. Теперь надо заставить пастора говорить, вот и все. Вспомнив о пироге с крыжовником, Ридж доел его и выбежал на улицу к своей машине.

Мистер Маунт оказался дома, он только что закончил обедать и принял инспектора у себя в кабинете. Ридж сразу перешел к делу:

– Извините, что опять вас беспокою, сэр, однако мы располагаем информацией, что адмирал Пинестон отплыл из Рэндел-Крофта в своей лодке примерно в десять пятнадцать. В это время вы сидели в беседке, выходящей на реку. Вы видели, как он отплывал?

Викарий ответил тотчас же:

– Поскольку вы задаете мне прямой вопрос, инспектор – да, видел.

– Благодарю вас, сэр. Нужно ли мне спрашивать, отчего вы не сообщили мне этого раньше? Вы же понимали, что это ценные сведения.

– Я опасался, что мои сведения могут заставить вас заподозрить невинного человека.

– Ясно, сэр. Вы знаете, кто убил адмирала Пинестона?

– Нет, – отрезал викарий. – Не знаю. Но я почти уверен в том, кто его не убивал.

– Ладно, оставим это. В какую сторону направился адмирал? Вверх по течению или вниз?

– Вниз.

– А Недди Уэр сидел на веслах?

На лице викария сначала отразилось удивление, а потом печаль.

– Инспектор, если вы подозреваете старика Уэра в…

– Не подозреваю, сэр. Не в убийстве.

– Вы можете дать мне слово?

– Даю слово, мистер Маунт.

– Тогда признаюсь вам, что в тот вечер Уэр сидел на веслах в лодке адмирала, и я был чрезвычайно удивлен, заметив это. Я не предполагал, что они даже знакомы. Но именно по этой причине я ничего не рассказал. Мы, священники, привыкли в огромной мере полагаться на свое видение характеров людей, и я поставил бы все, что имею, на тот факт, что старик Уэр совершенно не способен на нечто подобное. Я знаю его с тех пор, как он приехал в Лингхем, так что опасался, что мои сведения поведут вас по ложному следу. В общем, я решил ничего не говорить, но употребить свое влияние на Уэра с целью побудить его явиться к вам и сообщить все, что ему известно о событиях той ночи. Могу лишь добавить, что я потерпел фиаско.

– Он заявил вам, что не пойдет к нам?

– Более того. Уэр отрицает, что вообще находился в лодке, утверждая, что я ошибся.

– У нас есть неопровержимые доказательства того, что он был в лодке, сэр: отпечатки его пальцев на веслах.

– Значит, я оказался прав.

– Ну, тогда мы должны заняться Уэром.

– Сомневаюсь, что вам удастся вытянуть из него что-либо.

– Посмотрим, сэр. А вы не хотите ничего сообщить нам сами, сэр, не обязательно при этом кого-то обвиняя?

– Нет, – твердо ответил викарий.


предыдущая глава | Последнее плавание адмирала | cледующая глава