home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



7

Во время поездки инспектор размышлял и на другие темы, не относящиеся к стоявшей перед ним в данный момент цели. Чем больше он думал, тем меньше его устраивала версия, что смерть миссис Маунт стала результатом самоубийства, которой вполне удовольствовались старший инспектор полиции и майор Твайфитт. Только что съеденные сливы являлись лишь одним из десятка показателей, слабых каждый в отдельности, но вкупе весьма грозных, что самоубийство не замышлялось. Было очевидно, что миссис Маунт каким-то образом причастна к убийству адмирала. В любом случае, она достаточно много о нем знала – слишком много, полагал Ридж, для главного виновника преступления. Для него ее самоубийство являлось редкой удачей, чтобы действительно быть правдой. И особенно прямо перед встречей, которую она сама же и назначила и на которой намеревалась любым способом сбросить со своих плеч тяжкое бремя этого знания. Возможно ли, что после того, как миссис Маунт вызвала мужа, чету Холландов и сэра Уилфреда Денни, она намеревалась предъявить им ни мало ни много как собственный труп? Это выглядело бы «черной» шуткой, однако миссис Маунт вряд ли была столь мрачной особой.

Нет, Уолтеру Фицджеральду слишком бы повезло, если бы она скончалась именно тогда.

Но как ему это удалось? Вот тут инспектору пришлось признаться себе, что он в полной растерянности. Как только он вызвал по телефону коллег, они вместе со старшим инспектором обыскали весь дом от чердака до погреба и ничего не обнаружили. Более того, он довольствовался тем, что никто не ускользнул, пока он неотлучно находился рядом с кабинетом. Ридж постоянно наблюдал за входной дверью и за кухней, не говоря уж о подъездной дорожке. Если Уолтер Фицджеральд действительно совершил преступление, то он проделал это чрезвычайно изощренно.

Всю дорогу до Уинмута инспектор мысленно бился головой о каменную стену.

В другом деле ему также не сопутствовала удача. Хотя Ридж провел целый день, обходя все гостиницы, пансионы, пабы и меблированные комнаты в Уинмуте, он не обнаружил никаких следов бородатого незнакомца. Казалось, что тот вообще не останавливался в Уинмуте.

Впрочем, особого значения это не имело. Адмирал, очевидно, условился там с ним встретиться, однако это вовсе не означало, что он станет там останавливаться. Было понятно, почему встречу не назначили в Рэндел-Крофте: адмирал не желал допускать его туда.

Ридж начал жалеть, что у него мало информации об этом племяннике. За него вообще нельзя зацепиться. И уж куда хуже было обращаться к единственному человеку, способному дать хоть какую-то по-настоящему важную информацию – к миссис Холланд. К тому же, в ее теперешнем качестве соучастницы после факта смерти миссис Маунт, она снова оказалась среди главных подозреваемых. Единственной надеждой оставался сэр Уилфред Денни.

Ридж оставил машину в Уинмуте, а сам переправился через реку на пароме к поселку Уэст-Энд.

Сэр Уилфред работал в саду, опрыскивая розы от тли табачным настоем. Сам большой любитель роз, Ридж с интересом подметил, что небольшой розовый садик являлся единственной частью участка, на которой не лежала печать запустения. Сэр Уилфред приветствовал его кивком.

– День добрый, инспектор. Я ожидал вашего визита. Поглядите. Вы когда-нибудь видели нечто более чудесное?

Он двумя пальцами сложил в чашечку полураспустившуюся розу «эмма райт» и повернул ее к инспектору.

– Просто прекрасно, сэр, – улыбнулся Ридж.

– Однако она теряет цвет почти сразу, как распускается, – скорбно сообщил сэр Уилфред. – Это худшее свойство современных сортов роз – по крайней мере, я отношу ее к современным. Они не удерживают цвета. Я предпочитаю старомодные. Вот хотя бы те розовые. Современные сорта с теми розовыми рядом не сравнить.

– Сорт «мадам абель» всегда был моим любимым, – заметил Ридж.

– Так вы тоже разводите розы, инспектор? – обрадовался сэр Уилфред. – Чудесно. Я покажу вам свои. Вот мое последнее приобретение – «мадам ван россем». Она вам известна? Не могу сказать, что я полностью доволен. Похоже, в нынешние времена всем так нравится смешивать традиционные цвета. Лично я предпочитаю самоцветные розы. Вот, к примеру «мабель морзе»… Вы не согласны?

– Да, сэр, согласен. Думаю, вы правы. Однако я пришел к вам по иному делу.

– Ах да, – кивнул сэр Уилфред. Бедный адмирал Пинестон. Припоминаю. Вы говорили, что хотели меня о чем-то расспросить. Итак?

– Это о его племяннике, Уолтере Фицджеральде. Вы можете что-нибудь о нем рассказать?

– О Уолтере Фицджеральде? – Сэр Уилфред выглядел озадаченным. – Нет. Инспектор, я никогда не был особо близко знаком с адмиралом. Мы очень давно знали друг друга, однако не могу сказать, чтобы мы выходили за рамки знакомства. Полагаю, – с легкой улыбкой добавил сэр Уилфред, – немногие близко сходились с адмиралом Пинестоном.

– Вы же находились в Гонконге, сэр, когда он там служил?

Сэр Уилфред мрачно кивнул:

– Да, находился. И когда произошел некий инцидент – тоже. Но, несомненно, вам о нем уже все известно?

– Да, мы слышали об этом. Адмирал когда-нибудь упоминал об этом инциденте в разговорах с вами?

– Да. Довольно часто, – сухо ответил сэр Уилфред.

– Вы согласны с предположением, сэр, что за инцидентом скрывалось куда больше, нежели стало известно?

– Хотел бы согласиться, – печально произнес сэр Уилфред. – Однако факты были слишком очевидны. И мне довелось узнать, что власти провели тщательное расследование. Я всегда полагал, что все эти идеи адмирала Пинестона – порождение упрямства и уязвленной гордости. Это был единственный аморальный поступок за всю его достойную похвалы жизнь, и он просто отказывался признать это.

– Значит, вы не допускаете возможности, что в том инциденте кто-то мог выдавать себя за адмирала?

– Ни малейшей. Любому имеющему самое поверхностное представление о службе на флоте сама мысль об этом представляется абсурдной. Так же присутствовали матросы из его экипажа. Как же они могли ошибиться? Нет, мне очень жаль, что приходится так говорить, инспектор, но капитану Пинестону за тот случай оставалось корить лишь себя самого. Таково было мнение всех присутствовавших. Однако это старая история. Она не может иметь никакого отношения к его смерти.

– Конечно, нет, – тактично согласился инспектор. – Значит, вы не можете мне ничего рассказать о племяннике, за чем, я, собственно, и пожаловал к вам? Вы знали, что он примерно в то же время находился в Гонконге?

– Вот ведь как! Теперь припоминаю. Да, он действительно однажды приходил к нам на ужин. Высокий, симпатичный молодой человек. Помню-помню. И весельчак к тому же. Я слышал, что потом он плохо кончил. Жаль.

– Он носил бороду, сэр?

– Бороду? – удивленно повторил сэр Уилфред. – Нет, не припомню. А что такое?

– Так, мелочь. И больше вы его никогда не видели?

– Нет, по-моему, он заходил только один раз. Но поклясться не могу. В то время мы много и часто принимали, – произнес сэр Уилфред. – Возможно, он появлялся еще раз, но я этого не припоминаю.

– Благодарю вас. И еще одно. Вы, случайно, не выходили в сад в прошлый вторник вечером?

– Когда убили адмирала? Наверное, хотя опять же не могу поклясться. Но если нет дождя, я всегда прогуливаюсь между кустами роз после ужина. Насколько я помню, в тот вечер дождя не было, и я выходил в сад. А почему вы спрашиваете?

– Мы располагаем информацией, что адмирал вышел из своей лодки у причальных ступенек в Уинмуте, которые расположены напротив вашего сада. Могли ли вы по какой-то счастливой случайности видеть его и это подтвердить?

– Нет, – решительно заявил сэр Уилфред. – Не в столь поздний час, боюсь вас огорчить. И я почти уверен, что в тот вечер я принимал у себя друзей. Вот ведь забавно, не так ли, как трудно с уверенностью сказать, что ты делал всего лишь неделю назад? Однако что это за разговоры, будто в тот вечер адмирала видели в Уинмуте? Я полагал, его убили где-то выше по течению.

– А почему вы так думаете, сэр?

– Разве лодка не плыла вниз по течению в четыре часа ночи? Я считал само собой разумеющимся, что это означало, что она находилась выше по течению.

С несколько снисходительным видом инспектор объяснил приливные причуды реки Уин и подкрепил свои замечания тем, что провел сэра Уилфреда по его неухоженной лужайке к воде и там же проиллюстрировал свои слова. Сэр Уилфред, застенчивый старичок, всем своим видом показывал, что в следующий раз обязательно все учтет.

Закончив урок, инспектор откланялся, сообразив, что во время своего визита не узнал ровным счетом ничего. Личное мнение сэра Уилфреда касательно «блестящей работы» старшего инспектора едва ли можно было назвать информацией.

Демонстративно пройдя на виду у хозяина через главный вход, инспектор Ридж сделал крюк к задней калитке. Там путем наводящих и завуалированных вопросов он выяснил, что в прошлый вторник вечером сэр Уилфред вообще не выходил из дома, однако в гости к нему наведались двое друзей. «По крайней мере, питья в графине поубавилось, это да, утром пришлось мыть три бокала, не говоря уж об окурках в пепельницах. Одному столько не выкурить, так что, похоже, трое их было, да?» Инспектор Ридж согласился, что именно так и было.

Как говорилось ранее, инспектор Ридж исключал любые случайности.


предыдущая глава | Последнее плавание адмирала | cледующая глава