home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 32

Спустя полчаса мы въехали в лес, и, проехав еще с километр, сошли с дороги и встали лагерем, подальше, в чаще. Туск и Талес занялись нашим транспортом, а мы с Тарином каторжанами.

– Чернава сказала, что ты за мной придешь… – сказал Варас, когда я развязал ему руки.

– Опять сон?

– Да… они когда с Дариной уходили, она так и сказала: «Наберись терпения и жди, он за тобой придет».

– Понятно, а где они, кстати?

– На заимке укрылись, у Ласа.

– Не найдут их там?

– Нет, не найдут… Никитин, давай поедим чего-нибудь, а?

– Конечно, – спохватился я.

Тарин принес вьюк с одеждой и обувью и поставил на землю перед освобожденными, а потом помог мне с костром и с готовкой.

– А что со мной? – спросил молодой парень из освобожденных, когда мы все ужинали, развалившись вокруг костра.

– Можешь вернуться обратно на копи, только одежду верни сначала… чего марать-то? – с серьезным лицом сказал Тарин, но я уже немного научился понимать эту его «серьезность».

Парень замер ненадолго, пытаясь понять услышанное. А Тарин гоготнул и сказал:

– Да свободен ты! Иди куда хочешь.

– Куда же я пойду-то? Лавку отца в городище сломали, его самого забили палками, с ведома судейской стражи, а во флигеле нашем поди уже и живет кто-то.

– А за что отца-то?

– Оговорили его, будто обманывал он на деньги…

– Ясно, а тебя за что? Не ты же обманывал.

– Я кинулся с ножом на судейскую стражу… за отца заступался.

– Ну судя по тому, что тебя на каторгу отправили, не сильно ты их поцарапал, – сказал я, положив себе добавки из котелка.

– Куда там… я вот из лука хорошо стреляю, а с мечом да ножом не особо умею…

– Покажи, – Тарин бросил ему к ногам колчан.

– А куда стрелять-то?

– Вон на сучке веревка висит, – показал Тарин пальцем в сторону коней, рядом было не толстое дерево, а на высоте примерно полутора метров от земли Тарин повесил моток веревки, которой были закреплены вьюки, – в середину веревки и стреляй.

Парень взял лук, достал стрелу и почти не целясь выстрелил… до дерева было метров двадцать пять и стрела воткнулась точно в середину эллипса, образованного мотком веревки.

– Да, действительно, хорошо стреляешь, – кивнул Тарин, – вот при Туске тогда будешь да помогать в походе.

– А куда поход ваш?

– Это уже как получится, – сказал я, – как твое имя?

– Даук.

– А тебя как звать? – спросил я не уступающего Варасу в размерах крепыша.

– Берак.

– Тоже кузнец?

– Нет, камнетес я.

– За что на каторге был?

– За налоги…

– Не заплатил?

– Нет, отобрал у сборщика…

– О как! – рассмеялся я. – Наш человек, с нами останешься или в родные края подашься?

– Нельзя мне в родные края, снова поймают, да и весь род накажут из-за меня. А с вами это куда, разбойничать?

– А мы на разбойников похожи?

– Нет, вроде не похожи.

– Мы наемники, и у нас дело есть одно важное, которое мы должны завершить… И не буду скрывать, опасное.

– Все равно лучше, чем на копях, – ответил Берак и вытер жирные губы рукавом.

– Мечом владеешь?

– Конечно, все в моем роду через ополчение прошли.

– Хорошо, – кивнул Тарин и, развернувшись, достал из баула два коротких меча в ножнах и протянут Варасу и Бераку, – вот, небогатые, зато для боя в самый раз. Никитин, а ты дай Дауку свой лук, пока своим не обзаведется.

– Хорошо, – ответил я и обратился к Дауку: – Вон с ранца отвяжи.

– Как ты жил все это время? – спросил меня Варас.

– По-разному, – ответил я и вкратце рассказал ему о своих приключениях. Особенно его потряс рассказ о битве на Ровном Камне, а узнав что он сидит рядом с наследником князя Васлена, так вообще растерялся и минут двадцать сидел и «переваривал» информацию, молча шевеля губами, разговаривая сам с собой.

– Отличный ты меч выковал, Варас, – вывел его из ступора Тарин, – Никитин упустил кое-что, он тебе еще не рассказал о судном бое.

– Его вызвали на судный бой?

– Да, попался на уловку, вот и пришлось драться, – сказал я.

– И как?

– Ну, – вздохнул я, – убил его.

– Ага, я даже подымить не успел, только трубку набил, а слышу люди загудели, рубанул, мол, чужак, гляжу, а он его уже и добил…

– Ты его мечом владеть учил? – спросил Варас у Тарина.

– Угу… толковый он, быстро соображает, что и как.

– Понятно… – вдохнул Варас, а потом спросил, – Стало быть, вы мятеж удумали?

– Ну… это с какой стороны посмотреть, – ответил я за всех, – по мне так и не мятеж вовсе, я за восстановление справедливости и возвращение в Трехречье законной власти.

– А с какой стороны не смотри… Но мне нравится! – улыбнулся Варас, а потом погрустнел, вдохнул и добавил: – Ох, Никитин, я столько понял в тех подвалах у Хранителей…

– Ничего, – засопел Талес, – скоро рассчитаешься, кузнец Варас… и я рассчитаюсь.

Угольные копи. Корен, помощник председателя суда

Группа из десяти всадников судейской стражи, телега и крытый фургон остановились на развилке, Корен обратил внимание на следы копыт и нескольких пар следов босых ног на пыльной обочине. «Опять продали кого-то», – подумал он, а потом его как шилом в задницу ткнули, и он истерично прокричал:

– Гони в копи!

Выяснив, что удача прошмыгнула мимо носа, Корен был взбешен настолько, что даже загнал себя в гипертонический криз, тяжело дыша и мучаясь головной болью, он тихо скомандовал десятнику судейской стражи отправляться в погоню. Пыля по дороге, всадники умчались, а Корен, попросив о помощи, прошел с главным надзирателем к нему в дом.

– Ну что, поели, попили? – спросил Тарин у Даука и Берака.

– Да, – довольно улыбнулся Берак.

– Тогда вот кожушок берите один на двоих, да идите к дороге… следы мы оставили, а ну кто решит проверить, кто свернул в лес?

– Караулить?

– Да, на дорогу только не выходите, из лесу наблюдайте, а ежели что – свистите… Стемнеет, возвращайтесь, тут будете караулить, ночью я и Никитин вас сменим.

– Ну, пойдем мы тогда.

– Идите, – кивнул Тарин.

– Куда дальше? – спросил Варас, когда наши новички ушли к дороге.

– Надо подумать… Никитин, достань лоскут подорожный, я в южные земли не часто ходил, – ответил Тарин.

Я подтянул за лямку ранец, достал «карту» и передал Тарину.

– Ну вот сюда, думаю, надо, эти два многодворца небольшие, а в этом я бывал, тут и постоялый двор большой, и баня есть… отмоете от себя грязь каторжную.

– Да, хорошо бы, – согласился Варас, – а дальше?

– А дальше сюда, – ткнул Тарин веткой на «населенный пункт», – тут живет глава одного богатого рода, сотником у меня был при Васлене, заручимся его поддержкой и попробуем созвать Совет Родов.

– А не побоятся? Совет Родов распущен уже двадцатое лето как, – почесав бороду, спросил Варас.

– В последнее время, Варас, многое произошло в княжестве, два рода так вообще обет верности отозвали.

– Ого! Не слышал… тогда да, это серьезно… им теперь или сгинуть в битвах, или с нами пойти, только можно ли будет им доверять?

– Ну вот поговорим и выясним, – ответил Тарин.

Подбросило меня на месте примерно за минуту до того, как мы услышали свист, словно током шибануло…

– Что такое? – тоже подскочил Тарин, он уже доверял моему чутью.

– Будем драться, – ответил я и быстро отвязал завернутый в тряпку арбалет от ранца, натянул тетиву и вложил болт, – по дороге идут… за нами.

И мы услышали свист… переглянулись и быстрым шагом пошли к дороге. Словно разъяренный кабан, ломился сквозь плотный кустарник Берак, Даук бежал за ним, ловко перепрыгивая и огибая препятствия.

– Что там? – спросил Тарина у наших дозорных.

– Всадники, когда мы уходили, двое в лес съехало по следам, остальные еще на дороге были.

– Сколько их? – спросил Талес.

– Да все одно уже сколько, – ответил Тарин и сплюнул, – «подковой» встаем и ждем, как крикну «Бой» – атакуем.

Мы, выбрав дистанцию шагов пять друг от друга, постарались спрятаться за деревья или кустарник, заняв позиции «подковой», то есть полукругом к дороге.

Я и Варас оказались в середине засады, и он кивнув за арбалет, стоя за деревом, спросил:

– Это еще что?

– Потом… – ответил я ему шепотом, продолжая вглядываться в темнеющий вечерний лес.

Никого… прошло минут пять.

– Тсс… Тсс… – привлек я внимание Берака, и он повернулся ко мне. – И что?

Берак лишь растерянно пожал плечами… Впереди хрустнула ветка, ага, вот они… Три всадника медленно едут меж деревьев, пригибаясь под ветками, позади еще три… еще двое в стороне слева, вот их и буду вести. Кто из наших пустил первую стрелу, неясно, но один, из первой тройки, свалился, схватившись за шею, понятно… это Тарин, стрела в шею его фишка. Я тут же выстрелил в одного из тех, кто был слева, не выпендривался, выстрелил просто в грудь, арбалет в землю, присел, крючок на тетиву, встал, вложил болт… Щелк! И второй, который уже начал разворачивать коня, получил стрелу под левую лопатку и свалился… скорее всего замертво. Раздался свист, а потом крик Тарина: – «Бой!» Натягивая тетиву, я услышал, как пару раз звякнул металл, следующий болт, прицелился и выстрелил в ближайшего врага, а то, что это враги, уже не было никакого сомнения, все они были бойцами судейской стражи.

Бой был коротким, некоторые из стражников даже не успели что-то сообразить, как их выдернули из седел и повалили на землю, им собственно и повезло, двое… они пока живы, усажены на землю и связаны спина к спине. Варас по-хозяйски свалил в кучу трофейное оружие, а потом привел четырех лошадей, остальные убежали в глубь леса. Я извлек из тел болты и, обтерев, убрал в подсумок. Тарин, поговорив немного с пленными, ткнул их по очереди ножом в сердце, и со спокойным видом стал сматывать веревку… и чего он так их не любит, этих стражников судейских?

– Что сказали? – спросил я Тарина, когда мы собрались у костра.

– Сказали, что приехали они за Варасом, что некий Корен очень хотел его забрать в городище и поговорить с ним в подвалах более тщательно.

– Что за Корен? – спросил Варас.

– Не знаю, – пожал плечами Тарин, – но среди Хранителей первый кандидат на место главного.

– Это, наверное, тот, что из сна Чернавы, – подумал я вслух.

– Похоже, – согласился Варас, – иначе чего им еще от меня надо? Только про тебя разузнать… я-то им ничего не сказал, соврал про то, что нашел тот череп… соврал, что не видел никого. Ну помордовали, конечно.

– Собираемся, придется уходить, один из них отстал по приказу старшего, и когда понял, что бой проигран, наверняка ускакал на копи, – сказал Тарин. – Даук, палок наруби, одежу с мертвых покромсай на факела, лошадей стражников навьючь их добром и оружием.

За полчаса мы собрались и, пока еще было не сильно темно, тронулись в путь, семь всадников и две вьючные лошади.


* * * | Трехречье. Дилогия | Глава 33