home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



8

Они надели на Янни и Рину пластиковые наручники и потащили их к машинам, спеша покинуть место перестрелки раньше, чем здесь появится полиция. Ребенок плакал, Рина тоже рыдала.

— Ты все не так понял! Петар мой. Я хотела спасти его!

«Лендровер» Стоуна ждал на ближней стоянке. Янни затолкали в багажник, Рину — на заднее сиденье, рядом с ней устроился Коул.

— В каньон, — скомандовал Пайк. — В Анджелес-Крест. Джон?..

— Сам знаю.

Коул протянул руки к ребенку:

— Давай сюда, я его подержу.

— Справлюсь.

— И как ты, интересно, будешь вести машину?

— Езжай.

Стоун укатил первым.

Пайк гнал джип в горы и посматривал на приближавшиеся «мигалки». С тремя машинами шерифа он разминулся примерно через четверть мили, подобно всем прижавшись к правой обочине. Напуганный ребенок плакал без умолку. Пайк пристроил его к своему плечу и похлопал по спинке:

— Все хорошо, дружок. Теперь все будет в порядке.

Они поднялись к Литтл-Туджунга-Уош, дорога в этом месте проходила по дну оврага, вид которого чем-то успокоил мальчугана. Он перестал плакать, поднял голову и огляделся.

Проделав по каньону путь в шесть миль, Пайк свернул на гравийную дорогу. Он часто бывал здесь, приезжал в эти безлюдные края, чтобы опробовать оружие, которое чинил или мастерил. Гравийка полого взбегала в гору, возле плоской вершины которой уже ждал «лендровер» Стоуна. Они с Коулом уже успели выйти, вытащить Янни, уложить его ничком на землю и усадить рядом с ним Рину со связанными за спиной руками.

Коул направился навстречу Пайку и состроил ребенку забавную рожицу.

— Знаешь, мы могли бы стать профессиональными няньками. Я слышал, им хорошо платят.

— Ох и голос у него.

Мальчик выгнул спину, обернулся, чтобы посмотреть на Коула. Коул показал ему козу и зашлепал губами, как рыбка.

— Славный мальчик.

Петар срыгнул.

Переведя взгляд на Рину, Пайк понизил голос:

— Она правда его мать?

— Все это вранье. Они работают на Яковича. Кто родители ребенка, не знаю. Может, Гребнер говорит правду.

— Значит, Дарко ему не отец?

— Я знаю только, что она ему не мать. Ана по секрету рассказала своей подруге Лайзе Топпинг, что Рину чуть не зарезали, поэтому детей у нее быть не может.

Пайк смерил взглядом Рину, слушая, что еще разузнал Коул. Рина действительно была проституткой и работала на сербских гангстеров, только подчинялась Яковичу, а не Дарко.

Пайк указал на Янни.

— А этот?

— Его настоящее имя — Симо Карадивик, он родом из Витеза. Это родной город Яковича. Карадивик — один из его быков.

Пайку стало ясно, что ребенку предстоит еще долгий путь, прежде чем он окажется в безопасности. Единственная истина заключается в том, что Дарко и Якович ненавидят друг друга настолько, что готовы прикончить десятимесячного малыша. Такая ненависть может оказаться полезной, сообразил Пайк.

Он задумался.

— Нам много чего понадобится для Петара…

— Ты шутишь? Мы не можем оставить ребенка у себя.

— Он будет со мной, пока не станет ясно, что он в безопасности.

Пайк погладил малыша по спинке и протянул его Коулу:

— Забери его, хорошо? Он начинает мерзнуть. Купи все необходимое, а мы скоро вернемся к тебе. Поезжай на моем джипе.

Коул бросил взгляд на Янни и Рину, и Пайк заметил, что он озабочен.

— Как вы намерены с ними поступить?

— Использовать. Чтобы встретиться с мистером Яковичем.

Помолчав, Коул принял из его рук малыша, сел в джип и укатил. Пайк проводил его взглядом, а затем подступил к пленникам. Вместе со Стоуном они посадили Янни на землю.

— Вы ошибаетесь, — заговорила Рина. — Петар мой ребенок.

Пайк ничего не ответил. В этом не было смысла.

Он потер спину в том месте, куда стрелял Янни. Спина ныла.

— Чей это ребенок?

— Мой. Я говорю правду. Почему ты мне не веришь?

Стоун ткнул Янни стволом.

— Может, потому, что он стрелял в него.

— По ошибке! Он растерялся!

Пайк смотрел на Янни.

— А в меня ты стрелял тоже по ошибке, Симо?

Веки Янни дрогнули.

— Я растерялся. Симо? Кто это такой?

— Телохранитель Яковича. Родом из Витеза. Ты спекся, Симо. — Пайк вытащил кольт, приставил его к голове Янни и нажал на спусковой крючок. По окрестным холмам прокатилось эхо.

Рина вскрикнула и отпрянула, Янни тяжело осел на землю.

— Ой, — отреагировал Джон Стоун.

Пайк демонстративно согнул палец на спусковом крючке, но упрашивать Рину не понадобилось.

Слова хлынули из нее потоком:

— Нет-нет-нет-нет, он не мой, нет, Милоша! Потому Дарко и украл его! Честное слово!

— Ты работаешь на Яковича?

— Да!

— Якович и есть отец?

— Нет-нет, дед! Он дед мальчика!

На этот раз Пайк поверил ей, хотя услышанное оказалось для него неожиданностью. Единственный сорокадвухлетний сын Милоша Яковича сидел в сербской тюрьме. Петар был зачат во время посещения, разрешенного жене, его мать скончалась при родах. А через два месяца отец мальчика, Стеван, был убит в камере каким-то боснийским хорватом. Так Петар Якович оказался единственным наследником старика, поэтому его доставили в США.

— Когда он узнал, как намерен поступить Михаил, — продолжала Рина, — то велел нам спрятать ребенка. Он отдал Петара мне, а я — Ане. Потом Михаил нашел его и украл, а Милош велел нам найти ребенка и всем им показать.

Показать всем. Убить родного внука для острастки.

Пайк мысленно перебирал список предстоящих дел. Защитить ребенка. Найти человека, который убил Фрэнка. Отыскать три тысячи боевых автоматов. В таком порядке.

— Где Якович? Сейчас же говори, где он?

— На яхте. У него есть яхта. В порту.

— Можешь связаться с ним? Позвонить?

— Да! Он не такой, как Михаил. Он не прячется.

Пайк рывком поставил ее на ноги и разрезал пластиковые наручники, освободив запястья.

— Вот и хорошо. Едем к нему.


е Мейере, и о намерениях Пайка. И это хорошо. Это придаст убедительности его игре, особенно благодаря тому, что Джон Стоун узнал об оружии.

— Он знает, что я нашел Дарко в компании, скупающей металлолом?

— Да. Я связалась с ним после того, как ты уехал.

— И знает, что вы с Янни последовали за мной?

— Да. Он сам велел нам.

Значит, сейчас Якович гадает, что произошло, и ждет звонка от Рины.

Названия яхты Рина не знала, но помнила, где она пришвартована.

Порт окружали рестораны и отели, открытые для публики, но причал для яхт был обнесен высоким забором с электрическими воротами и камерами наблюдения.

— Это за отелем, — сказала Рина. — Где ставят большие яхты.

Стоун медленно вел машину по стоянке отеля, пока не нашел место, откуда были видны яхты. Рина обвела их взглядом и наконец указала:

— Вон та. Синяя. Видишь, в самом конце?

Пайк осмотрел восьмидесятифутовую яхту — дизельное судно из стекловолокна и стали, с темно-синей обшивкой и кремовыми палубами.

— Вези нас обратно к воротам, Джон.

У ворот Пайк отдал Рине телефон. Он уже объяснил ей, что и как следует сказать.

— Помни: ты жива только до тех пор, пока помогаешь мне.

Рина дождалась ответа.

— Это я. Мне надо с ним поговорить.

Они ждали почти три минуты, наконец Рина кивнула:

— Нет, его не смогли. И Михаила тоже. Мальчик у Пайка. Да, теперь у него, а Михаил сбежал.

Из трубки до Пайка доносился мужской голос. Рина перебила:

— Мы уже здесь, Милош. Он здесь. Пайк.

Она взглянула на Пайка.

— Сидит рядом. Хочет с тобой встретиться. — Она отвела глаза. — Янни мертв.

Пайк забрал у нее телефон.

— Я его застрелил. И сделаю то же самое с Михаилом Дарко, но мне нужна ваша помощь.

Несколько секунд в трубке было тихо, потом послышался мужской голос:

— Подъезжайте к воротам, мы впустим вас.

Когда Пайк выходил из машины, Стоун напутствовал его словами:

— Утопи эту посудину. Пусти на дно.

Ничего другого от Джона Пайк и не ожидал.

Он не простоял у ворот и тридцати секунд, как вдруг замок открылся. Пайк вошел и поднялся по длинному пандусу на причал, по которому зашагал мимо ряда яхт.

Два верзилы ждали его: один на юте, другой на коротком трапе, ведущем на верхнюю палубу. Пайк решил, что безопаснее будет встретиться у всех на виду, на открытой палубе. Никто не станет жать на курок, когда вокруг столько народу.

Лысеющий старик, с виду лет семидесяти, сидел за столом на верхней палубе. Когда-то он был мощным, а теперь ссохся, кожа обвисла, как будто стала велика ему. Он жестом велел Пайку подняться на борт.

— Иди сюда. Послушаем, что скажешь.

Пайк поднялся на борт. Верзила с нижней палубы потянулся было обыскать его, но Пайк отбил его руку.

Старик вмешался:

— Пропусти, ничего.

Пайк поднялся к нему, но не сел за стол и приглашения не дождался. За спиной старика и раздвинутыми дверями салона молодая обнаженная женщина смотрела телевизор.

— Ну, поговорим, — начал Якович. — Что это за дела с Михаилом Дарко и зачем мне тебе помогать?

— Три тысячи «Калашниковых», — ответил Пайк.

Якович застучал пальцем по столу. Тук-тук-тук.

— Не понимаю, о чем ты говоришь.

Он явно опасался, что Пайк носит на себе подслушивающее устройство. Пайк развел руки.

— Нам надо поговорить начистоту. Пусть ваш человек обыщет меня.

Якович сам обыскал Пайка и вернулся к столу.

— Ладно, давай начистоту.

— Вам известно, за что я собираюсь убить Михаила Дарко?

— Отомстить за друга.

— Да. Мы с другом когда-то были наемниками. Профессиональными солдатами. Мой друг не помогал вам покупать это оружие?

Этот вопрос Пайку давно не терпелось задать.

— Об этом человеке я ничего не знаю. Да, я слышал, что сестра Рины работала у него. Но это все, что мне известно.

Скрыть облегчение удалось с трудом: Фрэнк чист.

— Так я и думал. Если бы он помогал вам, у вас уже были бы покупатели.

Якович притворился оскорбленным.

— Покупателей у меня полно.

— Будь у вас покупатель, оружие давно бы разошлось, и Дарко было бы нечем вас шантажировать. Я хочу купить его, а Дарко я могу либо уничтожить сам, либо отдать его вам — как хотите.

Милош Якович прокашлялся.

— Я ждал другого.

— Да. Об этом оружии я знаю больше, чем вы. Его украли индонезийские пираты с контейнеровоза, направлявшегося в Сеул. Это новенькие автоматы, но продать их нелегко из-за истории их появления на рынке.

Якович раздраженно заерзал.

— Откуда ты знаешь?

— Я профессионал, — ответил Пайк. — И я хочу их купить. Если вы согласны, я дам в придачу Дарко и вашего внука.

— О каких деньгах идет речь?

— Три тысячи автоматов по пятьсот за штуку — полтора миллиона, но только если они не успели заржаветь. Я сам проверю каждый, все три тысячи. Если они без затворов и ствольных коробок, я их все равно куплю, но дешевле.

Пайк видел, что Якович задумался. В словах Пайка он не сомневался, но побаивался: предложение застало его врасплох, когда он уже настолько отчаялся, что был готов обдумать даже его.

— Деньги у тебя при себе?

— Будут при себе завтра в это же время.

— И как же ты передашь мне Михаила?

— Ему тоже нужно оружие. Если вы заключите со мной сделку, я привезу Дарко, когда буду осматривать автоматы.

Якович решился:

— Завтра я свяжусь с тобой.

— Только не слишком поздно. Получить деньги я смогу лишь в рабочие часы.

Пайк оставил собеседнику номер телефона и спустился на причал, вышел из ворот и сел в «лендровер».

Стоун был явно разочарован.

— А взрыва я так и не дождался.

— Не знаешь, где можно раздобыть китайский АК? — спросил Пайк. — Новенький, еще не обстрелянный? Только обязательно китайский. И боевой.

Стоун пожал плечами.

— Ну, есть у меня знакомый знакомого…

— Звони ему. И поедем проведать Гребнера.


На этот раз охранник был только один — невысокий и мускулистый, открывший дверь с хмурой гримасой. Пайк обезоружил его и велел вести к Гребнеру. В комнате он уложил охранника лицом вниз, а Гребнеру велел не двигаться.

— Звони Дарко, — распорядился он. — Теперь мальчишка у меня, это все меняет.

— Меняет? Что это значит?

— Мне есть чем давить на Милоша Яковича, значит, я могу заполучить автоматы. Я сдам Яковича Дарко за треть автоматов: две тысячи ему, одну мне.

— Ты сдашь его? О чем вообще речь?

— Если мы с Дарко на время забудем о наших разногласиях, Дарко избавится от конкурента. Свой номер я записал на полу в твоей гостиной. Пусть Дарко позвонит. А если не отважится, Якович продаст оружие кому-нибудь другому, и прости-прощай армянская сделка Дарко.

По дороге к Коулу Пайк подробно передал Стоуну содержание разговора. Они остановились у дома, Пайк провел спутника через кухню. Стоун поглядывал на Рину так подозрительно, словно ожидал от нее попытки сбежать.

Коул с ребенком на коленях смотрел игру «Доджерс». Он хорошо подготовился: купил питание для ребенка, не забыл памперсы, присыпки и мерные ложечки. Пайк сразу заметил эти приобретения в кухне.

Коул обернулся и поднял брови: он не досчитался Янни.

— Я его застрелил.

Коул перевел взгляд на мальчика. Тот обернулся, увидел Пайка и заулыбался. Радостно захлопал в ладоши.

— К тебе хочет, — объяснил Коул.

Пайк взял ребенка на руки и прижал к себе.

— Что случилось? — Коул понизил голос.

Пайк рассказал ему об игре, в которую втянул Яковича и Дарко.

— Пора звонить Уолш, — продолжал Пайк. — Когда машину Янни найдут в Лейк-Вью, то поймут, что он участвовал в перестрелке. А когда всплывет правда о хозяевах той компании по приему металлолома, полиция встанет на уши. Нам понадобится прикрытие и сотрудничество Кейт, чтобы провернуть это дело.

Он покачивал мальчика на руках. Ребенок смеялся, потом протянул руку и снял с Пайка очки. Мальчик затряс ими, как погремушкой.

— А что будет с ребенком? — посерьезнел Коул.

— О нем должен кто-то заботиться.

— И этот кто-то — ты?

— Не я, а кто-то. Каждому нужен близкий человек.

— Даже тебе?

Пайк ответил другу продолжительным взглядом, потом мягко забрал у мальчика свои очки, но не надел их. Похоже, Петару без очков он нравился больше.

Они пристегнули Рину наручниками к кровати в комнате для гостей, потом устроили в гостиной спальное место для малыша. Детское питание Петару не понравилось, пришлось жарить ему яичницу. Она пошла на ура.

Поздно вечером Пайк позвонил Кейт Уолш, но вдаваться в объяснения не стал. Только сказал, что скоро узнает, где находится оружие, и пообещал позвонить ей завтра. Истинной целью этого звонка было убедиться, что он сумеет сразу связаться с ней в случае ответа от Яковича или Дарко. Если кто-то из них примет решение, действовать понадобится быстро. В том числе и Уолш.

Коул отправился на пробежку, а Пайк и Стоун остались с малышом. На руках у Пайка он быстро уснул. Стоун выпил и уснул на полу, так что Пайку пришлось будить его и отправить в машину: храп тревожил ребенка.

Коул вернулся через час, погасил свет и поднялся к себе, принимать душ. Через несколько минут Пайк услышал, как Коул завалился в кровать и потушил последнюю лампу. Пайк еще долго слушал, как затихает дом.

Часа в два ночи тонкий слой облаков рассеялся, и в окна заглянула полная луна. Держать малыша на руках пришлось три часа подряд, но при первой попытке положить его Петар зашевелился.

— Ты со мной, дружок, — зашептал Пайк. — Все хорошо.

Мальчик проснулся, выгнул спину и увидел над собой Пайка, в глаза которому уставился так, словно никогда не видел других людей. Они долго смотрели друг на друга как завороженные.

Маленькое тельце было плотным и теплым. Пайк чувствовал, как быстро бьется крошечное сердце, видел, как поднимается и опадает грудка. Оказалось, держать на руках маленькое живое существо очень приятно.

— Эй! — позвал Пайк.

Мальчик улыбнулся, взбрыкнул ножками и вскинул обе ручки. А потом потянулся к лицу Пайка, растопырив пальцы.

Пайк дотронулся до розовой ладошки указательным пальцем, и тонкие пальчики сомкнулись вокруг него. В ответ на пошевеливание большого пальца мальчик загулил, заулыбался, как будто получил чудесную игрушку.

— Тебе ничто не грозит, — шепотом заверил Пайк. — Я не дам тебя в обиду.


Когда совсем рассвело, в дом на цыпочках прокрался Джон Стоун. Он показал поднятые большие пальцы, давая понять, что раздобыл автомат. Пайк уложил ребенка в импровизированную постель и вышел за Стоуном из дома.

На заднем сиденье «лендровера» Пайк увидел длинную узкую картонную коробку с китайскими иероглифами на крышке. Стоун открыл ее. Автомат был завернут в пластик. Стоун развернул его и бросил обертку обратно в коробку.

— Ни разу не стреляный. Еще в заводской смазке.

Пайк осмотрел затвор, коробку и механизм и не обнаружил в них никаких изъянов.

— Отличная работа, Джон. Безупречная.

Они погрузили коробку в джип Пайка и ушли в дом.

Михаил Дарко позвонил в десять минут восьмого. Малыш и Стоун спали, Коул заглянул к Рине. Пайка звонок застиг во время отжиманий.

— Пайк.

— Ты несколько дней подряд пытаешься меня прикончить. Зачем мне с тобой говорить?

— Нам обоим нужно оружие.

— Оружие нужно мне. А на тебя мне плевать.

— Ты его не получишь. Моя сделка — вопрос решенный, у меня уже есть покупатель.

Дарко мялся в нерешительности.

— Врешь.

— Не вру. Но без тебя она не состоится.

— За дурака меня держишь?

— Его внук у меня. Тебя он ненавидит, так что ничего у тебя не выгорит. А меня — нет. Вчера я встречался с ним на яхте и осмотрел оружие. Мы поладили, автоматы мои.

Снова нерешительная пауза.

— Ты их видел?

— Образец. Даже забрал его с собой, когда мы закрыли сделку. А теперь нашел способ заработать еще больше. Я тебе покажу. На бульваре Голливуд возле «Муссо» через час. Увидишь мой джип.

Пайк повесил трубку. Он знал, что долгими разговорами Дарко не убедить, и теперь он либо объявится, либо передумает.

К тому времени в гостиную вернулся Коул. Стоун уснул. Пайк передал суть разговора, Коул предложил составить ему компанию, но Пайк отказался.

Встретиться с Дарко ему хотелось одному. Только позднее он понял почему: он еще не решил, убивать этого человека или нет, несмотря на соглашение с Уолш.

Выбрав дорогу через каньон, Пайк уже через десять минут стоял возле ресторана.

Спустя двадцать минут рыхлый парень, которому не мешало бы побриться, вывернул из-за угла и продефилировал мимо Пайка. Обычный прохожий, разве что слишком заинтересованно поглядывающий на джип. Он свернул за ближайший угол. Через несколько минут он снова отразился в зеркале, на этот раз в сопровождении другого мужчины. Они огляделись, потом первый достал мобильник. Пайк наблюдал за ними. Тот, что говорил по мобильнику, убрал его и подошел к машине, второй за ним.

— Выйди.

Пайк вышел из машины и остановился на тротуаре. Через несколько минут из-за угла показался Михаил Дарко.

На этого человека, пославшего Муна и его банду в дом Фрэнка, Пайк уставился в упор. Вот из-за кого погибли Фрэнк, Синди, Фрэнк-младший и Джоуи. Пайк не чувствовал ни гнева, ни ненависти. Словно наблюдал за происходящим со стороны. Дождавшись, когда Дарко подойдет, он кивнул в сторону джипа.

— Он сзади. Идем посмотрим.

Пайк открыл багажник и повернул коробку так, чтобы Дарко сам увидел иероглифы. Потом открыл ее. Дарко придвинулся ближе, но прикасаться к оружию не стал. Наконец он выпрямился.

— Ну хорошо, если сделку он заключает с тобой, мне-то зачем звонить?

— Ему нужны наличные. У меня их нет. Я могу купить автоматы по пятьсот штука, всего за полтора миллиона долларов. А у меня есть покупатель, который заплатит по тысяче.

— Но чтобы купить оружие, тебе не хватит денег.

— Не хватит. Старик требует половину суммы, прежде чем вообще покажет их мне. То есть семьсот пятьдесят тысяч. У меня таких денег нет, вот я и подумал про тебя. Может, у тебя они и есть, но с тобой он не станет иметь дела. Так что мы партнеры.

— Не хочется мне быть твоим партнером.

— А мне — твоим, но бизнес есть бизнес. Поэтому я предлагаю бонус.

— Яковича.

— Когда он увидит наличные, Якович, оружие и деньги окажутся в одном месте. И ты сможешь решить свою проблему: и деньги останутся при тебе, и паханом станешь.

— Значит, ты предлагаешь украсть оружие.

— И сэкономить кучу денег.

Дарко вгляделся в него, и Пайк понял, что он обдумывает предложение.

— А твой друг?

— Я по нему скучаю. Но это же три миллиона, треть моя, значит, миллион долларов.

— Я подумаю.

— Решай: или да, или нет.

Тень досады прошла по лицу Дарко, он кивнул.

— Хорошо. Придет время — позвони. Я добуду бабло. — Он жестом подозвал своих людей и удалился.

Пайк сел в джип и проводил Дарко взглядом. Дарко наломал дров, у Пайка имелись обязательства перед Фрэнком. Эти обязательства существовали потому, что они прикрывали друг друга и доверяли товарищам, зная: если кто-нибудь из них упадет, ему помогут встать. Никого не забудут и не бросят на произвол судьбы. Пайк остро сожалел о том, что заключил соглашение с Уолш, но от нее ему требовалось нечто более важное, чем возможность разделаться с Дарко.

Выезжая на улицу, Пайк позвонил Кейт Уолш:

— Надо встретиться.

— Красный «джип-чероки» вчера видели возле компании, скупающей металлолом, в Лейк-Вью-Террас. Это были вы?

— Да.

— Черт, так это вы прикончили там пятерых?

— Шестерых. А еще мне нужно семьсот пятьдесят тысяч долларов.

— Какого черта?

— Я встречался с Яковичем. И только что расстался с Дарко. Вам все еще нужны те автоматы?

Они встретились на парковке на бульваре Сансет. Пайк прибыл первым и не выходил из джипа, пока не увидел, как подъезжает Кейт на серебристом «аккорде». Ее личной машине. Он подошел и сел на пассажирское сиденье. Она держалась замкнуто.

— Полиция рвется арестовать вас, меня винят в том, что я втянула их в это дело. Не хотите объяснить, каким образом были убиты те шестеро?

— Они держали в заложниках внука Милоша Яковича. Теперь он у меня. — Пайк рассказал про Петара Яковича, Рину и Янни, а также все остальное.

Уолш растерялась от неожиданности.

— Фрэнк не имел к оружию никакого отношения — это сказал мне сам Якович. Семья Фрэнка и он сам случайно подвернулись убийцам. Дарко вломился к ним в дом из-за няни.

— Аны Маркович?

— Сестра отдала ей внука Яковича, чтобы Ана спрятала его от Дарко, но тот все равно отыскал ребенка. С его помощью Дарко надеялся принудить Яковича к сделке, но просчитался.

Уолш кивнула.

— Продолжайте.

— Яковичу нужен Дарко. Дарко нужно оружие. У меня есть то, что нужно обоим, поэтому я втянул их в игру. Если повезет, я сумею свести этих двоих там, где находится оружие.

— Но как?

— Якович считает, что оружие покупаю я, Дарко убежден, что мы просто украдем его. Каждый из них уверен, что я обманываю второго.

— Что у нас со временем?

— Сегодня ближе к вечеру. Дарко уже дал согласие, осталось дождаться только вестей от Яковича. Чтобы сделка состоялась, мне потребуются три вещи.

— Говорите.

— Я работаю не один. Людям, которые мне помогают, нужны гарантии. В письменном виде. Как и мне. Освобождение от любой ответственности за любые наши действия как сейчас, так и в будущем.

— Это не гарантии, а лицензия на убийства.

— Я еще не закончил. Мне понадобится семьсот пятьдесят тысяч долларов, причем уже через несколько часов. Дарко обещал подвезти деньги, но еще неизвестно, привезет ли. Если нет, я все равно буду продолжать игру с Яковичем, но без денег он мне не поверит.

— Понятно, — кивнула она. — Думаю, это можно устроить.

— Еще одно. Мальчик у меня. Вы обеспечите его свидетельством о рождении американского образца и полноценным гражданством, чтобы я мог поселить его в семье по своему выбору. Об этом нельзя упоминать в официальных документах. Биологические родственники ни в коем случае не должны найти его, следовательно, существование таких документов недопустимо.

На этот раз Уолш молчала еще дольше, чем когда Пайк потребовал снять с него ответственность за убийства. Наконец она покачала головой.

— Не знаю, удастся ли… Даже если бы я согласилась, я просто не знаю, законно ли это.

— Мне все равно, законно это или нет.

Уолш тяжело вздохнула и кивнула.

— Пожалуй, начну прямо сейчас.

Пайк вернулся в свой джип и направился обратно к Коулу. Остаток утра Коул, Стоун и Пайк готовили снаряжение. Дальнейшие события разворачивались стремительно, начавшись за десять минут до полудня.

Телефон Пайка завибрировал: это звонил Якович.

— Деньги добыл? — спросил он.

— Получу через четыре часа.

— Наличными. И Михаила. Я хочу видеть Михаила.

— Если я получу оружие, Михаил ваш. Где встретимся?

— Здесь, на яхте. Я буду ждать.

Они назначили время, Пайк отключился и сразу перезвонил Кейт Уолш.


Уолш и четыре агента из Управления по борьбе с незаконным оборотом алкоголя, табака и оружия прибыли в дом Коула через час. Двое остались в машинах, еще двое вошли вместе с Уолш: латиноамериканец сурового вида Пол Родригес и рослый рыжеволосый Стив Роджерс. Роджерс был в оливково-зеленом комбинезоне группы особого реагирования — спецназа, подчиняющегося Управлению. Джон Стоун привез свою аппаратуру для слежки, Коул помог настроить ее. Он был без рубашки, но в пуленепробиваемом жилете.

Семьсот пятьдесят тысяч долларов наличными заняли немного места. Уолш принесла их в спортивной сумке, повесив ее на плечо. Водрузив сумку на стол Коула, она показала, почему огромная сумма выглядит незначительной. Купюры, запечатанные в пачки вакуумным способом, были запаяны в прозрачный пластик.

Уолш выложила на стол бланк и протянула Пайку ручку.

— Подпишите. Если Дарко привезет деньги, свои не отдавайте.

Пайк подписался и вернул ей бланк.

— А где сестра погибшей? — спросила Уолш.

Коул привел из комнаты для гостей бледную и подавленную Рину. Родригес официально объявил ей об аресте. Роджерс перевел его слова на сербский.

— Так или иначе, в конечном итоге она нам помогла, — заметил Пайк.

Когда Родригес выводил арестованную, Рина обернулась к Пайку и что-то сказала ему по-сербски, но он не понял.

Агент Управления улыбнулся.

— Она надеется, что вы отомстите за Ану.

Уолш раздраженно вздохнула, считая, что они зря теряют время.

— А ребенок? Где он?

— В надежном месте.

— Ладно, пройдемся по плану. Как будем действовать?

— Джон, тебе слово, — сказал Пайк.

Стоун показал присутствующим GPS-маячок.

— Помните?

Уолш покраснела, а Стоун продолжал:

— Нет, это не тот, который вы подсунули ему в джип, а мой. Высокотемпературная цифровая керамика, без радиочастот, сканеры и ручные детекторы в аэропорту такие штуки не распознают. В общем, лучше вашего. Один Пайку, один Коулу — они едут вместе — и один на их машину, джип Пайка. Связь через приемник, передающий сигнал на мой ноутбук.

Пайк продолжал объяснять, как он намерен свести вместе Яковича и Дарко там, где находится оружие. Задача Уолш и ее людей — появиться в нужный момент.

— А что насчет Дарко? — спросила Уолш.

— Мы с Элвисом встречаемся с ним в Венеции. Место специально выбрали поближе к порту.

— Вы оба? — Уолш повернулась к Коулу.

— Дарко приедет не один, — объяснил Пайк. — Будет лучше, если и я возьму своих людей.

Коул указал на себя:

— Его люди — это я.

Пайк продолжал:

— Он считает, что мы встречаемся, чтобы собрать деньги. А на самом деле — чтобы дать ему вот это.

Стоун показал им GPS-маячок.

— Дарко будет думать, что с помощью этой штуки последует за Джо и Элвисом туда, где находится оружие, а на самом деле благодаря ей мы сможем следить за ним. И вы тоже.

Вмешался агент:

— Значит, наша отправная точка — Венеция?

— Только на момент встречи с Дарко. Из Венеции мы отправимся в порт. Истинный старт — там.

Следующий час они посвятили разработке планов и настройке аппаратуры. Стоун укреплял маячки на волосах Коула и на пряжке ремня Пайка. Уолш и Роджерс координировали действия особой группы и остальных агентов.

Без четверти час агенты разъехались, направляясь на исходные позиции большей частью в Венецию. Последней уезжала Кейт Уолш, напоследок она предупредила Пайка:

— После того что случилось в Лейк-Вью, вы на особом контроле. Постарайтесь помнить, что Михаил Дарко мой.

Ровно в час Пайк и Коул забрались в джип Пайка и направились к подножию холмов. Стоун уехал, опередив их.

Михаил Дарко ждал их в Венеции, в конце Маркет-стрит. Два черных седана БМВ и черный «эскалейд» сбились в кучу, занимая почти всю парковку.

Пайк затормозил рядом с «бумерами» и вышел. Коул остался в джипе. При виде Пайка дверцы обоих «бумеров» распахнулись, оттуда выбрались Дарко и трое его людей.

— Кто это? — спросил Дарко, уставившись на Коула.

— Он будет помогать мне проверять автоматы. Якович предупрежден.

Пайк отдал Дарко ручной маячок и объяснил, как тот работает. На карте он отображался в виде зеленого кружка.

— Видишь огонек? Это мы. Не следуй за нами вплотную, иначе Якович увидит тебя. Держись в тени. Этот прибор поможет тебе следить за нами.

Дарко и двое его людей заговорили на непонятном Пайку языке, затем Дарко открыл заднюю дверцу «бумера» и вытащил спортивную сумку.

— Это деньги. Если хочешь, пересчитай.

Пайк отмахнулся:

— Нет смысла. Получим оружие — заберешь их обратно.

Глаза Дарко сонно щурились.

— Ты вот объясни… как ты собираешься доставить меня к Яковичу?

Посмотрев на него в упор, Пайк объяснил:

— Я сказал ему, что ты считаешь, будто бы я собираюсь продать оружие тебе. Объяснил, что устрою вам встречу, а когда ты появишься, его люди прикончат тебя.

Пайк сложил пальцы пистолетом, прицелился в Дарко и нажал спусковой крючок.

— Нам пора, — поторопил Пайк. — Он ждет.

Он сел в джип и направился к порту.


В зеркало заднего вида Пайку порой удавалось увидеть их на расстоянии восьми-десяти машин от себя. Три черных автомобиля выстроились цепочкой, как автопоезд.

Коул позвонил Стоуну и рассказал, как выглядят машины их спутников.

— Два седана, «бумеры» и черный «эскалейд». Видишь нас?

Послушав минуту, Коул отключился.

— Нас и наших спутников хорошо видно. И ему, и Уолш.

Они направлялись на юг вдоль берега, потом неподалеку от Вашингтона повернули к портовому району близ Палаван-уэй. Пункт назначения быстро приближался. Специальные агенты и группы быстрого реагирования заняли позиции по обе стороны Палаван-уэй, возле порта. Одна машина группы ждала на острове.

Они свернули на Палаван, прокатились до отеля у набережной и припарковались там, где останавливался Пайк накануне днем.

— Готов? — спросил Пайк.

— В норме.

Пайк позвонил Уолш.

— Сейчас буду звонить ему.

Он отключился и сразу связался с Яковичем. За него ответил кто-то незнакомый.

— Пайк. К мистеру Яковичу.

Пайк ждал, что его впустят, но напрасно.

— Сейчас выйдем, — пообещал голос.

Через пять минут за воротами показались Якович и два его телохранителя. При виде Коула Якович насторожился, но наконец приблизился вместе с остальными.

— Кто это? — первым делом спросил Якович.

— Он поможет мне проверять оружие.

— Я не собираюсь ждать, пока ты осмотришь все автоматы.

— Мне все равно, ждете вы или нет, — я в любом случае проверю оружие. Я же предупреждал вас. Никаких неожиданностей.

Якович был явно раздражен.

— Покажи деньги.

Пайк продемонстрировал спортивную сумку Дарко.

— Семьсот пятьдесят.

Якович перебрал несколько пачек, наугад вынул купюру, изучил ее и бросил обратно в сумку.

— Ладно, едем.

Он поднял руку, и со стороны отеля с урчанием приблизились два темно-серых «хаммера».

— Поедем на моих машинах, — заявил Якович.

Пайк и Коул не стали переглядываться и колебаться. Вместе с Яковичем Пайк сел в ближайший «хаммер». Один из телохранителей повел Коула ко второму.

Едва Пайк опустился на заднее сиденье, пассажир с переднего направил на него пистолет.

— На этот раз мы отберем у тебя оружие, — предупредил Якович.

Телохранитель обхлопал его ладонями, разыскивая стволы.

— На нем жилет.

— На всякий случай, — пожал плечами Пайк.

— Снимай, — велел Якович.

Они забрали его «питон» и пистолет двадцать пятого калибра, который Пайк носил на щиколотке, заставили снять пуленепробиваемый жилет. Тот же телохранитель принялся водить вокруг него ручным детектором в поисках устройств, излучающих радиочастоты. Пайк постарался расслабиться, думая, как будет действовать, если они обнаружат «жучка», подсаженного Стоуном. Если детектор пискнет, он воспользуется телохранителем, как живым щитом, забрав у него оружие. Первым пристрелит человека на переднем сиденье, затем — телохранителя с детектором и будет пробиваться к своим.

Детектор не издал ни звука.

Очко Джону Стоуну.

Машина тронулась с места, за ней пристроился второй «хаммер».

Два очка Стоуну.

Пределы портового района «хаммеры» не покинули. Некоторое время они кружили между башнями из зеленого стекла и ресторанами, а в конце улицы повернули к воде, миновали верфи и последний участок канала перед океаном. Здесь вдоль канала выстроились служебные здания, ремонтные мастерские и хранилища, конторы, сдающие напрокат суда.

«Хаммеры» притормозили возле длинного и низкого промышленного строения, Якович открыл дверцу.

— Оружие здесь.

Путь к оружию занял всего пять минут, но место его хранения было выбрано с тем расчетом, чтобы к нему и от него вела лишь одна дорога. Здесь телохранители Яковича заметят приближение агентов Уолш еще за четверть мили.


Это обшитое железом строение напомнило Пайку ангар на аэродроме, закрытые ворота имели соответствующий размер. Два огромных вилочных погрузчика ждали поблизости, на металлических опорах стояли яхты.

Большой стапель в доке предназначался для того, чтобы подводить суда поближе к подъемным стропам. Затем их поднимали из воды и ставили на металлические опоры. После этого вилочные погрузчики перевозили суда в ангары для длительного хранения.

— Здесь нам никто не помешает, — объявил Якович. Он отпер двери и вошел в ангар. Двое его людей последовали за ним, остальные остались у машин.

Пайк притормозил у дверей.

— Лучше скажи, чтобы остальные зашли с нами. Они привлекают к ангару внимание.

— Некого здесь привлекать. И потом, какая разница? Ангар мой. Я имею полное право находиться здесь.

Вспыхнул свет. Потолок поднимался на высоту почти трех этажей, по нему проходили параллельные стальные балки. Балки тянулись и вдоль длинных стен. Их взаимное расположение напомнило Пайку игру в крестики-нолики с ее квадратными ячейками. Большинство квадратов было занято яхтами.

Якович и два его спутника двинулись куда-то вглубь здания. Пайк и Коул последовали за ними, шествие замыкали два телохранителя. Переглянувшись с Пайком, Коул приподнял брови.

Словно приглаживая волосы, он выудил из них «жучка», незаметно раскрошил его пальцами и выбросил обломки. Пайк сделал то же самое.

В дальнем конце ангара обнаружился железный контейнер размером с двухосный прицеп. Он просто стоял, запертый на единственный замок. Якович отпер замок и открыл дверь. Она заскрежетала, задевая нижним краем бетонный пол.

— Вот, — коротко объявил Якович.

Контейнер был заполнен деревянными ящиками с китайскими иероглифами. Якович отдал невнятный приказ, и один из его спутников вынес ящик наружу.

Якович тронул ящик носком ботинка.

— Хотите осматривать его — приступайте скорее. Иначе мы неизвестно сколько здесь проторчим.

Пайк вскрыл ящик. Внутри были уложены картонные коробки, похожие на ту, что привез Джон. Пайк поднял крышку одной и вынул автомат, завернутый в пластик.

— Забудь. Нам незачем их осматривать.

— Нравятся?

— Да.

— Вот и хорошо. Мне тоже. Поэтому я оставлю их себе. Вместе с вашими деньгами. — Его телохранители выхватили оружие.

Пайк скорее почувствовал, чем увидел, как Коул отступает в сторону, и покачал головой.

— Отказываешься от Дарко?

— С Дарко я сам разделаюсь. Вдобавок получу почти миллион.

— Можно задать тебе один вопрос? После всего что Рина рассказала тебе обо мне, неужели ты рассчитывал, что я привезу сюда семьсот пятьдесят тысяч наличными без охраны?

Якович выхватил из-под одежды и направил на них пистолет.

— Да, все возможно. А теперь вам предстоит прогулка на яхте…

Он заговорил по-сербски, когда снаружи послышались крики и тихий хлопок, словно кто-то откупорил бутылку шампанского. Пайк не знал, Дарко это или Уолш, и не стал дожидаться, когда узнает. Метнувшись к Яковичу, он вырвал у него пистолет и пристрелил двух ближайших телохранителей. Падая, они выронили оружие, и Коул подхватил один из стволов. Пайк обхватил согнутой в локте рукой шею Яковича и отступил, прикрываясь им как щитом.

— За нами есть выход?

— Уже ищу, — откликнулся Коул.

Со стороны дальней двери к ним бежали трое. Они успели сделать несколько выстрелов, заметили двух убитых Пайком телохранителей, а потом — что Пайк прикрывается телом Яковича. Якович что-то закричал, но Пайк оборвал его ударом. Нападающие рассеялись между яхтами, со стороны двери приближалась еще одна группа.

— Назад! — крикнул Коул. — К большим воротам!

Отдельные выстрелы снаружи слились в шум перестрелки. Пайк подтащил Яковича к воротам, потом отпихнул, чтобы помочь Коулу открыть их.

— А вот и Уолш! — объявил он. Из-за дальнего поворота вывернул фургон особой группы, за ним — еще несколько машин.

В ангар вбежали двое. Первым был Михаил Дарко. Он остановился у ворот, увидел Яковича и выстрелил в него. Затем подступил ближе и сделал еще два выстрела, крикнул что-то по-сербски и не удержался от четвертого. Потом заметил Пайка и широко улыбнулся.

— Отличный план!

Пайку представилось, как он пристрелил Фрэнка Мейера — точно так же холодно и бездумно.

Вскинув руку, Пайк выстрелил в человека, который вбежал в ангар следом за Дарко. От изумления у Дарко отвисла челюсть, однако он быстро оправился и ответил выстрелом.

Пайк успел оттолкнуть Коула и вместе с ним нырнул за створку ворот. В этот момент группа быстрого реагирования оцепила ангар и потребовала сдаваться.

Коул приподнялся.

— Он возле боковой двери. Удирает!

Дарко.

Пайк сорвался с места и ринулся вперед под грохот выстрелов, сквозь суматоху боя. Бойцы группы и агенты Управления рассредоточились по периметру, захватывая одного противника за другим. Пайк пронесся мимо.

Он увидел Дарко впереди, на расстоянии более половины длины ангара, и кинулся следом. Дарко внезапно повернул в сторону улицы, заметил погоню и дважды выстрелил наугад, но Пайк не сбавил скорость.

На другой стороне улицы Дарко высоко подпрыгнул, вцепился в сетчатую ограду и перебрался через нее. Он спрыгнул на песок, выпрямился и выстрелил трижды.

Пайк догонял его.

С разбегу взобравшись на ограду, он рухнул с нее в кусты. Куда скрылся Дарко, он не видел и не слышал, поэтому принялся отыскивать место, где тот спрыгнул с ограды. Следы виднелись отчетливо, за спиной громыхал голос Роджерса:

— Стой, Пайк! Мы туда, мы его захватим.

Пайк прибавил скорость.

Отпечатки ног поднялись на невысокий холм, затем спустились в лощину, заросшую полынью и колючим кустарником. Начиналась возвышенность, зарослей вокруг стало меньше. След Дарко не прерывался. В трехстах ярдах впереди уже виднелся Баллоу-Крик — довольно широкий ручей, протекавший в облицованных бетоном берегах и впадающий в океан. До океана оставалось рукой подать. Если Дарко добежит до ручья, у него есть все шансы на спасение.

Пайк выбежал на открытую местность и уже почти пересек ее, когда из ближайших кустов пушечным ядром вылетел Михаил Дарко. Видимо, он сделал круг и поджидал противника за кустами.

Пайк уклонился и нанес противнику сильный удар, Дарко пошатнулся. Он задыхался от бега, оружия у него уже не было — очевидно, выронил, пробираясь через кусты.

Хватая ртом воздух, Дарко с вожделением уставился на пистолет Пайка.

Пайк швырнул его на песок к ногам Дарко.

Дарко стремительно наклонился за оружием и уже сжимал пальцы на рукоятке, когда ударом с разворота Пайк сломал ему плечевую кость, словно щепку. Дарко глухо зарычал, получил подсечку и тяжело упал набок, но успел перекатиться на спину.

Пистолет лежал совсем рядом, но Дарко, скованный болью, не сделал попытки поднять его.

Пайк смотрел на противника в упор, когда из раздвинувшихся кустов выбрался Коул, разом оценивший ситуацию.

— А, догнал! Там все кончено, Джо.

Пайк подобрал свое оружие, не спуская глаз с Дарко. Пистолет он держал небрежно и поигрывал им.

— Ты в порядке? — спросил Коул.

В порядке он или нет, Пайк пока не знал.

В зарослях раздался громкий треск, на поляну вылетела Уолш. Свое оружие она немедленно направила на Пайка.

— Бросай пистолет! Отойди от него и брось пистолет, Пайк!

Коул встал между ними, очутившись на линии огня.

— Спокойно, Уолш! Все в порядке.

Она дернулась в сторону, чтобы видеть свою мишень, и закричала:

— Он мой, черт тебя возьми! Отойди от него, Пайк! Этот ублюдок мой!

Пайк бросил ей пистолет. Он упал на песок.

— Забирай.

Коул шагнул к нему и взял за плечо.

— Дело сделано. Ты ему отомстил.

Пайк молча ушел за другом в кусты.


предыдущая глава | Первое правило (в сокращении) | cледующая глава