home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 9

Я шлепнулся с громким плеском и, только погрузившись футов на десять в воду, полностью осознал, что значит плавать в одежде и с револьвером в руке.

Это вообще не значило плавать. Это значило тонуть!

Я брыкался, барахтался, загребая руками, и понемногу начал двигаться вперед. Но в воде понятие "вперед" имеет много значений.

Мне казалось, что я двигаюсь вперед, но не в том направлении. Вниз. Я почувствовал холодок отчаяния и, раскрыв глаза, не увидел ничего, кроме сплошного мрака, окружавшего меня. Отяжелевшая мокрая одежда прилипла к моему телу и тянула вниз… Жуткая картина, как я буду спускаться все ниже и ниже, пока не улягусь на дно залива, витала перед моими глазами… Извиваясь в воде, я конвульсивно сорвал с себя пиджак и уцепился за ремень брюк… Легкие мои готовы были разорваться. Сердце молотом колотило в грудную клетку, сотрясая все мое тело.

В последующие несколько секунд мне удалось отделаться от брюк, и только на одно мгновение я с сожалением подумал о бумажнике в моем пиджаке, вернее о трехстах сорока долларах в нем и о прочих мелочах, которые я носил в кармане.

Мне сразу стало легче, и я несколькими отчаянными гребками выплыл на поверхность.

Сначала я ничего не видел от залившей мои глаза воды и только фыркал и отдувался, как средних размеров кит. Потом постепенно я начал ориентироваться в окружающем меня мире.

Я был всего футах в пятнадцати от "Сринагара". Несколько парней вскочили на поручни, держась за ванты, а Чан стоял на причальном мостике, где я привязывал свою лодку. Лодка находилась сейчас ярдах в тридцати, у самого форштевня "Сринагара".

Револьвер все еще был зажат у меня в кулаке. Я бы согласился скорее лишиться трусов, чем бросить свой кольт. Я поднял его над водой, пару раз встряхнул, чтобы в стволе и патроннике оставалось меньше воды, и направил его прямо на Чана.

Я не был уверен, что это сработает, я никогда не пробовал этого раньше. Но я нажал на спусковой крючок, и револьвер грохнул, дернувшись у меня в руке. Пуля ударила в металлический борт яхты, взвизгнула и ушла рикошетом в воду. Чан тоже взвизгнул и взлетел по сходням на палубу.

Правой ногой я стащил туфель с левой ноги, потом проделал ту же процедуру наоборот и отплыл немного подальше от яхты, неуклюже загребая воду одной рукой и то и дело погружаясь в волны с головой. Затем я сунул револьвер в плечевую кобуру, проверил, надежно ли держит его фиксирующая пружина, и снова нырнул.

Плыть без ботинок, брюк и пиджака было довольно легко. К тому времени, когда я снова появился на поверхности, между мной и "Сринагаром" было уже добрых несколько ярдов. Я отлично видел людей у поручней, но никто, включая и парня в моторке, не собирался меня преследовать. Очевидно, теперь они оставят меня в покое, не желая затевать скандал, который я немедленно устрою, если они станут мне досаждать. И вряд ли они захотят использовать мою голову в качестве мишени: я готов был побиться об заклад, что они сейчас заключают пари по поводу того, на каком расстоянии от "Сринагара" я пойду ко дну.

Но я не пошел ко дну. Плывя размеренными саженками и время от времени отдыхая на воде, я постепенно приближался к маленькому пляжу перед Зоной отдыха. У меня даже было время немного поразмыслить кое о чем. И каждая мысль приводила меня во все большую ярость. Покрыв половину расстояния до побережья, я уже кипел от злости, а к тому времени, когда я находился в десяти ярдах от пляжа, я готов был взорваться. Если бы у меня была торпеда, и я знал бы, как с ней обращаться, "Сринагар" был бы первым судном, взорванным и потопленным в Нью-портской гавани!

И только сейчас я заметил людей.

В такой яркий солнечный полдень, как этот, на пляже всегда толпится куча бездельников, и в увеселительных заведениях тоже. Похоже было на то, что все они сейчас собрались здесь, на крохотном пятачке песчаного пляжа, чтобы поглядеть на нечто сверхъестественное и необычное, происходящее в гавани. Я долго ломал себе голову над тем, что же могло привлечь их любопытство. Когда я обернулся и поглядел назад, я не увидел ничего особенного, кроме одинокого "Сринагара" и нескольких мелких лодчонок, разбросанных то тут, то там по спокойной, сверкающей поверхности залива. Тогда-то я и сообразил, в чем дело!

Взглянув снова на берег и на толпившуюся там кучу зевак, я имел возможность наблюдать многочисленные проявления восторга. Несколько человек даже смеялись, а один указывал пальцем в мою сторону. Я заставил себя отнестись к этому со всем безразличием, на которое был способен. Либо это, либо возвращаться к "Сринагару". Впрочем, второй вариант был почти невозможен: я слишком устал, чтобы проделать весь путь обратно.

Поэтому я продолжал плыть, пока не почувствовал под ногами песчаное дно. Когда я поднялся, вода едва достигала мне до колен. Публика, казалось, была в восторге от моего появления. Я полагаю, что представлял собой несколько необычайное зрелище, стоя по колено в воде в длинной белой рубашке с коричневым галстуком и плечевой кобурой под мышкой. И без штанов… Но я старался не думать об этом.

Я побрел к толпе по мелководью, и некоторые из зевак, казалось, получили от этого максимум удовольствия. Один толстый тип уселся на песок и рыдал от хохота, подпрыгивая на своем сидении и хлопая себя ладонями по ляжкам. По-моему, я спросил его, как ему понравится, если я зашвырну его в океан или что-то в этом роде, точно не помню. Но затем я взял себя в руки и начал проталкиваться сквозь толпу, стараясь сохранить достоинство, насколько это было возможно в моем положении.

Я добрался до "кадиллака" и сунул руку в карман за ключами от машины. Это было, пожалуй, самое остроумное из всего, что я сделал за сегодняшний день. Если я хотел достать ключи из кармана, мне следовало бы вернуться и поискать свои брюки на дне залива.

Так я стоял в центре Палм-стрит возле Зоны развлечений, которая сегодня, казалось, соответствовала своему назначению, притворяясь, будто просто потираю себе бедро и стараясь сохранить невозмутимый вид. В общем-то, дело обстояло совсем не так плохо, как это могло быть. Несколько раз мне случалось захлопнуть дверцу "кадиллака" с ключами в замке зажигания, и чтобы проникнуть в машину, приходилось снимать крышу, поэтому я приклеивал запасные ключи липучкой под задним бампером: там для этого как раз имелось небольшое свободное пространство. Так что у меня не было никаких трудностей в том, чтобы сесть в машину и уехать.

Только я не об этом думал, во всяком случае, в данный момент. В данный момент у меня было нечто более важное, чем все остальное.

Я подошел к корме "кадиллака", извлек ключи из-под бампера и открыл багажник. Никакого багажа там нет, только запасное колесо и на четыреста долларов всякого оборудования, которое мне случалось использовать в своей работе. Там есть кое-какая электроника, очки для ночного видения, моток провода, веревки, небольшой ящичек, содержащий оружейную аптечку и запасные патроны к кольту "Спешиэл" 38-го калибра, портативный армейский приемопередатчик, известный под названием "гуляй-болтай" и множество всяких других вещей. Все, кроме пары запасных брюк.

Но мне нужна была только оружейная аптечка. Я схватил ее, закрыл багажник, открыл дверцу машины и забрался внутрь. Усевшись на мягкую и теплую кожу сидения, я разобрал кольт, тщательно протер его и смазал. Затем я положил в обойму шесть новых блестящих сухих патронов и зарядил револьвер.

Мне потребовалось больше часа, чтобы добраться до Голливуда. И в течение этого часа тяжелые мысли одолевали меня.

Вместо того чтобы успокоиться во время езды, пламя гнева разгоралось во мне еще жарче, грозя вырваться из-под контроля. С меня было достаточно, более чем достаточно! Наварро, двое бандитов в моей комнате прошлой ночью, а теперь Госс и этот жалкий заплыв в виде мокрой крысы с коричневым галстуком… Впрочем, эту часть я постарался выбросить из памяти. Но во время езды у меня также было время обдумать все, что произошло.

Действия Госса исключали всякую возможность того, что он был в этом деле лишь посторонним наблюдателем. Наварро тоже играл здесь какую-то роль. Короче говоря, из трех мужчин, находившихся в той каюте вместе с Крейгом Велденом незадолго до его убийства, оставался только седовласый высокий джентльмен, о котором я ничего не знал. Очевидно, мне следовало узнать о нем побольше, особенно кем и чем он был. И, если можно, все, естественно, что можно разузнать о Госсе и Наварро.

Возможно, дело было серьезнее, чем я предполагал, и значительно большее число людей было замешано в то, что происходило, но я чувствовал уверенность, что основное звено было сконцентрировано именно в этой маленькой группе. Конечно, кое-кто еще постоянно присутствовал в моих мыслях наряду со всем прочим. Даже, в сущности, больше, чем все прочее. Эллен, милая Эллен…

Я остановил машину прямо напротив входа в Спартанский отель и некоторое время сидел за баранкой. К этому времени я совершенно высох, но по-прежнему был без штанов, так что мне предстояло сделать молниеносный бросок из машины в отель. Если соберется новая толпа идиотов, которые начнут указывать на меня пальцами, я могу выйти из себя и наделать черт знает каких глупостей. Нет, я намерен был побить все рекорды по спринту на участке тротуара, отделяющем меня от спасительных дверей отеля, и молил всевышнего, чтобы никто не встретился мне на пути.

Я распахнул дверцу машины и выскочил, как пробка из бутылки с сидром, бросившись со всех ног бежать к отелю.

И тут, когда я ничего не желал так страстно, как только спокойствия и полного отсутствия людей, мне показалось, будто с треском распахнулись ворота ада и целая лавина звуков понеслась на меня из первых рядов партера.

Сначала я услышал крик и пронзительный визг, начавшийся где-то в области верхнего "си" и прошедший всю музыкальную гамму до самого нижнего "до" в том регистре, при котором замерзает кровь в жилах.

Первой моей мыслью было, что я налетел на какую-нибудь старую перечницу, которая выражает таким образом свое возмущение и протест против моего шокирующего вида. Но тут раздался выстрел. Пуля не попала в меня, но я явственно слышал, как она засвистела в нескольких миллиметрах от моего затылка, тяжело чмокнула во что-то и унеслась дальше по улице, сердито гудя, словно кто-то дернул басовую струну рояля. Почти в тот же момент я увидел женщину, которая кричала. Увидел ее лицо и вытянутую руку с указательным пальцем. Она показывала на что-то слева от меня, но не это ошеломило меня.

Женщиной была Эллен.

Все вместе мгновенно отразилось в моем мозгу, заставив автоматически сработать нужные рефлексы. Это не было просто сенсацией. И я не тратил времени на раздумывание. Когда я слышу выстрел, к моим нервным окончаниям словно подключается переменный ток, и я начинаю двигаться с удесятеренной быстротой. Я и так двигался достаточно быстро, поэтому я просто упал на тротуар. Во время падения я повернул голову влево, куда указывала Эллен, и увидел машину ярдах в двадцати от меня. Если бы не из ряда вон выходящие события этого дня, я бы, наверняка, заметил ее раньше. Но, с другой стороны, если бы я не выскочил из "кадиллака", как ошпаренный, эта первая пуля сделала бы свое дело.

Первый выстрел меня миновал, но когда я упал на твердый шершавый асфальт тротуара, раздался второй. На этот раз я разглядел подробности. Машина стояла в кустах на противоположной стороне Россмор-стрит, как раз напротив того места, где я остановил свой "кадиллак". Из заднего открытого окна черного "седана" высовывалось дуло винтовки, направленное прямо на меня. Вторая пуля врезалась в асфальт в нескольких дюймах от моего лица.

Но кольт был уже у меня в руках, я выстрелил почти на лету, все еще сохраняя инерцию падения, скользя юзом по жесткому асфальту и срывая себе кожу на локтях и коленях. У меня не было времени как следует прицелиться, но я все же услышал, как моя пуля ударила в черный бок "седана". Затем я обрел более точный огонь. Я выпустил в "седан" еще три пули, нажимая на спусковой крючок с интервалами в одну секунду.

Я едва видел того, кто в меня стрелял, но целился в то, что видел, и знал, что мои пули попадают в заднее открытое окно машины. Винтовка дернулась еще раз, но пуля ушла куда-то в сторону, и тут я увидел, как дуло качнулось и винтовка свесилась из окна стволом вниз. Я выстрелил еще раз, но в этот момент "седан" заревел мотором и вырвался из-за кустов. Ствол винтовки свисал из окна почти перпендикулярно дороге. Я подумал, что она сейчас упадет на мостовую, но в последний момент кто-то втащил ее в машину.

Итак, я все-таки попал в него! Я не знал, насколько были серьезны неприятности, которые я ему доставил, но искренне надеялся, что мне удалось его прикончить.

Во время нашей перестрелки Эллен вскрикивала не один раз, но теперь она молчала. Я слышал, как ее каблучки простучали по тротуару, потом по проезжей части, приближаясь ко мне. И это было как раз в тот момент, когда я почувствовал боль. Я сорвал кожу на колене, локте и бедре, упав с размаху на тротуар. Ссадины горели огнем, а кровь болезненными молоточками стучала в висках. Но во мне не было ни одной пули.

Мне удалось подняться, когда Эллен подбежала ко мне. На ней была темная юбка и белая блузка; лицо ее было бледным и испуганным, а огромные черные глаза выражали тревогу… и кое-что еще.

Она бросилась ко мне, протянув руки, словно собираясь схватить меня в объятия, и я сначала не мог разобрать ни слова из того потока восклицаний и междометий, которыми она забросала меня.

— Они не… Шелл, с вами все в порядке? Вы не…? — с трудом разобрал я.

Я сильнее прижал ее к себе.

— Успокойтесь, все в порядке! Что бы это ни было, все уже прошло. — Я положил ей руки на плечи, оттолкнул от себя и посмотрел ей в лицо. — Как вы очутились здесь? Что с вами случилось? Куда вы пропали?

— Я… — она запнулась и провела языком по губам. Румянец постепенно возвращался на ее лицо.

Но тут за ее спиной я заметил еще несколько лиц, с любопытством выглядывающих из окон, увидел какую-то старую деву в дверях отеля и вспомнил о некоторых дополнительных деталях.

— Зайдем ко мне, — сказал я Эллен. — Не можем же мы стоять здесь и…

Я запнулся. Она окинула меня взглядом с ног до головы, и лицо ее снова вытянулось, но на сей раз от удивления, сменившего страх.

— Как… как это произошло? — спросила она странным голосом.

Она не сводила глаз с моих нижних конечностей, которые показались мне вдруг чертовски неуклюжими.

— Сейчас это неважно.

Я взял ее за руку и потянул за собой в отель.

В вестибюле старая дева, только что пялившая на меня глаза с порога отеля, сидела на кушетке у стены, возбужденно толкуя о чем-то с другой девой примерно ее же возраста, который, по моим подсчетам, составлял никак не менее ста десяти лет. У нас тут целая коллекция всевозможных типов в Спартанском.

Больше никого не было видно, кроме дежурного клерка Джимми.

— Было похоже на конец света! — сказал он.

— Так оно почти и было. Давай ключ! Быстро!

Он не оборачиваясь протянул руку к доске с ключами.

— А что там произошло?

— Кто-то стрелял в меня.

— Опять?

— Да, опять.

Это случалось и прежде.

Он посмотрел на меня из-за конторки и начал было ухмыляться, но быстро проглотил улыбку. Я помчался с Эллен вверх по лестнице в мою квартиру. На сей раз никто не поджидал меня здесь. Мы влетели в комнату, я захлопнул дверь, запер ее на ключ и прислонился к ней спиной, на секунду закрыв глаза и чувствуя, как трепещет во мне каждая жилка. Кожа дрожала мелкой дрожью, как будто все ее клеточки внезапно почувствовали зуд и принялись чесать друг друга. Я сделал глубокий вздох и открыл глаза.

И все снова стало на свои места. Эллен стояла передо мной, грустно глядя на меня своими огромными черными глазами. Она выглядела так, как тогда, на "Сринагаре", и в то раннее утро у меня в комнате. Но она никогда еще не была так прекрасна, как сейчас, в эту минуту. Никто никогда еще не был так прекрасен!

Она заговорила медленно, и ее голос был тем трепещущим, нежным, теплым полушепотом, как и тогда, когда я услышал его впервые.

— Со мной что-то случилось, Шелл… Когда они… стреляли в тебя… на мгновение мне показалось, что они тебя убьют… и я…

Она замолчала, подняв на меня большие грустные глаза индианки, проникнув взглядом в самую глубину моих собственных глаз, затем перевела его на мои губы.

— Я думала, что мое сердце остановится…

— Эллен…

Она подняла руку и прижала палец к моим губам. Очевидно, она собиралась еще что-нибудь сказать, но передумала. Не знаю. Я знаю только, что ее палец соскользнул с моих губ и рука ее нежно погладила меня по щеке. Затем мои руки обвились вокруг нее, и она тесно прижалась ко мне. Она подняла лицо, закрыв глаза и полуоткрыв губы, когда я охватил их своими губами…

Мы стояли, прижавшись друг к другу, словно наши тела слились воедино, не чувствуя ничего, кроме горячих губ. Это мгновение было повторением тех волшебных минут, когда я держал в объятиях ее трепещущее тело, ощущая его тепло и мягкую податливость, чувствуя, как ее волосы касаются моего лица, и вдыхая знакомый аромат ее духов. Но это было не просто повторением — это было повторение, увеличенное во сто крат!

Когда наши губы разъединились, она потерлась лицом о мою щеку, шепча на ухо с закрытыми глазами какие-то милые пустые слова, которые казались мне слаще меда и пьянее вина. Более чем близость наших тел, более чем нежность наших губ, нас объединяло общее возбуждение, которое было частью того, что произошло на улице несколько минут назад: стрельба, насилие и близость смерти. Возможно, в другое время мы не устремились бы друг к другу с такой бешеной страстью, с таким взрывом чувств, доходившим до неистовства. Но, как бы там ни было, это было именно так.

Когда наши губы разъединились, я поднял ее на руки и понес через все комнаты в спальню. Я осторожно опустил ее на кровать, и ее губы отыскали мои до того, как я отпустил ее. Когда она оттолкнула меня, веки ее отяжелели и глаза казались сонными и усталыми, только светились изнутри каким-то глубоким теплым огнем. Ее пальцы медленно расстегнули верхнюю пуговицу блузки и перешли к следующим. Ленивым движением плеч она сбросила с себя блузку, слегка приподнялась на кровати и, заложив руки за спину, принялась расстегивать лямочки бюстгальтера.

— Эллен, — проговорил я сдавленным голосом, — я…

— Не надо, Шелл… — остановила она меня голосом спокойным, но дрожащим от нетерпения. — Не надо клятв, обещаний, уверений… Не надо слов…

Пока я молча стоял у кровати, глядя на нее, она разделась. Она сняла бюстгальтер с молочно-белых полушарий своих грудей, сдернула юбку и отбросила ее нетерпеливым движением нога. Маленькие черные трусики последовали за нею, увенчав собою небольшую кучку одежды, в беспорядке валявшуюся на полу.

Несколько секунд она лежала молча, откинувшись на подушки, сверкая белизной и прелестью обольстительно-роскошного тела, тяжело дыша полуоткрытым ртом и прикрыв веками огромные черные глаза. Она была совершенно неподвижна, только пышная обнаженная грудь ее вздымалась и опускалась от учащенного дыхания.

Потом я держал ее в своих объятиях, и снова наши тела и губы слились воедино, а сердца, прижавшись друг к другу, стучали и стучали, словно одно большое сердце.

Я протянул Эллен зажженную сигарету; она глубоко затянулась, выпустила дым и снова затянулась, не говоря ни слова.

— Я, кажется, это уже говорила однажды, — тихо сказала она, улыбаясь. — Я думала, мое сердце остановится…

Я усмехнулся и отбросил прядь волос у нее со лба, но не сказал ни слова. Эллен уже рассказала мне, где она была всю ночь и утро после того, как отвезла Банни. Она, оказывается, включила радио в машине и поймала передачу последних известий, где говорилось о смерти Велдена. И, как я и предполагал, "женщина в белом", которую видел один из свидетелей, была "гвоздем" этой сенсации.

После моего замечания о естественной реакции бандитов на известие о том, что они были не одни во время убийства, Эллен побоялась оставаться в своей квартире. Захватив с собою маленький чемоданчик, она перебралась в отель "Стьювезент" и пыталась оттуда дозвониться до меня.

Я как раз размышлял об этом и спросил:

— Когда ты пришла сюда, в Спартанский?

— Вскоре после полудня. Я больше не могла сидеть и ждать и все время звонить тебе безрезультатно. Поэтому я и приехала сюда. Я знала, что ты иногда периодически появляешься дома.

Несколько часов я просидела в машине, потом прошла в вестибюль и стала ждать здесь… — она лениво потянулась и продолжала: — Потом я увидела, как приехала эта машина. В ней были двое, но я не обратила на них внимания, хотя они просто сидели в машине и ждали. Когда я увидела, как ты приехал, я сбежала вниз по ступенькам и — не знаю почему — посмотрела в сторону другой машины и увидела винтовку. Вот я и… закричала.

— Угу, разбудив, очевидно, всех птиц на холмах Беверли-Хиллз. Впрочем, это меня наверняка и спасло. Иначе я посмотрел бы в другую сторону или посмотрел бы слишком поздно.

— Шелл…

— А?

— Что случилось с твоими брюками?

Этот вопрос застал меня врасплох. Каким-то образом я до сих пор не удосужился рассказать ей об этом.

— Э… э… видишь ли, дорогая, ты можешь мне не поверить, но… — начал я, собираясь с мыслями и стараясь облечь мой рассказ в наиболее выгодную для меня форму. — Мне… э… пришлось немного поплавать, видишь ли, в…

— Поплавать в одежде?

— Угу. Но не так просто, ради шутки… Честно говоря, мне не хотелось бы вспоминать об этом…

Но она настаивала, так что мне пришлось рассказать ей кое-что об этой истории, избегая кульминационных пунктов. Когда я закончил, она спокойно сказала:

— Ладно, если это так, тогда все в порядке! — и немного неожиданно для меня сразу потеряла всякий интерес к этой теме.

В восемь тридцать вечера, одевшись и приведя себя в порядок, мы сидели за столом в моей гостиной: я — с высоким бокалом "бурбона", Эллен — с таким же бокалом шотландского виски. Она рассказала мне все, что могла вспомнить о своем брате, но ничего из этого, казалось, не могло помочь мне. В чем бы он ни был замешан, он ей не говорил об этом ни слова.

— Что ж, дорогая, — сказал я ей немного погодя. — Мне пора уходить…

— И куда же это, разрешите узнать?

— В "Красный петух". Мне надо поговорить с Банни… и ее партнером. Очень любопытно, как он будет реагировать при виде меня.

— Я сейчас буду готова!

— Нет, мэм, вы не идете, иду только я. Там могут произойти всякие неожиданности.

— Не будем спорить об этом. Я буду готова через минуту, и мы поедем!

— А я говорю нет! Там может быть опасно…

— Шелл, мы уже обсуждали с тобой последствия публикации сообщения о "женщине в белом"! У нас нет никаких причин подозревать, что кому-нибудь известно о том, что эта женщина — я. Так что не надо беспокоиться об этом.

— Но Джо Наварро может…

— У него нет никаких оснований желать мне зла!

— У него может появиться желание, когда он увидит тебя со мной! И не…

— Почему? Ничего особенного нет в том, что я поручила тебе расследовать дело об убийстве моего брата. Я просто твоя клиентка. Самая естественная вещь в мире! Кроме того, не могу же я оставаться здесь, у тебя. Кто знает, какие незваные визитеры могут явиться к тебе сюда!

— Это верно. Но я не хочу, чтобы ты была со мной, когда я сцеплюсь с Наварро. Он сам по себе гнусный тип и…

— Я буду в большей безопасности с тобой, чем где-либо в другом месте! Так что я сейчас попудрю нос, и мы поедем в "Красный петух"!

— Эллен, это чистейший абсурд! Это совершенно немыслимо!

— И можешь не помышлять о том, что тебе удастся улизнуть на свидание с Банни без меня! Я еду с тобой! И перестань спорить!

— Кто спорит? Никто не спорит! Я просто…

— О, я попудрю нос в машине! Пошли!

И мы пошли.


Глава 8 | Бродячий труп. Сборник | Глава 10