home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 17

Когда я направил луч лазера на цоколь высокой каменной стены, окружающей дом Кинга, была уже полночь.

Я не стал спрашивать позволения у доктора Фредзиндера, можно ли мне использовать лазер или нет — мне почему-то казалось, что он ответит отказом. Некоторые маловерующие читатели сейчас скажут, что я его выкрал, но это не соответствовало действительности. Я собирался все вернуть. И лазер, и автомашину.

Да, мне пришлось забрать и машину, так как не исключалась возможность, что Уитон и его друзья опознают мой "кадиллак". А позади взятого взаймы автомобиля красовался взятый взаймы прицеп, на котором размещалась аппаратура, воспроизводившая лазерный луч.

У олеандровой изгороди я отцепил прицеп и собственноручно стал тащить его к стене. Лужайка была — насколько я помню — легко простреливаемая, но я был начеку.

Тащить прицеп было очень трудно, и я не пожелал бы, чтобы его тащил запряженный в повозку бык, но поскольку быка не было, пришлось эту работу выполнять Шеллу Скотту. Правда, для этого мне понадобилось больше времени, чем быку, но ведь и я вам не настоящий бык.

Я нагнулся и направил трубку, из которой должен вылетать луч, все превращающий в песок, на цоколь стены. Потом включил! Это было опьяняющее чувство! Дело пошло даже лучше, чем во время моей первой лекции, которую я давал Блютгетту. Я направлял луч несколько выше, и через несколько секунд уже образовалось отверстие в пятьдесят сантиметров высотой и тридцать шириной.

Я нагнулся, просунул голову и, не увидев никого, пролез в отверстие.

Первая часть плана прошла блестяще.

Я с осторожностью обошел дом вокруг. Я не ожидал встретить часового — и из-за высокой стены, и из-за погоды. Тем не менее я не выпускал пистолета 45-го калибра из правой руки.

На первом этаже в одной из комнат горел свет. Если смотреть с улицы, то окно находилось слева. Оно было довольно широкое, и с внутренней стороны на нем висели занавески. Я простоял у окна минуты две-три, я слышал голоса людей, но не смог понять ни слова.

Я выискал себе окно, которое было достаточно удалено от освещенного, потом достал из кармана ролик изоленты, специально предназначенной для этой цели, и заклеил крест-накрест стекла окна. Я легонько постучал по нему и большинство осколков прилипло к ленте. Некоторые осколки упали в комнату и зазвенели, но я не придал этому значения. Меня волновали более серьезные вещи. Я вытащил осколки стекла так, чтобы я мог пролезть в образовавшееся отверстие. Проникнув внутрь, я использовал свой карманный фонарик только в исключительных случаях, поскольку в старом доме было много коридоров и поворотов, фонарик был иногда просто необходим.

В воздухе преобладал прелый запах сырости и пыли. Пару раз под моими ногами предательски скрипнули половицы, но минуты через три я увидел под одной из дверей полоску света, которая подсказала мне, что я нахожусь у цели.

В тот же момент я услышал из-за двери и голоса. Внезапно мне стало как-то не по себе. Начали дрожать колени, мышцы ног стали словно из резины, и я почувствовал, как по лицу потекли струйки пота.

Возможно, сказывалось напряжение последних дней и часов. Возможно, мои железы начали усиленно работать, а возможно, все дело было в тех голосах, которые я слышал из комнаты.

Это не помогло мне сосредоточиться, а мне это было чертовски нужно. — Как было бы великолепно, если бы я сейчас, уже находясь перед дверью, потерял сознание, — подумал я. — Тогда для гангстеров, собравшихся за дверью, это был бы подарок небес.

Я хорошо мог себе представить, как они смотрели бы на распростертое тело несчастного Шелла Скотта.

Вот я и остался стоять на месте, делая глубокие вдохи и занимаясь гимнастикой, пока не почувствовал, что кожа снова приобрела нормальную чувствительность, а ноги перестали быть резиновыми. Да и мыслить я теперь мог получше. Я подумал, например, что совершенно легко могу попасть в эту комнату — достаточно лишь нажать на ручку двери, поскольку не было никакого логического обоснования для того, чтобы собравшимся здесь понадобилось запирать дверь на ключ — в этом-то доме-крепости.

Итак, я приготовился.

Обе пушки 45-го калибра — Счастливчика Райана и моя — были сняты с предохранителей. Я еще раз глубоко вздохнул, хотел взяться за ручку двери и в последний момент застыл.

И как раз вовремя.

Дело в том, что я заметил, что обе мои руки держали пистолеты. Для битвы, к которой я приготовился, это было хорошо и разумно, но у меня не было третьей руки, чтобы открыть дверь.

С неохотой я сунул один из пистолетов за пояс. Потом снова глубоко вздохнул, нажал на ручку и вошел.

Я правильно предположил, что дверь не заперта на ключ. Я быстро ее распахнул и вбежал в комнату.

В следующий момент я уже падал на пол, вытаскивая из-за пояса вторую пушку и чувствуя, как бешено колотится у меня сердце. Оба пистолета я сразу направил в тот угол, откуда слышались голоса, и лишь потом я посмотрел туда и увидел магнитофон…

Магнитофон?

Из него как раз слышался голос: "Я как раз собирался погасить сигарету и вдруг вижу — "клоп"…"

Чертова невезуха. Куда бы я ни приходил, я везде вижу магнитофоны. Они, кажется, магически притягивают меня. Я был весь в поту и с удовольствием всадил бы пару пуль в этот говорящий прибор.

"Боже, эта несчастная свинья…"

У меня не было даже времени повернуться на этот голос. Но голос я узнал. Теперь я узнал его. Он принадлежал Фрэнки. А он был мертв. Мертв?

В моей голове мысли проносились со скоростью средней величины урагана. Значит, могло быть и еще хуже…

Правильно.

Хуже стало тогда, когда мимо моего левого уха просвистела пуля. Я отпрыгнул влево. И пока я совершал свой прыжок, я попытался в прыжке перевернуться с тем, чтобы иметь возможность видеть парней лицом к лицу — тех парней, ради которых я сюда пришел.

Попытайтесь, друзья, перевернуться в прыжке. Если вы не артисты балета, то у вас возникнут те же трудности, что возникли у меня. Я не полностью выполнил этот балетный номер и очутился лицом к окну, то есть сделал на полоборота больше.

Но теперь мне было достаточно лишь немного повернуть голову, и я увидел их всех, сидевших на двух больших кушетках и трех тяжелых креслах: Лекки, преподобного Арчибальда, лейтенанта Уитона, парня, которого я еще не знал, а также Эйса, Флипо и Блютгетта.

Быстрее всех среагировал Эйс. Он уже послал свою первую пулю в меня и собирался продолжать в том же духе. Уитон как раз выхватывал свой пистолет из кобуры, из которой он никак не хотел выниматься. У Флипо уже был в руке 45-й калибр, но он еще не целился в меня. А Блютгетт еще только начинал двигаться.

Мне трудно воспроизвести все то, что произошло в следующие три-четыре секунды. Да и думаю, так будет лучше. Я действовал автоматически. Развернулся и выстрелил практически через плечо — сперва раз, потом еще раз. Я не целился в кого-то определенного — мне было достаточно и того, что Эйс изменил свое намерение стрелять в меня.

Потом я снова развернулся, не зная, собственно, для чего и куда, и запутался в занавесках, быстро развернулся в них, как куколка, сдернул их и вывалился прямо из окна. Занавески предохранили меня от осколков стекла, а когда я очутился на земле, я быстро от них освободился.

Еще лежа на земле, я быстро развернулся и, увидев чью-то рожу, сразу же выпустил в нее пулю и увидел, что человек исчез. После этого я вскочил на ноги и помчался.

Помчался, как спринтер, сперва в темноту, а потом в яркий слепящий свет. Сперва я подумал, что это молния, но эта молния почему-то задержалась, осветив лучами дом, сад и высокую стену.

Я помчался дальше.

Позади себя я слышал крики и понял, что ребятки гонятся за мной. Я свернул за угол дома и, собрав последние силы, устремился к своему единственному спасению — к дыре в каменной стене.

Когда преследователи тоже завернули за угол дома, то я предстал перед ними как на ладони и сразу услышал выстрел — сперва один, потом еще и еще. Две пули просвистели так близко от меня, что мне это совсем не понравилось. Я продолжал бежать, но внезапно понял, что мне несдобровать.

В следующую секунду я снова услышал выстрел, но уже не с той стороны, что прежде. Может быть, они собираются меня окружить?

Я откинул голову назад и увидел Блютгетта. Рядом с ним и с "пушкой", направленной на меня, Счастливчика Райана, которого в комнате не было. Кто еще там был, я не мог видеть, но слышал пение пуль.

Если выбираться через дыру в стене, то мне нужно сперва лечь на живот, а потом уж выбираться потихоньку, но времени для этого не было. Пока я начну пролезать, меня могут изрешетить пулями.

Их было слишком много, они были слишком близко, а у меня было слишком мало времени.

— О'кей, Скотт, — пронеслось у меня в голове. — Если уж тебе суждено погибнуть, то по крайней мере захвати на тот свет и пару молодчиков. Повернись к ним лицом и встреть смерть достойно.

И когда мой мозг уже отдавал телу приказ и я уже хотел повернуться, я внезапно понял, что есть и другой путь.

Может быть.

Как я тогда дошел до этого, я даже сейчас не могу сказать. И не могу утверждать, что это была убедительная работа моего смелого духа. Это даже нельзя было назвать продуктом логического мышления. Я только увидел метрах в пяти от себя дыру в стене и вспомнил, что сначала направил лазерный луч немного выше, чем надо. Вспомнив также, как я превратил гранит в кучу песка, я пришел к выводу, что часть стены, лежащая непосредственно над дырой, должна стать пористой и рассыпчатой.

А может быть и нет.

Я пробежал еще два шага, а потом оттолкнулся левой ногой от земли, вложил все силы в это движение и протаранил плечом и спиной стену повыше дыры, пригнув при этом голову.

Создалось такое впечатление, будто я врезался в кучу рыхлого песка. Стена подалась, рассыпалась — и через мгновение я уже шлепнулся на землю с противоположной стороны.

Удалось! Удалось, друзья! Правда, я попал задницей в грязь, а в голову точно вонзилась тысяча иголок, да и куртка была порвана, а локоть разбит, тем не менее я был по другую сторону стены.

Если я таким чудом избежал смерти, если меня не смогли подстрелить восемь гангстеров, если я даже проломил стену, то — о, боже! — все это должно убедить меня в том, что сегодня со мной уже ничего не случится.

Я выбрался из грязи и притаился у дыры, которая теперь была почти с человеческий рост и больше была похожа на арку, чем на обыкновенную дыру. Потом взял пистолет наизготовку.

И тут я увидел его — лейтенанта Уитона. Значит, он первый бежал за мной. В этот момент он как раз поднимал пистолет, но я уже спустил курок.

Ему так и не пришлось выстрелить. Тяжелая пуля из пистолета 45-го калибра буквально отбросила его назад, словно на него наехал грузовик. Пистолет выпал из его руки.

После этого выстрела на несколько секунд воцарилось спокойствие. А потом раздался истошный крик.

— Отец небесный! Вы видели когда-нибудь такое! Видели такое! Он проломил стену! Буквально пролетел через нее!

Это был, конечно, Блютгетт.

Он стоял шагах в двенадцати, расставив ноги и вытянув руку с пальцем как раз в мою сторону.

— Проскочил сквозь стену! — опять застонал он. — Буквально пролетел сквозь нее!

И потом ручаюсь, друзья, что именно так и было, Блютгетт воскликнул:

— Я сейчас его заарканю, ребята!

Он разбежался и помчался на стену. Он мчался, словно поезд-экспресс, все быстрее и быстрее.

Когда он был метрах в пяти от стены, то громким голосом воскликнул:

— Если Скотт это смог, то я тоже это смогу, черт бы его побрал!


Глава 16 | Бродячий труп. Сборник | Глава 18